Модели культуры. Археологический материал

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Нормативные модели

Антрополог Франц Боэс оказал заметное влияние на раннюю американскую археологию, поскольку разработал то, что часто называют нормативным взглядом на культуру. Это была первая концепция культуры, примененная в археологии, — представление о том, что все поведение человека делится на модели, в значительной мере определяемые культурой. Эта категория предусматривает ряд правил или норм поведения в каком-либо обществе, которые передаются от одного поколения к другому. Конечно, имеются отдельные отклонения, так как нормы всего лишь определяют рамки приемлемого поведения.

Боэс использовал нормативный взгляд на культуру применительно к современным сообществам, но археологи часто прилагают его для рассмотрения сообществ, развивающихся в течение длительных периодов времени. Антропологи пытаются извлечь нормы поведения человека посредством наблюдения за сообществами в течение многих месяцев, даже лет. Они ищут как бы «грамматику» общества. Археологи используют материальные остатки археологического материала, такие как керамика или каменные инструменты, для того чтобы понять человеческое поведение, утверждая, что такие прочные артефакты представляют нормы технологического поведения. Они предполагают, что имплицитные, то есть не выраженные прямо, правила правили производством всех видов артефактов в течение жизни многих поколений.

Такой описательный подход позволял археологам восстанавливать и наблюдать отклонения и изменения в том, что они называли поведенческими нормами. Он был очень успешным при выработке детальных, описательных обзоров предыстории человечества на местном или региональном уровне. Однако он не касался двух очень важных целей археологии: восстановления укладов жизни в прошлом и пояснения изменений в культурах.

Функциональные модели

Бронислав Малиновский являлся одним из самых выдающихся антропологов начала XX века. Он известен своими наблюдениями за обитателями острова Тробрайнд в западной части Тихого океана и своей функциональной моделью культуры — функционализмом. Культура, по Малиновскому и другим антропологам-функционалистам, таким как Е. Рэдклифф-Браун (E. RadclifTe-Brown, 1931), работавший среди народа нуер в Судане, является «полученными по наследству артефактами, товарами, технологическими процессами, мыслями, привычками и ценностями». Он пошел намного дальше Боэса, утверждая, что каждая культура есть набор тесно взаимосвязанных механизмов, предназначенных для удовлетворения как социальных нужд, так и потребностей выживания не только для отдельных особей, но и для всего общества в целом. Таким образом, природа любого общества может быть понята только через изучение сети сложных взаимоотношений, сформировавших основную структуру данного общества. Каждый компонент культурной системы, существующей или доисторической, имеет специфическую функцию, будь это технология изготовления каменных инструментов, или способы выращивания урожая, или правила жизни в браке. Каждая функция связана с множеством других сетью взаимоотношений, образующих постоянно саморегулирующуюся культурную систему.

Функционализм может быть чем-то вроде способа рассмотрения человеческих сообществ с исторической точки зрения, но археологи посчитали его весьма приемлемым при изучении отдельных артефактов и культурных особенностей как части значительно большей сети функциональных взаимоотношений. Однако в одном отношении функционализм сильно расходится с более современными экологическими моделями культуры, которые рассматривают культурные системы не как саморегулирующиеся, а как подвергающиеся постоянным изменениям по мере адаптации к естественной окружающей среде.

Процессуальные модели

В археологии изменяющиеся модели культуры отражают постепенный переход от простого описания прошлого к часто используемым процессуальным моделям, основанным на стратегиях поверки гипотез, к экологии культуры и мультилинейной культурной эволюции (глава 3). Некоторые археологи даже заигрывают с идеей не использовать концепцию культуры вообще.

Теория систем имеет дело с взаимоотношениями и колебаниями внутри них, другими словами, она имеет дело именно с явлениями, имеющими отношение к пояснению процессов, посредством которых меняются культуры. Современная научная археология анализирует причины изменений культуры, то есть культурного процесса.

Слово «процесс» подразумевает структурированную последовательность событий, которые ведут от одного состояния дел к другому. Такая структурированная последовательность определяется процессом принятия решений, устанавливающим порядок событий. Двенадцатиметровая яхта начинается с кучи материала — дерева, алюминия, меди, бронзы. Затем в ходе структурированной последовательности событий все это превращается в сверкающий новенький корабль. Археология тоже является процессом. В него входят планирование исследовательского проекта, формулировка гипотез, вытекающих из предыдущих исследований, сбор и интерпретация новых данных для проверки гипотез и, наконец, опубликование результатов.

Условия — это события, которые вынуждают людей принимать решения о том, как принимать новые ситуации. Как таковые они (условия) отличны от реальных процессов принятия решения, механизма, ведущего к любым изменениям. Изменения в окружающей среде, скажем от круглогодичного дождя к сезонному выпадению осадков, являются условием.

В археологии культурный процесс относится к «идентификации факторов, из-за которых имеет место направление и природа изменений в рамках культурных систем» (Шэрер и Эшмор — Sharer and Ashmore, 1999:56). Процессуальная археология является анализом условий изменений культуры, включающим в себя рассмотрение взаимоотношений между переменными, которые могли бы привести к изменениям культуры. Эти потенциальные условия затем проверяются по археологическим данным, иногда в контексте теории систем.

Ясно, что ни один элемент какой бы то ни было культурной системы не может быть первопричиной изменений. Наоборот, целый ряд факторов — дожди, растительность, технологии, социальные ограничения, плотность населения — взаимодействуют между собой и реагируют на изменения в любом элементе системы. Из этого следует, что культура человека, с точки зрения эколога, является просто одним элементом в экосистеме, механизмом поведения, при котором люди адаптируются к окружающей среде (рис. 6.2) (Даннел — Dunnell, 1980).

Рис. 6.2. В пустыне Калахари охотник-собиратель народа сэн ищет в стволе дерева мед. С точки зрения экологов, культура человека является всего лишь элементом в экосистеме

Рис. 6.2. В пустыне Калахари охотник-собиратель народа сэн ищет в стволе дерева мед. С точки зрения экологов, культура человека является всего лишь элементом в экосистеме

Постпроцессуальные модели

Археологи, сторонники постпроцессуальной теории, не очень интересуются культурными системами. Их главный интерес заключается в том, чтобы выяснить те мысли, которые люди пытались выразить посредством своей материальной культуры. При таком подходе археологические памятники рассматриваются как тексты, которые следует прочесть, а не как материал для анализа в целях дешифровки стоящей за ними культурной системы. Памятники часто создавались как форма самовыражения. Хорошим примером этому является Стоунхендж, основу которого составляют замысловатые верования. Таким образом, в основном интерпретация, а не просто наблюдение за действием культурной системы служит основой археологического исследования.

Такие подходы являются рефлексивными, то есть они постоянно самокритичны и допускают различные точки зрения, или, выражаясь образным языком, они многоголосы (Ходдер — Hodder, 1999). Цель археолога — определить стратиграфические единицы, а не открывать их так, как то, что мы называем археологическим материалом, создается археологами, а не является тем, что было именно изначально.

Археологический материал

Археологический материал (или, как еще иногда говорят, археологический ресурс) есть общее наименование, обозначающее более или менее сплошное распределение артефактов по поверхности земли с весьма переменными плотностями. Колебания плотности артефактов отражают характер и частоту использования земли, что делает их важными переменными, которые археологи могут измерить (Даннел и Дэнси — Dunnell and Dancey, 1983). Некоторые участки с высокой плотностью артефактов могут быть отнесены к категории памятников. Хотя археологический материал конкретно относится к распределению артефактов, он может включать:
• артефакты: в узком смысле, предметы, изготовленные или видоизмененные человеком;
• особенности культурного слоя: ямы для столбов, траншеи или другие разрушаемые особенности культурного слоя, из которых невозможно извлечь в не потревоженном виде артефакты и все остальное, что связано с ними;
• конструкции: здания, амбары, храмы и другие строения, которые можно идентифицировать по наземным остаткам или ямам и другим особенностям (features) грунта;
• экофакты: иногда сюда относятся остатки пищи — кости, семечки или другие находки, которые могут пролить свет на деятельность человека.

Данные — это материалы, признанные археологами значительными, их собирают и регистрируют в качестве части исследования. Данные отличаются от фактов, являющихся просто видимыми частичками информации об объектах, их состоянии и т. д. Иногда на археологические данные ссылаются как на свидетельства. Археологические данные состоят не только из артефактов, особенностей грунтовых и наземных конструкций и экофактов, к ним относится и их хронологический и пространственный контекст.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 20.12.2014 — 21:40
Яндекс.Метрика