А.И. Мартынов, Я.А. Шер — Разведка археологических памятников

К оглавлению книги «Методы археологического исследования» / К следующей главе

Археологические памятники существуют как объективные остатки прошлого. Наши же знания о них относительные. Есть памятники, давно известные и учтенные, но многие памятники не известны. Одной из задач археологии являются поиски, открытия и научная фиксация археологических памятников. Эти задачи выполняет археологическая разведка, которая является началом процедуры научного исследования в археологии.

ЗАДАЧИ И ВИДЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК, ИХ ОРГАНИЗАЦИЯ

Археологические разведки различны как,по их планам и целям, так и с организационной стороны дела. Часто разведки проводятся с целью сплошного исследования территории для выявления памятников и последующего составления археологических карт. Такие карты уже выполнены по ряду регионов страны, например Археологическая карта Казахстана, Башкирской АССР, Новосибирской и других областей.

Такие разведки, как правило, не преследуют задачу немедленного дальнейшего исследования археологических памятников, при этом обследуется территория, иногда значительная, и выявляются памятники всех видов и всех эпох. Такими сведениями, тем более опубликованными, можно пользоваться длительное время. К тому же результаты таких разведок должны быть оформлены не только научно, в виде карт, описаний, но и юридически: памятник археологии должен иметь Государственный паспорт памятника истории и культуры СССР и охраняться по Закону СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Археологические разведки могут иметь и более узкие задачи и цели, ограниченные поисками и описанием какой-либо одной категории памятников, например древних поселений на участке реки или курганов в каком-либо районе.

Особо выделяются разведки археологических памятников в зонах крупного промышленного строительства, строительства водохранилищ, мелиоративных систем, промышленных и гражданских сооружений. По Закону об охране памятников они должны быть полностью исследованы. Исследования с такой целью начинаются с разведок по выявлению всех памятников, определению насыщенности территории памятниками, выяснению их характера.

Располагая предварительными сведениями о памятниках изучаемого района, исследователь проводит полевые работы примерно по следующему плану:

1. Проверка прежних сведений о древних памятниках и отдельных находках, для чего необходимо ознакомление с имеющимися коллекциями, архивными сведениями и литературой.
2. Обследование территории в целях открытия и изучения памятников.
3. Фиксирование обнаруженных памятников происходит примерно в следующем порядке: а) описание в дневнике местоположения памятника (название района, села); б) выполнение плана и профиля, фотосъемка как общего вида памятника с его ближайшим окружением, так и его деталей.

razvedki

При изучении городищ особое внимание надо обращать на фортификационные сооружения: валы, рвы, проходы; в) описание состояния поверхности поселения, сбор подъемного материала и его фиксация; г) характеристика природной обстановки памятника с учетом вероятной ее изменчивости; д) определение культурных отложений на поселении и подробное описание соответствующих послойных находок и подстилающей культурные слои породы, отложений, погребенных почв, современного почвенного покрова; е) при описании курганов необходимо обследование всей территории, подсчет количества курганов, составление плана, включая окружающую среду. Необходимо собрать сведения у местных жителей о памятниках и сведения о всех случайных находках, которые желательно нанести на карту, а указанные места тщательно осмотреть.

Подготовка к археологической разведке включает прежде всего выработку целевой установки; исходя из этого, составляется конкретный план работы: что обследовать, какую территорию, в какие сроки, какими силами? В подготовку к разведке обязательно должно входить ознакомление с ранее полученными сведениями об археологических памятниках: с научными отчетами, архивными материалами, опубликованными данными. Осведомленность археолога о предшествующих работах должна быть исчерпывающе полной, чтобы избежать случаев повторного «открытия» уже известных археологических памятников.
Подготовительная работа должна включать изучение географической характеристики района. По карте устанавливается примерный маршрут экспедиции, в котором намечаются места, подлежащие обследованию.

Личный состав экспедиции должен быть организован в полном соответствии с поставленными задачами и снабжен нужным снаряжением и материалами: тетрадями для дневников, бумагой для зарисовок и чертежей, принадлежностями для съемок и нивелировки, фотографическими аппаратами с соответствующим количеством пленок, средствами для консервации древностей и материалов для его упаковки и перевозки.

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАСПОЛОЖЕНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

При изучении любого археологического памятника, начиная с его поисков, на первом месте должны неизменно стоять две взаимно связанные задачи: изучение объекта как археологического источника и изучение его в связи с природной обстановкой. Последнее имеет большое значение уже при проведении разведок. Квалифицированно и результативно провести разведку можно только в том случае, если хорошо владеешь исторической геологией, географией и знаешь общие закономерности формирования ландшафтов.

Об исторической геологии. Историческая геология связана с историей формирования земной коры. Здесь принципиально важно выделение позднего четвертичного периода и того, что к нему относится: плейстоценового и голоценового периодов формирования земной коры. Важно различать геологические отложения и их принадлежность. С ними связаны изменения в очертаниях морей, озер и рек. Параллельно с этими колебаниями происходили изменения климатические, вызывавшие со своей стороны соответствующие перемены в области фауны и флоры. Чередование этих перемен было важным в истории человечества, оно послужило основанием для относительной хронологии отдельных историко-археологических периодов.

Еще в прошлом столетии было установлено, что в силу ряда причин, не совсем выясненных в четвертичный период, в Северном полушарии периодически наступали периоды усиления деятельности ледников, отходящих от горных районов на весьма далекие расстояния. Особенно значительными центрами их развития были Скандинавский горный массив, Урало-Таймырский, Чукотка и Аляска. Внутри континентов в горных массивах Альп, Северного Кавказа, Саянах, на Памире и Тянь-Шане ледники развивались по-иному. Ледники в форме глетчеров или материкового льда распространялись на поверхностях материков, перенося с собой огромное количество камня, песка, который отлагался в районе ледяного покрова на его окраинах и далеко за пределами территорий, перекрытых льдом и подвергавшихся его воздействию. Глетчеры несли с собой обломочный материал, который образовывал морены, соответствовавшие краям ледяных массивов. Но и помимо морен ледники производили сложную механическую работу, многообразные следы которой сохранились до нашего времени. Их надо распознавать, «читать», это особенно важно при поисках палеолитических памятников.

В полевой работе в районах действия ледников важно определить смену ледниковых периодов, так как к каждому из них относится та или иная терраса или отложение. Еще в прошлом веке Пенком и Обермайером для Европы были выделены четыре последующих оледенения: гюнц, миндель, рис, вюрм и межледниковые периоды. Эта схема была первой. Однако действия ледника не были равномерными на всей территории, он по-разному проявлял себя в Западной, Центральной и Восточной Европе, в Сибири. Эти различия необходимо знать, для каждого из районов существуют свои названия ледниковых периодов. Однако дело не в названиях, а в том, чтобы уловить связь между ледниковыми периодами конкретной местности и существующим ныне рельефом. Ведь оледенения, сменяющиеся таянием, влекли значительные перемены геоморфологии и климате: шло разрушение горных пород, отложение морен, образовывалось огромное количество воды, что приводило к образованию мощных речных потоков и больших водоемов.

Береговые террасы. Большинство древних поселений связано с речными террасами. Периодизация ледниковых периодов соответствует образованию наносных долинных отложений далеко за пределами распространения льдов. Проводя поиски археологических памятников на местности, необходимо прежде всего разобраться в системе образования приречных и озерных террас. В любой речной долине видно, как вода постепенно отступала вниз, оставив в виде террас следы уровней прежнего стояния. Террасы свойственны также берегам озер и морей. При этом наблюдается следующая закономерность: чем выше терраса, тем она древнее, и самыми поздними будут террасы, ‘расположенные (одна, две) непосредственно у воды. Образова¬ние террас — это процесс формирования суши. Возраст террас и перекрывающих их отложений рекомендуется устанавливать проконсультировавшись с геологоморфологами, так как этот природно-хронологический фактор имеет весьма большое значение для поисков и определения возраста археологических памятников.

Рис. 2. Примерная схема образования речных террас: / — современная; 2 — вюрмская; 3 — рисская; 4 — миндельская; 5 — гюнцская

Рис. 2. Примерная схема образования речных террас:
/ — современная; 2 — вюрмская; 3 — рисская; 4 — миндельская; 5 — гюнцская

Это же относится к берегам озер и морей, которые не раз коренным образом менялись на протяжении антропогена. Эти явления с большей или меньшей интенсивностью происходят до сих пор.

Здесь надо различать две исторические закономерности. Первая связана с ледниковой и ранней послеледниковой порой, когда шел процесс образования современного ландшафта и формировались очертания современных морей и озер, их коренные берега. И другой процесс, который продолжается до сих пор: поднятие и опускание суши, медленные изменения очертаний берегов. Эти колебания происходят с разной скоростью. Тем не менее связанные с этим изменения берегов имеют существенное значение в поисках археологических памятников, прежде всего поселений, всегда связанных с береговыми террасами. В этом отношении легенды о затопленных морем городах не лишены основания. Это хорошо доказано десятками затопленных и известных сейчас античных поселений Причерноморья. С другой стороны, там, где море отступает, известны случаи, когда стоявшие ранее на берегу моря поселения оказываются отделенными от него. Такая картина наблюдается, например, на Каспии.

Эти же наблюдения, и пожалуй в еще большей степени, характерны для озерных берегов. Они изменялись много раз на протяжении послеледникового периода. В основном колебания связаны с периодами увлажнения и засушливости климата. Многими исследователями отмечается засушливость с периода энеолита, когда уровень воды в Средней, Южной Европе и южной части Сибири был ниже современного. Впоследствии озера понижаются еще более и достигают максимально низкого уровня к концу эпохи бронзы. Этот период отступания озер был связан с периодом засушливого климата. Поэтому для приозерных поселений большое значение имеет точное установление стратиграфии и характеристики слоев береговых отложений.

Лёсс и делювий. Многие древние террасы оказываются перекрытыми лёссом или делювием. Делювий — это отложения, образующиеся в результате размывания водными потоками продуктов выветривания, которые отлагаются на террасах. По составу они могут быть различными: глинистыми, песчаниковыми, лёссовидными, в зависимости от пород, которые вымываются и откладываются слоями.

От делювиальных отложений отличаются мощные лёссовые отложения южной части Западной Европы, Молдавии, Средней Азии и других районов. Они нередко достигают большой мощности. Лёсс — это глинистая масса, состоящая из очень мелких частиц полевого шпата, кварца, извести и других минеральных пылевидных частиц, которые в древности переносились ветром и отлагались в огромных количествах. Это эоловый лёсс, образование которого связано с сухим и холодным климатом. К палеолитическим находкам лёссовые отложения имеют прямое отношение. Лёсс часто перекрывает палеолитические находки, содержит их в своей толще. Поэтому большое значение имеет установление возраста лёссовых отложений, так как образование его ярусов относится к различным стадиям ледникового периода. К тому же он бывает разделен ископаемыми почвами.

Реки и овраги. В разведке для археолога реки выступают в качестве необходимого фона. Приречные террасы были наиболее обитаемыми местами во все эпохи.

Необходимо научиться связывать поселения разных эпох с определенными террасами и собирать достаточные данные для восстановления той вероятной обстановки, которая окружала древнее поселение.

Обнаружить археологические памятники, исключить лишние поисковые затраты можно только поняв всю особенность реки, сформированной ею долины и исторических изменений ее русла. Необходимо также знать, что реки по-разному себя ведут, имеют разные береговые структуры и производят работу в зависимости от типа рек: горные, долинные, степные. Долинные реки постепенно перемещаются в западном направлении. Это было замечено давно и известно как закон Бэра. При этом реки постепенно отходят от восточного низкого берега и одновременно с этим как бы подмывают западный берег. Таковы, например, Волга, Дон, Днестр, Днепр, Обь. Замечаются и другие закономерности. Извилистое направление реки всегда переменчиво. Река подмывает и разрушает всегда вогнутый берег и отступает от выпуклого, отлагая здесь осадки (песок, ил, глину). Крутизна излучины постепенно меняется и полоса луга в месте сближения русла может прерваться, течение реки выпрямляется, а остающиеся части бывших излучин остаются в виде дугообразных стариц.
Эти изменения надо «читать» и не искать археологические памятники там, где их не должно быть, хотя это может быть и очень удобный в настоящее время берег реки.

Степень быстроты речных потоков, характер изменений берега также зависят от целого ряда данных. Если речной берег состоит из устойчивых пород, противостоящих разрушительному действию потока, то русло будет меняться медленно. Совсем иную картину мы наблюдаем в условиях сложения берегов из рыхлых и легко размываемых грунтов. В таких случаях разрушение происходит интенсивно. Меняя свое направление, реки разрушают берега, на которых могут находиться древние поселения и могильники. Разрушение берегов создает благоприятную обстановку для изучения обнажений. Таким путем было открыто значительное количество археологических памятников.

С речной сетью неизменно связаны овраги. Действие воды и размывание пород содействуют образованию и постепенному расширению оврагов. Процесс, в сущности, идет в направле¬нии выработки устойчивых форм, так называемых потухших оврагов. При поисках археологических памятников это надо учитывать.

В зависимости от древности оврагов на их вершинах и даже склонах бывают расположены древние стоянки, даже палеолитические. При поисках археологических памятников необходимо в каждом овраге различать его вершину, среднюю часть и устье, основной овраг и боковые, образующие овражную систему, овраг действующий или потухший. Размывами и овражными осыпями обнаруживаются памятники, не имеющие наружных признаков.

Дюны. Многие археологические памятники связаны с дюнами. Они характерны для Прибалтики, Южной Украины, Забайкалья и Приморья, встречаются в степной части Енисея, Оби, Иртыша, в Средней Азии и Поволжье. Дюны образуются в зонах песчаных, подвижных почв. Под действием ветра песок приходит в движение, получаются выдувы, обнажения в одних местах и массы перемещенного песка в других. При длительном господстве ветров одного направления дюны приобретают вид длинных насыпей с крутым склоном. Археологические находки в силу особенностей дюн легко обнаружить на выдувах песчаной почвы. Но они не всегда сохраняют целостный характер, так как легкие частицы культурного слоя, уголь, зола от кострищ, мелкие кости переносятся ветром вслед за песком; ,на месте же остаются крупные фрагменты керамики, камень, металл.

Почвы. Археологу необходимо иметь представление о почвах и их образовании, чтобы извлекать данные в целях более полного и разностороннего понимания обнаруженного археологического памятника. Часто за почву ошибочно принимают поверхности обнажений глины, песка или верхний пахотный слой. Прежде всего надо учитывать, что почва находится в зависимости от лежащего под ней слоя. Схематично почвообразовательный процесс можно представить в виде двух основных исторических стадий: образование материнских пород и образование собственно почвы. По закону Докучаева главными факторами почвообразования являются материнская горная порода, климат, организмы и возраст. Все почвы имеют определенную древность.

Первоначально обнаженные горные породы подвергались постепенному разрушению. Под действием силы ветра и воды шло отложение пластических пород — лёсса, глины, песка. Однако этот процесс был не только механическим. В материнских породах происходили и химические процессы ее видоизменения, что и является началом почвообразовательного процесса.

Второй процесс связан с образованием гумусного горизонта, окрашенного в черный цвет. Он образуется из отмерших растений: корней, стеблей, листьев — из переработанного перегноя. Гумус — это слой, несущий органические остатки в разной степени их разложения, смешанные с минеральными частицами. Почвенным слоем, следовательно, будет вся толща наружной поверхности земли до поверхности неизмененной материковой породы. В почве постоянно идут активные химические процессы. В археологии встречаются палеолитические, мезолитические почвы, образованные после исчезновения ледников, и древние, доледниковые. Они могут быть перекрыты геологическими отложениями.
Почвы имеют различную окраску в зависимости от того, какова была природа их образования: чернозем, каштановые, лёссовые почвы. Цвет меняется в зависимости от толщины.

Большинство археологических памятников, кроме палеолитических и мезолитических, связаны с почвой или подпочвенным слоем. Цвет является главным признаком для установления отдельных горизонтов почвы, но определение цвета встречает большие затруднения. Окраска почвы, на которую влияют структура, степень влажности и характер освещения наблюдаемого разреза, — дело субъективное. В мировой практике применяются эталоны цветовых различий. Необходимо учитывать также структуру почвы. Она определяется формой и величиной конкреций, на которые распадается вырезка почвы. Почвы различаются: крупнокомковые, зернистые, мелкозернистые, ореховые, имеющие глыбистую, столбчатую, плитчатую структуру. Бывают, впрочем, почвы и бесструктурные, которые состоят из равной однородной сыпучей массы, как, например, песчаные, лёссовые почвы.

При археологических поисках важно учитывать, что на перекопанной почве или почве, подвергнутой какому-нибудь механическому разрушению, возникает растительность, которая будет постепенно видоизменяться до полного восстановления единства с окружающим ненарушенным почвенным покровом. Поэтому надо обращать внимание на различия в растительности при обследовании памятников. В степях нашего Юга и Сибири на вершинах курганов обычно растительность иная, чем на его склонах. По разнице в растительности можно определить не всегда заметные на поверхности места расположения жилищ (землянок), заросшие остатки оросительных каналов, древние пашни. Поэтому археологу необходимо знать основные типы почв, почвообразующие процессы и уметь определять погребенные почвы под насыпями курганов или в толщах отложений, как, например, почвы палеолитических памятников.

Пещеры. Интерес археологов к пещерам возник давно, он привел к великолепным открытиям пещерной живописи Саутуолой. Меньше внимания обращалось на изучение культурных слоев в пещерных отложениях, хотя для большинства пещер с остатками деятельности человека именно слои представляют большой научный интерес, как свидетельствует изучение слоев в Дюктайской пещере в Якутии, в пещерах Кавказа, Горного Алтая, Крыма.

Древним человеком пещеры использовались для устройства жилья, ритуально-магических действий. Для археологии определенное значение имеют не только пещеры, но и примыкающие к ним и отдельно расположенные навесы скал, неглубокие гроты, ниши, служившие убежищем древнему человеку. В пещерах и под навесами скал зачастую образуются культурные слои, требующие при исследовании применения особенно тщательных приемов.

Культурные слои в пещерах обычно перемежаются с отложениями, образовавшимися в условиях, когда в них человек не жил: глинистый грунт, формировавшийся из нерастворенных частиц пород, которые в размытом виде проникали в пещеру вместе с водой, пещерная глина, известняковые отложения, водные образования и т. д.

Особенности расположения стоянок послеледникового периода, торфяники. Учет особенностей послеледникового периода особенно необходим при изучении поселений Северной Европы, европейской части СССР, Урала, потому что древнейшие поселения в северных широтах были связаны с послеледниковым периодом, когда суша освободилась от льда. При этом надо учитывать колебания ледников, изменения суши, образование различных долин и озер в послеледниковый период, изменения их очертаний, береговой линии.

Озерные поселения часто связаны с торфяными отложениями. Торф представляет собой скопление не вполне разложившихся растительных остатков и является прекрасной средой, предохраняющей органические остатки от разложения. С торфяниками связаны весьма многочисленные археологические находки, которые не встречаются в почве, прежде всего деревянные изделия: остатки лодок, весла, черпаки, лыжи, деревянные скульптуры.

Торфяники образуются в более или менее закрытых водоемах с слабопроточной или стоячей водой. Зарастание водоемов ведет к образованию болот с преобладанием торфообразующих процессов. Торфообразующие болота разделяются на три основных типа: луговые, смешанные (травяно-луговые) и моховые, или сфагновые, болота. У мха, образующего сплошную пленку, нижняя его часть, отмирая, опускается вниз и осаждается на дне. С развитием верхнего покрова на нем появляются кустарники, деревья. Постепенно место водоема заполня¬ется разнообразными растительными остатками, которые в со¬стоянии неполного разложения образуют торф. Отложения тор¬фа могут произойти и на пойменных долинах рек, где после половодья возникают заболоченные пространства.
Торфяные отложения бывают различной мощности, что зависит от разных причин, не поддающихся точному учету. Поэтому одних данных о толщине торфяного отложения, перекрывающего культурный слой, недостаточно для установления даже относительной хронологии. Их можно сравнивать только в пределах одного торфяника.

ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ ОБНАРУЖЕНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Осмотр местности. Поиски поселений. По естественным условиям поселения бывают различны, но в основном они делятся на две группы: с открытыми культурными отложениями и скрытыми, покрытыми дерном, не имеющие обнажений. Для поисков таких поселений необходимо использовать данные рельефа, а при осмотре местности тщательно осматривать распаханные участки поля, перекопанную в огородах землю. Обязательное правило состоит в том, что поселения — это единственный вид археологических памятников, которые всегда были связаны с близостью к источнику воды — реке, озеру, ручью.

На вспаханном поле, там где было поселение, выделяются обычно пятна, отличающиеся от окружающей почвы. Они могут содержать золу, черепки, кости, камни.

Особое внимание необходимо уделять осмотру котлованов под постройки, карьеров, канав. Необходимо осматривать места земляных выемок, осыпей. В ходе разведки рекомендуется также использовать пробы, полученные из закрытых культурных слоев с помощью бура или закладки обыкновенных шурфов.

Проще обнаружить городища, имеющие более или менее выраженный рельеф с остатками оборонительных сооружений. Они могут быть на высоких берегах рек между оврагами на мысу у места слияния рек, на приозерных террасах, у подножия гор. Эта связь с рельефом не является, конечно, случайностью, в большинстве случаев она устойчива и весьма характерна. Наличие некоторых городищ можно устанавливать по названию населенных пунктов (городище, городок).

Нередки случаи открытого залегания культурных остатков и слоев. Это в основном происходит естественным путем: когда культурные остатки покрыты незначительным дерном или в песчаной почве, когда наблюдаются так называемые выдувы. Они обычно происходят на культурном слое, так как эти места бывают слабее задернованы.

Следует оказать и о других характерных случаях естественных разрушений: действие оврагов, подмывание берегов реками и образование приречных обнажений террас. Такие обнажения надо тщательно осматривать, обращая внимание не только на них, но и на осыпавшийся материал около воды. Ведь культурный слой может быть полностью разрушен.

Поиски других видов памятников. Поиски бескурганных могильников методически сложны. При сооружении могил первоначально имелись какие-то намогильные конструкции из земли, дерна, дерева, которые со временем не сохранились. Однако след от них все же остается. Он может быть заметен в виде совсем небольших холмиков или, наоборот, углублений, может быть обозначен разницей растительности. Совсем другое дело с курганными могильниками разных типов.

Обычно о них знает местное население. Расположены они на относительно ровных местах, в горной местности — в долинах. Их не надо искать в низинах, заболоченных местах. На поверхности они заметны по-разному, в зависимости от устройства и размеров: совсем задернованные, заросшие и почти не заметные на поверхности, оградки из камней, которые к тому же трудно отличить от камней, находящихся в горных долинах. В таких случаях помогает только очень внимательный осмотр местности, выявление закономерностей в расположении камней, небольших поднятий дерна, разницы в растительности. При этом достаточно уловить одну из конструкций, чтобы потом обнаружить закономерность в их расположении.

Так же трудно обнаружить небольшие земляные курганы. Случается,
что они выделяются над поверхностью поля всего лишь на 30—20 см. Помогает в таких случаях опять разница в растительном покрове, различия в цветности почвы на распаханных полях. Разведку таких памятников лучше производить рано утром или вечером, когда боковое освещение делает более заметными, как бы более выпуклыми все неровности на поверхности поля.

Специальной спелеологической подготовки требует разведка пещер. Она включает два вида работы: поиски пещер, сбор сведений о них и обследование самих пещер, работу внутри. Обследование пещер — дело сложное. Спускаться одному в пещеру нельзя. В группе обязательно должны быть подготовленные спелеологи и специальное снаряжение: каски, штормовки, специальная обувь, веревки, веревочные лестницы, аккумуляторное освещение, теплое белье. Необходимо знать, что в любую, даже самую жаркую погоду температура внутри гротов примерно +4°. Обследование пещер не безопасно. Нельзя спускаться внутрь пещеры всем участникам спуска. Обязательно один из участников группы должен оставаться на поверхности.

Пещеры не сразу открывают свои тайны. Опыт свидетельствует, что нередко удается открыть археологические остатки в пещере с первого ее посещения. Культурные отложения на дне гротов, как правило, перекрыты продуктами разрушения. В пещерах обычно влажно. При недостатке освещения трудно что-либо заметить как внизу, так и на сводах пещеры. Например, прежде чем были открыты палеолитические рисунки в Каповой пещере на Урале, в пещеру несколько раз опускались специалисты.
Специальной подготовки требуют поиски горных выработок. Их много открыто за последние годы в горных и предгорных районах Кавказа, Урала, Казахстана, Алтая и Саян. Сначала надо найти открытую рудную жилу. Потом определить те места, где выбиралась руда. Археолог должен знать характеристику руд, определять руду визуально и, конечно, отличать рудную жилу от сопровождающих ее нерудных пластов.

Несколько слов о поисках петроглифов. Различают петроглифы двух видов: расположенные на больших прибрежных каменных массивах сланцев различной плотности или на отдельных валунах в урочищах и долинах. По технике исполнения на камне изображения бывают трех типов: нарисованные кирпично-красной охрой, выбитые как бы точечной техникой (с дополнительной прошлифовкой) и прочерченные. Изображения во многих случаях плохо заметны: краска выцвела, точечная выбивка может зарости лишайником, а прочерченные линии так тонки, что даже вблизи плохо различаются. К тому же надо четко знать, что ищешь, какие изображения, видеть подобные изображения до поисков, хотя бы по публикациям, но лучше, конечно, на самом камне.

Определенные сложности возникают и при поисках древних каналов, дорог, пашен. При определении археологического объекта первостепенное значение имеет изучение неровностей рельефа и разницы в цвете, сочности растительности. К тому же, как правило, эти памятники не существуют сами по себе: они привязаны к другим археологическим объектам, прежде всего к поселениям.

ПОЛЕВАЯ РАБОТА НА ОБНАРУЖЕННОМ АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ ПАМЯТНИКЕ

Предраскопочные обследования. Современная методика требует проведения тщательных предварительных исследований до проведения раскопок. Чем более детальны наземные исследования, тем точнее может быть определена задача будущих раскопок.

Руководитель экспедиции или отряда должен иметь специальный лист-перечень всего необходимого для работы. Цель разведочного обследования сводится к получению в основном следующих конкретных данных: 1) обследовать найденный памятник, сфотографировать и поместить в карте маршрута, описать; 2) собрать подъемный материал (коллекцию керамики безотносительно к месту ее размещения); 3) сделать промеры простые или инструментальные: определить размеры поселения; 4) составить два плана: простой контурный план местности и план археологического памятника в масштабе; 5) установить зоны дальнейшего исследования; 6) указать причины выбора этого места для поселения древними; 7) определить предварительно взаимоотношения данного памятника с другими и в целом с окружающей местностью; 8) сформулировать задачи будущих исследований.

Приступая к работе, руководитель экспедиционной группы должен поставить задачу обследования памятников перед участниками разведки. В соответствии с проводимой в стране паспортизацией памятников истории и культуры следует заполнить паспорт или передать все предусмотренные паспортом данные в организацию, которая занимается составлением паспортов на исследуемой территории (отдел культуры райисполкома, областное управление культуры, группа по паспортизации).

Необходимо учесть, что самое лучшее время для предварительного исследования — это равняя весна или осень, когда нет обильной растительности.

Место памятника должно быть внимательно осмотрено не только в пределах распространения находок, но значительно шире. После определения границ памятника необходимо составить детальный план на основании съемки, который должен содержать совокупность графических сведений о памятнике: рельеф, углубления и возвышенности, ямы, пограничные рвы и валы, а также участки выходов культурного слоя. Вместе с планом делается и нивелировка, чтобы получить профиль поверхности памятника.

Рис. 3. Выражение горизонталями различных элементов рельефа

Рис. 3. Выражение горизонталями различных элементов рельефа

Детальный план выполняется с помощью инструментальной съемки специалистом-топографом и требует специальных знаний. Наиболее приемлемая и доступная в условиях разведки съемка памятника теодолитом, промеров расстояний между точками (отметками на местности) с помощью буссоли или нивелира.

Если исследователь ограничен во времени, и при этом не имеет соответствующего инструментария, то в этом случае делается план городища на глаз, с применением компаса для ориентировки и при промерах рулеткой, веревкой или шагами. Такой план, при всей его неточности, послужит необходимым дополнением к описанию в дневнике. При этом четко должны быть определены базовые точки, между которыми измеряются расстояния. Этот метод измерений известен как траверс. Цель его — установить расстояние, направление между отдельными точками и перенести данные в масштабе на чертеж.

Наиболее тщательный план делается при помощи измерения рулеткой или мерной веревкой. Сначала отмечаются осевые линии по сторонам запад — восток и север — юг через территорию памятника, затем они промеряются с фиксацией отметок на местности с помощью колышков, а потом колышки ставят на площади на расстоянии 10 м друг от друга по всей исследуемой территории. В таком случае вся территория размечается на квадраты по 10 м, которые переносятся на бумагу со всеми наблюдаемыми изменениями на поверхности. Такая сетка служит основой и для сбора подъемного материала, обеспечивает определенную точность исследовательских работ и не позволяет пропустить что-либо важное. Если площадь не очень большая, то можно разметить ее сразу, можно по частям. По мере того как участок полностью исследован, колышки сдвигаются

Рис. 4. План Семикаракорского городища (по Плетневой)

Рис. 4. План Семикаракорского городища (по Плетневой)

Иногда, при крупных обследованиях, удобно делить всю территорию на участки и каждый участок тщательно обмерять отдельно. Участки могут быть ограничены современным сооружениями, такими, как заборы, телеграфные столбы или дороги, которые служат ориентиром и должны войти в план.

Можно производить съемку веером. Для этого нужно установить столб в центре и распределить по кругу колышки, ограничивающие территорию поселения. В дальнейшем вымеряются расстояния от каждого колышка до столба, углы между двумя колышками. Когда практически работа заканчивается, общая сумма углов должна составлять 360°, Таким способом удобно проводить съемку городищ, курганных групп. При такой съемке пользуются теодолитом, которым измеряются азимуты и расстояния до визируемых точек на открытых пространствах.

При съемке плана курганного могильника через его площадь проводится прямая линия (базовая), по ней забиваются колышки через 10 м или какое-то другое определенное расстояние, в зависимости от размеров территории съемки, и от линии по перпендикуляру измеряются и наносятся курганы.

Важно, а часто и необходимо провести съемку рельефа территории памятника. С помощью оптического нивелира и рейки, если площадь памятника размечена квадратами по 10 м, можно провести нивелировку всей площади. Более простая и в то же время дающая представление о рельефе поверхности нивелировка проводится только вдоль осевой линии, траверса, проходящего через весь памятник, и вдоль второй, пересекающей ее линии через равные промежутки — 1 или 2 м.

Нивелировку можно провести и наиболее простым способом. Для этого необходимы две мерные рейки и строительный уровень. Точка, от которой начинается измерение, выражается условно как 0. Устанавливается рейка горизонтально между точками. Горизонтальность фиксируется с помощью строительного уровня, а разница уровня между точками измеряется рейкой или линейкой и записывается на плане или в полевом дневнике. В результате получается линия нивелировочных данных каждой точки в зависимости от предыдущей. Таким способом очень удобно производить нивелировку и определение высоты курганов.

Рис. 5. Планы курганных могильников: / — Булан-Кобы (по Мамадакову): 2--могильник Беткудук (по Ахинжанову, Самашеву и др.)

Рис. 5. Планы курганных могильников:
/ — Булан-Кобы (по Мамадакову): 2—могильник Беткудук (по Ахинжанову, Самашеву и др.)

План рекомендуется вычерчивать на миллиметровой бумаге. Масштаб устанавливается производящим съемку в целях удобства и в зависимости от размеров снимаемой площади. Наиболее удобным является масштаб 1 : 500; при больших площадях, в несколько километров, лучше взять масштаб 1 : 1000. Для вычерчивания необходимы: линейка, транспортир, угольник, циркуль, резинка, карандаш, булавки и кнопки.

Активное обследование памятника производится группой в три человека: один делает записи, другие делают измерения и
проводят сбор коллекции. Если обнаруживается богатая поверхностная коллекция, руководитель должен определить дальнейшую работу. Квадраты, которые насыщены археологическим материалом, помечают на плане, и их исследование продолжается отдельно. Когда квадраты обследованы и пронумерованы, находки собираются с поверхности и упаковываются с этикетками.

Полевые записи должны содержать основные данные: общие сведения о местоположении памятника, дороги, столбы, реки, села, мосты и т. д., характеристику поверхности, привязку к ныне существующим ориентирам, сведения о степени концентрации археологических материалов.

Сбор подъемного материала. На многих памятниках, особенно поселениях, при разведках, даже без предварительных раскопок, можно собрать подъемный материал. Поэтому помимо изучения поселения по его местоположению, плану и рельефу и исполнения соответствующих чертежей необходимо произвести описание находок, собранных на его поверхности. Работа эта требует соблюдения определенных правил. Наиболее типичная ошибка при сборе подъемного материала заключается а том, что с поверхности поселения или в местах повреждения культурного слоя могут встретиться в большом количестве различные предметы, среди которых обычно преобладают обломки глиняных сосудов. Не надо торопиться произвести сбор находок без учета их связи с отдельными участками поселения. Не рекомендуется производить сбор материала выборочно, беря преимущественно фрагменты керамики с орнаментом. Таким путем можно получить совершенно искаженную характеристику поселения, к тому же подкрепленную и материалом. При осмотре поверхности поселения нельзя собирать керамику в большом количестве, а потом производить отбор, разбрасывая на ходу ненужную керамику. Такое перемешивание материала на поверхности и его перемещение недопустимы, особенно на памятниках, имеющих сложную стратиграфию.

Обследование и сбор подъемного материала производится по участкам с соответствующими записями, обозначением их па плане. Если на поселении проведена разметка на квадраты 10х10 м, то сбор подъемного материала надо провести по квадратам разметки с обозначением подъемного материала на плане.

Изучение стратиграфии, пробные раскопы. В ходе разведок первостепенной задачей при изучении поселений является изучение стратиграфии и определение культурного слоя. Стратиграфическая характеристика необходима для дальнейшего исследования памятника.
Производя наружный осмотр поселения, следует осмотреть все имеющиеся разрушения, открывающие культурные отложения или дающие возможность обнажить нужные для изучения слои без лишних повреждений.

Чтобы изучить стратиграфию памятника, необходимо подготовить разрез, где хорошо были бы заметны слои. Для этого выбирается обнаженный участок берега, оврага, карьера, который должен быть зачищен ровно, четко, отвесно, так, чтобы совершенно ясной была бы стратиграфическая колонка от поверхности до материка. Размеры зачищенного профиля, его ширина могут быть различными, но достаточно широкими, чтобы проследить слой, зарисовать и сфотографировать. Место зачистки должно быть нанесено на план.

Сложной, глубоко исследовательской является процедура рассмотрения стратиграфии по зачищенному профилю. Данные наблюдений послужат ориентиром для дальнейших исследований. Вертикальные обнажения дадут фактический порядок слоев, их относительную хронологию, а вместе с этим и связь с ними археологических материалов. В конечном итоге мы можем прийти к очень важным заключениям о данном памятнике.

Образовавшиеся в местах поселений отложения редко бывают однородными, чаще всего они будут представлять собой совокупность слоев, различных по составу, характеру и форме залегания, структуре и цвету.

По этим признакам и следует их характеризовать, придерживаясь одной системы, с тем чтобы обеспечить возможность сопоставления и сравнительного изучения древних поселений по стратиграфическим данным.
Важнейшими показателями при описании слоя является его состав, границы и форма, вслед за этим — цветность, структура и включения. При изучении стратиграфии отложений надо четко отделять один слой от другого и определять границы их залегания. Встречаются случаи, когда отложение будет делиться на два или несколько горизонтов. Например, при одинаковом цвете оно может иметь некоторые различия в структуре, или наоборот, при одинаковой структуре различную окраску. Эти различия следует помечать.

Рис. 6. Стратиграфическая колонка пещерных отложений: 1 - материк: 2 — слой с редкими находками мустьерских изделий: 3, 5, 11, 13 — стерильные прослойки:	4 — следы обитания пещерных медведей:	6—9 — культурные горизонты разных периодов: 10, 12 неолит; 14 — глина с камнями (стерильная прослойка):	15 — слой раннего железного века: 16—18 современные слой

Рис. 6. Стратиграфическая колонка пещерных отложений:
1 — материк: 2 — слой с редкими находками мустьерских изделий: 3, 5, 11, 13 — стерильные прослойки: 4 — следы
обитания пещерных медведей: 6—9 — культурные горизонты разных периодов: 10, 12 неолит; 14 — глина с камнями (стерильная прослойка): 15 — слой раннего железного
века: 16—18 современные слой

Слои надо описывать последовательно сверху вниз, указывая их мощность (толщину), структуру и цвет. Особенно подробно требуется описать слой, несущий культурные остатки.

В тех случаях, когда культурный слой полностью скрыт другими напластованиями и нет обнажений, закладывается небольшой пробный раскоп для выяснения стратиграфии и характера археологического материала. Раскоп можно заложить размером 2X2 м до глубины материка после того, как обследована поверхность, выполнены измерения и сделан план памятника. При этом пробный раскоп должен быть обязательно размечен, иметь строго прямоугольную форму, ориентирован по сторонам север — юг — запад — восток, нанесен на план в масштабе.

В масштабе 1:20 следует сделать план раскопа, на который наносятся все находки, а потом зачищаются стенки и выполняются профили. Можно ограничиться профилем одной стенки, с обязательным указанием на чертеже, какой. Иногда на исследуемом поселении закладывается несколько небольших шурфов, когда надо определить границы памятника. При этом все они наносятся на план и пронумеровываются.

Значительно сложнее сделать съемку плана пещеры. Основой служит базисная линия. В пещере она проводится в виде натянутого шпагата, причем не обязательно строго горизонтально. В пещере это трудно выполнить. На бумаге же надо эту линию сориентировать по компасу и установить угол этой базовой линии на чертеже. Если пещера глубокая, базовая линия может менять свое направление. В таких случаях надо обязательно измерять угол поворота линий. Далее обмеры проводятся от базовой веревки через установленные расстояния (0,5—1 м, 5 м).
Измерения ведутся как по вертикали, так и по горизонтали от условной линии. Данные последовательно заносятся в дневник по точкам отсчета по базовой линии. Потом по этим данным вычерчивается план пещеры в двух разрезах: в горизонтальном и вертикальном.

Важной процедурой работы во время разведки является фотографирование, дающее научно-документированный материал.

При обследовании памятника следует выполнить следующие фотоснимки: общий вид памятника с нескольких точек, обязательно с мерной рейкой и крупной на картоне цифрой, обозначающей номер обследуемого памятника. В полевом дневнике надо указать, с каких точек шла съемка (с северной, южной и т. д.). Отдельно делаются фотоснимки зачистки разреза пробных раскопов, отдельных заметных объектов. При этом обязательно надо иметь мерную рейку и цифры, обозначающие номер памятника, объекта.

При исследовании курганного могильника рекомендуется пронумеровать на плане каждый курган, сфотографировать полностью всю группу или по частям и каждый курган в отдельности.

АЭРОФОТОРАЗВЕДКА И ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

Развалины древних городов или степные курганы хорошо заметны на местности. Но они составляют только часть древних объектов, изучаемых археологией. Остальные разрушены, затянуты тысячелетними наносами почвенных напластований и настолько слились с окружающим ландшафтом, что даже профессионал не всегда может их обнаружить. Известно много примеров, когда в месте, где не раз бывали археологи, какой-то памятник вдруг обнаруживается случайно при земляных работах. Использование современных методов археологической разведки позволяет подобные «неожиданности» свести к минимуму.

Одним из таких методов является аэрофоторазведка, которая дает археологу широкие возможности и резко повышает эффективность его работы.

Из истории аэрофоторазведки. Первые фотосъемки археологического памятника с воздуха в XIX в. сделал англичанин П. Шэрп во время полета на воздушном шаре. Он сфотографировал сверху всемирно известный Стоунхендж. Эти фотографии произвели большое впечатление тем, что позволили археологам одним взглядом охватить весь комплекс со всеми прилегающими к нему валами, бороздами и иными малозаметными особенностями рельефа. Вскоре после первой мировой войны «воздушная археология» стала применяться довольно широко (О. Кроуфорд в Англии, А. Пуадебар во Франции и на Ближнем Востоке и т. д.).

В СССР первые опыты аэрофоторазведки археологических объектов относятся к началу 30-х годов и связаны с именами С. Н. Павлова, В. А. Шишкина, М. В. Воеводского. С воздуха изучалось распространение памятников на юге Средней Азии. Сначала это были эпизодические работы, и только в 1946 г, удалось начать широкие планомерные аэроисследования. Они были организованы С. П. Толстовым. Первый же сезон 1946 г. дал необычайно обильные результаты. Была обследована огромная территория в низовьях Амударьи и Сырдарьи, на которой оказалось свыше 200 не известных до этого городищ и поселений, а также многочисленные следы древней ирригации. Аэрометоды позволили не только успешно находить памятники и составлять археологические карты, но и решать важные исследовательские задачи в комплексе с геоморфологическими методами. Так был выполнен ряд исследований по истории орошения земель древнего Хорезма, по экологии древних культур Приаралья, невозможных без применения аэрометодов. Успешный опыт в Хорезме привлек к аэрофоторазведке других археологов. К. В. Шишкин, изучая аэрофотоснимки территории Уманыцины, открыл на Украине огромные поселения трипольской культуры, выяснил их планировку и даже сосчитал количество существовавших на них построек. Считали, что трипольская культура давно и хорошо изучена. До сих пор в учебниках сообщается, что самое большое поселение Владимировка состояло примерно из 200 жилищ. Подсчеты по аэрофо¬тоснимкам увеличивали эту цифру в десять раз. Этому трудно было поверить, но последующая проверка наблюдений К. В. Шишкина, произведенная Н. М. Шмаглием и В. П. Дудкиным с помощью геомагнитной разведки и контрольных раскопок, подтвердила предположения, сделанные на основе аэрофотоснимков. Так, Майданецкое поселение, оказывается, занимало площадь более 200 га. Выявлена его структура, жилища располагались концентрическими овалами вокруг густо застроенного центра. Здесь было не менее 1700 жилищ. Трипольские «протогорода» — одно из важнейших открытий советской археологии за последние годы.

В ряде случаев, особенно когда археологические исследования связаны с зоной каких-либо срочных работ в труднодоступных районах, эффективным становится совмещение анализа аэрофотоснимка с визуальными наблюдениями с вертолета. Так, в 60-х годах с помощью вертолета Саяно-Тувинской экспедиции под руководством А. Д. Грача удалось в короткие сроки составить карту памятников, которые сейчас затоплены водохранилищем Саяно-Шушенской ГЭС.

Физические основы аэрофоторазведки. Выявление геометрических очертаний древних объектов, скрытых в современной почве, основывается на следующих данных: тени микрорельефа поверхности при косом утреннем или вечернем освещении, различия в составе почвы и характере растительности. В основе лежит тот факт, что любое перемещение почвы в результате деятельности человека оставляет в ней неизгладимые следы, В силу своей давности многие из них в настоящем настолько малозаметны, что их можно увидеть только с большой высоты и при косом освещении.
Тени микрорельефа позволяют обнаружить следы древних памятников там, где почва не скрыта под покровом густой растительности, например на прибрежных или предгорных террасах, в степи, полупустыне или в пустыне. Именно таким образом были открыты многие археологические объекты Хорезма, античные усадьбы и наделы, кельтские поля. Наиболее эффективное время для аэрофоторазведки — ранняя весна, когда всходы только пробиваются, или осень, когда на полях убран
урожай, а трава на свободных от посевов площадях уже выгорела.
Различия в составе почвы заметны сверху независимо от теней микрорельефа, поскольку цвет потревоженной или перемещенной почвы отличается от окружающей нетронутой почвы даже в тех случаях, когда перекопы происходили много столетий тому назад. Следы от углубленных в землю жилищ, кольцевые рвы, из которых брали землю для насыпей и курганов, перекопы грабителей, хозяйственные ямы, канавы или оросительные каналы, колодцы — все более или менее значительные углубления в девственный почвенный слой веками накапливали перегной и другие остатки и обязательно отличаются по цвету или яркости. Даже там, где почва давно распахивается, эти различия остаются. Они становятся особенно заметными после весенней вспашки, которая усиливает контрасты и тональности тех участков, где почва когда-то была потревожена.

Характер растительности, особенно ее интенсивность, тоже указывает на погребенные в почве инородные остатки. Здесь действуют закономерности: на потревоженной почве над бывшими ямами, канавами и другими углублениями, заполненными перегноем, растительность гуще, выше, влажнее, и наоборот, над древними стенами или фундаментами зданий, над утоптанными дорогами или плотными скоплениями керамики растения будут менее пышными и густыми.

Практика аэрофоторазведки. Первичные обследования местности, на которой намечаются археологические исследовании, лучше всего начать с аэровизуальных наблюдений с вертолета, сопровождая их перспективной фотосъемкой через смотровые окна. Одновременно следует отмечать на карте или схеме четкие ориентиры для наземных маршрутов: перекрестки дорог, строения, отдельно стоящие деревья, овраги и т. п. Привязки к ориентирам, сделанные с воздуха, позволяют затем легче обнаружить на земле зафиксированный памятник.

Известно, какое важное значение для исследования исторической топографии памятника имеет его точный инструментальный план. Работа эта весьма трудоемкая, особенно если, например, изучается большое городище сложной структуры. Наличие крупномасштабных аэрофотоснимков позволяет существенно уменьшить трудовые затраты на создание плана археологического памятника. Для этого в поле по заранее установленным реперам определяется несколько высотных отметок памятника, а вся последующая работа может быть выполнена и камеральных условиях по аэрофотоснимку с помощью стереоизмерительных приборов. Как показывают сравнительные данные, топографический план памятника размерами 2X2 км и высотой 10—15 м по аэрофотоснимку составляется за 3—5 часов, а при инструментальной съемке — за 7 дней.

Судя по мировому опыту, «воздушная археология» становится все более неотъемлемой частью археологии «земной», и это вполне понятно. Размах и темпы промышленного строительства и освоение новых сельскохозяйственных угодий намного опережают темпы археологических исследований, многие памятники гибнут. Требуется их фиксация, документирование, составление государственных паспортов, учет, составление карт археологических памятников. Все это требует применения аэрофоторазведки. При проведении разведок археологических памятников и особенно при их обследовании применяются геофизические методы исследования.

Электроразведка и магниторазведка. Эффективность их применения зависит от многих условий, связанных как с качеством используемой аппаратуры, так и с характером данного участка местности. Поэтому априорные рекомендации по выбору того или иного метода малоперспективны. Одним из главных условий успеха в такой работе является привлечение к исследованиям профессионала-геофизика, но для успешного взаимопонимания археолог обязан знать некоторые основы наиболее распространенных методов и примеры их успешного использования.
Главная ценность геофизических методов в археологии состоит в том, что они позволяют в некотором смысле «видеть» сквозь землю до раскопок, т. е. обнаруживать различные предметы и детали древних сооружений, погребенные в почвенном слое или даже значительно глубже его. Тем самым создаются благоприятные условия для значительной экономии земляных работ. Наиболее интересные результаты получены от применения двух основных методов: электроразведки и магниторазведки. Несмотря на разную физическую природу, полевая техника и практика их использования имеют много общего.

Физический принцип, на котором строится метод электроразведки, прост и понятен. Всякая физическая среда (горные породы, глина, песок, почва) проводит электрический ток по-разному. Это зависит от удельного сопротивления данного вещества. Например, различные кристаллические породы плохо проводят ток. Их удельное сопротивление очень высокое. Рыхлая, влажная почва, наоборот, является хорошим проводником тока. Сухая глина проводит ток хуже, чем влажная, и так далее. Примеры удельного сопротивления разных пород приведены в табл. 1.

Принцип действия электроразведочной аппаратуры состоит в измерении сопротивления тока, который пропускается между воткнутыми в землю электродами. Принципиальная схема такого устройства приведена на рис. 7. Если между электродами в земле нет никаких инородных включений, то сопротивление будет соответствовать характеру почвы. Если же сопротивление существенно меньше или больше того, которое присуще данной породе, значит, под почвой скрыто либо другое, плотное тело (например, остатки каменной или кирпичной кладки), либо какая-то полость, заполненная рыхлым грунтом. На практике такая схема никогда не используется, поскольку при ней возникает ряд помех (разность потенциалов и сопротивление между электродом и землей, собственные токи земли, поляризация электродов и др.). Современная электроразведочная аппаратура значительно более сложна. Она использует переменный ток (этим устраняются многие помехи), автоматизированные системы регистрации показаний. Пользоваться ею нужно профессионально, и искусство археолога при электроразведке состоит не столько в работе с аппаратурой, сколько в правильном выборе участ¬ка для зондирования. Практика зондирования, как уже отмечалось, имеет много общего с практикой магниторазведки, поэтому ее целесообразно рассмотреть после ознакомления с основами магниторазведки.

razvedki-7

Рис. 7. Схема измерения электриче¬ского сопротивления почвы (по Эйткину)

Рис. 7. Схема измерения электриче¬ского сопротивления почвы (по Эйткину)

Принцип магниторазведки основывается на хорошо известном эффекте отклонения магнитной стрелки, если к ней под¬нести железный предмет. Так, если хорошо уравновешенную на горизонтальной оси (но не на вертикальной, как у компаса) магнитную стрелку поднести к поверхности почвы, под которой находится кусок железа, она заметно отклонится. Однако между физическим принципом и практическим применением лежит длинная цепь технических усовершенствований, позволяюших получить простые и надежные в обращении приборы, Если бы можно было пользоваться только непосредственно магнитной стрелкой, метод магниторазведки не нашел бы практического применения. Поэтому приборы для магнитной разведки устроены так, что они измеряют не отклонения магнитной стрелки, а величину напряженности магнитного поля земли в данном месте. В разных местах нашей планеты напряженность магнитного поля разная, на полюсах она вдвое сильнее, чем на экваторе. Однако для каждого определенного широтного пояса средняя напряженность известна. На ее фоне могут возникать отклонения, аномалии, причем не только там, где на небольшой глубине под поверхностью почвы погребены какие-то инородные включения (не обязательно железные). Окислы железа содержат многие древние предметы: кирпич, обожженная глина, остатки очагов, кострищ и т. д. Магнитные свойства имеют не только вещества, подвергшиеся действию огня. Засыпанные ямы, рвы, колодцы, заброшенные дороги обладают определенной магнитной восприимчивостью, отличающейся от окружаю» щей почвы. Эта разница улавливается магнитометрическими приборами и позволяет их обнаружить.

В практической работе методы электро- и магниторазведки имеют много общего. Это общее прежде всего состоит в сходстве техники полевых измерений. На выбранном для исследования участке размечается сетка со стороной квадрата в 1 м. Размеры участка, естественно, определяются предполагаемыми размерами искомого памятника или его части, которую надо обследовать. Если ожидаются небольшие объекты (до 1 м в по перечнике), то лучше уменьшить размер стороны квадрата до 0,5 м, и наоборот. При обоих методах (электро- и магниторазведки) на точках пересечения квадратной сетки снимаются показания приборов, их значения наносятся на вычерченную на бумаге сетку обычно в масштабе 1:50, 1:100.

При электроразведке в точках пересечения сетки в почву вводятся электроды и измеряется удельное сопротивление между ними. Очень важно соблюдать точность установки электродов, поскольку даже незначительные изменения разноса между ними приводят к погрешности измерения. Особенно часто такие «незаметные» ошибки возникают при использовании тесемочной рулетки, которая от длительного пользования растятвается.

При магниторазведке над точками пересечения квадратов помещается датчик магнитометра. Высота датчика над почвой должна быть одинаковой: 0,5—1 м, в зависимости от типа прибора. После того как измерение снято и записано, каждая линия сетки представляет собой электрический или магнитный профиль данного участка памятника. Затем обычным способом
построения изолиний (в случае магниторазведки эти линии называются изодинамами, а при электроразведке — изоомами) вычерчивается электро- или магнитная карта памятника. Meста с наиболее высокими отклонениями от фона (который принимается за 0) свидетельствуют об инородных подпочвенных включениях.

Современное геофизическое приборостроение постоянно развивается. Поэтому вопрос о выборе приборов для археологической разведки требует детальных консультаций с профессионалами.

Краткий обзор результатов. Метод электроразведки применяется в археологии с 1946 г. (Р. Эткинсон, Англия), магниторазведки — с 1956 г. (М. Эйткин, Англия). За прошедшие годы обнаружены и изучены сотни разных памятников. Качественные изменения произошли в технике измерений. Резко увеличилась чувствительность и стабильность приборов. В последние годы эффективность этих методов возросла за счет автоматизации процессов измерения (самой трудоемкой части работы); возможности получения непрерывных профилей, автоматически обрабатываемых встроенными в систему измерительных приборов микропроцессорами; автоматизированная регистрация измерений самописцами и графопостроителями.

В советской археологии первые успешные опыты были проведены в 1962 г. С. И. Руденко и Г. С. Франтовым на неолитической стоянке Вьюн под Ленинградом и в 1963 г. К. К. Шиликом на городище древнего Изяславля. Большое значение имеет многолетний полевой эксперимент, проводимый Тарханкутской экспедицией в Западном Крыму на сельском поселении эллинистического времени (А. Н. Щеглов, В. В. Глазунов). Его целью является разработка комплексной методики археолого-геофизичеекого исследования памятника.

Приведем отдельные, наиболее интересные результаты археолого-физических исследований древних памятников. Как известно, в 146 г. до н. э. осуществилась фанатическая мечта римского сенатора Марка Порция Катона старшего — «Карфаген должен быть разрушен». Однако вскоре на месте старого Карфагена возник новый, построенный по римскому образцу, который превратился в огромный город с населением более 300 тыс. человек. Здесь был форум, театр, много храмов, знаменитые термы Антониона, а на западной окраине — цирк, который своей овальной формой больше походил на стадион или ипподром, поскольку был известен скачками на колесницах.

Сейчас немногим сохранившимся на окраине города Туниса руинам древнего Карфагена угрожает новая опасность — исчезнуть под асфальтом и бетоном современного города В этой связи с конца 60-х годов правительство Туниса совместно с ЮНЕСКО начало осуществлять проект охраны исторических руин Карфагена. В рамках этой программы в Тунис в числе других была приглашена археологическая экспедиция Польской Академии наук. Предварительно были изучены письменные источники, карты Туниса, снятые в разные времена, проведена аэрофотосъемка. Прибыв на место в 1972 г., сотрудники экспедиции, среди которых были археологи и инженеры, опробовали разные методы геофизической разведки и остановились на электроразведке.

За четыре месяца экспедиция в составе шести специалистов прозондировала территорию в 320 тыс. кв. м. Результаты измерения были обработаны на ЭВМ, которая в итоге «нарисовала» карту с контурами и отдельными элементами несущих конструкций древнего стадиона. Уже сама карта до контрольных раскопок дала много интересной информации. Оказалось, что полная длина стадиона была 550 м, а ширина — 148 м; размеры арены — 448 на 80 м; ширина трибун — 35 м; ширина беговых дорожек между ареной и трибунами — 35—37 м. Трибуны покоились на толстых продольных и поперечных стенах толщиной в 1—1,5 м. Можно было подсчитать, что такой стадион вмещал от 130 до 140 тыс. зрителей, т. е. больше, чем любой из современных стадионов.

Затем были проведены небольшие по масштабам контрольные раскопки на отдельных участках. Имея достаточно точную карту древнего стадиона, можно более уверенно планировать охранные мероприятия.
После аэроразведки на Майданецком поселении трипольской культуры была проведена детальная магнитометрическая съемка. Выбор метода в данном случае определялся тем, что в отличие, например, от окраины Туниса здесь не было значительных источников помех для измерения напряженности магнитного поля. К тому же заведомо было ясно, что использование магнитометра будет эффективным, поскольку главным элементом трипольских поселений являются «площадки» — остатки жилищ, представляющие собой толстый слой хорошо утрамбованной глины. Площадь такого дома достигала 100 и более квадратных метров. В нем было несколько отсеков (комнат) с очагами, от которых остались большие массы прокаленной глины, обладающие свойством термоостаточной намагниченное сти. «Площадки» залегают неглубоко под слоем современного чернозема (0,5—0,7 м). Все это создавало благоприятные условия для того, чтобы выбрать именно магнитометрический метод исследования.

Территория поселения (более 200 га) была размечена сетью съемочных квадратов 4 на 4 м. Отдельные участки, на которых затем проводились контрольные раскопки, подвергались более детальной съемке с ячейками 2 на 1 м. Использовался отечественный оптико-механический магнитометр М-27. В результате съемки была составлена магнитная карта поселения, на которой оказалось 1575 аномалий, соответствующих остаткам трипольских домов. Контрольные раскопки показали, что при сетке 4X4 м точность определения контуров «площадок» находилась в пределах ±1 м, а при детальной съемке—±0,25 м.

В Западном Крыму у Ярылгачской бухты экспедицией под руководством А. Н. Щеглова ведутся раскопки сельского поселения античной эпохи (IV—III в. до н. э.). С 1970 г. здесь проводится длительный эксперимент с целью разработки комплексной методики археолого-геофизического исследования памятника.

Рис. 8. План расположения «площадок» в западной частя Майданецкого поселения (по Дудкину)

Рис. 8. План расположения «площадок» в западной частя Майданецкого поселения (по Дудкину)

Сначала была сделана высокоточная топографическая съемка местности, занятой поселением. Затем была составлена геоботаническая карта этого же участка. Характер растительного покрова — высота, интенсивность и видовой состав — отражает структуру культурного слоя. Над остатками каменных стен и над скоплениями керамики травяной покров реже и представлен низкорастущими видами. Над промежутками между стенками, наоборот, растительность выше и гуще. Эти два плана, наложенные один на другой, позволили в первом приближении оконтурить основные границы оплывших руин отдельных крупных сооружений (рис. 9).

В течение ряда сезонов на памятнике работала группа геофизиков, испытывавшая разные методы съемки различными приборами. Эти исследования показали, что еще до раскопок можно выяснить общий характер планировки основных сооружений, с тем чтобы последующие исследования были наиболее продуктивными. Для этого достаточно сделать магнитную съемку в масштабе 1:100. Она выполнялась квантовым магнитометром М-33 по квадратам 1X1 м, высота датчика 0,6—0,7 м над современной поверхностью. Имея такую карту, можно выбрать наиболее перспективный с точки зрения задач экспедииии участок для раскопок.

Детальная съемка дает иногда очень точный результат. Например, на магнитном плане одного сооружения был виден пролом в стене, сделанный в древности тараном, и след от обгоревшего бревна, использованного в качестве тарана.

Рис. 9. Схема последовательности геомагнитного картирования и раскопок римской усадьбы в Западном Крыму (по Щеглову):  топографическая съемка; — магнитометрическая съемка и шурфовка; 3 -- электроразведочная съемка: 4 — план раскопанного помещения

Рис. 9. Схема последовательности геомагнитного картирования и раскопок римской усадьбы в Западном Крыму (по Щеглову):
топографическая съемка; — магнитометрическая съемка и шурфовка; 3 — электроразведочная съемка: 4 — план раскопанного помещения

Однако всю поверхность земли не прозондируешь. Поэтому область взаимного дополнения должна лежать там, где археолог интуитивно видит или чувствует необходимость провести общее или детальное зондирование на данном участке, а геофизик, исходя из своего профессионального опыта, может быстрее сориентироваться в выборе оптимального метода, наиболее подходящих для данного случая приборов, способов съемки и т. п.

Все результаты разведочных работ на археологическом памятнике, включая место его расположения, данные осмотра, подъемный материал, сведения о пробных раскопках, чертежах, фотографиях, а также сведения о физических методах исследования, должны быть занесены в дневник и на отдельную карточку.

Раскопки могильников и поселений — это наиболее ответственная часть процедуры полевых исследований в археологии. Разведки всегда дают сведения разного уровня, которые потом можно неоднократно проверять, дополнять. Процедура лабораторных исследований тоже повторима и зависит от совершенства методики. Совершенно иное — раскопки; они неповторимы. Раскапывая памятник, как бы тщательно и квалифицированно мы это ни делали, мы его разрушаем. После наших раскопок он уже перестает существовать как памятник археологии, становится суммой материалов и сведений, добытых в ходе раскопок. Поэтому раскапывать памятники должны только специалисты, имеющие соответствующую подготовку. Им выдается специальное разрешение на раскопки — «Открытый лист» по форме № 1 на полное исследование памятника, по форме № 2 на частичные раскопки, по форме № 4 — на аварийные раскопки разрушающихся памятников.

Организация, проводящая раскопки, и руководитель раскопок должны позаботиться об укомплектовании экспедиции необходимыми специалистами. Проведение современных раскопок требует наличия квалифицированных фотографов, чертежников, реставраторов, антропологов и других специалистов, в зависимости от задач экспедиционного исследования.

К оглавлению книги «Методы археологического исследования» / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика