Культуры присваивающего неолита Восточной Европы и Северной Азии

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

Неолит лесной территории Восточной Европы

Лесная территория Восточной Европы простирается от Прибалтики до Урала и от побережья Белого моря и Кольского полуострова до Средней Волги и Оки. Развитие хозяйства и культуры в неолите здесь основывалось на охоте, рыбной ловле и собирательстве и шло по пути постоянного совершенствования орудий лова и охоты. Наконечники стрел из кости и камня, различные по форме гарпуны и остроги являются основными. Большое распространение получили крупные каменные тесла и топоры, с помощью которых обрабатывалось дерево. Только в некоторых местах в конце неолита появляются зачатки скотоводства. Основными памятниками этой территории являются поселения. Они располагались по берегам рек. Реки были основными транспортными путями. Ц

Со временем менялись облик и территория размещения неолитических культур лесной полосы. Можно выделить культуры раннего неолита, конца VI и V тысячелетий до н. э. и культуры развитого и позднего неолита — IV—середина III тысячелетия до н. э. К раннему неолиту лесной зоны относятся культуры: льяловская, нарвско-неманская, волго-камская и сперингс на Крайнем Севере. Картина образования и распространения культур в позднем неолите очень пестрая.

В раннем неолите к северу от днепро-донецкой культуры, в Волго-Окском бассейне, сложилась льяловская культура, названная по стоянке у с. Льялово на берегу Клязьмы. Поселения располагались на заболоченных берегах рек, озер и на островах. Жилища устраивались на настиле из жердей и бревен, на сваях. Среди инвентаря преобладают овальные и удлиненные каменные топоры и тесла, костяные гарпуны, наконечники стрел листовидной формы, обработанные с двух сторон ретушью, ножи, скребки на отщепах, резцы. Из камня делали долото, песты, шлифовальные плиты. Для льяловской культуры характерны сосуды яйцевидной формы, украшенные зональным орнаментом из ямок и оттисков гребенки и названные поэтому ямочно-гребенчатыми.

К западу и северо-западу от территории льяловских поселений в Латвии, Эстонии и Литве развивалась нарвская культура, сложившаяся на базе местного мезолита, но испытавшая влияние южных неолитических племен. На позднем этапе она охватывала и Северную Белоруссию (нарвско-неманская культура). Культура изучена по поселениям на торфяниках в Латвии, Белоруссии и на Псковщине. Их возраст от середины VI до IV тысячелетия до н. э. Названа культура по поселению Нарва. Для нее характерны сосуды с оттянутыми днищами и прямыми краями, наличие небольших с уплощенным дном мисочек, некоторые из них имеют форму лодок.

Неолитические памятники лесной полосы часто расположены большими группами в местах, удобных для охоты и рыболовства, на береговых возвышениях. Жилища были наземными, столбовой конструкции. На их месте сохранились остатки кольев и столбов. Площадь жилищ обычно составляла 40—50 кв. м с одним или двумя прямоугольными помещениями. В инвентаре много кремневых наконечников стрел и дротиков, скребков и ножей, встречаются сланцевые изделия, полученные с севера, с территории современной Финляндии. Особое место занимают каменные сверленые топоры с острым и уплощенным обушком, много костяных и роговых изделий: наконечников стрел, гарпунов, проколок и шильев.

К востоку от области льяловской культуры лежала обширная территория волго-камского неолита. Здесь сосуды похожи на яйцевидные, с немного суженным горлом. Типичным орнаментом являются оттиски гребенчатого штампа. Непрерывно чередующиеся косые оттиски штампа создавали особый узор, получивший название «шагающая гребенка».

В Карелии и частично в Финляндии ранний неолит представлен стоянками культуры сперингс, которые датируются концом IV — началом III тысячелетия до н. э., у г. Медвежьегорска, в окрестностях г. Повенец и других местах. Эти памятники немногочисленны. Инвентарь культуры архаичен, хотя встречается керамика с прочерченным узором.

В развитом неолите на европейской территории России образуются новые археологические культуры, что связано с развитием хозяйства и в целом с изменением этнического состава населения, перемещением неолитических племен. Большое влияние на этот процесс оказали племена ямочно-гребенчатой керамики. Их происхождение связывают с носителями льяловской культуры. Племена ямочно-гребенчатой керамики расширяют свою территорию и внедряются в Прибалтику, на север вплоть до Печоры, оказывают влияние на волго-камскую культуру. В результате только на территории Восточно-Европейской равнины сложилось около двадцати различных неолитических культур. С расселением племен ямочно-гребенчатой керамики связано происхождение многих местных неолитических культур в бассейне Волги и Оки.

Значительно отличаются от центральной группы неолитические культуры, занимавшие территорию к северу от Волги до берегов Балтики и Северного Ледовитого океана. На этом обширном пространстве известны сотни поселений, расположенных по берегам рек, озер и на побережье Белого моря. Выбор места определялся удобством рыбной ловли и охоты. Костяные гарпуны, остроги, крючки в изобилии находят на всех поселениях. Неолитическое население Севера было смешанным: здесь присутствует европеоидный тип с примесью монголоидного.

Множество стоянок на территории современной Карелии — от Свирска до Санкт-Петербурга — объединены в так называемую карельскую культуру. Для нее характерны поселения с шалашами и долговременные поселения типа Питкаярва с большими землянками. Орудия труда часто изготавливались из сланцевого камня. Это топоры, долота, кирки для пробивания льда. Основу хозяйства составляли рыболовство и промысел морских зверей. Орудиями охоты был лук, стрелы, копье. Широко использовались костяные односторонние гарпуны, сети из лыка и крапивного волокна, крючки, ловушки.

Рядом с карельской культурой располагались племена каргопольской культуры. Она известна по многочисленным поселениям на берегах озер Лача, Вож, Белое — Кубенино, Модлена, Верхнее Веретье и др. Наряду с керамикой в инвентаре широко представлены гарпуны, кремневые вытянутые ретушированные наконечники стрел, дротиков, довольно много скребков и выпукло-лезвийных кремневых ножей.

Памятники, расположенные на берегу Белого моря, объединяет сходство узора на керамике. Они относятся к беломорской культуре. Инвентарь этой культуры состоит в основном из наконечников стрел. Встречается также много скребков и почти совсем отсутствуют крупные ударные орудия. Здесь они не были нужны. Среди орудий охоты преобладают наконечники так называемой ланцетовидной формы, изготовленные из массивных отщепов с пильчатой ретушью по краю. Очевидно, морские обитатели были основным источником пищи для племен беломорской культуры.

Прибалтику в позднем неолите заселяли племена прибалтийской культуры. На формирование прибалтийской и карельской культур оказали влияние племена, пришедшие в середине III тысячелетия до н. э. с юга, с территории льяловской культуры. В процессе их слияния с местным ранненеолитическим населением и складывались эти две большие культуры. Прибалтийская культура на территории Эстонии и Латвии сочетала в себе элементы местной нарвской и пришлой льяловской. Причем последняя явно преобладала.

Неолит лесной территории Восточной Европы

Неолит лесной территории Восточной Европы

В ряде северных стоянок прослеживается много общего с памятниками других территорий, например с уральским неолитом. Их объединяют своеобразные костяные наконечники стрел так называемого шигирского типа. Эти стрелы необычны: они сделаны из кости, имеют тонкую длинную ножку и острие, удивительно похожее на головку веретена. Наиболее ранние стрелы этого типа встречаются на Урале и в Западной Сибири.

Необходимо отметить, что при всем различии инвентаря, отражающего местные традиции развития неолитической культуры, неолитические памятники севера — Чукотки, Таймыра, Кольского полуострова и других приполярных территорий — имеют много общего, что было обусловлено господством одинакового типа хозяйства, основанного на морском промысле и рыболовстве, а также специфическими условиями природной среды приполярной зоны.

Неолит Урала и Сибири

На территории от Урала до Тихого океана в неолите сложилось несколько общностей. Обширную неолитическую общность в IV — начале III тысячелетия до н. э. представлял Урал и прилегающие к нему территории. Неолитическая культура Урала возникла на мезолитической основе. На ранних этапах этой культуры сохранялась микролитическая, характерная для мезолита, техника обработки камня: большинство орудий изготовлено с помощью вставных ножевидных пластин. Выделяются две основные области: неолит Южного Урала и неолит лесного Среднего и Северного Урала.

На неолит Южного Урала влияние оказали южные кельтеминарские племена Приаралья и Закаспия. Еще в мезолите отмечалось проникновение в Южное Приуралье населения из Южного Прикаспия — носителей микролитической техники и производящего хозяйства, у которых было заимствовано умение делать глиняную посуду (и многие орнаментальные мотивы) и кремневые зубчатые наконечники стрел.

Неолитическую общность лесного Среднего и Северного Урала представляют две историко-культурные области: восточноуральская, или обско-уральская, и западноуральская, или камско-волжская. Между ними много общего. Поселения расположены на берегах озер и на уступах надпойменных террас. Люди жили в полуземлянках прямоугольной формы, занимались охотой и рыбной ловлей. Особенностью культуры неолита Урала являются круглодонные или округло-конические глиняные сосуды, украшенные зубчатым (гребенчатым) орнаментом. Широко распространенными были костяные наконечники стрел. В целом неолит Урала связан с мезолитом, с присущей ему микролитической техникой изготовления тонких ножевидных пластин.

Западноуральский неолит в своем развитии прошел три этапа. Ранний — конец V — начало IV тысячелетия до н. э. Наиболее типичный памятник — стоянка Боровое озеро I близ Перми. Археологический материал представлен глиняной посудой, близкой к яйцевидной форме и украшенной гребенчатым зубчатым орнаментом, листовидными наконечниками стрел, изогнутыми ретушированными ножами. Второй этап относится к IV тысячелетию до н. э. Появляются шлифовальные топоры-тесла, почти исчезают изделия из ножевидных пластин, более разнообразными становятся узоры на сосудах. Для этого этапа характерны длинные четырехугольные дома-полуземлянки с очагами в центре. Третий этап датируется началом III тысячелетия до н. э. Меняется форма посуды: она становится выпуклодонной цилиндрической формы и украшена узорами «шагающая гребенка» или в виде решетки. В конце этапа появляются первые изделия из меди.

Уральский и западносибирский неолит: керамика, каменные наконечники стрел, тесла

Уральский и западносибирский неолит: керамика, каменные наконечники стрел, тесла

Несколько иначе развивалась восточноуральская неолитическая культура, возникновение которой относят к началу IV тысячелетия до н. э. Переход от мезолита к неолиту произошел на местной основе под влиянием южных соседей, от них и были восприняты некоторые элементы культуры. Восточно-уральский неолит также прошел три этапа.

Первый — козловский — изучен по наиболее раннему поселению на Андреевском озере и связан с обширной территорией лесного и лесостепного Зауралья. На первом этапе ощущалось сильное влияние южной кельтеминарской неолитической культуры. Характерными являются крупные, немного суженные кверху сосуды с округло-коническим днищем. Орнамент покрывал всю их поверхность, включая дно. Он наносился узкой лопаточкой, методом прочерчивания по сырой глине с периодическими нажимами («отступающая лопаточка»). Применялись также прочерчивания гребенкой, которой наносились прямые или волнистые параллельные линии. Кремневый инвентарь сохранял мезолитический облик: подавляющее большинство орудий из ножевидных пластин; были распространены наконечники стрел кельтеминарского типа с зубцом у острия. Очевидно, к этому времени относятся найденные на торфяниках Среднего Зауралья костяные и роговые многозубые гарпуны, острия с пазами для крепления кремневых вкладышей, веретеновидные наконечники стрел.

Второй этап — полуденский — датируется концом IV — началом III тысячелетия до н. э. Это период расцвета неолитической культуры. К нему относятся поселения Стрелка, нижний слой Горбуновского торфяника, Полуденка I в бассейне р. Чусовой, Шайтанка I близ Екатеринбурга, средний слой стоянки Мурат в Башкирии. Посуда сохраняла полуяйцевидную форму. Широко применялся орнамент в виде волнистых прочерченных линий и поясов заштрихованных треугольников. В технике обработки кремня уже не было мезолитических приемов. Появились шлифованные топоры-тесла с боковыми выступами для крепления и роговые мотыги с уступом. Уникальные изделия из дерева, сохранившиеся в толще Горбуновского торфяника, — лыжи, полозья нарт, ковши с головками птиц на ручках, идолы и ритуальные сосуды в виде фигур лося. Люди жили в жилищах-полуземлянках, основу конструкции которых составлял бревенчатый сруб.

Третий этап назван по поселению Сосновый остров сосновоостровским. Среди памятников поселения по Северной Сосьве и Тавде: Чэстыйяг, Сортыня, Рыбацкое, Туманское и др. Находки отличает гребенчатый орнамент с выпуклостями, так называемыми жемчужинами, образовывавшимися от вдавлений с внутренней стороны сосуда, и скульптурные изображения из глины. В это время употреблялись довольно крупные ножевидные пластины, ножи и скребки, сделанные из пластин и коротких отщепов. Люди жили в больших, почти квадратных землянках площадью около 100 кв. м.

Урал с примыкающими к нему с востока и запада просторами в неолите был территорией формирования ранней угро-финской этнической общности — древнейшей основы финно-угорских народов.

На обширных просторах Западной Сибири, в Приобье, в неолите сложилась верхнеобская неолитическая культура оседлых и полуоседлых рыболовов и охотников. К верхнеобской неолитической культуре относятся могильники и поселения Самусь II, III, Нагорный Иштан в бассейне р. Томь, могильник и поселение в местечках Могильники, Завьялово на Оби, стоянки Крохалевка, Ирмень 2 и др.

Для верхнеобской культуры характерна пластинчатая техника. Орудия труда представлены каменными топорами и теслами, многочисленными скреблами, ретушированными наконечниками стрел, напоминающими по форме ивовый лист, наконечниками копий, длинными костяными пластинами, с помощью которых делали вкладышевые кинжалы. Среди материалов этой культуры известны каменные фигурки медведя, рыбы, костяные фигурки лосей. Самую многочисленную группу материалов составляют керамические сосуды: плоскодонные удлиненные, с зауженным дном, плоскодонные и круглодонные приземистые с выпуклыми боками.

Из узоров преобладают горизонтальные, волнообразные и зигзагообразные полосы. В позднем неолите прочерченный орнамент постепенно уступает место гребенчатому. Вместе с тем наблюдается, что некогда единая западносибирская неолитическая общность распадается.

Культура западносибирского неолита развивалась на основе охотничье-рыболовческого хозяйства: люди охотились на лосей, медведей, водоплавающую птицу, занимались рыболовством и собирательством. По мнению антропологов, неолитическое население лесной и лесостепной зоны Западной Сибири этнически не было однородным: наряду с европеоидными присутствовали и монголоидные элементы.

В Восточной Сибири особую неолитическую зону составлял неолит Прибайкалья. Расположенные здесь могильники, поселения и наскальные изображения позволяют проследить историческое развитие живших там племен. Обитатели Прибайкалья, Ангары и низовий Селенги были охотниками. Таежные условия определили развитие их культуры по пути усовершенствования охотничьего снаряжения. Прибайкальский неолит представляют две культуры: исаковско-китойская и серовская, названные по одноименным могильникам. Считается, что Прибайкальский неолит возник на основе местной позднепалеолитической (мезолитической) культуры.

К IV — началу III тысячелетия до н. э. относятся могильники Исаковского типа. В их инвентаре преобладают предметы охотничьего вооружения, прежде всего крупные костяные наконечники копий с острыми кремневыми лезвиями, наконечники стрел, изготовленные с помощью отжимной ретуши. В это время появляются шлифованные тесла для выдалбливания лодок. В исаковских погребениях обнаружены самые ранние в Прибайкалье глиняные сосуды полуяйцевидной формы.

Новый этап развития неолитических племен Прибайкалья наступил в первой половине III тысячелетия до н. э. Он получил название серовского (по могильнику около Иркутска). На берегах Ангары обнаружены обширные поселки больших родовых коллективов. Поселки имели десятки очагов, сложенных из камней, громадные ямы для запасов пищи, копчения мяса и засолки рыбы. Жилища, вероятно, напоминали конический чум или шалаш.

Почти в каждом погребении встречаются лук со стрелами, глиняный сосуд с шлифованным теслом и ножом. Серовцы пользовались составным луком, сделанным из нескольких соединенных вместе деревянных и роговых пластин. Длина лука доходила до 1,8 м. Дальнобойность и убойная сила стрелы были несравненно больше, чем у простых луков. На более высокую ступень поднялось рыболовство. Рыбу ловили крючками, изготовленными из кости и дерева или целиком вырезанными из кости, костяными гарпунами, при помощи рыбок-приманок, сделанных из кости или камня. Изменилась и форма глиняной посуды: большинство сосудов имело суженное горло и выпуклое дно.

Неолит Прибайкалья: I - исаковская культура; 1 - наконечники стрел; 2 - нож из сланца; 3-5 - костяные проколки; 6 - костяной кинжал с вкладышами; 7 - топор; 8 - нож из нефрита; 9, 10 - керамические сосуды; II - серовская культура: 1 - изображение рыбы; 2-4 - костяные гарпуны; 5 - каменный нож.

Неолит Прибайкалья: I — исаковская культура; 1 — наконечники стрел; 2 — нож из сланца; 3-5 — костяные проколки; 6 — костяной кинжал с вкладышами; 7 — топор; 8 — нож из нефрита; 9, 10 — керамические сосуды; II — серовская культура: 1 — изображение рыбы; 2-4 — костяные гарпуны; 5 — каменный нож.

Исаковская и серовская культуры дают представление об одной линии развития восточносибирского неолита. Другая линия неолитической культуры в Прибайкалье известна по памятникам китойского типа конца V—IV тысячелетия до н. э. У китойских племен явно преобладало рыболовство. Об этом свидетельствуют многочисленные рыболовные крючки, которые встречаются в погребениях целыми наборами. Крючки составные, стерженьки для них делались из мягкого сланца, а острия вырезались из кости или дерева. Рыбу ловили не только крючками, но и с помощью сетей. Для этой культуры характерны шлифованные топоры, тесла, ножи из нефрита. При погребении широко применялась охра. Одежда умерших богато украшалась различными нашивками, чаще всего из клыков кабана.

На территории современной Республики Саха развивалось несколько археологических культур. Ранний неолит IV тысячелетия до н. э. представлен сыалахской культурой. Поселения ее обнаружены на реках Лена, Витим, Алдан — почти до Северного Ледовитого океана. Это стоянки Белькачи I, Малая Мунку, Сыалах. Здесь встречаются глиняные сосуды с отпечатками сетки-плетенки, призматические нуклеусы, ножевидные пластины, концевые скребки, проколки и пластины-вкладыши. Из костяных орудий широко распространены многозубчатые односторонние наконечники гарпунов, копий и ножи с продольными прорезями для вкладышей. Поселения устраивались на мысах небольших притоков и озер, в местах, удобных для охоты и рыболовства. Ведущую роль в хозяйстве играла охота с луком.

Средненеолитическая белькачинская культура (начало III тысячелетия до н. э.) известна по материалам нескольких десятков поселений, расположенных по Лене, Алдану, Вилюю и Колыме. Наиболее характерными для нее являются шлифованные ступенчатые тесла, мотыговидные орудия, кремневые ретушированные маленькие тесла, ножи, скребки, удлиненные клювовидные острия и треугольные наконечники стрел. Здесь осваивается способ получения керамики путем выколачивания. Поверхность сосудов яйцевидной формы обычно украшают отпечатки крученого шнура. Считают, что отдельные элементы белькачинской культуры не имеют общих корней с местной ранненеолитической культурой.

Поздний неолит (II тысячелетие до н. э.) в этом районе Сибири изучен по памятникам ымыяхтахской культуры (стоянка Ымыяхтах и др.), племена которой вели жизнь полуоседлых охотников и рыболовов. Вокруг поселков часто располагались несколько небольших стоянок. Население обитало в наземных жилищах типа шалаша или чума. На поселениях открыты рабочие площадки, где производилась первичная обработка каменных орудий из халцедона, сланца, нефрита. Из охотничьего вооружения в большом количестве встречаются наконечники стрел и копий, ножи, а также каменные грузила для рыболовных сетей. Отмечено использование всех известных приемов изготовления орудий из камня. Для ымыяхтахской культуры характерна керамика яйцевидной и шаровидной формы с так называемыми вафельными отпечатками на поверхности.

Неолит Дальнего Востока

Неолитические культуры в Приамурье, Приморье и на северо-востоке Азии были открыты относительно недавно. Их открытие и исследование связано в основном с работами академиков А.П. Окладникова и А.П. Деревянко.

Дальний Восток представляет своеобразную область неолитических культур. В бассейне Амура известны четыре неолитические культуры: новопетровская, громатухинская, осиноозерская и нижнеамурская. Новопетровская культура изучена в результате раскопок поселений у с. Константиновка и Новопетровка I, III. Поселения располагались на мысовидных выступах надпойменных террас. Жилища были полуподземными, прямоугольными в плане. В центре жилища находился очаг, вокруг которого стояли столбы, поддерживавшие коническую крышу. Почти все каменные изделия изготавливались из ножевидных пластин, поэтому на поселениях часто встречаются крупные, напоминающие по форме клин нуклеусы с поперечной ударной площадкой, специфические нуклеусы-скребки, или гобийские нуклеусы. Среди изделий из камня боковые и концевые скребки, резцы для обработки дерева и кости, пластинчатые, немного подправленные по краю наконечники стрел и дротиков. Рубящие и ударные орудия представлены тщательно зашлифованными теслами, топорами и мотыгами. Керамика поселений незначительна, вероятно, она только начинала входить в быт. Новопетровская культура сохраняет черты, присущие мезолиту. От предшествующего времени ее отличает умение шлифовать камень и делать глиняную посуду. Эта культура самой ранней поры дальневосточного неолита и датируется V тысячелетием до н.э.

На Амуре в неолите жили и племена громатухинской культуры (по поселению, исследованному на р. Громатуха, притоке Зеи). Известны поселения у с. Сергеевка, Кумары, у ст. Арга и в других местах. Жизнь и хозяйство племен этой культуры отличались от новопетровской. Они вели полукочевой образ жизни, занимаясь охотой и рыболовством, владели иными приемами обработки камня. Каменные орудия громатухинской культуры сделаны в большинстве своем из расщепленной вдоль продолговатой речной гальки, одна сторона которой не обрабатывалась совсем, другая же обрабатывалась грубыми сколами. Так делали тесла, крупные скребки, наконечники копий и дротиков. На поселениях обнаружены также призматические и конические нуклеусы небольших размеров. Из снятых с них ножевидных пластин изготавливали наконечники стрел, немного подправленные ретушью, проколки и ножи. Керамика громатухинской культуры характерна для лесных культур. Наиболее распространенными были сосуды с текстильным и ложнотекстильным орнаментом, вдавлениями лопаточкой и гребенчатым орнаментом. Датируется культура второй половиной V—IV тысячелетием до н. э.

В конце III тысячелетия до н. э. в бассейне Среднего Амура сложилась древнейшая на российском Дальнем Востоке земледельческая культура, получившая название осиноозерской. Ее поселения располагались на берегу Осиновского озера и на берегах рек Белая и Зея. Орудия труда изготавливались в основном из отщепов, сколотых с желвака кремня и халцедона. Найдены наконечники стрел, вкладыши, проколки и скребки, каменные мотыги и зернотерки. Племена осиноозерской культуры вели оседлый образ жизни. Люди жили в больших полуподземных жилищах. В очаге одного из жилищ на берегу озера были обнаружены зерна проса. Косвенным свидетельством существования земледелия служат фрагменты днищ глиняных сосудов с многочисленными отверстиями для распаривания зерен и приготовления пищи на пару.

В конце неолита у племен Дальнего Востока произошло естественное разделение труда: одни стали заниматься земледелием, другие — рыболовством, охотой и собирательством, что определило особенности их развития в будущем.

В начале II тысячелетия до н. э. на огромном пространстве Дальнего Востока распространяются поселения так называемой нижнеамурской культуры. Они известны на большой территории бассейна р. Амур. Хорошо изученным памятником является поселение у с. Кондон к северу от Комсомольска-на-Амуре. Поселок состоял из множества довольно глубоких, круглых в плане полуземлянок, на стенах которых хорошо видны углубления от столбов. На поселении в изобилии встречаются овальные в сечении шлифованные тесла, топоры, различные по форме наконечники стрел, сделанные как из отщепов, так и из ножевидных пластин, разнообразные грузила, отбойники, наковаленки и отжимники для обработки орудий труда. Сосуды были плоскодонными, украшенными орнаментом. Орнаментальные мотивы различны: здесь и крупная сетка из ромбов, так называемая амурская плетенка, мелкая сеточка, похожая на текстильный орнамент, сложные переплетения зигзагов, красивых спиралей и изображения личин. Примечательно, что мотивы этого орнамента живут до сих пор в искусстве амурских нанайцев. В одном из жилищ найдено скульптурное изображение девушки. Небольшая фигурка, искусно вылепленная из глины, тонко передает черты древнего предка современных нанайцев и других народов Дальнего Востока.

Рыболовство у жителей Амура с древних времен являлось основным занятием. На поселениях часто встречаются каменные грузила для сетей и блесны. Эти самые древние в мире блесны сделаны в виде вогнутых пластинок из нефрита с отверстием на одном конце для привязывания к леске. О первостепенном значении рыболовства свидетельствует и топография неолитических поселений — устья рек, берега притоков, куда заходила рыба.

В Приморье к неолиту относится зайсановская культура. В культурных слоях поселений, расположенных на береговых террасах и сопках, встречаются каменные терочники, лощила из плит песчаника, треугольные ножи, сделанные из широких ножевидных пластин, обработанные с двух сторон наконечники стрел. Известны и рубящие орудия — топоры и тесла с тщательно зашлифованной рабочей частью. Люди жили в неглубоких прямоугольных полуземлянках. В инвентаре много фрагментов сосудов, украшенных прочерченным орнаментом в виде треугольников, отпечатков шнура и ногтей. Зайсановская культура изучена по материалам поселений Олений I—III, Синий Гай, у с. Зайсановка, Кировское и в других местах. Памятники свидетельствуют об оседлости населения, которое занималось рыболовством, охотой, вероятно, земледелием и свиноводством. Отмечаются определенные связи носителей зайсановской культуры с неолитической культурой Японии. Материалы поздних слоев поселений зайсановской культуры позволяют предположить существование производящего хозяйства.

Северная часть Приморья входила в зону влияния нижнеамурского неолита. Материалы неолита российского Дальнего Востока нельзя рассматривать в рамках современных государственных границ, без учета данных по Северо-Восточному Китаю (Маньчжурии), Монголии и Кореи. Раскопанные китайскими археологами на берегу оз. Малая Ханка поселение и могильник да-

Неолит Приморья, зайсановская культура: хронология, памятники, археологический инвентарь

Неолит Приморья, зайсановская культура: хронология, памятники, археологический инвентарь

тированы IV тысячелетием до н. э. Здесь найдены хозяйственные ямы с костями рыбы, погребения, а в верхнем слое — остатки землянок. Встречаются изделия из пластин, шлифованные изделия из шифера, гарпуны, остроги, вкладышевые ножи, кирки из оленьего рога, идентичные материалам Синего Гая I. Разнообразием отличается керамика из могильника, которая по композиции близка кондонской керамике. Такие же комплексы известны в Китае в районе Шэньяна (Чэнци и др.). На Ляодунском полуострове известно несколько поселений и раковинных куч, которые объединяются в своеобразную группу дунбэйского неолита. В континентальной части Маньчжурии открыт
памятник Анажи, материалы которого имеют аналоги с новопетровской культурой. Гребенчато-зубчатая неолитическая керамика широко представлена в неолитических памятниках Северной Кореи — Сопхохан, Гунсан, Чходо. Нижние слои многослойного поселения Сопхохан близки зайсановским материалам в Приморье. Связь с приморскими памятниками прослеживается и в более поздних неолитических слоях Сопхохан и Гунсан. Ряд общих черт свидетельствует о том, что в пределах географического региона бассейна рек Амур и Большой Хинган и побережий Японского и Желтого морей в период V—IV тысячелетий до н. э. существовало некое единство культур, которое отличали похожая керамика и приемы обработки камня, сочетавшие использование сланцевого камня и технику изготовления пластин, наличие топоров, тесел, ножей и орудий из рога и кости схожих типов.

Неолит Камчатки: изделия из халцедона, обсидиана и кремния с поселения Авача (по Т.М. Диковой)

Неолит Камчатки: изделия из халцедона, обсидиана и кремния с поселения Авача (по Т.М. Диковой)

За последнее время открыты и изучены неолитические памятники на Чукотке, Камчатке и о. Сахалин. Для периодизации памятников Северо-Восточной Азии исключительное значение имеют многослойные поселения, исследованные на Ушковском озере, где выделены ранний, средний и поздний неолитические слои и слои пережиточного неолита. Это памятники Клычи, Култук, Авача, Ойра и др. Здесь жили в обширных (диаметром до Юм) круглых землянках, в центре которых находился большой очаг, а по краям — маленькие очаги. Каменный инвентарь поселений представлен скребками, теслами, ножами, наконечниками стрел, ножевидными пластинами и отщепами.

На Сахалине в неолите развивалась имчинская неолитическая культура, изученная по поселениям Имчи II, Ноглики I в северной части Сахалина и по поселению Такое II на юге, датируемым III—II тысячелетиями до н. э. Характерными являются конические нуклеусы, правильной формы ножевидные пластины. В то же время присутствуют и крупные рубящие шлифованные орудия труда. Керамические тонкостенные горшковидные плоскодонные сосуды украшены оттисками гребенчатого штампа. Люди жили в полуземлянках округлой формы. На основе сахалинского неолита в I тысячелетии до н. э. возникла и быстро распространилась на Северном Хоккайдо и Курильских островах охотская культура, которая в ряде мест просуществовала довольно долго.

Неолитическое искусство

Неолитическое искусство — это значительное культурно-историческое явление. Оно разнообразно и высокоразвито. Неолитическое искусство представлено орнаментом на керамических сосудах, мелкой пластикой (фигурки животных, птиц и людей) и наскальными изображениями.

На обращенных к югу скалистых берегах рек и озер в неолите создавались целые галереи наскальных изображений. Наиболее ранние из них возникли в самом начале голоцена. Сейчас наскальные изображения широко известны на всех континентах, где обитал человек. В Европе скопления наскальных изображений известны в Швеции и Норвегии (Богуслен, Таннум), в Северной Италии (Велкамоника), в Португалии и Испании, в Северной Африке (Тассили) и на юге в ЮАР, на Аравийском полуострове. Наскальных изображений много в Индии и Пакистане, они есть в Китае, Корее и Японии. На Американском континенте памятники наскального искусства известны в Канаде, США, Аргентине, Чили и Бразилии. Их довольно много обнаружено в Австралии. Многие из них открыты за последние десятилетия. Они свидетельствуют о том, что наскальное искусство является важным общечеловеческим явлением культуры.

Наскальные изображения, или петроглифы, обнаружены в самых различных местах России и стран СНГ, почти везде, где обитали неолитические охотники и рыболовы и где был камень: на Кавказе, в Средней Азии, Сибири, на Урале, Крайнем Севере и на Дальнем Востоке. В них отразились особенности исторического развития больших территориальных общностей Северо-Восточной Европы, современной Украины, Кавказа, Средней Азии, Казахстана, Урала, лесной полосы Сибири, Алтая, верховьев Енисея, Восточной Сибири, Приамурья и Северо-Восточной Азии. В каждом из этих регионов петроглифы имеют неповторимый облик. Так, например, обособленную группу изображений представляют амурские и уссурийские петроглифы, где главным сюжетом является изображение чудовищных личин с ушами, змей и солнечных дисков. Наиболее характерные для неолита Дальнего Востока рисунки найдены у с. Сакачи-Алян на берегу Амура. В них отражено своеобразие местной культуры предков современных тунгусо-маньчжурских племен. На северо-восточной оконечности Азиатского материка найдены писаницы древних охотников на морского зверя.

Огромную своеобразную область составляют неолитические наскальные рисунки таежной и лесостепной зоны Сибири. К ним относятся знаменитые изображения у дер. Шишкино и святилище Суруктах-Хая на р. Лена, писаницы каменных островов на Ангаре, наскальные изображения у дер. Усть-Писаная на р. Томь. Неолитические охотники сибирской тайги изображали в основном животных и прежде всего хозяина сибирской тайги — лося, который был главным объектом охоты. Следует отметить, что образ животного передан с необыкновенной точностью: тщательно прорисовывались массивная передняя часть туловища с типичным горбом, мягкие пышные губы, тонкие изящные ноги. К петроглифам таежной Сибири по сюжетам и технике близки наскальные рисунки севера европейской части России. Петроглифы встречаются в районе Онежского озера (на каменистых мысах Бесов Нос и Пери Нос) и на побережье Белого моря.

На Онежском побережье на скалах Бесова Носа изображены олени, антропоморфные фигурки со звериными головами, идущие на лыжах люди, водоплавающие птицы, среди которых выделяются лебеди с длинными, грациозно изогнутыми шеями, исполинская рыба — скорее всего сом, символы Солнца и Луны и огромная человекообразная фигура, олицетворяющая духа-покровителя удачной охоты или, возможно, мифического предка. Наскальное искусство известно на Белом море, в низовьях р. Выг. Здесь более 300 рисунков обнаружено у Бесовых Следков: цепочки следов босой ступни, стадо лосей, погоняемое охотником на лыжах, лебеди, тюлени. В Залавруге выбиты олени, лодки, группы лыжников, сцены охоты на морского зверя.

В Средней Азии и Казахстане найдены комплексы изображений в горах — Тамгалы в Казахстане и Саймалы-Таш в Киргизии. К ним близки по сюжетам наскальные изображения Монголии и Горного Алтая — Колбак-Таш, Елангаш и др. Большое количество наскальных рисунков открыто на территории монгольского Алтая. Основным объектом творчества у живших здесь неолитических племен были горные козлы и бараны, вооруженные луком и стрелами охотники.

Большой интерес представляют петроглифы Кавказа. Пожалуй, наиболее ценными среди них являются наскальные изображения в Кобыстане на Апшеронском полуострове. Рисунков здесь очень много, они различны по времени — от самых ранних мезолитических до средневековых процарапанных ножом изображений всадников и караванов верблюдов. Наиболее ранние были выполнены в неолите. Это целое панно из танцующих человечков, контурные изображения быков, стада лошадей и лучники.

Наскальное искусство, в котором представлены большие группы животных и солярные знаки, известно в ущельях Дагестана.

Петроглифическое искусство: 1 — изображения на Шишкинских скалах; 2—4 — сцена охоты (Залавруга) на Белом море; 5—петроглифы Онежского озера

Петроглифическое искусство: — изображения на Шишкинских скалах; 2—4 — сцена охоты (Залавруга) на Белом море; 5—петроглифы Онежского озера

Наскальное искусство, возникнув в неолите, существовало и в последующие археологические периоды, а в некоторых горных местностях оно доживает до современности. Вместе с тем надо отметить принципиальное отличие наскального искусства от палеолитической пещерной живописи, древнейшего искусства. Прежде всего это искусство другой эпохи, не только исторической, но и природной: палеолитическая живопись — искусство плейстоцена, ледниковой эпохи, а наскальная — искусство голоцена, нашей природной эпохи. Разница и в том, что искусство открытых площадей, рассчитано на зрелищность, эмоциональность восприятия и информативность. Это важный материализованный элемент духовной культуры, составляющий единое целое с природной средой, мифологией и эпосом, зарождавшимся в неолите. В неолите сложились приемы нанесения рисунков и характерные основы художественного стиля.

Существовали два основных приема исполнения изображений — красной охрой и путем выбивания контура на поверхности камня. Нарисованных изображений меньше. Рисунки выбивали твердым камнем. При помощи выбивки достигалась определенная рельефность рисунка: оставляли, например, выпуклыми глаза у лося, ноздри, разрез рта. Иногда путем выбивки показывали костяк и внутренности зверя. В технике нанесения рисунка существовали определенные приемы, которые везде были одинаковы. Особенностями художественного стиля является плоскостное профильное изображение животных. Они все в одной плоскости, без переднего и заднего плана, как на картинах. Человеческие фигуры чаще всего изображали в фас, с повернутой в профиль головой. В рисунках не соблюдались пропорции; рядом с маленьким лосем мог быть изображен непропорционально большой человек.

Все эти приемы важны как факт, характеризующий художественные особенности этого искусства, как его закономерность, с которой мы встречаемся везде: на севере и юге Европы, в Сибири и Центральной Азии. Примерно к этому же времени относятся древнеенисейские изображения на папирусах, где можно было бы изобразить передний и задний план картины, действия, но этого нет. На папирусах все те же плоскостные в большинстве своем профильные рисунки. Значит, дело в чем-то другом, очевидно, в системе восприятия и художественной передачи образа, характерной для человека того времени, где бы он не жил,— в Сибири, Европе или на берегах Нила.

Особенностью наскального искусства является сочетание условности, даже схематизма, с реализмом в манере изображения. Наскальное искусство по своей сути отличается от искусства нового времени. Смысл этого искусства очень глубокий, а образы наделены значительным содержанием: в них запечатлены легенды, предания и мифы о происхождении рода, о предках, о строении Вселенной, действующими лицами которых были мифологические персонажи. Нередко рисунки носят явно повествовательный характер — это сцены размножения животных, картины охоты или просто отдельные изображения птиц, зверей, рыб. В целом петроглифы отображают не только духовную, но и материальную жизнь людей.

В отдельных рисунках и сюжетных группах прослеживаются темы, которые волновали неолитических охотников и были связаны с их повседневной жизнью. Они как бы застыли на тысячелетия в писаницах, придав им глубокий внутренний смысл. Два мотива — сцены размножения животных и охоты, отчего во многом зависело благополучие родового коллектива,— присутствуют

Неолитическая скульптура Европейского Севера, Урала и Сибири: Шигирский торфяник; 2 — Сибирь; 3-6 — север Европейской России; 7—Псковщина; 8—11 — Сибирь

Неолитическая скульптура Европейского Севера, Урала и Сибири:
Шигирский торфяник; 2 — Сибирь; 3-6 — север Европейской России; 7—Псковщина;
8—11 — Сибирь

во многих писаницах. Первый воплощается в простодушных изображениях спаривания животных, когда в оплодотворении звериной самки участвует антропоморфное существо с телом мужчины и головой зверя.

Шире передана вторая тема — удачная охота. Интересные сцены охоты изображены в Кобыстане, Залавруге, на Урале, на берегах Томи, Ангары и Лены. На Белом море и на Чукотке в рисунках запечатлена охота на крупную рыбу и морского зверя с лодок при помощи гарпунов. На писаницах показаны все приемы охоты, в частности массовой, коллективной — загонная охота. На Урале, в Сибири и других местах можно увидеть сцены другого массового приема охоты — покола. Он был широко распространен в древности. Во время массовой сезонной переправы животных через реки охотники устраивали засады и убивали выходящих на берег животных.

Наскальные рисунки наносились не для потомков, они служили людям того времени, той археологической эпохи. Они не одинаковы. Вероятно, были три функциональные группы памятников: священный рисунок, священный камень и природное святилище. Может быть, первоначально места петроглифов и были связаны со священным изображением. Для лесной территории Евразии это лось, олень; для горных районов Азии, Кавказа — горный баран, козел; в других местах символами являлись другие животные. Не меньшее значение имел в ряде случаев сам камень, священный как явление природы. На него наносили рисунки, около него совершали магические действия. Третья функция — это природное святилище. Как правило, это участок природы, скалы с большим количеством изображений разных эпох.

Это были культовые центры неолитических племен. Рисунки могли наноситься во время родовых праздников. У подножия скал во время праздников, должно быть, совершались магические обряды, разыгрывались мистерии, связанные с культами предков, священного животного или Солнца, под лучами которого оживает вся природа — складывались сказания. Составной частью таких праздников было создание рисунков, в которых люди запечатлевали свое понимание окружающего мира.

На неолитических памятниках Севера, Урала, Сибири встречаются небольшие скульптурные изображения лося или лосиных голов, змей, медведя и человека. Они весьма реалистичны и выполнены из камня, дерева, кости, рога и глины в разной манере. По сравнению с фигурками животных изображения людей более схематичны, однако и в них проявляется стремление подчеркнуть определенные детали, например признаки пола.

Объемные изображения представлены скульптурой малых форм, передающих стилизованный образ животного, обычно лося или медведя; изображениями прикладного искусства и амулетами. Вероятно, в неолите многие бытовые предметы были украшены стилизованными изображениями животных, птиц, рыб. Об этом свидетельствуют найденные на торфяных стоянках деревянные ковши и другие предметы. Человек неолита украшал себя подвесками, нашивками из зубов, клыков животных, амулетами, изображающими животных. Как правило, они имели отверстия для крепления.

В неолите наблюдается подлинный расцвет орнаментального искусства. Можно предположить, что орнамент сопровождал жизнь неолитического человека. Он украшал одежду, вероятно, и жилище, бытовые предметы. Однако археологии остается только украшенная орнаментом керамическая посуда и некоторые костяные предметы. Любой орнамент сочетает в себе художественность, ритмичность и информативность. В современной жизни эти функции не играют какой-либо существенной роли. В древности было иначе. В основе орнамента всегда лежит знак, а ритмично повторяющиеся одни и те же знаки (фигуры) составляют орнаментальное поле. Технически орнамент на керамику наносился тремя приемами: оттиском или штампом, прочерчиванием и краской (расписной орнамент). Орнамент богато украшает неолитическую керамику, является важным показателем ее принадлежности к той или иной культурной общности. Неолитический орнамент на керамике многообразен по сюжетам и приемам. Использовались все законы орнаментации: точное ритмичное размещение узора, чередование орнаментальных зон, симметрия в начертании равносторонних треугольников и ромбов. Иногда на сосудах схематично изображены водоплавающие птицы. Однако основу неолитического орнамента составляют наклонные или волнистые линии, встречаются треугольники, квадраты, круги, вдавления (ямки), оттиски гребенки и веревки. Чередуя эти элементы, неолитический человек получал сложный, гармоничный и нарядный узор, свидетельствующий о его высоком художественном вкусе.

Литература

Бродянский Д.Л. Введение в дальневосточную археологию. Владивосток, 1987.
Брюсов А.Я. Очерки по истории племен европейской части СССР в неолитическую эпоху. М., 1952.
Георгиевская Г.М. Китойская культура Прибайкалья. Новосибирск, 1989.
Горюнова О. И. Серовские погребения Приольхонья. Новосибирск, 1997.
Горюнова О.И. Древние могильники Прибайкалья. Иркутск, 2002.
Гришин Ю.С. Проблемы периодизации неолита и энеолита Прибайкалья и Забайкалья. М., 2000.
Гурина Н.Н. Древняя история северо-запада европейской части СССР. М., Л., 1961.
Даниленко В.Н. Неолит Украины. Киев, 1969.
Деревянко А.П. Новопетровская культура Среднего Амура. Новосибирск, 1970.
Диков Н.Н. Археологические памятники Камчатки, Чукотки и Верхней Колымы. М., 1977.
Изыскания по мезолиту и неолиту СССР. М., Л., 1983.
Исаенко В.Ф. Неолит Припятского Полесья. Минск, 1976.
Крижевская Л.Я. Неолит Южного Урала. М., 1968.
Матюшин Г.Н. Экологические кризисы и их роль в смене культур каменного века // Природа и человек. М., 1988.
Неолит Северной Европы // Археология СССР. М., 1996.
Неприна В.И. Неолит ямочно-гребенчатой керамики на Украине. Киев, 1976.
Окладников А.П. Петроглифы Ангары. М., Л., 1966.
Окладников А.П., Деревянко А.П. Громатухинская культура. Новосибирск, 1977.
Окладников А.П., Деревянко А.П. Далекое прошлое Приморья и Приамурья. Владивосток, 1973.
Окладников А.П., Мартынов А.И. Сокровища Томских писаниц. М., 1972.
Ошибкина С.В. Неолит Восточного Прионежья. М., 1978.
Палеолит и неолит. Л., 1986.
Проблемы изучения каменного века Волго-Камья. Ижевск, 1984.
Савватеев Ю.А. Залавруга. Л., 1977.
Старков В.Ф. Мезолит и неолит лесного Зауралья. М., 1980.
Фосс М.Е. Древнейшая история севера европейской части СССР. М., 1952. А

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика