Ладожское ярлство: «люди Ингигерд»

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

Западная часть Ладожского уезда Водской пятины Великого Новгорода времен Московского государства XVI-XVII вв. включала погосты Успенский Городенский, Федоровский Песоцкий, уже отмеченные Михайловский на Ладожском пороге, Ильинский на Волхове и Никольский Городищенский, а также обширный Егорьевский Теребужский погост, на западе граничивший с Ореховским уездом. Территория этого последнего погоста не представляла собой единого целого: его западная часть была описана под названием «Малой Лощы», созвучным соседнему Егорьевскому Лопскому погосту Ореховского уезда.

Это обстоятельство свидетельствует об относительно позднем разделении Новгородской земли на уезды и об определенном единстве территории Егорьевского Лопского погоста и Малой Лопцы и, напротив, об искусственном объединении последней с Егорьевским Теребужским погостом. Надо заметить, что такое объединение могло произойти еще в пору Новгородского государства. «Лопская земля» вдоль южного берега Ладожского озера в XI в., скорее всего, входила в состав «Ладожского ярлства» в качестве самостоятельной территориально-податной единицы.

Земли к западу от Волхова и к югу от коренного берега Ладожского озера, до бассейна Невы и южного побережья Финского залива, составляли восточную часть ареала «протокарельского» прибалтийско-финского населения, летописной чуди. Они образуют основу обширной «Ингерманландской историко-культурной зоны», занимающей западную часть современной Ленинградской области, между Финским заливом, реками Лугой и Волховом (Конькова 2001:188—231). В центральной части своей Ингерманландская ИКЗ заполнена курганно-жальничными могильниками Ижорского плато, идентифицируемыми со славяноязычным сельским населением Новгородской земли. По периферии этого массива выявлены и в последние годы методически изучаются грунтовые могильники ижоры и води, концентрирующиеся вдоль побережий Финского залива.

Совмещение археологических данных с показаниями ономастики и другими сведениями письменных источников позволяют очертить прилегающие к Финскому заливу территории собственно Водской земли и Ижорской земли в составе державы Господина Великого Новгорода. При этом следы первоначального финноязычного ижорского населения в этнографической культуре и распространение сохраняющихся до XX в. ижорских диалектов фиксируют это население как основное до появления славян на всем пространстве между Лугой, Оредежем и побережьем Финского залива. В исторической ретроспективе Средневековья это же население, видимо, занимало в Х-ХІ вв. и предшествующие столетия прилегающие территории далее на восток, вдоль бассейна Невы, южного побережья Ладожского озера и до Волхова. Ранние памятники ижорского облика с характерными остроугольными «фибулами карельского типа» (производными от черепаховидных скандинавских) известны именно в этой зоне, от Волхова до р. Ижоры (притока Невы).

Ижоры в языковом отношении близки, прежде всего, карелам, и первоначальная языковая общность прибалтийско-финского населения Южного Приладожья, Ингерманландской ИКЗ, Карельского перешейка определяется обычно как «протокарельская». Выделение собственно ижорского круга древностей и ареала расселения, происходящее в результате исследований последних десятилетий, раскрывая глубокие связи ижорской и карельской культур, вплоть до сохранения в песенном фольклоре ижоры архаичных мотивов «Калевалы» (Киуру 1974:7), подтверждает и обоснованность предположения о начале ижорского этногенеза, выдвинутого первым исследователем этнографии ижор, акад. А. Шёгреном (Siogren 1830). Он связывал выделение этой «фракции карел» с установлением даннической зависимости протокарельской «чуди», между Волховом, Невою и Финским заливом, — от Ладоги во времена Ингигерд; данники именовались «люди Ингигерд», Inkeri (отдр.-cee. Ingigerds lid, ср. совр. inkeri liito), что и стало основой этнонима inger, ингры, ижоры (в русской огласовке). Зона контроля из Ладоги вряд ли была устойчивой, но, наверное, простиралась до «пограничных» рек ижор и словенских поселенцев в Приневье, рек Ижоры и Словенки, включая ижорские поселения дельты Невы, южного побережья Финского залива (место находки Петергофского клада), может быть, достигая островов Архипелага (Тютерсы—Гогланд).

Трудно сказать, насколько устойчивым был контроль из Ладоги над территорией Карельского перешейка, собственно Корельской землей Новгорода Великого; если принять предложенную этимологию «племенного имени» ижор, такой контроль вряд ли был постоянным; с другой стороны, со времен В. Н. Татищева карельская территория до р. Кюмени рассматривалась как область новгородских притязаний, еще до появления Рюрика (некоторые предания именно здесь определяли место его гибели); может быть, определенная стабилизация противоборства словен и варягов на этих землях (Татищев 1962:108) и была достигнута установлением границы «Ладожского ярлства» по р. Неве.

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика