Медный век Пиренейского полуострова

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

Альмерия богата медью, серебром, свинцом и другими полезными ископаемыми. Эти природные богатства сделали возможным развитие новой экономики, при которой избыточное сельское население могло заняться производством и торговлей, как, например, в Восточном Средиземноморье. Действительно, типичная стоянка Лос Мильярес, расположенная несколькими километрами выше по течению Аидоракса, чем Альмерия, является настоящим городом-поселком, занимающим площадь в 5 га и защищенным стеной и рвом. За городской стеной расположено кладбище, состоящее приблизительно из 100 коллективных погребений, некоторые из них содержат до 100 костяков. Стоянки и кладбища, иллюстрирующие тот же тип хозяйства, были найдены в Альмиса раке, расположенном в
одном километре от устья Альмансоры, в Бельмонте, Пургене, Табернасе и Велес Бланко, хотя последние четыре поселения имеют довольно развитую местную культуру.

Повсеместно к первоначальным занятиям — земледелию, охоте и рыбной ловле — присоединяется обработка металла. Следы шлака свидетельствуют о добыче меди и свинца. Сире считает, что толстые глиняные дужки с отверстиями на обоих концах, имеющие в длину между двумя отверстиями до 22 см, представляют собой части отражательной печи для очистки драгоценных металлов от примесей. Эти дужки, являющиеся, во всяком случае, характерной чертой данного периода, правильнее было бы истолковать, по аналогии с Анатолией, как пряслица. Мастера изготовляли из меди узкие плоские тесла, желобчатые кинжалы с продольным ребром только на одной грани (подобные изображенному на рис. 128) и другие кинжалы западноевропейского типа (Бельмонте, Лос Мильярес), резцы, подобные кикладским, четырехугольные шилья и даже пилы.

Рис. 125. Кремневые наконечники стрел: 7 — Алькала; 2 — Пальмелла; 5 — Лос Мильярес (1/2), лезвия алебард; 3 — Каса да Маура; 4 — Лос Мильярес (1/2).

Рис. 125. Кремневые наконечники стрел: 7 — Алькала;
2 — Пальмелла; 5 — Лос Мильярес (1/2), лезвия алебард; 3 — Каса да Маура; 4 — Лос Мильярес (1/2).

В результате торговли в Лос Мильярес ввозились клыки гиппопотама и устричные раковины из Африки, бирюза, яшма, янтарь, место добычи которых не определено. Однако для изготовления топоров обычно употреблялся по-прежнему камень, а не металл; кремень в это время прекрасно обрабатывали отжимной техникой и изготовляли из него наконечники стрел, лезвия кинжалов или алебард (рис. 125,4), а также ножи и зубья для серпов. Помимо наконечников с поперечно срезанным лезвием, которые все еще были в употреблении, 68% наконечников из Лос Мильяреса — с выемкой у основания, 17% — черешковые с бороздками, 7% — листообразные (рис. 125,5). Толстые глиняные пластинки с отверстиями по четырем углам служили, возможно, предохранителями при стрельбе из лука или грузами для ткацкого станка. Каменной пластинкой из Бельмонте с отверстиями на обоих концах пользовались в качестве точильного камня.

Рис. 126. Поздненеолитический сосуд из Трес Кабесоса и сосуды медного века из Лос Мильяреса.

Рис. 126. Поздненеолитический сосуд из Трес Кабесоса и сосуды медного века из Лос Мильяреса.

Керамика в целом продолжает местную альмерийскую традицию, но некоторые сосуды имеют углубленный орнамент; среди узоров встречаются мотив глазков (рис. 126,2) и условные изображения оленей (рис. 126,5); сосуды покрыты небольшими шишечками или даже разрисованы черной краской теплого оттенка по светлому грунту. Среди новых форм встречаются приземистые пиксиды в форме птичьего гнезда, иногда с гипсовой шейкой, цилиндрические бокалы и маленькие круглые сосуды с коротким горлышком, а также небольшое количество сложных по форме сосудов. Колоколообразные кубки были обнаружены, по-видимому, как случайный элемент, лишь в четырех толосах в Лос Мильяресе и по одному — в Бельмонте, Пургене и Альмисараке, а также в пяти каменных ящиках. Изготовлялись и гипсовые сосуды, имитирующие по форме страусовые яйца; из слоновой кости или белого известняка вырезались баночки для мазей.

В качестве предметов туалета и украшений в Лос Мильяресе носили гребни из кости или слоновой кости; одежду скрепляли каменными пуговицами с черешком; на нитке вокруг шеи носили простые дисковидные или бочонкообразные бусы из камня, раковин, талька и импортных материалов. В Альмисараке для скрепления одежды пользовались коническими и призматическими пуговицами с отверстиями в форме V и желобчатыми косточками из коленного сустава (типа, представленного в Трое и Алишаре); в толосе в Табернасе, а, вероятно, также в Льяно де Медиа Легуа на Альмансоре были найдены костяные булавки с бороздчатыми цилиндрическими головками (подобные изображенным на рис. 128). Жители Альмерии были поглощены заботами о своей загробной участи. Коллективные могильники строились весьма тщательно; 65 таких могильников в Лос Мильяресе, так же как в Альмисараке, Бельмонте и Табернасе, представляют собой толосы со ступенчатой аркой (рис. 104), нередко с боковыми кельями, имеющими выход в камеру или в коридор. Входом служат плиты с амбразурой, покрытые круглыми каменными пирамидами; эти пирамиды опираются на искусственно возведенные стены, к которым иногда пристроены прямые или изогнутые стены, окружающие передний дворик. Предполагают, что крыша покоилась на деревянных колоннах. Несколько гробнице Лос Мильяресе представляют собой прямоугольные или трапецеобразные мегалитические каменные ящики от 2 до 5 м в длину; к каждой из этих гробниц ведет короткий коридор — вход. Однако в Белее Бланко покойников хоронили в одиночных погребениях, представляющих собой многоугольные ящики, над которыми был насыпан курган. В числе предметов культа встречаются женские фигурки с совиными глазами, представляющие собой раскрашенные фаланги пальцев быка (рис. 127, 1), или цилиндры из камня и слоновой кости, не раскрашенные пластинки из сланца (Лос Мильярес), плоские каменные фигурки без лиц, подобные фигурке, изображенной на рис. 8, 13, и, наконец, в Альмисараке вырезанная из кости модель сандалий. В Лос Мильяресе и в других местах носили топоры-амулеты.

Рис. 127. Предметы культа: 1 — Альмерия; 2, 4 — Португалия; 3 — Гранада

Рис. 127. Предметы культа: 1 — Альмерия; 2, 4 — Португалия; 3 — Гранада

Городской характер хозяйства альмерийской культуры в Лос Мильяресе и Альмисараке, по-видимому, отражает, хотя и косвенно, спрос на металл со стороны восточных (Уз), городов. Однако возникавшие таким образом города сами становились местными вторичными центрами спроса и распространяли свое влияние через весь полуостров. В западном направлении во всей Андалусии до берегов Португалии по обе стороны естественных путей, вдоль которых в настоящее время проходит железная дорога, соединяющая Альмерию с Альгарве, возникают параллельные или колониальные поселения, расположенные главным образом в пунктах, где перекрещивалось несколько путей (ныне это узловые станции), или в богатых металлом округах.

На плато Гранады вокруг Гвадикса, Гора и Горафе имеется несколько больших кладбищ коллективных погребений. Гробницы иногда представляют собой толосы, но чаще это ящики альмерийской формы. Вход в них часто образован плитой с амбразурой. Гробницы содержат типично альмерийские предметы — сосуды с орнаментом в виде глазков, плоские каменные фигурки идолов и идолы из фаланг пальцев, ребристые булашки с цилиндрическими головками, а также несколько колоколообразных кубков. Однако другие гробницы той же формы на этих кладбищах содержат керамику и бронзовые изделия, характерные для последующего, аргаского, периода бронзового века. Далее на запад, в Антекере и древней Бетике, пути распространения этой культуры отмечают толосы великолепной постройки, а лощеные от руки сосуды из деревень близ Хереса и Кармоны указывают на свежее, непосредственное влияние Восточного Средиземноморья. Но в Кампо Реале, близ Кармоны, Бонсор нашел мусорную яму, содержавшую человеческие кости, полированные каменные топоры, одноцветную керамику и маленький раскрашенный сосуд, близкий к сосудам Альмерии и к характерным глиняным дужкам.

Далее, в Альгарве, богатой металлом области, скалы которой дают хороший материал для построек сухой кладки, имеется в Алькала кладбище из семи толосов, отмечающее место меньшего лос-мильяресского поселения. В гробницах были обнаружены плоские тесла, желобчатые кинжалы с продольным ребром на одной или на обеих сторонах, шилья и пилы из меди (рис. 128), превосходной работы кремневые наконечники стрел с выемкой у основания (рис. 125,1), лишенные орнамента сосуды альмерийского типа, мраморный раскрашенный горшок, глиняная дужка, пуговицы в виде молоточков,

Рис. 128. Медные кинжалы и тесло (Алькала), костяная булавка (Кабесо да Министра) (1/2).

Рис. 128. Медные кинжалы и тесло (Алькала), костяная булавка (Кабесо да Министра) (1/2).

а также пуговицы из янтаря, бирюзы и гагата; однако не было обнаружено ни сосудов культуры колоколообразных кубков, ни западноевропейских кинжалов. Могилы со ступенчатым сводом тянутся вдоль берегов Португалии на север до Торрес Ведраса (в Пенье и Барро перед могилами имеются полукруглые дворики). Гробницы в Монже и Сан Мартиньо (Синтра), высеченные в скалах и имеющие крышу со ступенчатым сводом, представляют собой переходную форму от толосной постройки к высеченной в скале гробнице.

Гробницы последнего типа, такой же формы в плане, как и толосы, подобно голосам имеют иногда «переднюю» или изогнутый дворик; вход высечен в скале и напоминает по виду плиту с амбразурой. Эти гробницы
представляют собой наиболее распространенную форму погребений на побережье Португалии. В Алапрае, близ устья Тахо, и в Пальмелле, далее к югу, такие гробницы образуют настоящие кладбища, прилегающие к укрепленным на вершинах холмом городам-поселкам, как в Лос Мильяресе. Кладбища расположены, подобно кладбищам Альмерии, Андалусии и Альгарве, в местах пересечения сухопутных и морских дорог.

В культуре Пальмеллы сохраняются основные черты хозяйства культуры Лос Мильяреса, хотя они выражены здесь менее полно, чем в Альгарве. Металлические орудия и оружие встречаются в высеченных в скалах гробницах редко и фактически сводятся к причудливым наконечникам стрел (рис. 125, 2). В ремесле медные изделия сменяются каменными топорами и теслами, а также кремневыми изделиями прекрасной работы, среди которых встречаются лезвия алебард (подобные изображенному на рис. 125, 4), имеющие иногда полированную поверхность, как бы в подражание металлу. Среди наконечников стрел по прежнему встречаются тип наконечников с поперечно срезанным лезвием и производные от него формы; но в Пальмелле встречаются и наконечники с полым основанием, черешковые и листообразные, значительно более изящные, чем образцы из Алькалы, в пропорции 72 : 19 : 9. Путем торговли получали золото, бирюзу, янтарь и слоновую кость; в то же время о связях с Альмерией определенно свидетельствуют булавки с цилиндрическими головками из могильников и глиняные пластинки с отверстиями по углам из поселений того же времени. Однако бусы в форме половин катушек из Пальмеллы и Виллановы де Сан Педро, по-видимому, родственны сардинско-провансальскому типу (рис. 122, а), а пара золотых серег в форме корзиночек из высеченной в скале гробницы в Эрмажейре воспроизводит характерный ирландский тип (ср. рис. 154).

В керамике Пальмеллы наиболее характерным элементом являются украшенные штамповыми полосами сосуды типа кубков как «высокого» стиля (рис. 107,7,2), так и «классического» стиля; но одноцветные круглодонные и острореберные сосуды, возможно, близки к сосудам из Альмерии и Андалусии.

Среди предметов ритуала гробниц Пальмеллы, помимо фаланг знакомого нам типа Лос Мильяреса (в Сан Мартиньо) и цилиндрических идолов и сандалий из сланца (Алапрайя), также встречается целый ряд специфических португальских форм: обильно украшенные узорами насечкой пластинки-идолы (рис. 127, 2), мраморные копии мотыги с ручкой и большие «воротники» из известняка в форме полумесяца.

Кроме полугородского населения, жившего в укрепленных городах-поселках и хоронившего своих покойников в высеченных в скалах гробницах или голосах, имелись жители более примитивных групп, расположенных в стороне от больших дорог, иногда на укрепленных вершинах холмов; они продолжали хоронить своих покойников в естественных пещерах—оссуариях или строили мегалитические гробницы с коридором, значительная часть которых точно воспроизводит в ортостатической кладке планы высеченных в скалах гробниц и толосов (две гробницы имеют даже вход в виде плиты с амбразурой). Мегалитические гробницы образуют иногда небольшие кладбища из четырех или пяти гробниц, тянущиеся вдоль суровых плоскогорий Португалии до соседних испанских провинций—Саламанки, Бадахоса и Касереса. Их инвентарь обычно довольно скуден. Он состоит из каменных топоров и неокрашенных круглодонных и острореберных горшков (рис. 129). Однако во всех группах черепки сосудов типа колоколообразных кубков, изредка западноевропейские кинжалы, булавки с цилиндрическими головками, бусины из бирюзы, идолы из сланца являются достаточным доказательством частичного синхронизма этих гробниц с более богатыми кладбищами культуры Пальмеллы, узловых пунктах. С другой стороны, плоскодонные сосуды с ручками, изображенные на рис. 129, относятся, очевидно, к более позднему времени и представляют параллель бронзовому веку Альмерии. Ортостаты гробниц иногда раскрашены или имеют резьбу в виде совиных лиц типа богини из Лос Мильяреса или даже в виде медных кинжалов. Местное население воспроизводило в варварских формах архитектуру более вычурных погребений городских жителей и эпизодически получало изделия городского производства и предметы торговли.

Точно так же на восточном побережье от Альмерия до Каталонии жители сельских общин продолжали хоронить покойников в естественных пещерах-оссуариях. Топоры они делали главным образом из камня, а кроме того, получали извне медные изделия, бусы из яшмы, учились обрабатывать металлы и копировали на местах такие альмерийские формы, как булавки с цилиндрическими головками и раскрашенные фаланги пальцев — идолы. Однако кремневые кинжалы и наконечники стрел с полым основанием португальского типа к северу от Альмерии не встречаются. Местная керамика сохраняет округлые альмерийские формы, однако обычно она перемешана с орнаментированными «изделиями из пещер» и колоколообразными кубками. В большей части этих пещер имеются черепа брахицефалов, хотя их и меньшинство.

В сообщениях о находках во многих гробницах и поселениях медного века, преимущественно в Португалии, но также и в Альмерии, упоминается о находках костей лошади или, что вполне вероятно, осла.

Сама культура колоколообразных кубков, если только она не является результатом вторжения африканских племен, возможно, объясняется таким влиянием вторжения культуры Лос Мильяреса на территорию некоторых групп более раннего населения пещер, жившего, вероятно, в долине Гвадалкивира (Бетика). Во всяком случае, наиболее чистое поселение людей культуры колоколообразных кубков, известное до настоящего времени, было найдено Бонсором близ Кармоны, в Лес Лапидесе (Асебушал). Сосуды украшены главным образом сильно углубленным орнаментом; этот орнамент встречается в Пальмелле в Португалии (вместе с другим штампавым вариантом) и во многих поселениях Центральной Испании, главным образом в гробницах (не определенного типа) в Сьемпосуэлосе, близ Мадрида, в одной из которых был также найден кинжал западноевропейского типа. С другой стороны, в керамике культуры кубков из Яос Лапидеса (Асебушал) встречаются необычные формы, в том числе бокал, похожий на орнаментированную версию сосуда, представленного на рис. 130 (слева, средний ряд), характерный для Альмерии в период культуры бронзового века Эль Аргара. Среди памятников встречаются точильные камни с отверстиями на обоих концах, также скорее относящиеся к культуре Эль Аргара, чем к медному веку, хотя один образец был найден в голосе в Бельмонте, содержавшем также колоколообразный кубок. Культура колоколообразных кубков распространилась, по-видимому, как раз в этот период из первоначального центра ее возникновения; она представлена в последних захоронениях в некоторых толосах и мегалитических каменных ящиках культуры Лос Мильяреса в Альмерии и Гранаде и в толосах и недифференцированных гробницах с коридором в Севилье (например, в Каньяде де Караскаль в галерее, имеющей 9 м в длину, были найдены западноевропейский кинжал, золотое кольцо, наконечники стрел с полым основанием и колоколообразные кубки). В Португалии и Западной Испании культура колоколообразных кубков представлена в погребениях всех типов и в поселениях. Трудно определить, в какой период продолжительного медного века произошла эта экспансия. Колоколообразные кубки встречаются в некоторых португальских толосах (Баррос, Серра дас Мутелас), а также в толосах Севильи; однако обращает на себя внимание их отсутствие в толосах Алькалы. С другой стороны, черепки керамики культуры колоколообразных кубков были собраны в поселении бронзового века аргарской культуры в Орнуэле (Аликанте), а из относящегося к железному веку Сендемского замка в Португалии происходит сосуд,
являющийся по форме и

Рис. 130. Погребальный сосуд аргарской культуры с находящейся в нем диадемой; погребальные сосуды; алебарда и лезвия кинжалов; меч.

Рис. 130. Погребальный сосуд аргарской культуры с находящейся в нем диадемой; погребальные сосуды; алебарда и лезвия кинжалов; меч.

стилю орнамента колоколообразным кубком, но по технике родственный прочим сосудам железного века. Таким образом, распространение комплекса культуры колоколообразных кубков приходится, возможно, на сравнительно поздний период медного века. Но и в таком случае носителям этой культуры принадлежит, вероятно, важная роль в распространении сведений в области металлургии как на полуострове, так и в остальных областях Западной Европы.

Цивилизация медного века в Лос Мильяресе, как и аналогичная ей цивилизация медного века в Сицилии, представляет собой, по-видимому, результат проникновения на полуостров восточносредиземноморского влияния. Некоторые сосуды культуры Лос Мильяреса могут быть в общих чертах сопоставлены с образцами из раннеминойских оссуариев Крита, а каменные статуэтки обнаруживают явное сходство со статуэтками Кикладских островов и Малой Азии; совиные головы, выгравированные на пластинках и сосудах или нарисованные на фалангах пальцев и на стенах пещер, принадлежат той же самой богине, которую шумерийцы изображали на ручках погребальных кувшинов, а троянцы — на одной из стел и на урнах в виде человеческих лиц. Пластинки-идолы, подобные изображенной на рис. 127, 2, очень напоминают кубические статуэтки Египта (стр. 43) или раннекипрских глиняных идолов. Глиняные дужки, как и найденный в Альмисараке глиняный «костыль», имеют точные параллели в Анатолии. Сегментированные каменные бусы из Пальмеллы обнаруживают полное сходство с бусиной, изображенной на рис. 12, 2, а сосуды из Бетики (стр. 363) идентичны изделиям Восточного Средиземноморья. Идея искусственной коллективной гробницы — восточносредиземноморская. В III тысячелетии до нашей эры она была воплощена в формах гробниц со ступенчатой аркой на Крите и на Кикладских островах. Ввоз клыков гиппопотама и страусовых яиц свидетельствует о морских связях по крайней мере с африканским побережьем. По общему утверждению всех исследователей, до сих пор ни в одной гробнице Лос Мильяреса не обнаружено несомненных предметов экспорта восточного происхождения, которые позволили бы точно датировать такую гробницу. В самом деле, неоднократно отмечались поразительные аналогии между более изящными толосами Пиренейского полуострова и голосами Микен и Орхомена. Но если на основании этого мы отнесем культуру Лос Мильяреса к периоду после 1500 г. до н. э., как это делает Сире, то придем к явным противоречиям, когда попытаемся согласовать западноевропейскую периодизацию с центральноевропейской даже на основе самой краткой дунайской хронологии.

Усвоение восточных идей, отраженное в культуре Лос Мильяреса, явно свидетельствует о колонизации, хотя мы не можем установить, из какого известного нам восточноевропейского центра могли явиться колонисты; возможно, что они прибыли из какого-нибудь второстепенного центра Северной Африки, как в I тысячелетии до нашей эры карфагеняне. Их привлекал, по-видимому, металл, а также, возможно, вещества, которым приписывались магические свойства. Может быть, они получили эти богатства, ввозя для местного населения какие-нибудь безделушки и приобщая его к своим религиозным представлениям. Последние явились особенно эффективным стимулом к деятельности и наложили глубокий отпечаток на местную культуру. Под влиянием и руководством колонистов люди альмерийской культуры, по-видимому, сами способствовали развитию этого процесса. Пока они не получили, наконец, доступа к источникам металла в Португалии и не завоевали прочных позиций на берегах Атлантического океана, откуда они могли продолжать далее свои поиски драгоценных камней и руды. Однако возникавшие таким образом вторичные культуры еще более отличаются от типов Восточного Средиземноморья. Наконец, у строивших мегалитические гробницы диких жителей холмов как материал, так и технические элементы мегалита почти совершенно вытес-
няются своеобразными формами равным образом восточных погребальных обычаев.

Такая картина развития этой культуры, по-видимому, вполне последовательна. Однако она диаметрально противоположна выводам Бош-Гимперы. Развивая идеи, ранее выдвигавшиеся Обергом, Лидсом и Обермайсром, каталонский профессор приходит к выводу, что мегалитическая цивилизация развилась в Северной Португалии без какого-либо внешнего влияния. Он называет самые бедные и разрушенные мегалитические гробницы «дольменами» и приводит их в качестве иллюстрации начальной стадии этого развития. Когда дольмены стали крупнее, превратившись в грибницы с коридором, строители мегалитов якобы распространились из Северной Португалии до бассейна Тахо, а еще позднее, когда мегалитическая гробница с коридором была заменена постройкой — толосом, — до Альгарве и через Андалусию до Альмерии. Последнюю стадию этого развития представляет Алькала; эта стадия была достигнута уже после того, как вышли из употребления колоколообразные кубки. Лос Мильярес отражает, по мнению Бош-Гимперы, экспансию на восток культуры Алькалы, распространявшейся по тем же путям, по которым рано распространялась культура колоколообразных кубков. На основе этой теории может быть создан на вид правдоподобный эволюционный ряд не только архитектурных форм, но и типов металлических изделий и хозяйства. В то же время, если бы мы приняли эту схему, было бы легче хронологически сблизить толосы Пиренейского полуострова с микенскими, были бы более понятны связи с Британскими островами и Данией; подвески в виде молоточков из Алькалы, имеющие, как мы уже указывали, параллели в раннеминойской культуре, встречаются как в хорошо отделанных ирландских толосах, так и в ранних гробницах среднего бронзового века Уэссекса (стр.444) (во втором случае украшение сделано из янтаря). В Дании альмерийский мотив глазков и наконечники стрел с полым основанием появляются в IIId неолитическом периоде, после культуры колоколообразных кубков. Однако, помимо того, что под теорию Бош-Гимперы совершенно не подведен какой-либо стратиграфический базис и что она противоречит принципам диффузии, мы немедленно сталкиваемся с противоречиями, когда пытаемся заполнить на ее основании остальную часть доисторического периода данными, обладающими внутренним единством.

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика