Кызласов И.Л. Средневековая Евразия в свете новых открытий

К содержанию 215-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Основное развитие археологической медиевистики, изучающей степи Евразии, в 50-90-е годы XX столетия шло в Отечестве путем выявления новых культур и прояснения конкретных вопросов их возникновения, хронологического (поэтапного) развития, географического распространения и иных особенностей существования (Археология СССР, 1981). Именно эта скрупулезная работа, проводившаяся в Южной Сибири Хакасской археологической экспедицией, руководимой Л.Р. и И.Л. Кызласовыми, подготовила три особенно важных открытия, сделанных в последнее десятилетие прошедшего века в области средневековой археологии. Одно из них затрагивает средневековую историю всего Старого Света, два других — только широтно расположенную срединную полосу Евразийского материка.

1. СЕВЕРНОЕ МАНИХЕЙСТВО

Обнаружено широкое распространение в Южной Сибири одной из мировых религий средневековья — манихейства.

Возникнув в III в. в Месопотамии, одно из самых книжных и энциклопедических учений Востока распространилось от Испании до Китая. Манихейство просуществовало, по крайней мере, до XVI в. и всюду было гонимо (Литвинский, Смагина, 1992). Лишь две страны мира во второй половине VIII в. избрали эту религию государственной: Уйгурский и, как выяснено ныне, Древнехакасский (Кыргызский) каганаты. Научной мысли предстоит не только осознать, но и понять этот исторический феномен.

До сих пор наука знала западное и восточное манихейство, теперь открыта его северная, сибирская разновидность. В Хакасии на месте двух обнаруженных городов раскопано 12 храмов и святилищ, соответствующих вавилонским сабейским канонам архитектурного обожествления планет. На р. Уйбате такие храмы сменяли друг друга пять столетий подряд (Кызласов Л.Р., 1998; 1999; 2001). Значение столь длительного духовного центра, действовавшего в сердце раннесредневековой Сибири, трудно переоценить. Исследование этого вопроса отныне составляет самостоятельную задачу в той области науки, которая изучает историю культуры Отечества.

Манихеи всюду проповедовали на национальных языках и, сознательно распространяя грамотность, применяли местные письменности. Новая религия вызвала в Южной Сибири подлинную культурную революцию, поэтому, начиная с VIII в., памятников рунического письма сохранилось так много. Ныне выделено 42 енисейские надписи манихейского содержания (Кызласов И.Л., 2001). Число их непрерывно растет по мере прочтения и обнаружения новых эпиграфических памятников Саяно-Алтайского нагорья и Монголии. Их оставляли и миряне, и приходские проповедники, и миссионеры.

Другое полученное доказательство распространения этой веры в Срединной Сибири и Азии — особые нормы правописания: из манихейской сирийской письменности в руническое письмо была привнесена до того не свойственная ему полногласная орфография (Кызласов Л.Р., Кызла¬сов ИЛ., 1994; Кызласов ИЛ., 1997).

Манихейство, сделавшись официальным вероучением Древнехакасского государства, многие века объединяло народы в его обширных пределах: от Оби до Селенги и от Ангары до Иртыша. Потому воздействие манихейства и поныне заметно в живой культуре не только саяно-алтайцев, но и таежников-кетов, и степняков-монголов {Кызласов Л.Р., 1998; 2001).

2. МНОГООБРАЗИЕ ТЮРКСКИХ РУНИЧЕСКИХ ПИСЬМЕННОСТЕЙ

Классификацией раннесредневековых написаний как восточноевропейской, так и азиатской частей Евразии доказано бытование в то время 7-8 отдельных рунических азбук. Три из них — енисейская, орхонская и таласская — происходят от одного корня и были распространены в Азии, а 4-5 других (применявшихся в Восточной Европе, Средней Азии и Сибири) имеют совершенно другие истоки {Кызласов И.Л., 1987, 1990, 1994). Убежденность в былом существовании единой орхоно-енисейской письменности VIII-X вв. отныне принадлежит прошлому науки.

Две самостоятельных области возникновения и развития ранних рунических письменностей указывают на древнее разделение тюркоязычных народов Евразии на два культурно обособленных мира. Их истоки и историю науке предстоит отыскать. За самобытными письменными традициями стоят как существенные духовные различия, так и своеобразие существовавших политических формирований.

Сохранение кубанского рунического письма в Волжской Болгарии через столетие после ее мусульманизации, как и применение енисейских рун манихеями Древнехакасского государства, равно указывают на древнюю, глубокую укорененность этих местных письменностей.

Стойкие алфавитные различия свидетельствуют о давнем культурно-политическом самосознании отдельных тюркоязычных народов. Так, строгое разграничение азиатских алфавитов и письменных канонов VIII-ХIII вв. показывает, что Южная Сибирь и Монголия были разделены на два культурных полюса, — так сказать, орхонский и енисейский.

Вероятно, процесс разделения каждого из двух алфавитных стволов — азиатского и евроазиатского — на отдельные рунические азбуки был некогда вызван политическими условиями, сходными с распадом Ахеменидской державы, официальное арамейское письмо которой стало родоначальником ряда самостоятельных письменностей образовавшихся новых государств Сред¬ней Азии: хорезмийской, согдийской, персидской и т.д.

3. ДРЕВНИЕ ХАКАСЫ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Выделение аскизской археологической культуры конца Х-ХVII вв., характеризующей государственную культуру Древнехакасской державы Южной Сибири, приобрело ныне общее евразийское значение.

Аскизские изделия XI — начала ХIII в. обнаружены теперь не только на коренных саяно-алтайских землях, но также в городах и поселениях по всей Руси и Волжской Болгарии, областях мордвы и удмуртов (Кызласов И.Л., 1996; 1997а; 1998; 2000; 2001а; Руденко, 2001; Аскизские древности, 2000). Они связаны с важнейшими торговыми путями и центрами Восточной Европы. Приуралье и Поволжье в ту пору пережили моду на сибирские вещи. Всего этого не могли породить эпизодические торговые связи. В восточно-европейских землях за 200 лет до монгольского нашествия возникли и веками существовали постоянные южносибирские торговые фактории и купеческие городские кварталы. Длительные добрые отношения сибиряков и европейцев сказались в грозные 1236-1242 гг. — застигнутые большой войной в Восточной Европе средневековые хакасы не покинули принявших их городов, а сражались на стороне оборонявшихся (Белорыбкин, 2001).

Письменные и археологические источники свидетельствуют, что международной торговле в Древнехакасском государстве оказывалась официальная поддержка {Кызласов Л.Р., 1984). Совсем неслучайно аскизская культура оказалась в X-XII вв. единственной из раннесредневековых культур Южной Сибири, проникшей в Восточную Европу. Широкая направленность и дальность торговых предприятий Древнехакасского государства, их постоянный, многовековой характер заставляют признать: перед нами — одна из мировых держав раннего средневековья.

Совершенное археологией открытие столь ранних средневековых евразийских связей и особая роль в них Древнехакасского государства, Волжской Болгарии и Руси — новая тема в отечественной медиевистике. Значение ее для изучения истории нашей страны переоценить трудно.

Изложенные новые научные факты требуют обновления подходов к исследованию средневековой и питающей ее древней истории Евразии. Новые задачи столь обширны, что заслуживают внимания всего ученого сообщества.

ЛИТЕРАТУРА

Археология СССР: Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981.
Аскизские древности, 2000. Аскизские древности в средневековой истории Евразии: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конф. Казань.
Белорыбкин Г.Н., 2001. Золотаревское поселение. СПб.
Кызласов ИЛ., 1987. Две группы тюркских рунических алфавитов: Олыт выделения // Задачи советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. М.
Кызласов ИЛ., 1990. Древнетюркская руническая письменность Евразии: Опыт палеографического анализа. М.
Кызласов ИЛ., 1994. Рунические письменности евразийских степей. М.
Кызласов ИЛ., 1996. Сибирские землепроходцы на Руси // Горный Алтай и Россия: 240 лет. Горно-Алтайск.
Кызласов ИЛ., 1997. Разновидности древнетюркской рунической орфографии: (Отра¬жение манихейской письменной культуры в памятниках енисейского и орхонского письма) // Acta Orientalia. Budapest. Т. L, fasc. 1-3.
Кызласов ИЛ., 1997а. Следы пребывания древних хакасов в городах Руси Х1-Х1П вв. // Памятники старины: Концепции. Открытия. Версии. СПб.; Псков. Т. 1.
Кызласов ИЛ., 1998. Пребывание древних хакасов в Восточной Европе (конец X — нача¬ло XIII в.) // Славяне и их соседи: Тез. конф. М.
Кызласов ИЛ., 2000. Успехи в изучении древнехакасских изделий, найденных на Руси и в Поволжье // Аскизские древности в средневековой истории Евразии. Казань.
Кызласов ИЛ., 2001. Смена мировоззрения в Южной Сибири в раннем средневековье: (Идеи единобожия в енисейских надписях) // Древние цивилизации Евразии: История и куль¬тура. М.
Кызласов ИЛ., 2001а. Аскизская культура Южной Сибири и ее древности в Восточной Европе // Руденко К. А. Тюркский мир и Волго-Камье в XI-XIV вв. Казань.
Кызласов Л.Р., 1984. Торговые пути и связи Древнехакасского государства с Западной Сибирью и Восточной Европой // Прошлое Средней Азии. Душанбе.
Кызласов Л.Р., 1998. Северное манихейство и его роль в культурном развитии народов Сибири и Центральной Азии // Вестн. МГУ. Сер. 8, История. № 3.
Кызласов Л.Р., 1999. Средневековый манихейский храм в котловине Сорга (Республика Хакасия) // РА. № 2.
Кызласов Л.Р., 2001. Сибирское манихейство // Этнографическое обозрение. № 5.
Кызласов Л.Р., Кызласов ИЛ., 1994. Новый этап развития енисейской письменности (ко¬нец XIII — начало XV вв.) // РА. № 1.
Литвинский Б.А., Смагина Е.Б., 1992. Манихейство//Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье: Этнос, языки, религии. М.
Руденко К.А., 2001. Тюркский мир и Волго-Камье в XI-XIV вв.: Изделия аскизского кру¬га в Среднем Поволжье: Исследование и каталог. Казань.

К содержанию 215-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1942 Умер Павел Сергеевич Рыков — советский археолог, историк, музейный работник и краевед, исследователь Армеевского могильника.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика