Н.П. Матвеева — О происхождении саргатской культуры в Среднем Притоболье

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

Проблема происхождения саргатской культуры является одной из наиболее остро дискутируемых в литературе по раннему железному веку Западной Сибири (Могильников В.А., Молодин В.И., Колонцов С.В., Корякова Л.Н., Стоянов В.Е., Матвеев А.В.). В том числе существуют разные точки зрения на появление ее в Притоболье.

Исследования ТюмАЭ последних лет подтверждают мнение, высказывавшееся В.А. Могильниковым и В.Е. Стояновым о том, что саргатская культура не является в Среднем Притоболье автохтонной. Здесь в начальную пору раннего железного века существует другая, баитовская, генетически связанная с памятниками местной поздней бронзы (Стоянов В.Е., Матвеева Н.П.). Баитовская культура имеет свой комплекс характерных и специфических признаков, не позволяющий напрямую сопоставлять ее с саргатокой.

О том, что саргатская культура сменяет в Среднем Притоболье баитовскую, а не гороховскую, как считал В.Е. Стоянов (1970), свидетельствует ряд данных. Во-первых, это типологическое разделение керамических комплексов Рафаиловокого, Прыговского городищ, Речкинского I, Ингалинского I и ряда других поселений, содержащих два основных типа керамики: баитовский и саргатский. Причем, саргатский на них — поздний, основной, связан с сооружениями, встречается в развалах, а баитовский -малочисленный, измельченный, с определенными сооружениями, не связанный, следовательно, более ранний. Во-вторых, имеется стратиграфическое наблюдение на р.6 Рафайловского городища, где саргатский ров нарушил баитовскую яму. В-третьих, наиболее ранние саргатские керамические комплексы несут на себе отпечаток влияния баитовской керамической традиции. Они проявляются в форме сосудов: характерны низкие вертикальные или слабо отогнутые шейки, прямой ровный срез венчика; и в технике — это широкое использование гребенчатого штампа, отдельные ямки, жемчужины; и в узорах — орнаменты наносятся преимущественно по шейке и срезу венчика, на плечиках редки; и в составе формовочной массы — обильная примесь песка у ряда сосудов. Встречаются случаи непосредственного сочетания разных керамических традиций на одном горшке: обильная примесь песка в тесте, плоский венчик и орнаментация строенными ямками по плечикам или пояски из эсовидных фигур, заключенных в рамку горизонтальных линий, дополняющихся жемчужинами. В-четвертых, одна из разновидностей саргатских жилищ — малые двухкамерные с короткими переходами между камерами — находит аналогии на Ботниковском поселении баитовской культуры на Исети.

Не позволяет искать корни саргатской культуры в Притоболье и датировка наиболее ранних ее памятников в этом районе. Самые древние поселения и могильники в Среднем Притоболье мы можем датировать лишь концом V — IV вв. до н. э. (Матвеева Н.В., Опенько, 1985; Матвеева Н.В., 1985), тогда как в Прииртышье, Приишимье и Барабе известны памятники значительно более ранние. После раскопок В.И. Молодиным Туруновки-4 (Молодин В,И., Колонцов, 1984), A.В. Матвеевым городища Ефимово-I (Матвеев A.B., 1985), А.Я.Труфановым городища Новотроицкого-I (Труфанов А.Я., 1984) можно считать решенным вопрос о понижении нижней даты саргатской культуры до VII в. до н. э. Причем Туруновка-4 наглядно отражает трансформацию позднеирменской керамики в саргатскую. Традиции саргатского домостроительства и архитектуры также наиболее близки к ирменским, наблюдаются и некоторые соответствия в погребальном обряде позднеирменских племен Барабы: ровики, тризна, кострища под насыпью, части туш животных (Полосьмак Н.В., 1982; Молодин
B.И., 1985). Таким образом, есть все основания считать, что саргатскея культура сложилась в восточной части своего ареала на основе позднеирменской, сыгравшей роль ведущего, но не единственного ее компонента (Матвеев A.B., 1985; Полосьмак Н.В., 1985). В формировании ее приняли, видимо, участие отдельные группы позднесузгунских племен (Труфанов А.Я., 1984), а позднее казахстанские и другие южные и юго-западные кочевники (Могильников B.À,, 1981). Точки зрения, отводящие роль компонентов саргатской культуры саргаринской, межовской культурам (Могильников В.A., 1973; Молодин В.И., Колонцов, 1984), по нашему мнению, не подтверждаются археологическими материалами.

Таким образом, нет никаких оснований искать корни саргатской культуры в Притоболье. Появление ее памятников в этом районе следует считать результатом миграции саргатских племен на запад, начавшейся уже в VI в. до н. э. и к концу V — на¬чалу IV вв. до н. э. достигшей левобережья Тобола. Дальнейшему продвижению саргатской культуры на запад препятствовали гороховские племена, занимавшие лесостепное Зауралье, поэтому в IV-III вв. до н.э. продвижение саргатской культуры идет в северном направлении, в Нижнее Притоболье. Основной причиной миграционной волны следует, видимо, признать рост численности населения, судя по количеству саргатских памятников, мощности культурного слоя поселений, хотя, вероятно, определенную роль играли и социально-политические факторы того времени.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика