К.Н. Солодовников, С.С. Тур — Материалы к кранеологии эпохи ранней бронзы Верхнего Приобья

Впервые краниологические материалы из погребений елунинской культуры исследовались В. А. Дремовым. Малая численность и плохая сохранность большинства черепов не позволяли подробно охарактеризовать антропологические особенности населения елунинской культуры, поэтому имевшиеся измерения были суммированы с синхронными материалами сопредельных территорий. В результате была получена небольшая серия доандроновского этапа бронзового века Верхнего Приобья (Дремов В. А., 1997, с. 60-64, табл. 12). В среднем мужские черепа характеризовались долихокранной, высокой мозговой коробкой, нешироким лбом, небольшими размерами лицевой части и резко выраженными европеоидными чертами. Аналогии им усматривались в кругу серий эпохи бронзы, в составе которых представлен европеоидный компонент южного происхождения: андроновцы Западного Казахстана, тазабагъябская культура Хорезма и другие могильники в Средней Азии. В женской группе «чисто» европеоидные черепа отсутствовали. В среднем они характеризовались смешанными европеоидно-монголоидными признаками, мезокранией, большой, по сравнению с мужчинами, шириной лба, более крупным и, по пропорциям, менее высоким лицом. В целом женская серия обнаруживала большую близость с черепами лесостепного Приобья эпохи неолита. Различия, выраженные в столь резкой степени, В. А. Дремов объяснял недавней миграцией в Верхнее Приобье нового европеоидного населения, в составе которого преобладали мужчины (Дремов В. А., 1997, с. 65, 68). В настоящее время имеются материалы, позволяющие более полно охарактеризовать антропологические особенности населения елунинской культуры отдельно от синхронных материалов Верхнего Приобья. В результате раскопок Ю.Ф. Кирюшиным (1987) могильника Староалейка-II в 1986 г. и археологами АГУ могильника Телеутский Взвоз-I в 1996-2001 гг. (Грушин С.П., 2002) получено 22 черепа разной степени сохранности.

Материалы, опубликованные В.А. Дремовым (1997, прил. 1-3) и полученные впервые, суммированы в серию елунинской культуры Верхнего Приобья (табл. 1). В среднем мужчины характеризуются очень длинной, среднеширокой, гипердолихокранной мозговой коробкой. Высота черепа большая, по указателям он хамеакрокранный. Лоб среднеширокий, наклонный и слабовыпуклый. Элементы наружного рельефа в целом выражены средне. Лицо средне¬широкое, высота его на верхней границе средних величин, по указателю — лептен, клыковая ямка мелкая. Значения обоих углов горизонтальной профилировки — на верхней границе малых величин. По указателю выступания лицо мезогнатное, по углам — ортогнатное. Орбиты широкие, средневысокие, относительно низкие. Нос средних размеров и пропорций, по европеоидному масштабу выступает не сильно, однако в абсолютных величинах угол его большой. Переносье абсолютно и относительно средневысокое. Женщины в среднем отличаются меньшей, абсолютно и относительно, высотой мозговой коробки, крупными размерами лицевого отдела при мезопрозопных его пропорциях, мезогнатностью в альвеолярном отделе и несколько большей уплощенностью лица на уровне орбит. Клыковая ямка еще мельче, переносье более высокое, но угол носа значительно меньше.

Средние квадратические уклонения большинства размеров и указателей в мужской и женской группах меньше стандартных (Алексеев В.П., Дебец Г.Ф., 1964, табл. 12-14), иногда на уровне статистической достоверности. Однако, как уже отмечалось, отсутствие статистически значимых различий между стандартными и эмпирическими дисперсиями признаков не всегда свидетельствует о морфологической однородности группы (Шевченко А. В., 1986, с. 189), тем более в такой малочисленной выборке, как в данном случае. Малая численность серии и неполная сохранность значительной части черепов не позволяют применить методы многомерной статистики для внутригруппового анализа. Попарные коэффициенты корреляций, вычисленные для 18 размеров и указателей, и в мужской, и в женской группах часто не согласованы по знаку, что не позволяет выделить устойчивые морфологические комплексы. Однако большие величины коэффициентов у признаков, характеризующих уплощенность лица и переносья, а также угла выступания носа, свидетельствуют о значительной доле европеоидно-монголоидной составляющей во внутригрупповой изменчивости. В мужской серии наблюдается тенденция положительной связи черепного указателя и обоих углов горизонтальной профилировки и отрицательной — с верхним лицевым указателем:
черепной указатель — назо-малярный угол 0,641 (10)
черепной указатель — зиго-максиллярный угол 0,669 (4)
черепной указатель — верхний лицевой указатель -0,773 (6)

Визуально, большая европеоидность у мужчин также связывается с общей лептодолихо-морфностью.

Привлекает внимание различие в отношении рас первого порядка мужской и женской групп елунинцев. Это проявляется в таком обобщенном показателе, введенном Г.Ф. Дебецем (1968), как условная доля монголоидного элемента (УДМЭ), на основе индекса общей уплощенности лицевого скелета (УЛС) и преарикулярного фациоцеребрального указателя (ПФЦ). Мужскую серию следует признать в целом как европеоидную с небольшой монголоидной примесью (общий УДМЭ — 16,9), женскую же — как смешанную европеоидно-монголоидную с условной долей монголоидного элемента до 42,8%. Если величина УЛС (31,7 и 37,7 соответственно) у мужчин и женщин свидетельствует о незначительном преобладании у женщин, по сравнению с мужчинами, монголоидной примеси (УДМЭ отдельно по УЛС соответственно 29,6 и 19,5%), то величина ПФЦ (91,5 у мужчин и 95,0 у женщин) характеризует женщин как имеющих условно до 71% монголоидного элемента, а мужчин — лишь 11,3% (Дремов В. А., 1997, с. 22, 24). Женщины, характеризующиеся промежуточными европеоидно-монголоидными признаками и крупными размерами лица, схожи с неолитическим населением южных районов Верхнего Приобья (Дремов В.А., 1980; 1997) и сохраняют с ним генетическую преемственность. По сравнению с суммарной серией (Дремов В.А., 1997, табл. 12) мужская елунинская несколько более монголоидна. Женская же группа по сравнению с неолитической серией обнаруживает некоторый сдвиг в сторону европеоидности. Объясняется это, по-видимому, смешением слагающих компонентов и началом формирования метисного антропологического типа. Пришлый европеоидный компонент, представленный преимущественно у мужчин, судя по небольшим поперечным размерам относительно высокого лица и долихокранной мозговой коробки, морфологически сходен с сериями круга южных европеоидных форм, обычно называемого «средиземноморской» расой. Ширина лица у этого европеоидного компонента, вероятно, была небольшой, а увеличение скулового диаметра у елунинцев по сравнению с «чистыми средиземноморцами» следует объяснять метисацией с потомками местного неолитического населения. Однако нельзя полностью исключить и участие гиперморфного варианта средиземноморской расы.

В качестве метода межгруппового сравнения выбраны обобщенные расстояния Пенроза «по форме» (CR2) в модификации А.Г. Козинцева (1979), вычисленные по 21 важнейшему расодиагностирующему признаку. Для сравнения привлечены материалы неолита-ранней бронзы Сибири, юга Средней Азии, Восточной Европы и Синьцзяна, а также андроновской культуры Сибири и Казахстана. Наиболее короткие расстояния разделяют мужскую елунинскую серию с группами из могильников Аймырлыг в Туве (0,271) (Гохман И.И., 1980) и Гумугоу в Синьцзяне (0,353) (Хань Каньсинь, 1986). Несколько больше расстояния с кротовцами Сопки II (0,498) и серией андроновского времени из Еловки II (0,538) (Дремов В. А., 1997). С остальными группами елунинцы различаются значительнее (расстояния более 0,600). При этом расстояния с андроновцами, «средиземноморцами» юга Средней Азии, сериями юга Западной Сибири (без андроновцев) и восточноевропейскими группами в среднем примерно одинаковые (соответственно 0,894, 0,836, 0,846, 0,832). В связи с неопределенностью положения елунинской серии довольно сложно интерпретировать ее значительное сходство с населением эпохи ран¬ней бронзы из могильника Аймырлыг в Туве. Исследовавший данную группу И.И. Гохман (1980, с. 28) относил ее к гиперморфному варианту средиземноморской расы, в который включают серию конца II — начала I тыс. до н.э. из раннего Тулхарского могильника в Таджикистане (Ки- яткина Т.Н., 1968) и другие единичные материалы из Средней Азии (Ходжайов Т.К., 1983, с. 100). Следует отметить, что в серии из Аймырлыга, по сравнению с ранним Тулхаром, ослаблены европеоидные особенности. Возможно, в ее составе присутствует небольшая монголоидная примесь, и в этом отношении мужская елунинская серия сходна с ней. Сближают эти группы и довольно крупные размеры лицевого скелета, которые у елунинцев, вероятно, обусловлены биологическим смешением с потомками неолитического населения Верхнего Приобья, европеоидный компонент в составе которого был, по мнению В.А. Дремова (1980), гиперморфным средиземноморским.

Краниологические материалы елунинкой культуры

Примечание: I, VI — елунинцы (суммарно); II, VII — Аймырлыг (И.И. Гохман); Ш, VIE — Гумугоу (Хань Каньсинь); IV, IX — Сопка П, кротовцы (В.А. Дремов); V, X — доандроновская бронза восточных районов Верхнего Приобья (суммарно) (В.А. Дремов)

Не исключено, однако, что пришлое европеоидное население, мигрировавшее на территорию Верхнего Приобья, уже имело в своем составе некоторую монголоидную примесь. В этой связи заслуживает внимания сходство елунинской серии с группой из могильника Гуму-гоу. Характеризуется последняя небольшими горизонтальными диаметрами долихокранной мозговой коробки, узким средненаклонным лбом, среднешироким, абсолютно и относительно низким лицом, строение переносья и угол выступания носа практически идентичны с серией елунинцев. Вероятно, в серии присутствует небольшая монголоидная примесь, проявляющая¬ся, как и в елунинской, — в строении носового отдела. Таким образом, мужская елунинская серия обнаруживает наибольшую близость с такими контрастными в антропологическом отношении группами, как Аймырлыг и Гумугоу. Общее между ними — небольшая монголоидная примесь, а между двумя последними, — пожалуй, то, что из известных антропологических материалов, они, каждая на своей географической широте, являются наиболее восточными европеоидными группами в эпоху ранней бронзы. Если с накоплением новых материалов подтвердится наличие у пришлого европеоидного компонента в составе елунинцев небольшой «изначальной» монголоидной примеси, то сходство их с населением, оставившем могильник Гумугоу, может указывать если не на конкретную область, из которой происходила миграция, то на территории, через которые она осуществлялась — районы, прилегающие к Восточному Туркестану.

Определенное сходство елунинцев и кротовцев из Сопки-II заслуживает особого внимания. По археологическим данным, елунинская и кротовская культуры принадлежат к одной культурной общности эпохи доандроновской бронзы, включавшей в себя единый компонент южного происхождения. Однако не исключается и непосредственное переселение части населения елунинской культуры под давлением андроновской миграционной волны в более северные районы, где она приняла участие в формировании кротовской культуры могильника Сопка-II (Кирюшин Ю.Ф., 1987, с. 121; 1992, с. 67; Грушин С.П., 2002, с. 20). В.А. Дремовым в серии Сопки-II визуально, наряду с черепами монголоидного и смешанного облика, выделялись и европеоидные. Отдельные из них схожи с андроновскими (федоровскими), но большинство европеоидных черепов характеризовались неандроновскими признаками: более длинной, мезодолихокранной черепной коробкой, нешироким, наклонным лбом, сравнительно высоким лицом, носом и орбитами (Дремов В. А., 1997, с. 120). Очевидно, эта типологическая характеристика сходна с елунинской серией. Таким образом, антропологические данные не противоречат гипотезе об участии елунинцев в формировании кротовской культуры или формировании обеих культур при участии общего компонента, однако этот вопрос не может быть окончательно решен до полной публикации материалов Сопки-II.

При кластеризации матрицы обобщенных расстояний между 29 мужскими сериями неолита-бронзы выделяются три основных кластера. Первый из них образуют серии с территории Западной Сибири, имеющие в своем составе монголоидный компонент. Андроновцы-федоровцы включаются в «протоевропеоидный» кластер. Серии елунинцев, Аймырлыга, доандроновской бронзы восточных районов Верхнего Приобья и андроновцев Западного Казахстана присоединяются к кластеру «средиземноморцев» юга Средней Азии.

Подведем некоторые итоги.

1. Антропологический состав населения елунинской культуры неоднородный и формируется в результате взаимодействия двух компонентов: местного промежуточного европеоидно¬монголоидного и пришлого европеоидного «средиземноморского». Первый компонент представлен в женской группе, второй — преимущественно в мужской.
2. Сходство серий елунинской культуры и могильника Аймырлыг в Туве объясняется, вероятно, принадлежностью европеоидного компонента в составе неолитического населения южных районов Верхнего Приобья, внесшего значительный генетический вклад в формирование елунинцев, к гиперморфному варианту средиземноморской расы.
3. Не исключено наличие небольшой монголоидной примеси в составе пришлых европеоидов еще до расселения их на территории Верхнего Приобья. Сходство в этом отношении елунинцев и группы, оставившей могильник Гумугоу в Синьцзяне, может указывать на пути их миграции.
4. Определенное сходство елунинцев и кротовцев Сопки-II, вероятно, является следствием участия в формировании населения обеих культур общего европеоидного компонента или участия елунинцев в формировании кротовской культуры.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика