Мегалитическая культура Южной Франции

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

Строители мегалитов, расселившиеся вокруг Лионского залива, распространили свои погребальные обычаи и архитектуру в западном и северном направлении. Кладбище превосходно построенных гробниц с галереей на островах Роны, близ Арле, принадлежит, по-видимому, колонии торговцев, представлявшей собой французскую аналогию колонии в Лос Мильяресе.

В Каталонии было построено небольшое количество гробниц с коридором; имеется группа гробниц со ступенчатой аркой и коридором и каменных ящиков с коротким коридором-входом в Провансе. Мегалиты Прованса содержат иногда до 45 костяков, листообразные наконечники стрел, пуговицы с отверстиями в форме V, бусы из камня (жадеита) и колоколообразные кубки; некоторые камеры покрыты длинными каменными пирамидами. По-видимому, эти постройки отражают влияние культуры Альмерии.

Значительное большинство коллективных погребений к западу от Роны, в Южной Франции, и — на Пиренейском полуострове — в Каталонии и Баскских провинциях относится к группе гробниц с галереей. В прибрежных скалах высечены монументальные галереи вроде Кастелле и Буниа, близ Арля; они покрыты каменными плитами, и над ними насыпаны круглые курганы. Сегментированные ящики встречаются в Каталонии (Пуиг Родо), в Баскских провинциях и в Ла Альяде, близ Тарба; ящик в Ла Альяде имеет в длину 14,2 м и перегорожен семью плитами на семь отделений; к одному из его концов пристроено заднее помещение. Ящик был покрыт каменной пирамидой. Другие ящики, например, найденный в Сент Эжени, близ Каркассона, перегорожены внутренними порталами. Все эти гробницы воспроизводят в несколько варваризованных формах планы «гробниц гигантов» Сардинии, «наветас» и высеченных в скалах гробниц Балеарских островов и представляют в типологическом отношении связующее звено между этими постройками и сегментированными ящиками Северной Ирландии и Клайда. По аналогии с последними можно заключить, что эти каменные ящики восходят к временам до культуры колоколообразных кубков и современны погребениям в пещерах первого периода халколита. Архитектура и погребальные обычаи культуры мегалитов были, возможно, занесены военачальниками с островов Западного Средиземноморья в среду смешанного населения (брахицефалы и долихоцефалы встречаются во всех могилах), у которого уже укоренился обычай коллективных погребений в естественных пещерах. Однако эти вожди усвоили местные суеверия, связанные с трепанацией черепов, и, наконец, даже сожжение. Их архитектура начала приходить в упадок. Гробницы на склонах Севенн и Пиренеев, относящиеся к периоду после культуры колоколообразных кубков, представляют собой уменьшенные варианты ранних галерей.

Если эти последние были построены вождями носителей мегалитической культуры в первый период халколита, их основателей вскоре сменили носители культуры колоколообразных кубков; следы этой культуры находят во всех крупных гробницах в пещерах, описанных Элена, над слоями, содержащими первые сосуды с крупной неглубокой насечкой. Таким образом, народ колоколообразных кубков, по-видимому, представлял второй слой аристократии. Возможно, эти люди явились сюда в поисках руды. Несомненно, они употребляли медь и золото и разработали способы распределения этих металлов. Ранние погребения периода культуры колоколообразных кубков (халколит II по периодизации Элена) содержат западноевропейские кинжалы, кремневые черешковые наконечники для стрел с бороздками, предохранители для стрельбы из лука, покрытые полосками из листков золота, подобные изображенным на рис. 109, справа сверху, пластинки из сланца для растирания красок, бусы из золота и бирюзы и кубки с классическим или спиральным веревочным орнаментом. Возможно, к этому или к следующему периоду относятся чаши на нескольких ножках с желобком вокруг плечиков, сходные с шотландскими и ирландскими сосудами для хранения продуктов (рис. 139).

Рис. 139. Сосуд с несколькими ножками. Ла Аллиад (1/4).

Рис. 139. Сосуд с несколькими ножками. Ла Аллиад (1/4).

Однако преобладание колоколообразных кубков сохранялось на протяжении нескольких поколений, и в Южной Франции и Каталонии возникли своеобразные местные стили, которые Элена относит к халколиту III. К этой же фазе он относит зубчатые наконечники стрел на длинном черешке (рис. 140, о) и наконечники копий, отполированные и затем покрытые зазубринами, как в додинастическом Египте. Импортировались бусы из янтаря и гагата и украшения из бедной оловом бронзы. Находимые в пещерах бусы в форме полукатушек, подобные изображенным на рис. 122, а, с, свидетельствуют о связях с Сардинией (стр. 253). Бусы с бороздками или «крылышками» (рис. 140, к, j, n) из пещер и севеннских ящиков, по-видимому, отражают влияние Восточного Средиземноморья; кроме того, с их помощью устанавливается синхронизм с халколитическими свайными постройками. В погребальной пещере Рюиссо (Монж) была обнаружена вместе с образцами предшествующего периода ввезенная из Египта сегментированная фаянсовая бусина — обстоятельство, указывающее на то, что III период халколита продолжался до 1400 г. до н. э. Колоколообразные кубки, являющиеся отличительной чертой этого периода, обнаружены даже в больших галереях, однако в пещерах и в некоторых каталонских ящиках встречаются и полированные сосуды, в том числе ладьеобразные чаши с ручками в форме согнутого большого пальца, обнаруживающие полное сходство с южноитальянскими образцами, представленными на рис. 112, 3.

Рис. 140. Образцы позднего меднокаменного века из севеннских каменных ящиков, а — е — Ликис; f—i — грот Кис (Гард); j—о — дольмены Авейрона (2/3).

Рис. 140. Образцы позднего меднокаменного века из севеннских каменных ящиков, а — е — Ликис; f—i — грот Кис (Гард); j—о — дольмены Авейрона (2/3).

Таким образом, III период халколита в Южной Франции уже совпадает с бронзовым веком в Альмерии, Центральной Европе и Бретани.

Однако, несмотря на наличие местной руды и близость к Сардинии, слои в пещерах IV периода халколита, последовавшего за периодом колоколообразных кубков, и небольшие мегалитические ящики Каталонии и Севенн отличаются все еще в основном неолитической экономикой. Если не считать ввезенных из Британии предметов в Вандее и некоторых кладов дунайских бронзовых изделий к востоку от Роны, металлические изделия раннего и среднего бронзового века были в Южной Франции фактически неизвестны. Находимые в общих оссуариях орудия и оружие, как и в предшествующей фазе, в основном сделаны из камня. Лишь несколько ввозных бронзовых кинжалов, булавок с головками в форме пузырька, трилистника или ракетки, проникших сюда через Швейцарию из унетицкого инвентаря, фаянсовые и даже железные бусы свидетельствуют о том, что этот севеннский «медный век» фактически современен развитому бронзовому веку V периода в других странах. Именно в этот период керамика с орнаментом в виде налепных ребер того типа, который Бош-Гимпера считает древнейшим во Франции, приобретает более характерный облик, хотя она восходит ко II периоду халколита. Однако эта культура медного века сохранялась без изменений до позднего бронзового века — эпохи Гальштатта, когда пришельцы из Центральной Европы принесли с собой новую экономику.

Здесь перед нами классический пример торговли, служившей главным образом целям ритуала — приобретению магических веществ и амулетов, — и культуры, носители которой сосредоточили свое внимание преимущественно на духовных, а не материальных благах. Стремление к приобретению этих благ вызвало ряд замечательных достижений, помимо постройки мегалитических гробниц. Большое количество черепов из севеннских мегалитов и из пещер было трепанировано — некоторые в то время, когда люди были еще живы! Поскольку амулеты из костей черепа, получаемые в результате этой операции, были обнаружены в поселениях культуры Кортайо в Швейцарии, указанный обычай, по-видимому, восходит к домегалитическим временам в Южной Франции, хотя он сохранился, как и многие черты, и в более позднее время. В Авейроне, Гаре, Эро и Тарне на цельных кусках камня вырезали изображения женского божества, вооруженного топором. Одна такая статуя-менгир служила дверной перемычкой в мегалитической гробнице со ступенчатой аркой в Коллорге, Гар (рис. 141). Совершенно очевидно, что это не «портретная статуя», а изображение того самого божества, которое жители Трои I изображали также на стеле-монолите. Мы снова встретим это божество в долине Марны. Возможно, статуи-менгиры обозначают продвижение этого культа к северу, но у нас нет иных данных для их датировки. В Южной Франции, материальная культура которой находилась в состоянии застоя на протяжении, быть может, 1000 лет, скульптура и хирургия развивались вне сферы городской жизни и не преследовали никаких практических целей в нашем понимании этого слова.

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика