Минусинская котловина — «царство археологии»

Земля Минусинской котловины буквально переполнена историей. Она издавна славится богатством следов пребывания человека самых разных эпох, от палеолита до Средневековья. Шли века, проходили тысячелетия. Одни народы сменялись другими. С историей каждого из них связана своя культура, отражающая страницы жизни отдельных племен: афанасьевская, окуневская, андроновская, карасукская, тагарская, таштыкская. Эти культуры существовали здесь с III тысячелетия до н. э. до 1-й половины I тысячелетия н. э. Уже почти триста лет ученые исследуют это «царство археологии», могильники и остатки жилищ, рудники, оросительные каналы, руины крепостей, наскальные рисунки и каменные изваяния.

Скульптуры загадочных «каменных зверей» еще в начале XVIII века привлекали внимание красноярских казаков, а позднее — первых ученых-исследователей Сибири. Однако лишь сравнительно недавно новые археологические открытия помогли приоткрыть завесу тайны над этими удивительными монументами. Сейчас известно около ста пятидесяти гранитных и песчаниковых изваяний. Одни выполнены в виде плоских стел, другие — в виде горельефов и достигают в высоту 2,5 и даже 4 м. Еще не так давно они были разбросаны по хакасским степям, главным образом — в междуречье Абакана и его притоков.

Наибольшее внимание привлекает группа резных стел с личинами, отмеченными звериными чертами, рогами, бычьими глазами и ушами, зачастую — с третьим глазом на лбу. Они увенчаны или были увенчаны высокими головными уборами. Среди этих изваяний самая известная и выразительная — так называемая «Ширинская баба», украшенная внизу маской хищного зверя с устрашающе раскрытой пастью, а вверху — реалистическим изображением человеческого лица. Центральной фигурой изваяния является маска человека-зверя с солярным знаком и широкой полосой с треугольниками, обрамляющей всю личину. Что означали эти рельефы и рисунки, образующие гармонически уравновешенную композицию, воспринимаемую почти как орнамент?

Ответ на этот вопрос заключен в самой проблеме происхождения енисейских стел. Они никогда не были связаны с курганами. Некоторые из стел издавна стояли у перекрестков дорог в степи или отмечали начало перевалов горных дорог. Но чаще «каменных баб» находили в оградах могильников самого разного времени, в том числе и относящихся к трехтысячелетней давности. Однако здесь они служили простым строительным материалом, ибо стояли преимущественно перевернутыми или были расколоты на части.

И лишь в 1960-х гг. ученым удалось узнать, что основная масса енисейских стел была создана племенами так называемой окуневской культуры, существовавшей в Минусинской котловине в начале II тысячелетия до н. э. Свое название эта культура получила по раскопкам у Окунева улуса в Хакасии.

Окуневцы занимались скотоводством, охотой, рыболовством, знали кузнечное и литейное дело, изготовляли орудия труда из меди и бронзы, ткали, пряли шерсть, шили одежду, выделывали глиняную посуду. Свои могилы люди этой культуры устраивали в каменных ящиках, зачастую используя плиты с выбитыми на них рисунками. Поражает многообразие художественных приемов скульпторов и резчиков той далекой эпохи, создавших эти произведения монументального искусства, а также изделия мелкой пластики из камня, кости и рога.

Теперь уже общепризнано, что енисейские изваяния — не могильные памятники и не изображения реальных людей. Это божества, которым поклонялись и которые сочетали в себе культ тотемов — охранителей рода, культ девы-прародительницы и солнечный культ. А зверообразные черты личин могли отражать, с одной стороны, верования в старых охотничьих духов, с другой — становление новых культов одомашненных животных. По мнению большинства современных ученых, на енисейских каменных изваяниях мы видим изображения людей в ритуальных шаманских масках. Поперечные полосы на них означают татуировку, следы которой археологи обнаружили на мумифицированных телах в захоронениях того же времени.

Нет единого мнения о том, откуда пришел народ, оставивший после себя столь выдающиеся памятники. Загадки этой удивительной культуры, внезапно вспыхнувшей и сравнительно быстро погасшей, еще ждут своего окончательного разрешения. «Возможно, что неожиданное возникновение окуневских личин… связано с восточными, конкретно, амурскими контактами древнего населения Минусинской котловины», — писал академик А. П. Окладников. Ученые отмечают, что нигде племена эпохи бронзы не создавали столь сложных по содержанию и выразительных по исполнению монументов, как каменные изваяния Минусинской котловины.

Еще в XVIII веке хакасы испытывали чувство суеверного страха перед окуневскими «каменными бабами», почитая их священными. Однако эта традиция не связана с древним первобытным культом, а появилась уже в более позднее время. Как показали археологические раскопки, эти изваяния сравнительно недолго служили объектами поклонения — племена, сменившие окуневцев, а иногда даже сами окуневцы, относились к ним весьма непочтительно.

Не менее чем каменные изваяния известны наскальные рисунки — знаменитые енисейские писаницы. Сегодня в Минусинской котловине на скалах вдоль русла Енисея учеными обнаружены сотни наскальных рисунков самых разных эпох. Среди них — изображения реальных и фантастических животных, солярные знаки, «рогатые личины», человеческие фигуры в высоких шапках и с птичьими клювами. Смысл этих ритуальных рисунков заключался в процессе их создания, приуроченном к определенному событию, а не в их дальнейшей судьбе. Этим ученые объясняют тот удивительный на первый взгляд факт, что многие писаные камни содержат рисунки, перекрывающие друг друга.

Самыми известными являются знаменитые писаницы Боярского хребта в районе реки Сухая Тесь — притока Енисея. Впервые их открыл и скопировал А. В. Адрианов в 1904 году. Через тридцать лет их вновь тщательно исследовали ученые. Исследователи называют Боярские писаницы живописным рассказом прошлых поколений о самих себе. Эти наскальные рисунки образно повествуют о жизни создавших их племен, причем иногда даже более полно, чем об этом могут рассказать сохранившиеся материальные следы. Выбитые острым орудием в скальной породе, писаницы изображают жизнь некогда существовавших здесь больших поселков: выстроились дома, рядом в котлах варится пища, стоят люди в молитвенных позах, всадники на лошадях и оленях гонят стада животных. Облик домов очень напоминает обыкновенные рубленные из бревен крестьянские жилища более позднего времени. В одном из домов через открытую дверь виден очаг, топившийся, очевидно, по-черному. А рядом стоят чумы, подобные хакасским юртам. Возможно, срубные постройки были зимним, а юрты — летним жилищем полукочевых скотоводческих племен тагарской культуры (VII–III вв. до н. э.), современников авторов Боярских писаниц.

Советский археолог М. П. Грязнов отмечает, что «в степях Среднего Енисея нет, кажется, такого места, где не было бы видно курганов тагарской культуры». А за сто лет до этого академик В. В. Радлов писал, что курганы здесь «встречаются повсюду в таком количестве, что даже едущий по почтовой дороге не может не обратить на них внимание». Земля Минусинской котловины хранит память о кипевшей ранее бурной жизни: археологи раскрывают здесь все новые следы поселений, оросительных каналов, крепостей, могильников.

Самые крупные курганы оставили здесь люди тагарской эпохи. Расположенная близ Абакана Могильная степь буквально заполнена десятками больших и малых курганов. Оплывшие от времени конусообразные земляные насыпи окружены вертикально поставленными камнями. Среди них привлекает внимание своими размерами Большой Салбык — самый крупный курган в Южной Сибири, сооруженный приблизительно в III веке до н. э. Одиннадцатиметровая насыпь была устроена над могилой знатного старейшины рода или племени, вместе с которым были похоронены еще несколько человек. По периметру кургана, охватывая площадь около 0,5 га, высятся громадные осколки скальных пород высотой до 6 м. Все они ориентированы своей острой гранью с юго-запада на северо-восток, в сторону летнего восхода солнца. В одном месте камни образуют «ворота», служившие входом в погребальную камеру. Она имела вид деревянного сруба, перекрытого рядами бревен.

Курган Большой Салбык был раскопан археологами в 1954–1956 гг. Здесь и в других курганах Могильной степи были обнаружены изделия, ныне украшающие собой коллекции многих российских музеев. Тагарские мастера были искусными бронзолитейщиками. Выделывая оружие, конскую упряжь, фигурные зеркала, рукояти мечей и кинжалов, бляхи, подвески, пряжки и другие, казалось бы чисто утилитарные предметы быта, они украшали их замечательной по выразительности орнаментикой в «зверином стиле». На изделиях татарских мастеров можно видеть лежащих, бегущих, борющихся или свернувшихся в клубок животных. Среди них — кони, олени, бараны, быки, сказочные птицы.

Могильники служат одним из самых важных источников современных представлений о художественной культуре народов, населявших Минусинскую котловину. Их трансформация является одним из признаков смены культур. Именно исследования могильников позволили археологу С. А Теплоухову в 1920-х гг. выделить памятники таштыкской культуры. Она сменила в I веке до н. э. тагарскую и просуществовала до V века н. э. Свое название эта культура получила по раскопкам у села Батени на реке Таштык к северу, от Абакана.

В таштыкских захоронениях находят множество украшенных золотом вещей, богатое оружие, церемониальные зонты, предметы шаманского ритуала. Скульпторы того времени были не только портретистами, изготавливавшими погребальные маски, но и умелыми анималистами. Известны статуэтки животных — оленей, быков, коней, баранов, вырезанные из дерева и покрытые золотыми листочками или росписью. Но наиболее характерны для таштыкской культуры погребальные керамические маски. Искусство их изготовления прошло длительный путь развития — от примитивных оттисков с мумифицированного лица до создания целых «портретных галерей», где каждой маске, являющейся подлинным произведением пластического искусства, приданы индивидуальные черты лица.

В III–V вв. н. э. на земле Минусинской котловины складывается первое государство древних хакасов — «земля хягас», впервые упоминаемая в источниках в VI веке. Власть в этом государстве принадлежала выходцам из племени енисейских кыргызов. Высшим достижением этой культуры стала орхоно-енисейская письменность, основанная на местном варианте древнетюркского алфавита.

Открытие енисейской письменности связано с именем доктора Д. Г. Мессершмидта, возглавлявшего небольшую экспедицию, в 1721–1722 гг. исследовавшую глубинные районы Сибири. В долине реки Уйбат Мессершмидта поразили невиданные им ранее большие земляные курганы, обставленные четырехугольными оградами из крупных каменных плит. По углам, а иногда и посередине сторон таких оград возвышались высокие узкие плиты. Эти курганы, как теперь установлено, относились к татарской культуре. Интерес к этим необычным памятникам был так велик, что доктор Мессершмидт раскопал несколько подобных курганов.

Кроме курганов, экспедиция изучала выбитые на каменных плитах и скалах древние рисунки и многочисленные каменные изваяния людей, баранов, львов и т. п. В то время их было очень много в хакасских степях. Во время этих исследований на северном берегу Уйбата путешественники отыскали высокий обелиск, изогнутый «в виде венгерской сабли», как записал в дневнике Мессершмидт. Верхушка каменного столба была сбита еще в древности. На одной из сторон стелы рельефно выделялась антропоморфная личина. А по всем четырем граням тянулись ровные строчки загадочных знаков, вырезанных каким-то острым инструментом. Целая каменная книга!

Проводники-хакасы называли этот монолит «гшчиктиг тас» — «камень с надписью». Мессершмидт сперва принял неизвестную надпись за рунические письмена, хотя, впрочем, правильно полагал, что «не все эти знаки руны, а что к ним примешан, может быть, другой род древних парфянских букв».

В январе 1722 года экспедиция нашла еще один памятник енисейской письменности. В дневнике Мессершмидта он описан как «киргизская надгробная мужская статуя, держащая в руках урну, с руническими письменами, вырезанными на задней стороне…» Обе открытые экспедицией Мессершмидта статуи в конце XIX века были перевезены в Минусинский музей, где хранятся и поныне.

В 1730 году помощник Мессершмидта и участник его экспедиции Ф. И. Страленберг издал в Швейцарии книгу «Das Nord-und Ostliche Theil von Europa und Asia» («Северная и восточная часть Европы и Азии»), в которой были опубликованы важнейшие открытия экспедиции Д. Г. Мессершмидта с копиями рисунков сибирских древностей, в том числе и изваяний с енисейскими надписями. Эта книга, содержащая много ценных сведений о Сибири, получила мировую известность.

Енисейская письменность была расшифрована спустя 172 года после находки первых ее памятников. Еще в начале XIX века многие ученые предполагали, что эта письменность принадлежала древним хакасам. Ключ к расшифровке таинственной письменности нашел в 1893 году датчанин Вильгельм Томсен, профессор Копенгагенского университета. Расшифровка доказала, что этой письменностью пользовались тюркоязычные народы Южной Сибири, создавшие в VI веке древнехакасское государство. Эта письменность существовала с конца VII по XIII век — то есть на протяжении свыше пятисот лет.

Первые переводы древнехакасских текстов были опубликованы русским академиком В. В. Радловым в 1895 году. Эти надписи, служившие эпитафиями удачливым воинам и грозным правителям, сегодня являются источниками интереснейших сведений о жизни древнего Хакасского государства.

Земля Минусинской котловины хранит множество остатков культуры XII — начала XIII в., свидетельствующих о высоком уровне ее развития. В этот период совершенствовались оросительные системы, снабжавшие водой засушливые территории междуречий, в частности в районах Абакана и Аскиза, возводилось множество курганов с каменными оградками, развивалось металлургическое производство. Со времен первых веков нашей эры обитателям Минусинской котловины была известна примитивная обработка железной руды, которую выплавляли в сыродутных печах. Особенно славились здешние оружейники, изделия которых шли на продажу даже в соседние страны. Они выделывали прекрасные щиты, кинжалы, мечи, пластинчатые панцири и наколенники, шлемы, наконечники стрел и копий. На наскальных рисунках этого периода можно увидеть всадников в полном вооружении типичных средневековых рыцарей.

В родовых усыпальницах местной знати обнаружены выдающиеся образцы ювелирного искусства, приобретшие мировую известность. На чашах, кубках, оружии, украшениях древние мастера создавали тончайшую инкрустацию золотом и серебром. Даже бытовые вещи из рядовых, скромных захоронений украшены орнаментом. В рисунках заметны отголоски скифского «звериного стиля», но одновременно в них угадываются черты, роднящие их с хакасским искусством более позднего времени.

Накануне монгольского завоевания Хакасское государство — «Страна Хирхиз» — включало в себя не только область Минусинской котловины, но и обширные территории Саяно-Алтайского нагорья, Тувы, прилегающих земель Южной Сибири вплоть до Прибайкалья. В его рамках мирно сосуществовали предки современных хакасов, тувинцев, шорцев, алтайцев, бурят. «Все города страны кыргызов, — писал ал-Идриси, арабский географ середины XII века, — расположены на территории, пространство которой измеряется тремя днями пути. Их четыре, большие, окруженные стенами и фортификационными сооружениями и обитаемые трудолюбивыми, храбрыми и мужественными народами».

К раскопкам городов и замков, относящихся к средневековой истории Минусинской котловины, археологи приступили лишь в конце 1960-х гг. Постепенно из-под напластований земли стали подниматься руины крепостей, когда-то возвышавшихся на кромке отвесных скал, раскрываться фрагменты огромных зданий общественного назначения. В 1974–1978 гг. в дельте реки Уйбат археологи под руководством Л. Р. Кызласова раскопали остатки мощного замка, стоявшего в центре поселения IX–XIII вв. Эта построенная из кирпича-сырца цитадель, возможно, являлась резиденцией верховного правителя «Страны Хирхиз». Средневековый город, остатки которого найдены в дельте реки Уйбат, стоял на древнем караванном пути от берегов Енисея на Алтай. Торговые караваны шли сюда из Аравии, Средней Азии, Китая, Тибета.

«Страна Хирхиз» была разорена ордами Чингисхана, вторгшимися в Минусинскую котловину и принесшими сюда величайшую из трагедий, когда-либо пережитых населявшими ее народами. И лишь много лет спустя пришедшие сюда археологи буквально по крупицам восстановили и продолжают восстанавливать древнюю историю этой земли.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/minusinskaya-kotlovina-tsarstvo-arheologii/