А.И. Мартынов, А.Я. Шер — Археологические памятники, источники и общие задачи их исследования

К оглавлению книги «Методы археологического исследования» / К следующей главе

В отличие от обиходного представления о памятниках как о скульптуре, монументе, обелиске и т. п. в археологии памятниками называются любые остатки древних сооружений, следы трудовой или культовой деятельности древних людей, а также сами древние вещи, изготовленные когда-то человеком или приспособленные им для своих целей (в иноязычной литературе такие предметы называются «артефактами»). Такая расширительная трактовка понятия «памятник» сложилась в археологии давно, а после принятия в 1976 г. Закона СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» она в несколько уточненном виде была закреплена юридически. Согласно ст. 1 Закона, памятниками археологии являются городища, курганы, остатки древних поселений, укреплений, производств, каналов, дорог, древние места захоронений, каменные изваяния, наскальные изображения, старинные предметы, участки культурного слоя древних населенных пунктов.

ВИДЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Археологические памятники многообразны. Соответственно разными могут быть и их классификации. Общепринято подразделение археологических памятников на два основных вида: поселения и погребальные сооружения. Большинство археологических памятников принадлежит этим двум видам, но не исчерпывается ими. К другим видам относятся производственные сооружения и памятники духовной жизни. Они могут находиться как в черте поселений (ремесленные мастерские, храмы, алтари), так и за их пределами (горные выработки, каменоломни, оросительные системы, капища, наскальные изображения, каменные изваяния и т. п.).

Поселения. Поселение — очень широкое понятие. Им обозначаются любые остатки более или менее продолжительной жизни древних людей на одном месте. В зависимости от времени, к которому относятся поселения, и от их устройства они могут подразделяться на более узкие группы. По устройству поселения можно подразделить на неукрепленные и укрепленные. К первым относятся стоянки и селища. Стоянками, как правило, называются места жизни и деятельности первобытных людей: палеолитические стоянки, пещерные стоянки, неолитические стоянки, стоянки эпох неолита и бронзы. Селищами называют неукрепленные поселения более поздних эпох, включая средневековье.

К укрепленным поселениям относятся городища. Понятие «городище» достаточно широкое. Оно сначала возникло для обозначения остатков укрепленных древнерусских поселений, но затем распространилось на более широкий круг памятников. Сейчас городищами называют и руины античных городов, и развалины среднеазиатских древних крепостей, замков и другие памятники. Главной отличительной особенностью городищ являются остатки ограждавших их валов, стен, рвов и иных фортификационных сооружений.

Данное подразделение видов поселений условно и служит для общего обзора. В практической работе археологу нередко встречаются поселения смешанного характера. Например, древнерусские города имели детинец, античные — акрополь, среднеазиатские — цитадель. Все это — укрепленные части города, окруженные мощными стенами. Но города росли, люди селились за пределами стен, перестраивались стены. Иными словами, на территории одного древнего города могли быть и укрепленные, и неукрепленные части.

Стоянки. Большинство палеолитических поселений — это стоянки: Кударо — пещера в Южной Осетии со слоями ашельской эпохи; Киик-Коба и Шайтан-Коба (Крым) — стоянки мустьерского и мустье-ориньякского времени; Костенки и Гагарино (на Дону), Мальта (под Иркутском) — верхнепалеолитические стоянки с жилищами в виде землянок и полуземлянок. Последние уже можно считать переходными от стоянок к селищам. Для ранних эпох понятие «стоянка» вполне соответствует своему содержанию. Люди еще не умели строить долговременные капитальные жилища. Для последующих эпох понятие «стоянка» становится несколько условным. Обычно так говорят о памятниках, где обнаружен культурный слой, т. е. следы длительного обитания, но не найдено жилищ.

Селища. С эпохи мезолита и особенно в неолите четче проявляется неравномерность развития различных культур, сложившихся в разных природных условиях. На Переднем Востоке и на юге Средней Азии появляются поселки из глинобитных домов — Чатал-Хююк, Джейтун и другие. В Крыму, в степной и лесостепной полосе, это скорее стоянки, чем поселки. В энеолите и в эпоху ранней бронзы в некоторых культурах известны большие поселения (Майданецкое — трипольская культура), отдельные уже укрепляются земляными валами (Поливанов Яр). В античную эпоху и особенно в средние века почти повсеместно появляются четкие различия между сельским поселением (селище) и городским (городище).

Городища. Многие древние городища расположены в пределах современных городов. Кроме общеизвестных Москвы, Новгорода, Киева, Владимира, Пскова, Самарканда назовем Изяславль (Шепетовка), Тмутаракань (Тамань), Пенджикент (окраина современного Пенджикента). Они сохранили свои прежние названия. Сложнее обстоит дело с городами разрушенными, оставленными и заброшенными еще в древности. Одни из них опознаются точно. Например, городище Кармир-Блур — руины урартской крепости Тейшебаини; городище на горе Митридат в Керчи — античный город Пантикапей. В иных случаях идентификация городищ с каким-либо из известных по письменным источникам городом остается либо сомнительной, либо вообще неизвестной, и они фигурируют в литературе под своими современными названиями. Таковы городища Старшее Каширское и Березняки (дьяковская культура), городище на острове Березань (одно из древнейших греческих поселений Причерноморья, возможно — Борисфен), средневековое городище Ак-Бешим (Киргизия), предположительно отождествляемое с древним городом Баласагуном, и многие другие.
Древние поселения обычно выражены определенным рельефом, отличающимся от рельефа окружающей местности: искусственные валы, рвы, возвышения, наличие западин от жилищ. Часто отличается от окружающей и растительность. Такое состояние памятника — результат длительных естественных процессов разрушения, размывания, выветривания. Наконец, на поверхности разрушающихся остатков поселения появляется растительность, постепенно сравнивающаяся с окружающей поселение растительностью. Таким образом, исследователь находит памятники прошлого видоизмененными в процессе длительных разрушений. Многие древние поселения были связаны с близкими источниками воды, которых сейчас может и не быть вблизи памятника. Характер поселений и условия их расположения весьма неодинаковы в разных природных зонах: в лесной полосе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке, в горных долинах и на Севере, в приполярной зоне.

Погребальные сооружения. Древние кладбища (некрополи или могильники), если они принадлежали представителям оседлой культуры, всегда соседствуют с поселениями, хотя и не всегда известны археологам. В тех случаях, когда изучаются памятники подвижных (кочевых) культур, чаще бывает наоборот: могильники обнаруживаются, а следы поселения могут так и остаться ненайденными. Это происходит по разным причинам. Родовые кладбища кочевников бывали приурочены к определенным местам, чаще всего к зимникам. В зависимости
от сезона, люди, которым принадлежало данное кладбище, могли находиться довольно далеко от него. Жилища у них были временные, типа юрт, и от места стоянки вообще могло не остаться следов. Поэтому для некоторых культур находки, сделанные при раскопках древних могил, являются практически единственными материалами для реконструкции их образа жизни, определения времени и историко-культурного облика.

Погребальные сооружения тоже можно разделить на ряд видов. Их формы столь же разнообразны, как и формы жилищ, поскольку, сооружая могилу, древние люди имели в виду жилище для своего сородича, ушедшего, по их представлению, в загробный мир.

Грунтовые могилы не имеют каких-либо явных признаков на современной поверхности; они появляются уже в мустьерское время в пещерах и гротах (Тешик-Таш в Узбекистане, Шанидар в Ираке), известны в верхнем палеолите (Мальта, Сунгирь и др.) и широко распространены в эпоху бронзы. Возможно, что при сооружении грунтовые могилы и имели какие- то признаки на поверхности — надгробия из дерева, земли, дерна, — но до наших дней эти признаки не сохранились.

Курганы. В своем первоначальном значении тюркское слово «курган» — синоним слова «городище», а точнее — крепость. В этом значении оно употребляется в Новгородской I Летописи под 1224 годом. Но уже в XV в. (Переяславская летопись) мы встречаем его в смысле «могильный холм», т. е. в том же смысле, что и сейчас.

В археологии курганами называют очень широкий круг погребальных памятников. Поэтому обычно в отчетах и публикациях этот термин всегда сопровождается словами: «длинные
курганы», «каменные курганы», «курганы с «усами», и т. д. Иногда такой уточняющий смысл вкладывается в собственное название того или иного памятника, и оно становится вполне научным термином: «курган Солоха», «курган Куль-Оба», «Мельгуновский курган», «курган Аржан» и т. д. По размерам курганы бывают большими (до 60—70 м в диаметре и до 8—10 м высотой) и малыми (5—6 м в диаметре и 0,3—0,5 м высотой), а по составу — каменные, земляные, каменно-земляные. Они также могут иметь различное внутреннее устройство. Иногда курганами называют целые гробницы, сложенные из строительного камня, скрытые под земляным холмом. Таковы Царский Курган близ Керчи или фракийская гробница в Казанлыке (Болгария). Внутри курганов встречаются большие погребальные камеры в виде одинарных или двойных срубов из толстых бревен (Пазырык, Бес-Шатыр, Аржан и др.), а также катакомбы, подбои и иные конструкции. Как показал М. П. Грязнов, подавляющее большинство курганов, которые сейчас воспринимаются как оплывшие земляные холмы полусферической формы, первоначально были сложными архитектурными сооружениями, которые при определенной методике раскопок могут быть реконструированы.

Одиночные курганы встречаются редко. Как правило, курганы располагаются группами, часто довольно большими (до нескольких сотен). Такие группы курганов называются могильниками. В пределах одного могильника могут оказаться курганы, относящиеся к совершенно разным периодам культуры. Нередки случаи, когда, казалось бы, в одном кургане обнаруживаются могилы различной хронологической и этнокультурной принадлежности. Это может быть результатом разных причин, но, например, в южнорусских степях для культур ранней и поздней бронзы такое положение является не случаем, а правилом. Эти курганы представляют собой большие, расплывшиеся холмы до 3 м высотой и до 30—40 м в диаметре. Внутри такого холма на разных глубинах могут быть могилы ямной, катакомбной, срубной и иных культур (от 2 до 25 в одном кургане).

Дольмены, менгиры, кромлехи. Строго говоря, из трех данных видов памятников несомненно погребальными являются дольмены (от бретонского tol — стол, men — камень). Дольмены представляют собой большие сооружения из крупных (до 2—3 м) камней, напоминающие ящик, перекрытый сверху плоской каменной плитой. Они относятся к эпохе бронзы, встречаются на Атлантическом побережье Западной Европы, в Северной Африке, на Кавказе и в Крыму.

Относительно менгиров (бретон. men — камень, hir — длинный) и кромлехов (бретон. krom — круг, lech — камень) нельзя твердо сказать, что они являются погребальными памятниками. Менгиры — это высокие (3—4 м) каменные стелы, иногда украшенные какими-то узорами и изображениями. Кромлехи—круговые ограды из крупных камней. Те и другие распространены довольно широко и в основном относятся к неолиту и эпохе бронзы. У нас такие памятники известны на Кавказе, в Средней Азии и в Южной Сибири.

Кенотафы. При раскопках курганного могильника случается, что курган, имеющий все признаки намогильного сооружения, не содержит в себе никаких следов погребения. Такие курганы называются кенотафами (греч. kenotaphion — пустая могила). Они были распространены довольно широко в разные эпохи. У нас кенотафы чаще встречаются в Средней Азии в курганных могильниках, близких к рубежу новой эры. Судя по некоторым этнографическим наблюдениям и отрывочным данным древних письменных источников, кенотафы сооружались тогда, когда член того или иного рода погибал или умирал вдали от родины и похоронить его на родовом кладбище было невозможно.

Гробницы, мавзолеи, склепы. Особое место среди археологических памятников занимают уникальные надгробные сооружения, которые строились для знатных лиц, занимавших особое социальное положение. Таковы пирамиды в Гизе, гробницы ханьских и минских императоров, усыпальницы инкских вождей, мавзолей в Галикарнасе, этрусские склепы, средневековые мусульманские мавзолеи и т. п. Они изучаются комплексно, как археологические и архитектурные памятники.

Памятники производственной деятельности. Следы производственной деятельности древних людей могут находиться за пределами поселений. К их числу относятся древние выработки — места добычи полезных ископаемых. Уже в неолитическую эпоху кремень добывался в специально вырытых шахтах, камень для строительства античных городов — в каменоломнях, медная руда, олово, серебро и иные материалы — в горных выработках. В ряде районов археологами обнаружены остатки древних оросительных систем, относящихся к эпохе бронзы, античному времени и к средневековью. Это системы древнего орошения у ряда древнеземледельческих поселений Геоксюрского оазиса в Южной Туркмении, в сельской округе средневековых городов Хорезма и в других местах. Археологическое исследование систем древнего орошения дает важные материалы для изучения характера земледелия в древности.

Клады. Во все времена люди стремились сберечь наиболее ценные для них предметы, закапывая их в землю или помещая в тайники. В связи с гибелью хозяина или по другим причинам они оставались «невостребованными», и поэтому до сих пор неожиданно обнаруживаются такие своеобразные «захоронения». Клады обычно находят случайно, и чаще всего не археологи, поэтому они попадают в руки специалистов уже из «вторых рук» и, как правило, не бывают должным образом документированы. Например, археологические предметы, найденные на территории Средней Азии в 1877 г. (так называемый Амударьинский клад), прежде чем попасть в Британский музей (1897), за свой двадцатилетний путь через Памир, Гиндукуш, Северную Индию в Лондон прошли через множество рук и собирались по частям на антикварных рынках.

Археолог вкладывает в понятие «клад» более широкий смысл, чем в обиходном значении этого слова. Это не обязательно драгоценные предметы или монеты. Встречаются клады бронзовых вещей, в том числе слитки металла или заголовки. По тем временам они ценились довольно высоко. Например, Карбунский клад (Молдавия, трипольская культура) состоял из 852 предметов, из которых 444 были медными.

Архитектурные памятники. Изучение архитектурных памятников, как, впрочем, и некоторых иных, лежит на стыке между археологией и искусствоведением. Во всяком случае исследование и реставрация древних архитектурных сооружений не обходится без специальных археологических раскопок. Это касается как сохранившихся благодаря перестройкам памятников (София Новгородская, Московский Кремль, Таллинский Вышгород и многие другие), так и разрушенных, от которых при раскопках находят одни фундаменты и нижние ряды кладки. Много интересных исследований в этой области выполнено Н. Н. Ворониным, М. Г. Каргером, П. А. Раппопортом, В. Д. Белецким и другими археологами.

Изобразительные памятники. Изобразительные памятники можно разделить на два больших класса: фигуративные и абстрактные. К первым относятся изображения, в которых распознаются образы реальной действительности (люди, животные, растения, предметы и т. д.) и персонажи мифологии, эпоса, фольклора (кентавр, дракон, жарптица и т. п.). Вторые представляют собой знаки, орнаменты и узоры, не имеющие прямых прототипов в объектах реального мира. Разумеется, такое подразделение условно. Нередко встречаются орнаментальные мотивы с использованием стилизованных или схематичных изображений реальных объектов («растительный» орнамент, «звериный» стиль и пр.).

Фигуративные изображения могут быть плоскими (фрески, граффити, пещерная живопись, петроглифы, гравировки на металле, кости, роге, роспись и рисунки на керамике и других материалах), рельефными и объемными (настенные рельефы, художественное литье и чеканка, резьба, изваяния, скульптура мелкая пластика). Абстрактные изображения — орнаменты и знаки — тоже весьма разнообразны по технике исполнения.
Изучение изображений нередко становится самостоятельной областью археологического исследования. Примеров тому много: живопись и пластика палеолита, петроглифы эпохи неолита, бронзы и более поздние, каменные изваяния, скифская, фракийская и сасанидская торевтика, античная вазопись, орнамент на керамике и т. д.

Каменные изваяния и петроглифы. Каменные изваяния и петроглифы (лат. petros — камень, glifos — знак) встречаются широко. Некоторая неравномерность их распространения, по-видимому, объясняется природными условиями и степенью изученности. В степи или в тайге не просто найти подходящую скальную плоскость или каменную глыбу. Там же, где такие условия есть, почти везде известны и те, и другие.
Каменные изваяния людей и мифических персонажей, принадлежащие совершенно разным культурам и эпохам, иногда обнаруживают черты сходства. При их сравнении нужна определенная осторожность. Сходство может быть связано с общечеловеческими реалиями и представлениями, присущими культурам, никогда между собой не соприкасавшимся.

Например, можно найти общие признаки у каменных изваяний Индонезии, Вавилона, Корсики, Центральной Европы и евразийских степей, что объясняется только тем, что фигура человека в любом районе Земли выглядит одинаково. Общий для всех упомянутых изваяний иконографический прием — согнутые в локтях и сложенные на груди или животе руки — тоже мог возникнуть независимо. Главное направление исследования подобных памятников состоит в выявлении таких особенностей, которые присущи только данной культуре или периоду.

Не всегда можно четко отделить каменные изваяния от менгиров. В Южной Сибири, Монголии, в Закавказье и в Скандинавии встречаются высокие (до 4 м высотой) каменные столбы, покрытые замысловатой резьбой и рельефными изображениями. Их в равной мере можно называть менгирами и изваяниями.

Подводные памятники. В силу разных обстоятельств некоторые археологические памятники оказались под водой. Это могло произойти как от глобальных колебаний уровня моря (например, в эпоху последнего оледенения уровень моря был на 150 м ниже современного), так и от локальных трансгрессий (новочерноморская терраса, северо-восточный берег Ливии, Северный Прикаспий и др.). Кроме того, под водой оказались древние портовые сооружения (волнорезы древней Цезареи) и затонувшие древние и средневековые корабли. После изобретения акваланга подводная археология превратилась в быстро развивающуюся особую область техники археологического исследования. ЮНЕСКО готовит к изданию международный обзор культурного наследия, находящегося под водой. Условия их нахождения заставляют нас выделить их в отдельную группу. Под водой в силу разных геологических и гидрологических условий оказались некоторые античные поселения прибрежной полосы Северного Причерноморья, некоторые средневековые памятники Нижнего Поволжья, поселения на берегу озера Иссык-Куль. Подводная археология требует особой техники и методов исследования.

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ И СТРАТИГРАФИЯ

На улицах старых городов можно и сейчас наблюдать такое явление: здание, построенное более ста лет тому назад, кажется вросшим в землю своей нижней частью. Это становится особенно заметно при его реставрации. Например, вход в цокольный этаж дворца Меншикова в Ленинграде после реставрации оказался более чем на 1,5 м ниже современной набережной. На самом деле никакие здания в землю не врастают, а вокруг них в течение длительного времени накапливаются различные остатки, которые постепенно втаптываются в землю, затягиваются пылью, наносами от атмосферных осадков и т. д. Так на месте длительной жизнедеятельности людей образуется и накапливается культурный слой.

Культурный слой — одно из основных научных понятий археологии. Пока археология не располагает общей теорией формирования культурного слоя, поскольку в каждом конкретном случае на этот процесс влияют многие не связанные друг с другом природные и человеческие факторы. Между тем можно говорить о частных теоретических построениях, дающих общее впечатление о закономерностях образования культурного слоя разных типов памятников.

Культурный слой поселения. Место, на котором в течение какого-то времени жили люди, долго сохраняет следы их жизнедеятельности. Это выражается в том, что нарушается первоначальный почвенный слой. Растительный покров вытаптывается, сооружаются жилища, очаги, печи, хозяйственные постройки, ямы, ограды и т. п. Затем постепенно накапливаются отходы, мусор. Старые жилища ветшают, разрушаются. На их месте или рядом с ними воздвигаются новые, вновь появляются отходы и т. д. Допустим, что такое поселение просуществовало на одном месте сравнительно недолго (два-три десятилетия), а затем было оставлено. В течение последующих десятилетий остатки этого поселения постепенно затянутся пылью, различными наносами и зарастут травами и кустарниками. За несколько последующих десятилетий образуется новый почвенный слой, который скроет полностью остатки бывшего поселения. Если спустя длительное время на этом месте заложить раскоп, то на его стенке (профиле) можно будет рассмотреть четыре различные горизонтальные полосы (слоя). Первая, считая сверху, — современная почва, затем культурный слой, т. е. остатки былого поселения, далее — погребенная почва, если она где-то осталась, и подстилающая порода, или, как говорят археологи, материк. Все они будут отличаться друг от друга цветом, а культурный слой — еще и наличием культурных остатков — обломков керамики, угольков, уплотненными участками полов жилищ и различным неистлевающими в земле остатками вещей или вещами.

Если же поселение просуществовало на одном и том же месте не одно-два десятилетия, а значительно дольше (сотни лет, например), то, во-первых, культурный слой будет значительно мощнее по толщине, а во-вторых, в нем будут наблюдаться отдельные более или менее мощные напластования и прослойки.

Бывает и так, что заброшенное на какое-то время поселение потом возрождается на том же самом месте. Тогда между культурными слоями наблюдается стерильная прослойка — результат естественного почвообразования в то время, пока место поселения пустовало.

На длительно существовавших поселениях культурные слои достигают иногда внушительной мощности (толщины). Например, в центре таких городов, как Москва или Новгород, культурный слой имеет толщину 8—9 м, а на некоторых земледельческих поселениях Месопотамии, Ирана, юга Средней Азии — 15—20 м.

Стерильные прослойки могут возникать не только в связи с почвообразованием, но и, например, от изменения уровня рек (аллювиальные отложения), движения песков и пыли (эоловые отложения) и иных природных процессов.

Культурный слой представляет собой законсервированное время, и поэтому наблюдения за расположением напластовании друг относительно друга дают исследователю возможность проследить временную последовательность находок.

Поселения могут быть однослойными и многослойными. Однослойными, как правило, бывают стоянки, относящиеся к первобытным культурам. Однако далеко не всегда мощность культурного слоя напрямую связана со временем его накопления. Среди первобытных поселений встречаются многослойные палеолитические стоянки (особенно в пещерах), на которых жизнь длилась тысячелетиями. В предгорьях Средней Азии среди раннесредневековых укрепленных городищ встречаются военно-политические ставки (лагеря) кочевников, существовавшие по 150—200 лет, но не сохранившие даже тонкого культурного слоя, поскольку внутри стен ставились обычно шатры и юрты.

В разных частях поселения культурный слой формируется неодинаково. Например, по разному будет нарастать культурный слой в центре земляночного жилища и у его стен, а также за стенами; на территории храмового комплекса средневекового города и на рыночной площади или на свалке. Кроме того, слои могут быть «чистыми» и смешанными, относительно ровными и круто падающими. В слоях свалок культурные остатки накапливаются по иным закономерностям, чем в жилых и производственных помещениях.

При раскопках поселений с хорошо фиксируемыми остатками архитектуры целесообразно пользоваться понятием «строительный горизонт», когда на достаточно большой площади удается проследить фундаменты синхронных построек. В таких случаях при рытье котлованов и траншей под фундаменты могли возникать участки с переотложенным слоем, т. е. таким, в котором может быть нарушена основная аксиома изучения культурных напластований: нижележащий слой всегда древнее вышележащего. Случается выброшенный при строительстве
более древний слой на каком-то участке можег оказаться выше, чем более поздний.

Культурный слой могильника. Казалось бы, к могильнику понятие «культурный слой» неприменимо или применимо с натяжкой. В самом деле, каждая могила представляет собой закрытый комплекс и содержит в себе следы одноактного события. Но это в теории. На практике археолог постоянно сталкивается с нарушениями такой идеальной картины, происходящими по различным причинам.

Выделяется целый класс захоронений непосредственно под полами и стенами жилищ или рядом с ними. Такой обряд особенно характерен для культур энеолита и эпохи бронзы юга Средней Азии (Джейтун, Сапалли-тепе, Алтын-тепе и др.). Выше упоминались большие курганы эпохи бронзы степей Восточной Европы, которые содержат по нескольку могил. Нередко эти могилы перекрывают или задевают одна другую, и поэтому вокруг них в результате перекопов образуются небольшие участки культурного слоя. Такие перекрытия могут быть случайными, но в ряде памятников известны намеренные подхоронения в уже сооруженную могилу и многократные захоронения в одной могиле. Во всех подобных случаях остаются следы перекопов, нарушений почвенного слоя и предыдущих могил. Сюда же следует отнести и следы грабежа могил в разное время, а также впускные захоронения, которые случайно или намеренно сооружались на уже заброшенных кладбищах после длительного перерыва представителями других культур и периодов. Тщательное изучение строения кургана или участков, прилегающих к грунтовым могилам, может выявить культурные остатки, относящиеся к ритуалу, сопровождавшему похороны: кострища, на которых сжигали покойного, следы тризны, жертвоприношений и т. п.

Стратиграфия. Изучение культурных напластований породило особую совокупность методов, которые называются стратиграфическими (лат. stratum — слой). В делом стратиграфию можно считать методом установления относительной хронологии памятника по расположению его культурных слоев. Понятие «стратиграфия» заимствовано из геологии, из того ее раздела, который изучает последовательность формирования горных пород во времени и их соотношение в пространстве. Благодаря данным геологической стратиграфии в середине XIX в. были получены относительные датировки ряда памятнике палеолита.

На основе главных принципов геологической стратиграфии удалось создать собственно археологический метод установления последовательности культурно-исторических напластований на многослойных памятниках. Стратиграфические наблюдения и связанные с ними относительные датировки успешно используются при раскопках долговременных поселений и городищ разных эпох, включая средневековье. Например, стратиграфия деревянных мостовых древнего Новгорода в сочетании с дендрохронологией (см. § 7, гл. 9) сыграла неоценимую роль в построении непрерывной шкалы абсолютных дат от второй половины X до середины XV в.
Такая стратиграфия называется вертикальной. Наблюдения над соотношением слоев важны не только сами по себе, но и по составу содержащихся в них находок. Полный учет находок разных типов по слоям (например, типов керамики) позволяет проследить во времени появление, распространение и выход из употребления тех или иных типов предметов.

Есть в археологии и горизонтальная стратиграфия. В ряде случаев удается проследить, какая часть однослойного поселения возникла раньше, а какая — позже. Например, на трипольских поселениях спирально-кольцевой структуры (Майданецкое, Петрены, Доброводы) жилища, расположенные на внешних кольцах поселка, по-видимому, относятся к несколько более позднему времени, чем прилегающие к центру. Примерно так же и при раскопках могильника удается выявить более древние могилы, занимающие центральное положение, в отличие от более поздних, периферийных.

При построении относительных хронологий и периодизаций, основанных на стратиграфических наблюдениях, используются понятия «стратиграфическая колонка» — последовательность слоев, «нижняя дата» — самая древняя в данной колонке, и «верхняя дата» — самая поздняя.

Наилучшие результаты дает комплексное использование стратиграфических наблюдений с данными других методов исследования.

Закрытые и открытые комплексы. Понятие «комплекс» встречается в археологической литературе часто. Обычно имеется в виду совокупность предметов, найденных вместе (в могиле, жилище, слое и т. п.). Сюда же относят и комплекс археологических предметов, обнаруженный в однородных условиях.

Закрытым комплексом называется совокупность вещей, найденных вместе в таких условиях, при которых устанавливается, что они оказались в данном объекте одновременно. Это может быть, например, могила с одноактным, ненарушенным захоронением, жилище, разрушенное пожаром, землетрясением, военным нападением и больше не восстанавливавшееся, клады.

Открытым комплексом считается совокупность находок, обнаруженных в условиях, при которых их одновременность остается неясной. Иными словами, если закрытый комплекс является результатом какого-то одноактного действия, то открытый комплекс может накапливаться в течение длительного времени. Типичным примером открытого комплекса является слой поселения. В данном случае неважно, идет ли речь о «естественном» слое, т. е. отразившем в себе начало и конец какого-то периода жизни поселения, или об «искусственном», т. е. вычлененном на одном или нескольких квадратах при раскопках. Многократные захоронения в одной могиле, если их трудно отделить одно от другого, тоже являются открытыми комплексами.

Изучение закрытых комплексов очень важно для археолога, поскольку дает информацию для построения достоверных относительных датировок.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

В научной и учебной литературе понятия «археологический источник» и «археологический памятник» отождествляются. Эта традиция существует давно. Она сложилась по аналогии с древними письменными сочинениями, которые называют то источниками, то памятниками (письменности).

Аналогия вполне естественная: историческая наука сложилась раньше, чем археология, и одно из основных ее понятий — исторический источник — давно вошло в обиход. Позднее, с развитием археологии, исторические источники стали разделять на два вида: письменные и вещественные, т. е. археологические. Сходство и различия между ними считались очевидными, и необходимости в специальном анализе не возникало, поскольку само понятие «источник» порождено, казалось бы, бесспорным обстоятельством: тем, что в источниках (письменных и вещественных) содержится и хранится или отражена информация о прошлом, т. е. в буквальном смысле они ее «источают».

Но зададимся двумя вопросами: 1) что такое «информация о прошлом»? 2) в каком виде эта инфомрация хранится (содержится, отражена) в письменных и вещественных источниках?

Если информацией о прошлом считать сообщения о древних народах, царствах, войнах, переселениях, т. е. об исторических событиях, то такая информация действительно отражена в памятниках письменности в виде словесных сообщений. Но в археологических памятниках ее нет и не может быть. Если же информацию о прошлом понимать как достоверное историческое знание, т. е. как систему исторических фактов, то и в письменных источниках такое знание содержится далеко не всегда и уж, во всяком случае, не в готовом виде. Оно создается в результате многотрудных исследований историками. Возьмем, к примеру, Библию. Ее читали и читают все, кто умеет читать, но отделить зерно исторической истины от плевел мифологии может только профессионал-историк. Для разных читателей Библия является письменным источником совершенно различных знаний: религиозных догм — для одних и достоверного исторического знания — для других. Так же и археологические материалы: для одних «исследователей» они могут быть источником псевдонаучных сенсаций (например, о космических пришельцах), а для других — следами действительных исторических событий. Подчеркнем: следами, но не сообщениями.

Следовательно, «информация о прошлом» не хранится в готовом виде ни в письменных, ни в археологических памятниках и не просто «извлекается» из них, а создается в процессе их изучения. Достоверность, полнота и смысл этой информации зависит не только от того, что исследователь читает в тексте или наблюдает при раскопках, но и от целого ряда других условий, прежде всего от мировоззрения читателя, его знаний, методической вооруженности и т. д. Информация о прошлом — не такое уж простое понятие. Оно включает в себя, по крайней мере, три разных вида сведений:
1. Неизменные исходные данные. В письменных источниках это сообщения, из которых состоит текст. Они могут быть и фантастическими («стерегущие золото грифы» Геродота), но их принадлежность тексту первоисточника бесспорна. В археологических памятниках это наблюдения, сделанные и зафиксированные при раскопках: последовательность слоев, расположение вещей в могиле, результаты физико-химических исследований, антропологические, палеонтологические и иные данные.
2. Факты, полученные в результате сопоставления исходных данных, взятых из одного или из разных письменных источников: даты исторических событий, их география, имена исторических лиц. В тексте источника этих фактов, как правило, нет. Они «конструируются» исследователем из исходных данных путем рассуждений, логических умозаключений, а также мысленными реконструкциями недостающих звеньев. При изучении археологических памятников тоже необходимы сопоставления и рассуждения, с помощью которых исследователь мысленно реконструирует то, что в непосредственных наблюдениях не представлено: сопоставление стратиграфических колонок, построение типологических рядов, сравнение химического состава предметов, антропологических измерений и т. п. Информация такого рода не может быть неизменной. Она может уточняться, дополняться или вообще опровергаться, если появляются новые данные или более совершенные лабораторные методы исследования.
3. Выводы, сделанные на основе анализа и сопоставления первых двух видов информации, являются результатом творческого характера научной работы. Если разные исследователи на основе одних и тех же исходных данных приходят к различным выводам, это еще не означает, что один из них не прав. Материалы, которыми владеют исследователи, становятся объектом научных дискуссий. Без творческих дискуссий развитие науки невозможно.

Отвечая на второй вопрос, мы тоже обнаруживаем далеко не полную очевидность некоторых традиционных положений. Письменность специально была предназначена для сохранения и передачи каких-то сообщений, изложенных средствами языка. В данном случае не имеет значения, кому они были адресованы — современникам или потомкам — и какую несут информацию — достоверную или искаженную. Неважно также, известен или не известен язык, на котором составлен текст: все равно он является носителем какого-то языкового сообщения. Вся работа историка над древним текстом происходит в языковой среде. Физические свойства носителя текста играют вспомогательную роль.

Исследование археологического памятника начинается не в области словесных сообщений, а в области морфологических, физических и иных вещественных свойств предметов и объектов. Ведя раскопки и изучая коллекции, археолог не может ничего прочесть, поскольку предметы не предназначались для передачи сообщений. В этом состоит главное отличие вещественных памятников от письменных. К изучению древнего текста можно возвращаться неограниченное число раз. Сам текст от этого не меняется. Главный метод исследования археолога — раскопки — приводит к необратимым для памятников изменениям, вплоть до его полного уничтожения. Если пользоваться аналогией с письменным памятником, то такой «источник» можно «прочесть» только однажды.

Начинаясь в области физических свойств вещей, археологическое исследование потом переходит в языковую сферу: свои наблюдения при раскопках и изучении коллекций, а также различные характеристики, полученные при помощи приборов, мы формулируем в терминах научного языка и излагаем в полевой документации, отчетах, описях и каталогах, картотеках, лабораторных журналах и т. д. К изучению этих материалов можно возвращаться многократно, как и к письменному источнику.
Таким образом, между понятиями «археологический памятник» и «археологический источник» нет тождества. Памятник может существовать и вне рамок науки (до того, как он стал объектом исследования), а источник вне науки немыслим.

К оглавлению книги «Методы археологического исследования» / К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика