А.П. Бородовский, О.В. Софейков, С.В. Колонцов — Материалы эпохи поздней бронзы из Северной Кулунды

Исследования последних десятилетий на территории Кулундинской степи позволили выявить целый ряд интересных археологических комплексов различных эпох, среди которых особое место занимают памятники эпохи поздней бронзы. Благодаря усилиям барнаульских археологов более основательно была изучена восточная зона Кулундинского региона, тогда как север этой территории во многом еще остается слабо исследованным. Определенный вклад в решение этой проблемы был внесен в ходе инвентаризации археологического наследия Новосибирской области при подготовке материалов тома свода археологических памятников по Карасукскому району.

Как известно, особенностью бегазы-дандыбаевских памятников Кулунды является устойчивое сочетание лепной керамики с гребенчатым орнаментом и станковой посуды, выполненной на гончарном круге (Удодов В.С., 1991, с. 84-92). Орнаментация керамики ручной лепки представлена мелкозубчатым штампом, горизонтально расположенными поясами отпечатков наклонного штампа, значительно реже встречается геометризм. Так называемая станковая посуда, изготовленная на гончарном круге с красноватым ангобом, имеет прямые аналогии в керамическом комплексе эпохи поздней бронзы Средней Азии. Именно эти две группы сосудов представлены среди сборов фрагментов керамики на памятниках Мелковский канал, Мелковский комплекс, Мелкое-9 и Калач Карасукского района Новосибирской области. Судя по распространению таких находок, мощный миграционный поток бегазы-дандыбаевского населения двигался из Центрального Казахстана в двух направлениях на север (Бурла-3, Кайгородка) и юго-восток (Рублево-6) Кулундинской степи (Кирюшин Ю.Ф., Папин Д.В., Шамшин А.Б., 1999, с. 380-381).

Археологические памятники этого периода Мелковский канал-1, Мелковский комплекс, Мелкое-9 на территории Карасукского района в настоящее время являются самыми северными для Кулунды. Они, очевидно, обозначают тот «плацдарм», откуда началось проникновение носителей бегазы-дандыбаевского населения в глубь Барабинской лесостепи на территорию современных Здвинского (Каргат-6) и Венгеровского (Преображенка-3, Старый Сад) районов Новосибирской области (Молодин В.И., Новиков А.В., 1998, с. 87, 88). Новое население, осваивая Кулундинскую степь, принесло, кроме своей посуды, и традиции бронзолитейной обработки. На территории современного Карасукского района еще не выявлено специальных площадок металлообработки, но определенные косвенные признаки этого производства, несом¬ненно, присутствуют среди сборов на целом ряде памятников — Мелковский канал-1, Мелковский комплекс, Мелкое-9 (рис. 1.-1-6). Этими вещами, по определению Н.Ю. Кунгуровой, являются маленькие галечки, специально сработанные с одного из узких торцов. На бегазы- дандыбаевских поселениях Кулунды такие предметы активно используются в металлообработке (Кунгурова Н.Ю., Удодов В.С., 1997, с. 78). Судя по трасологическому определению
Н.Ю. Кунгуровой, характерные следы сработанности соответствуют использованию этих галек в качестве инструментов для доводки поверхностей отлитых бронзовых изделий, когда их температура оставалась еще достаточно высокой. Причем, как подчеркивает Н.Ю. Кунгурова, такая доводка осуществлялась сразу же после проковки предметов.

Одним из интересных бронзовых изделий является случайно обнаруженный на территории Карасукского района черешковый кинжал с упором-перекрестием (рис. 1.-7). Общая длина предмета составляет 20 см, а учитывая обломанное острие лезвия, было, наверно, еще больше.

Позднебронзовые материалы Кулунды

Рис. 1. Предметы эпохи поздней бронзы из северной Кулунды:
1 — Мелковский канал-1; 2, 4, 5, 6 — Мелковский комплекс;
3 — Мелкое-9; 7 — бронзовый кинжал из Карасука

Лезвие кинжала длиной 15 см имеет листовидное перо с центральной рельефной гранью и уплощенно-ромбическое сечение. Максимальная ширина клинка составляет 4 см. Клинок и черешок соединены узловидным рельефным упором, шириной до 1,5 см. Размеры черешка подквадратного сечения составляют 4,5х0,8 см. По одному из вариантов классификации предмет из Карасука относится к копьевидным кинжалам (Гришин Ю.С., Тихонов Б.Г., 1960, с. 74). Действительно, сходство лезвия этого предмета с копьем сразу же «бросается в глаза». Вероятно, именно такая особенность позволяла в свое время В.М. Флоринскому (1898, с. 495-498) считать ряд аналогичных изделий из Кулунды (с территории Алтайского края) копьями. Тем не менее лезвие с черешком использовалось в качестве клинка кинжала, о чем свидетельствует целый ряд фактов. Прежде всего это находка на поселении Рублево-6, серии бронзовых предметов вместе с бегазинской и станковой керамикой (Кирюшин Ю.Ф., Папин Д.В., Шамшин А.Б., 1999, с. 383). Среди этих изделий были обнаружены два черешковых кинжала, близких по форме к находке из Карасукского района. У одного из этих предметов сохранилась роговая рукоять, насаженная на черешок. Рублевский бронзовый кинжал с рукоятью позволяет объяснять наличие валика-перекрестья как упора для крепления. Аналогичная, конструктивная деталь вплоть до недавнего времени была характерна для традиционных столовых ножей с насаживаемой рукоятью из органических или синтетических материалов.

Не менее важно и определенное сходство таких бронзовых черешковых кинжалов с предметом из ирменского памятника Преображенка-3 в Барабе. По мнению В.И. Молодина (1985, с. 124), он представляет собой наконечник дротика. Наряду с такой трактовкой не исключено, что предмет из Преображенки-3 мог являться вотивным кинжалом, имеющим определенную близость к находке из Карасукского района. Эпизодически традиция изготовления миниатюрного бронзового оружия представлена еще в андроновское время (Молодин В.И., Новиков А.В., Гришин А.Е., 1998, с. 296, рис. 2.-б, с. 297; Ковтун И.В., 1998, с. 251) от Барабинской лесостепи (Старый Тартас-4) до Минусинской котловины (Ланин лог). Любопытно еще и то, что бронзовый черешковый кинжал с копьевидным лезвием из Карасукского района имеет определенное сходство с аналогичным оружием киммерийского времени XI-IX вв. до н.э. (Гришин Ю.С., Тихонов Б.Г,
1960, с. 76). В этой связи следует заметить, что недавно в Новосибирском Приобье (Завьялово-1, 2) был также обнаружен миниатюрный бронзовый кинжал «киммерийского» облика.

В целом новые материалы эпохи поздней бронзы из северной Кулунды безусловно интересны, поскольку такие находки позволяют уточнить историческую географию для распространения носителей бегазы-дандыбаевской культуры на границе степной и лесостепной зоны Обь-Иртышского междуречья. Кроме того, это дает возможность более детально представлять направление и динамику миграционных потоков древнего населения на рубеже II-I тыс. до н.э. на юге Западной Сибири в преддверии сложения основ культур «раннескифской» эпохи. Поэтому не случайно культурный слой бегазы-дандыбаевского времени является подстилающим для одного из самых грандиозных западносибирских погребальных сооружений эпохи раннего железа — Мелковского кургана.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.04.2014 — 18:29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика