П.И. Шульга — Новые материалы по афанасьевской культуре в бассейне Чарыша

В последние два десятилетия в Чарышском районе Алтайского края по Чарышу и его притокам автором были выявлены афанасьевские захоронения и поселенческие комплексы с энеолитической керамикой в восьми пунктах (Шульга П.И., 2000). При этом предполагалось обнаружение новых афанасьевских объектов на разновременных могильниках Усть-Теплая и Покров¬ский Лог-3, расположенных на левых притоках Чарыша — Теплая и Сентелек. Предположение подтвердилось в ходе раскопок 2001 и 2002 гг.

Курганный могильник Усть-Теплая.

Ограда №16. Находилась в южной части могильника. После зачистки камней представляла собой округлый курган из плитняка диаметром около 5 м с небольшой западиной в центре.

Под оползшими в стороны плитами выявлены остатки сложенной из плитняка ограды-стенки диаметром около 3,5 м. Среди верхнего слоя камней в северо-восточной части насыпи найден обломок нижнего камня зернотерки. Реконструируемая высота стенки из 5-7 слоев плит составляла 50-60 см, ширина — 40-60 см. Плиты укладывались, преимущественно, радиально, промежутки между ними для связки пересыпались слоем земли мощностью 1-3 см. Ограда сооружалась на земляной насыпи диаметром 3,7-3,8 м высотой 20-25 см. Пространство внутри ограды камнем не закладывалось и лишь впоследствии было засыпано плитками из разрушающихся стенок. Вследствие оползания каменной конструкции вниз по склону могила оказалась несколько смещенной вверх относительно центра ограды. Могильная яма ориентировалась длинными сторонами по линии ЮЗ-СВ, имела подпрямоугольную в плане форму, размеры около 1,8х0,85 м, глубину 35 см от уровня погребенной поверхности (УДП), на котором перекрывалась пятью поперечными плитами. Судя по остаткам древесного тлена, плиты дополнительно поддерживались уложенным на УДП жердяным перекрытием. На дне могилы, отмеченном слабой прослойкой охры, близ ее центра найдены человеческий зуб, неполный орнаментированный остродонный сосуд и две колотые гальки.

В 2-4,5 м к югу и юго-востоку от ограды №16 по краю террасы расчищено пять вытянувшихся полудугой с юго-запада на северо-восток выкладок диаметром 1,5—2,5 м из уложенных в 1-2 слоя плит. Под плитами северо-восточной выкладки №8 найдено ритуальное безынвентарное погребение человека в положении скорченно на спине, с вывернутой на 180 градусов головой, обращенной лицевой частью к ограде №16. Под выкладкой №9 находился крестец барана, а под №10 — шейный позвонок лошади. Никакого инвентаря в выкладках не найдено. По уровню залегания и планиграфии можно предположить, что выкладки относятся к афанасьевскому времени и связаны с оградой №16. Подобных сопроводительных сооружений у афанасьевских захоронений автору неизвестно, хотя дуга из каких-то включающих вертикальные плиты объектов к востоку и юго-востоку от афанасьевской оградки известна на могильнике Первый Межелик-1 (Владимиров В.Н., Мамадаков Ю.Т., Степанова Н.Ф., 1999, рис. 1.-IV). Захоронения трех конских черепов под выкладками к северо-западу от афанасьевского кургана обнаружены в могильнике Бике-1 (Кубарев В.Д., Киреев С.М., Черемисин Д.В., 1990, с. 58).

К востоку от ограды №16 исследована микроцепочка из двух оград, устроенных по линии ЮВ-СЗ.

Ограда №20. Находилась у края террасы в 10 м к В от ограды №16, примыкая с юго- востока к ограде №21. Представляла собой сильно деформированную при оползании кольцевую ограду-стенку из плитняка с первоначальным диаметром около 3,5 м. Реконструируемая высота стенки из 4-6 слоев массивных плит равна 50-60 см, ширина — до 60-70 см. Промежутки между плитами для связки пересыпались слоем земли. В отличие от ограды №16 расположенная у края террасы нижняя по склону часть стенки ограды 20 дополнительно укреплялась массивными наклонно установленными плитами. По центру ограды следов перекопа не обнаружено. Могильная (?) яма размерами 2,5х1,45 м, ориентированная по линии ЮЗ-СВ, находилась в юго-западном секторе расползшейся ограды, большей частью за ее пределами. Сильно просевшие в могилу плиты ограды указывают на ее сооружение вскоре после перекрытия могилы. Причины размещения ямы почти за пределами ограды не ясны. По дну ямы на глубине 1,05 м прослежены небольшие скопления охры. Инвентарь и кости отсутствовали.
Ограда №21. Вплотную примыкала с СЗ к ограде №20. Реконструируется кольцевая ограда-стенка из 6-8 слоев плит — имела диаметр около 3 м, ширину — до 70 см. Сооружалась она на земляной насыпи высотой 20-25 см. В верхней части ограды находилась подпрямоугольная могильная яма размерами около 1,6х0,95-0,25 м, ориентированная длинными сторонами по линии ЮЗ-СВ. Она имела поперечное перекрытие из пяти мощных плит, уложенных на УДП торцовыми концами на края ямы. Судя по остаткам древесного тлена, плиты дополнительно поддерживались жердяным перекрытием. На дне могилы находился костяк ребенка плохой сохранности в положении на спине, головой на СВ, ноги согнуты в коленях с завалом влево на ЮВ.

Справа от плеча умершего находился украшенный елочным орнаментом остродонный сосуд и кусочек кремня со сколами. По дну могилы встречались угольки и небольшие скопления охры.

Ограда №7 (раскоп 2). Располагалась в северной части могильника. С северо-запада к ограде №7 примыкает еще один объект из плитняка. Он расчищен лишь частично, но вполне вероятно, что это также афанасьевская ограда. Как и все подобные объекты, после расчистки камней ограда №7 представляла собой овальную насыпь диаметром около 5 м с небольшой западиной по центру. В северо-восточном секторе насыпи среди камней верхнего слоя находился обломок нижнего камня зернотерки. После снятия сместившихся камней выявилась хорошо сохранившаяся кольцевая ограда-стенка. Реконструируемая высота ограды из 6-8 слоев плиток — около 50 см, ширина — 40-50 см. Ниже находилась земляная насыпь высотой 10-15 см. Вследствие оползания ограды могильная яма, перекрытая четырьмя мощными поперечными плитами, находилась в северо-западной (верхней по склону) части ограды. Могила не вскрывалась, но, судя по просадке и расположению плит перекрытия, ее размеры составляют около 1,8х1 м, ориентация — длинными сторонами по линии ЮЗ-СВ. Очевидно, захоронение так же, как в ограде №21, детское, предположительная ориентация умершего головой на СВ. Определенный интерес представляет нахождение обломков нижних камней зернотерки среди камней верхнего слоя рассыпавшихся стенок оград №16 и №7. У нас пока нет оснований датировать эти находки афанасьевским временем. Возможно, зернотерки попали на насыпь в более позднее время, но все же до того, как ограды были скрыты наслоениями грунта и дерном.

Конструкция ограды №7 показывает, что канонизированная надмогильная конструкция у афанасьевцев могла существенно видоизменяться в зависимости от рельефа местности. Ограда сооружалась у подошвы горы, где перепад высот значителен и составляет один метр на 6-7 м склона. Перед древними строителями стояла задача сделать ее достаточно устойчивой. Основное внимание при этом уделялось нижней стенке. Для этого здесь делалась более высокая земляная насыпь; крупные камни, лежащие в верхней половине ограды в основании стенки, в нижней выводились за пределы ограды и служили крепидой; снизу ограда укреплялась второй дополнительной стенкой с подпирающими ее наклонными плитами. Не только эстетическое назначение имели и вертикальные плитки, которыми облицовывалось основание ограды снаружи и изнутри — они препятствовали размыванию земляной насыпи. Похожие приемы прослежены и в ограде №20, где крупные плиты под наклоном или вертикально устанавливались только в качестве подпорок стенки в нижнем участке ограды. В связи с этим хотелось бы отметить очевидный факт, что ряд принципов планировки могильника, черт погребального обряда, а также конструкций надмогильных сооружений, таких как построение могильников в цепочку; расположение умершего перпендикулярно оси цепочки; устройство кольцевых конструкций в виде кромлеха из вертикально установленных плит, выкладок или стенок из плитняка и галечника; перекрытие могилы плитами, а также другие элементы типа выкладок культового характера или стел у восточного края ограды (Покровка-4, ограда 1) нашли отражение в последующие эпохи, в том числе в VII-II вв. до н.э. Однако едва ли на этом основании мы вправе делать предположение о доживании афанасьевцев до раннескифского времени.

Курганный могильник Покровский Лог-3.

Объект №8. Являлся юго-восточным в микроцепочке курганов, состоящей, по-видимому, из двух насыпей, ориентированных по линии СЗ-ЮВ. После зачистки камней представлял собой округлую насыпь диаметром около 7 м из уплощенных речных галек. По внешнему виду он не отличался от галечных курганов скифского времени с западиной. Однако после снятия сместившихся камней верхнего слоя выявилось сохранившееся основание кольца из галечника шириной 1,3—1,4 м диаметром около 6 м. В кольце имелась мелкая овальная яма размерами око — ло 1,9х1,05, глубиной 0,5 м от УДП, ориентированная длинной осью по линии ЮЗ-СВ. На дне могилы находился крупный костяк подростка в положении на спине, с завалом ног влево к ЮВ, руки вдоль тела, головой на СВ. В районе костей по дну могилы прослеживалась тонкая прослойка охры. У левого плеча обнаружено скопление охры диаметром 12-14 см, мощностью около 3 см. Инвентарь отсутствовал. Конструкция кольца имела свои особенности. По периметру и отчасти изнутри кольца укладывались крупные гальки, пространство между которыми заполнялось землей и мелкими камнями. На выравненную таким образом основу радиально укладывалось до 4-5 слоев пересыпавшихся землей продолговатых галек. Конструкция возводилась на земляной насыпи мощностью 15-20 см. Общая высота ограды над УДП не превышала 55-60 см.

Объект №9, прилегающий с СЗ к ограде №8, не раскапывался, но нет сомнений, что это аналогичная ограда афанасьевской культуры. Она сооружалась позже ограды №8 и частично перекрывает ее.

Подводя краткий итог исследованию афанасьевских погребений по Чарышу, можно отметить значительное разнообразие надмогильных сооружений, в основе которых лежит кольцо. Если учитывать все особенности погребального обряда, то можно констатировать, что каждый могильник и даже компактная группа захоронений имеет свои специфические черты. Единственным исключением являются объекты в Усть-Теплой, почти аналогичные друг другу по конструкции оград и перекрытий, несмотря на расстояние между ними от 10 до 80 м. Подобную ситуацию исследователи отмечают и на других могильниках Горного Алтая (Абдулганеев М.Т., Посредников В. А., Степанова Н.Ф., 1997, с. 85; Посредников В. А., Цыб С.В., 1992, с. 9). На двух могильниках имеются кенотафы или могилы без следов ограбления, не содержащие инвентаря и костей человека.
Инвентарь беден, как правило, представлен лишь одним сосудом. Изделия из металла зафиксированы в двух могилах: в исследованном в 1993 г. захоронении на могильнике Покровский Лог-4 найдены остатки двух почти полностью разложившихся медных (?) мелких предметов; две пронизки из бронзы и золота находились у виска умершего в ограде №4 могильника Покровка-4. В последнем случае ориентация умершего на восток и необычная орнаментация сосуда не позволяют однозначно отнести погребение к афанасьевской культуре. В двух погребениях помимо сосуда имелось каменное орудие, в двух случаях с костями умершего в могиле находилось лишь скопление охры.

Тем не менее, абстрагируясь от частностей, можно выделить три основные группы надмогильных конструкций: 1) кольцевая ограда-стенка из плитняка диаметром 3-6 м шириной 40¬60 см (Усть-Теплая) или 1,5—1,7 м (Покровка-4, ограда №4); 2) кольцо из галечника в виде стен¬ки диаметром до 7 м, шириной 1,2-2 м или выкладки шириной до 2,5-3 м (Покровка-4, Покровский Лог-4,5); 3) кромлех из вертикально поставленных плит (Красный Яр-2; возможно, Покровский Лог-4). Высота всех этих сооружений в древности колебалась в пределах 45-80 см. Общие черты имеются и в погребальном обряде. Умершие погребались в характерной для афанасьевцев позе на спине, с завалом ног вправо или влево, ориентация на СВ или в юго-западный сектор. Почти везде на дне могилы или на костях умерших фиксируется охра. Общей чертой погребений в Чарышском районе является расположение погребений в цепочки или микроцепочки, ориентированные в направлении ЮВ-СЗ. При этом в двух случаях достоверно устанавливается формирование микроцепочек в направлении с ЮВ на СЗ. В одном случае (Покровка-4, объект 3Г с могилой без погребения) конструкция встраивалась в центральное кольцо с юга. Такая планировка афанасьевских цепочек и микроцепочек известна на многих памятниках в Горном Алтае (Абдулганеев М. Т., Ларин О.В., 1994, с. 25; Ларин О.В., 1990; Посредников В. А., Цыб С.В., 1992, с. 4; Владимиров В.Н., Мамадаков Ю.Т., Степанова Н.Ф., 1994). Широко распространены в Горном Алтае и вышеописанные надмогильные конструкции. Особенностью могильников на р. Сентелек и в устье р. Теплой является преобладание захоронений в мелких ямах, обычно не доходящих до уровня материка.

Раскопки последних лет указывают на длительность проживания афанасьевцев по Чарышу и в районе Сентелека. В увлажненных с многоснежными зимами предгорьях это было возможно вследствие особенностей микроклимата в некоторых речных долинах, где имеются все условия для круглогодичного выпаса скота на подножном корме. Что же касается продвижения афанасьевцев в эту часть Рудного Алтая для получения меди, то никаких дополнительных данных к материалам владимировских выработок пока нет.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика