Ляпушкин И.И. Раскопки правобережного Цымлянского городища

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

После трехлетнего перерыва, в 1939 г., возобновились работы Саркелской экспедиции ИИМК с целью исследования правобережного Цымлянского городища. Это городище расположено в 7—8 км от ст. Цымлянской вниз по течению Дона, на правом крутом берегу, между двумя глубокими балками, пересекающими здесь линию берега. Вершины этих балок почти сходятся друг с другом и тем самым придают площадке городища форму треугольника, основанием которого является берег Дона. Высота берега здесь доходит до 70 м над уровнем реки. Склоны балок не менее круты и также высоки. Такое местоположение в сочетании с мощными фортификационными сооружениями делало городище в военном отношении в свое время почти что неприступным.

Весьма благоприятное положение занимало оно и в экономическом отношении. Левая пойменная сторона Дона, раскинувшаяся на многие километры, располагала богатыми, сочными пастбищами для скота; с напольной стороны к городищу примыкали не менее привольные целинные земли придонских степей. Лежавший у подножья городища Дон был не только, одним из важнейших торговых водных путей, связывающих степи с городами Азовского и Черноморского побережий, а через Волгу и с Каспием, но вместе с тем представлял и богатейшие возможности для развития рыбного промысла.

Несмотря на такое выгодное положение, судя по данным раскопок, жизнь городища была все же непродолжительна, по всей вероятности, не более трех столетий (VIII—X вв.). Но, как видно, это была яркая, красочная, бурная по темпам жизнь.

Полевые наблюдения дают основание подметить в жизни городища не менее трех периодов. Основанием для такого членения является различие в типах жилых построек (форма, строительный материал, строи¬тельная техника и т. п.).

Наиболее четко, хотя и не на большом участке, были прослежены остатки культуры первого периода, благодаря стерильной прослойке (глиняной обмазке пола), отделяющей их от культуры последующего периода. Здесь, помимо незначительных вещественных находок, состоящих из лепной керамики, железных шлаков и костей животных, было вскрыто жилище полуземляночного типа. Это была неглубокая яма овальной формы, в диаметре около 2.5 м по длинной оси и 1.8 м по короткой, с круглой очажной ямой у северной стенки внутри. Пол и стены жилища обмазаны глиной. Остатков наземной части жилища не сохранилось. Исходя из формы ямы, можно предполагать, что верх жилища имел конусообразное сооружение типа юрты. В жилище, так же как и вокруг него, была найдена керамика исключительно лепная. По своим формам, качеству глины и технике изготовления эта керамика очень близка к лепной керамике Маяцкого поселения. Это преимущественно горшки, с плоским дном, незначительно выпуклым корпусом и венчиком, отогнутым под острым углом. Насечка по краю венчика — единственный вид орнаментации.

По характеру жилых построек и облику всей материальной культуры второй период резко отличается от первого. Груды строительного мусора (битых кирпичей, известковой щебенки и т. п.), а также остатки кирпичных кладок, хотя и незначительных, дают полное основание утверждать, что в этот период существовали постройки из кирпичей, на извести.

Форма кирпичей, их размеры, качество выделки (глина, обжиг) очень близки к кирпичам левобережного городища (Саркела). Жалкие остатки кладок, к сожалению, не дают возможности произвести сравнение техники кладки правобережного городища с техникой кладки левобережья.

Нет никаких данных и для установления размера построек и их архитектурных форм. Можно отметить с несомненностью лишь один факт, что кирпичные здания возводились на правобережном городище также без фундамента, непосредственно на дневной поверхности, как и на левобережном. К этому же периоду, вероятнее всего, нужно отнести и возведение весьма мощных крепостных с большим количеством башен стен из белого известнякового камня; остатки развалин стен и башен сохранились вплоть до наших дней.

Вещественный материал второго и третьего периодов, за исключением предметов, найденных в жилых помещениях третьего периода, трудно расчленить, настолько однообразен он по своему культурному облику. Нет возможности расчленить его и стратиграфически, в виду незначительной мощности культурных напластований и последующих нарушений их.

Находки, относящиеся к этим двум периодам, значительно богаче и разнообразнее, чем в первом периоде. Керамика почти исключительно сделана на гончарном круге. Основные типы сосудов: а) горшки с волнистым и линейным врезным орнаментом; б) разнообразные сосуды с лощением типа Салтова; в) яйцевидные амфоры; г) серые сосуды из плотной глины хорошего обжига без какой-либо орнаментации и т. п.

Особой чертой этого комплекса является обилие железных изделий: предметы вооружения (разнообразные наконечники стрел, наконечники копий), части конского снаряжения (удила, стремена), предметы домашнего быта (ножи, фрагменты железных ведер), орудия производства (серпы, топоры, рыболовные крючки и т. д.). Очень мало предметов украшения. Найдено всего лишь несколько бус, одно целое и два или три фрагмента металлических зеркал, несколько поясных бляшек и одна серьга. Большинство вещей этого комплекса, в том числе и керамика, имеют аналогии в материалах Салтовского и Маяцкого поселений и их могильников. Конец жизни второго периода связан без сомнения с разрушением крепостных сооружений, свидетельством чему является широкое использование последующими обитателями строительных материалов второго периода, в том числе и материалов стен (тесаных камней). Среди известных исторических фактов, к которым можно было бы приуронить эти довольно крупные события, есть лишь один — взятие киевским князем Святославом Игоревичем хазарского города Белой Вежи. Под 965 г. древняя русская летопись отмечает:

„Иде Святослав на Козары слышавше же Козаре изыдоша противу с князем своим каганом и съступиша ся бить и бывши брани межи ими одоле Святослав Козаром и город их Белу Вежю взя». 1

Внешний облик правобережного Цымлянского городища неоднократно давал уже повод русским историкам отождествлять его с Белой Вежей русских летописей. 2 К подобному же выводу, в результате длительных археологических изысканий в этом районе, пришел и М. И. Артамонов, предполагая, что наименование более древнего правобережного поселения впоследствии, когда было сооружено левобережное Цымлянское городище, было распространено и на него в форме Саркел, что значит „белый дом“, „белая гостиница». 3

Третий период в жизни городища можно выделить лишь по типу жилищ. Как и первый, третий период характеризуется жилищами-полуземлянками, в виде неглубоких круглых или овальных ям, часто двойных, диаметром от 2.5 до 3 м. Пол большинства ям обмазан глиной. В центре или близко к нему на полу имеются следы очага. Специальных очажных сооружений ни в одном из жилищ не встретилось. Как и в жилищах первого периода, никаких следов наземных сооружений не сохранилось. По всей вероятности, они были конусообразными, как и жилища первого периода, т. е. типа юрт.

Жилища третьего периода встречены на всей территории главного укрепления, как в центре, так и на окраине. В ряде из них найдены человеческие скелеты или части их. Положение их самое разнообразное. Нет единства и в ориентировке. Никакого погребального инвентаря непосредственно при скелетах не найдено. Вообще же в жилищах обнаружено большое количество различных вещей, начиная от предметов домашнего обихода и кончая орудиями производства. Эти вещи, как мы отмечали выше, можно определить как принадлежащие к третьему периоду.

В жилищах №№ 1 и 5 были обнаружены хорошо сохранившиеся рыболовные крючки, долота и ряд других предметов. В первом же жилище найдена мотыга. В жилище № 6 найден весьма богатый комплект земледельческих орудий: коса, два сошника, нож от сабана, маленькая железная лопаточка и другие вещи (рис. 14). Рыболовные крючки и фрагмент серпа найдены в жилище № 17. В ряде других жилищ также были находимы подобные предметы.

Большая часть находок была обнаружена в заполнении ям, характер которого весьма разнообразен: кирпичи, бывшие в употреблении, известковая щебенка, камни, кости рыб и животных, керамика, изделия из металла и т. д.

Отмеченные выше факты, установленные в процессе полевого исследования, дают основание предполагать, что третий период в жизни городища закончился какой-то катастрофой. Наиболее реальным предположением можно считать неожиданный набег степняков, которые в конце X — начале XI ст. в связи с падением Хазарского каганата являлись полными хозяевами южнорусских степей.

Есть ли основание полагать, что после разрушения поселения третьего периода жизнь на городище не возобновлялась?

Некоторые данные раскопок дают право заключить, что была сделана попытка вновь заселить городище. К числу их нужно отнести прежде всего наличие фрагментов различных вымосток из бывшего в употреблении кирпича, сложенных „насухо», которые, безусловно, не могут быть отнесены ко второму периоду. Не вяжутся они и с постройками третьего периода, так как есть случаи перекрытия последних первыми. Такую картину мы наблюдали на жилище № 12. Жилище это, как и другие, было заполнено кирпичами, камнями, кухонными отбросами и т. Д-

Рис. 14. Правобережное Цымлянское городище. Земледельческие орудия. а, 6, в, г, д — из жилища № 6; е — из жилища № 1.

Рис. 14. Правобережное Цымлянское городище. Земледельческие орудия.
а, 6, в, г, д — из жилища № 6; е — из жилища № 1.

Поверх этого заполнения жилище было перекрыто глиняной обмазкой, выше которой покоилась вымостка из кирпичей „насухо».

Более яркую картину возобновления жизни на городище, после разрушения жилых построек третьего периода, мы наблюдали при исследовании вала городища в северо-западном углу. Здесь одно из жилищ третьего периода (№ 18) было также перекрыто глиняной обмазкой, поверх которой была возведена крепостная стена. Таким образом налицо не только попытка вновь заселить территорию городища, но и восстановить, может быть и в меньшем масштабе, крепостные стены, разрушенные по всем данным одновременно с разрушением жилых кирпичных построек.

Для выяснения конструкции фортификационных сооружений было заложено два раскопа в северо-западном и юго-восточном углах.

В северной части северо-западного раскопа, около балки, были вскрыты остатки основания башенного выступа из одного ряда крупных плит песчаника. И стена и башня были возведены прямо на материке без какого-либо фундамента. Длина северной стороны башенного выступа (параллельной крепостной стене) 5.65 м, восточной и западной (перпендикулярных к крепостной стене) 3.60 м. Толщина крепостной стены от 4.0 до 4.8 м. От последней сохранились лишь отпечатки блоков. Судя по этим отпечаткам и оставшемуся материалу, можно утверждать, что только снаружи стены были сложены из тесаных камней, вся же внутренняя часть была забутована известняком „насухо». Во многих местах башенного выступа сохранились остатки второго ряда кладки из мягкого (мергелистого) известняка. Размеры камней второго ряда по сравнению с первым незначительны (40 X 40 X 30—35 см). Кладка произведена „насухо» уступом 15—20 см от края.

На расстоянии около 4 м от внутренней стороны стены (к югу) менее заметно, но все же в достаточной степени ясно, намечаются следы основания второй стены толщиною около 5.5 м, отмеченной нами выше. Судя по тому, что под этой стеной обнаружено жилище третьего периода с человеческим костяком, нужно предполагать, что возведение ее относится к самой поздней попытке возобновить жизнь на городище. Была эта попытка осуществлена или нет, сказать трудно. Мы располагаем пока слишком незначительными данными.

Материалы раскопок еще не обработаны, но и сейчас уже смело можно сказать, что в вопросе изучения средневекового юго-востока (VIII—X ст.) они явятся источником первостепенной важности. Наибольший интерес представляют, безусловно, находки третьего периода жизни городища, дающие богатый материал для понимания весьма важного момента в жизни населения юго-восточной степи: процесса оседания кочевников, начавшегося около IX ст. Это положение, отмеченное М. И. Артамоновым еще несколько лет тому назад, 4 в вскрытых нами полуземлянках-юртах с богатым земледельческим инвентарем получает блестящее подтверждение. Не менее интересным будет этот материал и для понимания характера колонизационного движения славяно-русского населения на юго-восток, начавшегося в связи с разгромом Святославом Хазарского каганата в конце X ст.

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. ПСЛ, т. II, изд. 2, СПб., 1908, стр. 53.
  2. X. И. Попов. Где находилась хазарская крепость Саркел. Тр. IX АС, т. I.
  3. М. И. Артамонов. Средневековые поселения на Нижнем Дону.-Лгр., 1935, стр. 89.
  4. М. И. Артамонов, ук. соч., стр. 117—118.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика