Культура античных государств Северного Причерноморья по данным археологии

К оглавлению книги / К следующей главе

Культурные сообщества эпохи раннего железа на территории юга Восточной Европы находились под значительным влиянием античных государств Северного Причерноморья, возникших в ходе «Великой греческой колонизации» и в своей массе просуществовавших примерно с VI в. до н.э. по III—IV вв. н.э.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

Как известно, греческая колонизация Причерноморья была лишь одним из трех направлений этого процесса, тогда как двумя другими были заселение Западного и Южного Средиземноморья.

Основными факторами древнегреческой колонизации явились: торговые интересы и связи греков; возможность создания аграрных поселений в новых местах обитания; возможность получения дополнительного источника рабской силы; политическая эмиграция; внешнеполитические причины, в частности для малоазийских греков — лидийская и персидская угрозы.

Истоками древнегреческой колонизации Северного Причерноморья (равно как и остальных вышеназванных территорий) были в первую очередь ионийские города: вне конкуренции оказался малоазийский Милет, жители которого основали большинство крупных северопричерноморских городов (Ольвия, Пантикапей, Феодосия, Тира и др.). Но и другие ионийские города выводили свои колонии в Северное Причерноморье: так, жители малоазийского города Теоса основали Фанагорию. Принимали участие в этом процессе также эолийские и дорийские греки: соответственно жители лесбосского города Митилены основали Гермонассу, а жители южнопричерноморской Гераклеи Понтийской — Херсонес Таврический. Будучи политически независимыми от своих метрополий, греческие колонии, как правило, были тесно связаны с ними в экономическом и культурном отношении.

Ко времени основания греческих поселений в Причерноморье греки уже имели некоторые знания об этом районе. Этому способствовали эпизодические посещения греческими купцами и мореходами черноморских берегов в предшествующую эпоху, в к. II — н. I тыс. до н.э. Связанные с ними весьма смутные сведения о Причерноморье нашли отражение еще в догомеровском греческом эпосе (отрывки из которого донесли до нас гораздо более поздние античные авторы) и затем, в VIII в. до н.э., в знаменитых поэмах Гомера.

Так, с Причерноморьем связаны легенды об аргонавтах и амазонках, об Ифигении в Тавриде, а также гомеровский рассказ о плаваниях Одиссея, заброшенного и в этот далекий край, который представлял собой, по словам главного героя, «киммериян печальную область, покрытую вечно влажным туманом и мглой облаков» (Одиссея, песнь XI. стрк. 14-15. Пер. В.А. Жуковского).

Лишь после освоения греками южного побережья Черного моря в VII в. до н.э. начинают устанавливаться их регулярные торговые связи и с его северным побережьем, где организуются торговые станции (эмпории), некоторые из которых перерастали в постоянные поселения. Первым из ныне известных северопричерноморских греческих поселений было поселение Борисфен или Борисфенида в Северо-Западном Причерноморье у впадения в море Южного Буга на острове (в древности, вероятно, полуострове) Березань. Борисфенида была основана милетянами в середине VII в. до н.э. (на что указывают, в частности, находки древнегреческой керамики, украшенной в архаическом родосско-ионийском, так называемом декоративном стиле), процветала до начала VI в. до н.э., а затем, после образования Ольвийского полиса (см. ниже), вошла в его состав и просуществовала вместе с ним до III в. н.э. Здесь исследовано и само поселение, и его некрополь.

Недавние сборы археологического материала в районе Таганрога позволили говорить о том, что и здесь уже на рубеже VII-VI вв. до н.э. возникло некое поселение (есть версия, что именно оно упоминается в древнегреческих письменных источниках под названием Кремны).

Впоследствии, в VI в. до н.э., идет интенсивный процесс основания крупных колоний в Северном Причерноморье. Именно в этот период начали свое существование такие большие центры, как Ольвия, Пантикапей, Нимфей и, возможно, Херсонес. Вслед за тем некоторые из этих колоний осуществляли так называемую «вторичную колонизацию», примерами которой могут быть Танаис на Нижнем Дону, основанный боспорскими греками, или Прекрасная Гавань (Калос Лимен) в Западном Крыму, основанная херсонеситами.

В целом же на всем протяжении существования античной цивилизации Северного Причерноморья четко выделяются три важнейших центра экономической, политической и культурной жизни, к которым так или иначе тяготели все остальные колонии региона. Это, во-первых, Ольвийский полис (демократическое государство), который возник во второй четверти VI в. до н.э. в Северо-Западном Причерноморье и включал в себя Ольвию Понтийскую (в устье Южного Буга) и округу из трехсот малых поселений. Во-вторых, это Херсонесское демократическое государство в Западном Крыму со столицей в Херсонесе Таврическом (на территории современного г. Севастополя), основанном в конце V или, по последним данным, в конце VI в. до н.э. В-третьих, это Боспорское государство, размешавшееся в Восточном Крыму, на Таманском полуострове и в устье Дона. Это государство, представлявшее собой своеобразную греко-варварскую монархию, окончательно сформировалось в IV в. до н.э. на базе существовавшего еше в V в. до н.э. военного союза независимых полисов во главе с Пантикапеем (современный г. Керчь). Данный город, основанный в первой половине VI в. до н.э., и стал в IV в. до н.э. столицей Боспора.
На протяжении своей истории северопричерноморские античные государства претерпевали различные политические изменения.

Раздельное независимое существование античных государств региона продолжалось до конца II в. до н.э. Затем, в конце II — первой трети I в. до н.э., состоялось кратковременное объединение ряда северопричерноморских государств в рамках понтийской державы Митридата VI Евпатора. В свою очередь, после поражения и гибели этого бескомпромиссного врага римлян в Северном Причерноморье наступила эпоха римского влияния (с середины I в. до н.э.), а затем и прямого римского присутствия (с середины I в. н.э.), продолжавшегося до середины III в. Начавшийся политический и экономический кризис Римской империи и античной цивилизации в целом сопровождался массированными вторжениями различных средне- и восточноевропейских племен. Эти процессы, в особенности нападения «варваров» (в частности, готов), привели к существенному ослаблению и трансформации античной цивилизации Северного Причерноморья. Одним из факторов, существенно влиявших на ее дальнейшую судьбу, стало господство гуннов, пришедших в северопричерноморские степи в 70-е гг. IV в. н.э., и последующие нашествия других азиатских кочевников.

Херсонес относительно благополучно пережил кризис и крушение античной цивилизации и затем долгое время развивался в качестве средневекового Херсона (Корсунь древнерусских летописей). В ряде городов Боспорского государства в Средневековье также продолжалась жизнь, связанная с культурой Византии и прочих государственных образований, существовавших в эту эпоху в Северном Причерноморье.

ОСНОВНЫЕ ПАМЯТНИКИ АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

Поселения. Фортификация и планировка городов
Основными типами античных поселений в данном регионе являются города, сельские поселения (в том числе хорошо укрепленные усадьбы), а с середины I в. н.э. — еше и римские военные лагеря, наиболее значительным из которых был Харакс.

Северопричерноморские античные города были основательно защищены как естественными преградами, так и крепостными стенами из камня и сырцового кирпича.

Так, в Ольвии, в период с V по III в. до н.э. были сооружены и неоднократно перестраивались (в целях усовершенствования) мощные стены, ворота фланкировались башнями.

В Херсонесе в крепостном комплексе, функционировавшем с IV в. до н.э., выделяется «башня Зенона», существовавшая с III в. до н.э. по начало II тыс. н.э. и достигшая в результате перестроек огромных размеров.

Мощные крепостные стены, возведенные в V в. до н.э., окружали акрополь Пантикапея. Достаточно хорошо были укреплены и другие города Боспора — так, толщина крепостных стен Танаиса составляла 3-5 м.

Появление римлян и последующее римское военное присутствие в северопричерноморских городах сказалось, помимо прочего, в совершенствовании старых укреплений и в появлении новых. Так, в Херсонесе были значительно реконструированы оборонительные сооружения и цитадель. В Ольвии была построена цитадель в верхнем городе со стенами до 3 м толщиной, с башнями и рвом.

Планировка северопричерноморских городов чаше была правильной квартально-прямоугольной, с перпендикулярными улицами. Таков в первую очередь Херсонес; элементы прямоугольной системы прослеживаются и в Ольвии, Фанагории, Горгиппии. Были и города с нерегулярным расположением улиц. Таков, например, Пантикапей, располагавшийся на вершине, на склонах и у подножия горы Митридат.

Важнейшими частями северопричерноморского города, как и в метрополиях, являлись акрополь — религиозный и общественный пентр, а также убежище на случай опасности, и агора — торговая площадь и место народных собраний граждан. Акрополь хорошо изучен, в частности, в Пантикапее, где он находился в самой возвышенной части города. Агора наиболее четко прослежена в ходе раскопок в Ольвии, тогда как ярко выраженный акрополь здесь отсутствовал.

Ольвийская агора, появившаяся в конце VI в. до н.э., была вымошена черепками и ограничена торговыми и складскими помещениями (ее площадь достигает 1,5 га). В IV—III вв. до н.э. на агоре построены два общественных здания — дикастерий (здание суда) и гимнасий с водопроводом, банными помещениями и уборной. К одьвийской агоре примыкал теменос Аполлона Дельфиния — культовый участок, где первоначально во второй половине VI в. до н.э. была посажена священная роща и установлен жертвенник, а затем в V и в IV вв. до н.э. последовательно строились соответствующие храмы этого божества. Помимо теменоса Аполлона Дельфиния в Ольвии не позднее середины VI в. до н.э. возник еще один, более древний теменос — с культом Аполлона Врача, которому был посвящен храм. Кроме того, в Ольвии строились и храмы Зевса — ранний, на рубеже VI-V вв. до н.э., и более поздний — в III в. до н.э.

Большинство античных построек в Северном Причерноморье — каменные или сырцовые на каменном цоколе. Основной строительный камень — местный известняк; помимо того, использовался песчаник или, реже, ракушечник. Известны каменоломни, в частности у городища «Чайка» под Евпаторией. Для облицовки применяли крымский и кавказский розоватый и серый мрамор, а для создания храмовых колонн и антаблементов могли использовать высококачественный средиземноморский белый мрамор.

Частные жилища первоначально представляли собой землянки и полуземлянки с центральным столбом и конусом крыши (либо скатом). Их стенки могли выкладываться камнями, могли быть сырцовыми или плетнево-глинобитными, крыши— шатровыми либо одно- и двускатными, крытыми камышом или соломой.

С конца VI в. до н.э. в северопричерноморских колониях преобладают наземные дома, порой двухэтажные. Они стояли на каменном цоколе; кроме того, в Ольвии вместо цоколя из камня часто применяли слоевой фундамент из плотно утрамбованных чередующихся прослоек золы и лёсса.

Полы наземных домов были глинобитными либо из утрамбованной известковой крошки на глиняной подушке, реже — каменными или деревянными. В парадных комнатах полы могли украшаться мозаикой.

Стены наземных домов были сырцовыми или каменными. Каменные стены клались либо «насухо» из правильно отесанных плотно подогнанных блоков, либо с растворами на глиняной основе; практиковалось и сочетание облицовок из крупных каменных блоков с каменно-глиняной забутовкой между ними. В районах, бедных камнем, продолжали строить глинобитные дома и дома из сырцового кирпича. В эпоху эллинизма и в особенности в римскую эпоху все чаще используется известковый раствор, многие дома сооружаются из обожженного кирпича, причем горизонтальные полосы из такого кирпича порой чередуются с каменной кладкой. Стены комнат часто штукатурились, причем штукатурка иногда окрашивалась в красный, желтый, синий или серый цвета или же украшалась росписью. Со временем так стали украшать и фасады домов.

Колонны и балки перекрытия были деревянными или каменными, а крыши крылись керамической черепицей. На краях карниза могли прикрепляться рельефные терракотовые антефиксы, украшенные мотивами пальметты или головы Медузы.

Архитектура античных городов: 1 — реконструкция акрополя Пантикапея; 2 — реконструкция застройки Херсонеса Таврического

Архитектура античных городов:
1 — реконструкция акрополя Пантикапея; 2 — реконструкция застройки Херсонеса Таврического

Античные общественные сооружения и склепы в Северном Причерноморье: 1 — агора в Ольвии с общественными зданиями {реконструкция); 2 — театр в Херсонесе (реконструкция); 3 — план и разрез склепа в Царском кургане в районе Пантикапея

Античные общественные сооружения и склепы в Северном Причерноморье:
1 — агора в Ольвии с общественными зданиями {реконструкция); 2 — театр в Херсонесе (реконструкция); 3 — план и разрез склепа в Царском кургане в районе Пантикапея

В плане дома прямоугольные — как однокамерные, так и многокамерные. В многокамерных (в ранний период обычно трехкамерных) домах все помещения обычно группировались вокруг внутреннего дворика, куда выходили окна, тогда как внешняя стена была глухой. Постепенно план дома усложняется и внутренний двор часто превращается в открытый центральный зал дома, окруженный колоннами (так называемый перистиль). При богатых домах часто имелись колодцы или же цистерны для сбора дождевой воды во дворах, а также подвалы, иногда — собственные купальни или бани; ярким примером является баня в Херсонесе эллинистического периода, с мозаичной галечной вымосткой на полу, представляющей двух купальщиц, стоящих у большой чаши с садящей на ней голубкой.

Известны также укрепленные дома башенного типа и целые сельские усадьбы с комнатами, башнями, подвалами, колодцами и т.д.

Раскопки в Северном Причерноморье выявили и различные общественные здания и сооружения. Прежде всего это каменные храмы. Они прямоугольные в плане, выполнены как в ионийском (Пантикапей VI в. до н.э., Херсонес III в. до н.э.), так и в дорийском ордере (Мирмекий IV в. до н.э.). Это могли быть как храмы с двусторонним оформлением колоннами у входов — так называемые храмы в антах (например, один из храмов Аполлона Дельфиния в Ольвии), так и полностью окруженные колоннами, т.е. периптерного типа (например, храм в Пантикапее). Известны также круглые храмы, окруженные колоннами — толосы (например, храм, раскопанный на Таманском полуострове).

Античное домостроительство в Северном Причерноморье: 1 — многокомнатный дом в Ольвии {реконструкция); 2 — сельская укрепленная усадьба {реконструкция); 3, 4 — ранние полуземлянки в Ольвии {реконструкция); 5 — реконструкция стенной росписи; 6 — мозаика со сценой купания на полу дома в Херсонесе

Античное домостроительство в Северном Причерноморье:
1 — многокомнатный дом в Ольвии {реконструкция); 2 — сельская укрепленная усадьба {реконструкция); 3, 4 — ранние полуземлянки в Ольвии {реконструкция); 5 — реконструкция стенной росписи; 6 — мозаика со сценой купания на полу дома в Херсонесе

Раскопаны и остатки иных общественных зданий, как, например, вышеупомянутых дикастерия и гимнасия на агоре Ольвии, героона в Фанагории, монетного двора в Херсонесе. В Херсонесе обнаружен и театр, построенный, по последним данным, в конце IV в. до н.э. и действовавший до начала IV в. н.э., когда в христианскую эпоху он был закрыт. В Ольвии и Пантикапее, судя по упоминаниям в письменных источниках (в том числе и в надписи, найденной в Ольвии), также были театры, но они пока не найдены. Наконец, в Хараксе, Херсонесе и Пантикапее исследована такая инновация римского времени, как термы — семейно-общественные бани, сочетавшие свою основную гигиеническую функцию с функцией центров общения и спорта.

К общественным сооружениям можно отнести и водопроводы, несущие воду из природных источников. Таковые обнаружены, например, в Херсонесе, Пантикапее и Хараксе. Они состоят из глиняных труб и могут завершаться водохранилищем, как в Херсонесе, откуда вода подавалась далее в город, или бассейном, как в Хараксе.

Погребения

Античные некрополи размещались в основном вблизи поселений. Как и в метрополиях, это могли быть и бескурганные, и подкурганные захоронения. До V в. до н.э. в Северном Причерноморье нет греческих курганов, но потом они появляются, и в конечном счете их становится здесь значительно больше, чем в метрополиях. Господствует трупоположение. Несколько реже встречается захоронение кремированных остатков, причем само сожжение могло производиться как на месте погребения, так и на стороне — в специально отведенных местах, вне некрополя.

Погребальные памятники северопричерноморской античности имеют свои особенности в сравнении с остальными зонами античной цивилизации.

С одной стороны, несомненна их связь с обрядовыми нормами метрополии. Так, над могилами ставятся плиты с именами погребенных, надгробия с героизированными рельефными изображениями умерших или их статуи. Часто используются деревянные гробы, а также деревянные или каменные саркофаги — чаще в виде ящиков на ножках с двускатной крышкой. Особенно замечательны в IV—III вв. до н.э. в Боспорском государстве великолепные саркофаги с архитектурным декором в виде фасадов храмов или с эпическими сценами. Практикуются и такие чисто греческие обычаи, как захоронение детей в амфорах и иных крупных сосудах; включение в состав заупокойного инвентаря сосудов, использованных при омовении покойного, монет, предназначенных для уплаты Харону (перевозчику в загробный мир), предметов палестрического характера (стригилей, сосудиков для масла). Кроме того, в состав погребальных даров входили украшения (женщинам), игрушки (детям), оружие (воинам), сосуды, светильники, терракотовые статуэтки и др. В монументальных склепах устанавливались специальные жертвенные столы для принесения даров умершему.

С другой стороны, во всех некрополях отразилось значительное влияние «варварской» среды, в которой оказались греки: это и определенные конструкции могил, и разнообразные подсыпки, красная краска, мел, разбитые зеркала, определенные виды оружия, ножи, точила, лепные курильницы. В особенности это характерно для полиэтничного Боспорского государства, населенного помимо греков синдами, меотами, скифами, сарматами и иными народами.

В целом же северопричерноморские античные погребальные сооружения различны. Обычно хоронили в ямах или фамильных склепах.

Ямы были вырыты в земле или вырублены в скале. Склепы, пик популярности которых приходится на два периода — IV—III вв. до н.э. и I—III вв. н.э., сооружались из камня или сырца и были прямоугольными или квадратными в плане; исключение составляет самый ранний греческий склеп в Северном Причерноморье — округлый склеп Золотого кургана начала IV в. до н.э. Склепы могли быть относительно небольшими, перекрытыми каменными плитами, лежащими горизонтально или поставленными двускатно-наклонно, могли быть и очень крупными, перекрытыми ложноуступчатым или полуциркульным сводом. Часто над склепом возводился земляной курган, иногда с окружающей его каменной опорной стеной — крепидой. Наиболее велики курганные насыпи над склепами в некрополе Пантикапея, где они достигают 10-17 м в высоту. Вообще монументальные боспорские склепы являются архитектурными шедеврами. Они, как правило, состоят из коридора-дромоса и одной или двух прямоугольных в плане погребальных камер; стены дромоса и камер сооружались из крупных каменных блоков и перекрывались уступчатым сводом.

Один из наиболее ярких в архитектурном отношении погребальных памятников северопричерноморской античности — так называемый Царский курган конца IV в. до н.э. под Керчью. Данный курган достигал в высоту 17 м и перекрывал квадратный каменный склеп площадью 4,4×4,2 м, максимальной высотой 9 м, с уступчатым сводом, составленным белокаменными концентрическими кругами. К склепу вел дромос длиной 36 м и высотой до 7 м с каменными стенами и каменным уступчатым сводом. Само же погребение оказалось полностью ограбленным.

ЭКОНОМИКА И ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ

В античном обществе Северного Причерноморья, как и в метрополиях, основу экономики составляло земледелие. Раскопки на территории так называемой хоры — сельскохозяйственной окрути полисов — выявили систему организации земледелия, которая в колониях была аналогична системе метрополий. Так, на территории ближайшей хоры Херсонеса на Гераклейском полуострове исследованы размежеванные радами камней прямоугольные земельные наделы площадью по 26,5 га, что соответствует размерам клеров — сельских наделов — в самой Элладе. Есть здесь, впрочем, и наделы меньшей площади — по 4 га.
Набор злаков не изменяется за все время существования северопричерноморских античных государств. Основные культуры — пшеница, ячмень, просо и бобовые. Их зерна обнаружены в ходе раскопок. Рожь до начала нашей эры росла как сорняк пшеницы, но с первых веков н.э. на Нижнем Дону и в Крыму она выращивалась уже как самостоятельный злак. Овес считался у греков сорняком, у римлян — сельскохозяйственной культурой.

Греки принесли в этот регион привычные им методы обработки почвы и орудия труда. В одних случаях тому имеются прямые археологические доказательства, в других— исследователи судят по данным письменных источников или по аналогии с экономикой метрополий. Предполагается, что практиковалось двуполье (чередование посевной и паровой площади), позднее — трехполье (чередование яровых, озимых культур и пара); есть данные, что в усадьбах Херсонеса пахотная земля делилась на две части. Местами знали искусственное орошение, о чем свидетельствует находка канала у с. Айвазовское. Применялись также: террасирование, о чем, в частности, свидетельствуют остатки подпорных стен, укреплявших почвенный слой в херсонесских усадьбах; возможно удобрение навозом и перепревшей соломой. Вспашка производилась деревянным ралом с железным наральником (с использованием волов?), о чем, в частности, говорят многочисленные находки железных наральников и изображения рала на монетах Боспора. Обнаружены колотушки и железные мотыги, применявшиеся для разбивания комков земли, а также железные серпы и косы. Вероятно, молотьба велась с помощью волов, лошадей, мулов, которых гоняли по кругу. В ходе раскопок поселений выявлены специальные ямы для хранения зерна — грушевидной формы с каменными крышками-плитами. Зерно также хранилось в пифосах и крупных амфорах, его толкли деревянными пестами в каменных ступах, перемалывали в муку каменными жерновами (все эти предметы обнаружены в ходе раскопок). Более древние жернова представляли собой овальный камень, одна из сторон которого была плоско стесана, и по ней водили камнем меньших размеров. Поздние жернова, появившиеся в эпоху эллинизма, — это классические ручные мельницы, состоящие из двух плит — нижней, неподвижной и верхней, приводимой в движение рычагом, вставленным в специальные углубления на ее поверхности; в верхней плите имелось также конусовидное отверстие для подсыпки зерна. Хлеб пекли не только в очагах, но и в специальных купольных печах, одна из которых найдена при раскопках пекарни в Ольвии.

Античные керамические сосуды: 1 — пифос; 2 — тарная амфора; 3 — столовая амфора; 4 — кратер; 5 — канфар; 6 — лекиф; 7 — киаф; 8— краснолаковый сосуд с рельефным орнаментом; 9 — гидрия; 10— светильник; 11 — ойнохоя; 12— ритон; 13— «мегарская» чаша; 14— чернолаковая чернофигурная пелика; 15 — чернолаковый краснофигурный килик с разверткой росписи

Античные керамические сосуды:
1 — пифос; 2 — тарная амфора; 3 — столовая амфора; 4 — кратер; 5 — канфар; 6 — лекиф; 7 — киаф; 8— краснолаковый сосуд с рельефным орнаментом; 9 — гидрия; 10— светильник; 11 — ойнохоя; 12— ритон; 13— «мегарская» чаша; 14— чернолаковая чернофигурная пелика; 15 — чернолаковый краснофигурный килик с разверткой росписи

Обязательной частью земельных наделов были огороды и сады. Не случайно одна из греческих колоний на Таманском полуострове именовалась «Кепы» («Сады»). Письменные источники свидетельствуют о том, что древние греки культивировали лук, чеснок, капусту, яблоки, груши, айву, миндаль, смоковницу, каштаны и т.д. Дикорастущие сорта они превращали в садовые путем прививок, а также выводили новые сорта. Обнаружены садовые железные ножи.

Есть бесспорные следы развития виноградарства и виноделия — это остатки виноградных плантажей, изображения виноградарских ножей на надгробиях, виноградной лозы на монетах (Нимфей, с V в. до н.э.). О том же говорят и находки самих виноградарских железных ножей, и следы массового местного производства пифосов, в которых вино хранилось, и остродонных амфор, в которых его транспортировали. Наличие виноделен подтверждается находками каменных площадок для ножного выдавливания сока, каменных плит-тарапанов, служивших основаниями для прессов, и, наконец, каменных цистерн, в которые стекал сок.

О большой роли животноводства в северопричерноморских колониях свидетельствуют такие археологические показатели, как масса костных остатков на поселениях и в погребениях, специальные загоны и помещения для скота на территории поселений и предметы домашнего инвентаря для приготовления сыра и других молочных продуктов. На первом месте было разведение мелкого рогатого скота, дававшего мясо, молоко и шерсть. Следующим по важности был крупный рогатый скот — тягловая сила, источник молока, мяса и кожи, шедшей на обувь и доспехи. Активно разводили лошадей, использовавшихся прежде всего как транспортное средство и в военном деле. Кроме того, разводили свиней, а также собак.

Большой размах имело рыболовство, чему есть как письменные, так и археологические свидетельства. Рыбный импорт из северопричерноморского региона очень ценился в греческих метрополиях, а затем и в Римской империи. Археологами исследованы рыбозасолочные цистерны, сложенные из камня и врытые в землю. На дне крупнейшей херсонесской цистерны такого рода, вмещавшей более 50 т рыбы, обнаружена рыбная масса толщиной до 1 м. Найдены также пифосы с остатками рыбы, масса бронзовых и железных крючков, поплавков, каменных и глиняных грузил, обнаружены остатки сгоревших сетей. Обнаружено множество костей промысловых рыб (в основном это камбала, осетр, севрюга, сазан, кефаль), дельфинов, раковин моллюсков.

Керамическое производство в северопричерноморских античных колониях достигло высочайшего уровня и существовало как в городах, так и в сельских поселениях. Остатки керамических производств весьма многочисленны. Обнаружены гончарные мастерские, керамический брак, сводчатые двухъярусные печи для обжига керамики, а в Херсонесе, Пантикапее и предположительно в Фанагории — даже специальные ремесленные кварталы («керамики»).

Из глины производились стройматериалы, различные сосуды (столовая и кухонная посуда, тара для жидких и сыпучих продуктов, светильники курильницы), а также терракотовые статуэтки, жертвенники, грузила, пряслица и др.

Керамическими стройматериалами и архитектурными деталями были в первую очередь черепица и кирпичи, облицовочные плитки и трубы для водопровода и парового отопления. Из глины также производили акротерии, антефиксы, симы — терракотовые детали кровли и верхних частей зданий, украшенные рельефными изображениями.

Хотя северопричерноморские греки и производили лепную лощеную посуду для домашнего обихода, все же большинство керамических сосудов сделаны ими на гончарном круге. Вообще гончарная керамика появилась в Северном Причерноморье именно с момента основания здесь греческих поселений: во-первых, это керамика, в большом объеме ввозившаяся из метрополий начиная с VII в. до н.э. и до конца античности; во-вторых, это сосуды, производившиеся на месте. Керамика сделана очень тщательно, из хорошо отмученной глины, качественно обожжена в гончарных печах; еще до обжига поверхность ряда сосудов заглаживалась и покрывалась дополнительно жидкой глиной, в результате чего создавался так называемый ангоб. Вместе с тем отличительными чертами античной керамики местного производства на фоне общегреческой керамической традиции являются такие черты, как долговременное переживание здесь форм и орнаментов, уже давно вышедших из моды в метрополиях, а также подражание сосудам скифских и сарматских форм с одновременным применением античного декора.

Виды сосудов были чрезвычайно разнообразны. Наиболее многочисленны остродонные узкогорлые двуручные амфоры — тара для перевозки или хранения вина, масла, сыпучих веществ и др. Огромные пифосы — керамические бочки — как уже говорилось, были зерно-, вино- и рыбохранилищами. Для кухонных нужд использовались горшки, сковороды, кувшины, миски. Разнообразные столовые сосуды были представлены блюдами, плоскодонными широкогорлыми амфорами, кратерами, пеликами, гидриями, ойнохоями, киликами и т.д. В туалетных целях использовались лекифы — сосуды для благовоний и масел.

Многие виды сосудов богато и тонко орнаментировались. Помимо привозной керамики уже в VI в. до н.э. в античных колониях Северного Причерноморья появляется художественная расписная посуда местного изготовления, подражающая импортной. Это амфорки, ойнохои, килики, блюда, причем их роспись производилась темной или красной краской по светлому ангобу и повторяла роспись ионийской керамики, задававшей некогда моду, воспроизводя характерные для нее простые геометрические мотивы (пояски, полоски, концентрические круги, волнистые линии, зигзаги и т.д.). В эллинистическое время, к которому относится наивысший подъем в производстве местной художественной керамики, расписная посуда распространилась очень широко, ее украшал растительный (реже — геометрический) орнамент, наносимый красной, либо голубой, либо черной краской по светлому фону или же белой краской по темному фону. И в первые
река нашей эры, когда в других частях античного мира роспись керамики стала непопулярной, в Северном Причерноморье продолжали производить сосуды такого рода, расписываемые преимущественно белой краской по темному фону.

Хорошо известна и керамика, покрытая черным или красным лаком. Чернолаковая посуда распространилась в северопричерноморских колониях практически с самого начала своего возникновения, причем это были не только привозные сосуды, но и подражающие им местные. Среди чернолаковых были сосуды как сплошь покрытые лаком, так и неполностью лакированные — с сюжетными росписями. Чернолаковые расписные сосуды в VI — начале V в. до н.э. были чернофигурными: на такой вазе фигуры персонажей изображались с помощью черного лака, а детали лица, мускулатуры, одежды при этом прочерчивались резцом. Фон композиции составляли нелакированные стенки сосуда — как правило, оранжево-красного цвета. Чернофигурные вазы были вытеснены краснофигурными, популярными в V-IV вв. до н.э. На красных стенках этих ваз на глаз или по трафаретам контурными линиями черного лака очерчивались изображаемые фигуры, после чего черным лаком заливался весь окружающий фигуры фон, тогда как сами фигуры оставлялись красными. Детали лица, мускулатуры, одежды при этом наносились тонкими линиями черного лака, концентрированного или разбавленного до светло-коричневого состояния.

С середины IV в. до н.э. вместо краснофигурной сюжетной росписи практикуется растительный орнамент — одновременно расписной (с помощью белой краски) и налепной (с использованием разжиженной желтой глины).

В известном смысле продолжением традиции краснофигурных сосудов с сюжетными росписями, но без применения лака можно считать вазы с полихромной сюжетной росписью, которые массово изготавливались на Боспоре и в Ольвии в III-II вв. до н.э. Соответствующие фигуры и орнаменты наносились разноцветными красками или буро-красной краской поверх раскрашенных в темный цвет стенок сосуда. Подражая в сюжетном отношении краснофигурным росписям, данные изображения отличаются от их графической манеры живописной игрой цвета.

Во второй половине II в. до н.э. в Северном Причерноморье появляется краснолаковая обиходная столовая посуда с гладкими стенками, которая с I в. до н.э. окончательно сменяет чернолаковую в данном регионе и господствует здесь до конца античной эпохи.

Наряду с ней еще с рубежа III—II вв. до н.э. здесь распространяются лаковые парадные сосуды с рельефными украшениями. В первую очередь это так называемые «мегарские» чаши III—I вв. до н.э. — полусферические сосуды, украшенные снаружи растительным или геометрическим орнаментом в подражание дорогим металлическим чашам с рельефными изображениями. Чаши делались путем оттискивания в специальных формах -негативах, на которые предварительно штампами наносился орнамент (такие формы найдены, в частности, в Пантикапее и Мирмекии). Рельефный орнамент на краснолаковых сосудах иных типов мог создаваться и посредством налепов и вдавлений.

Археологические источники демонстрируют высокий уровень северопричерноморской античной металлургии — как черной, так и цветной. Большинство орудий труда, предметов вооружения, многие строительные детали, почти все скобяные изделия делались из железа и стали. Анализ соответствующих шлаков показал, что использовалась различная руда — как горная (для Ольвии — криворожская, для городов Боспора — керченская), так и болотная (для Херсонеса). Руда обогащалась (с использованием извести), промывалась (найдены бассейны для промывки), затем железо восстанавливалось из руды сыродутным способом, после чего горновая крица повторно нагревалась, затем осуществлялась ее проковка, а в результате появлялось сырье для изготовления предметов. Остатки помещений для обработки железной руды открыты, в частности, на Березани, в Пантикапее, а сыродутные печи — на Нижнем Днепре (Ягорлыцкое поселение), на Азиатском Боспоре (Раевское городище) и в других местах. Найдены городские и сельские кузницы. Основным приемом кузнечной обработки была ковка, но также использовалась термическая обработка, закалка стали, цементация, сваривание железа со сталью для получения лезвий повышенной твердости. Готовые изделия подвергались холодной обработке.

Из меди и бронзы производили орудия труда, оружие (наконечники стрел, панцири, шлемы, кнемиды (поножи), а в раннее время — мечи и кинжалы), узду, элементы одежды, украшения, стригали, замки, зеркала, бритвы, ключи, сосуды. Бронза была свинцово-оловянистой. В римское время в Северном Причерноморье к меди стали добавлять цинк, тем самым получая латунь. Из свинца делали гири, грузила, пряслица. Основной метод цветной металлообработки — отливка в формах. Найдены плавильные печи (высокие цилиндрические, в них через глиняные сопла мехами подавался воздух), керамические тигли (для плавления небольших порций). В формы металл лили с помощью керамических льячек. Формы могли быть жесткие (негативное изображение вырезалось в керамике, в камне; двусторонние, реже — односторонние), могли быть и из мягких материалов — из глины или формовочной земли. Для более сложных изделий обычно применяли литье по утрачиваемой восковой модели. После литья иногда осуществлялась клепка, тиснение, штамповка, пайка, позолота. Бронзолитейные мастерские античных городов региона производили различные сложные изделия для местных степных племен: зеркала, уздечные бляхи, колчанные крючки и др.

Уже в VI в. до н.э. в северопричерноморских городах зародилась торевтика — художественная обработка металлов. Золото поступало в Северное Причерноморье скорее всего из Фракии, Малой Азии, Закавказья, серебро — в первую очередь из Афин. Методы обработки: плавка в тиглях, отливка в жесткие и пластические формы (обнаружены в ходе раскопок), ковка, волочение проволоки (золотой или серебряной), пайка, штамповка, тиснение (найдены бронзовые штемпели с рельефными изображениями). С III в. до н.э. практиковалось золочение серебряных и бронзовых изделий с помощью их покрытия ртутным раствором золота. С рубежа III-II вв. до н.э. распространяется инкрустация металлических изделий камнями, цветным стеклом, эмалью (полихромный стиль). Этот стиль достигает своего апогея на рубеже эр.

В изготовлении художественных изделий из металла создатели античной культуры Северного Причерноморья достигли высочайшего мастерства. Это во многом был ответ на запросы местной варварской знати (скифской, меотской, сарматской), и не случайно находки такого рода (см., например, выше, раздел «Скифская культура») связаны не только с собственно греческими памятниками, но и с погребениями варварской знати.

В первые века н.э. в Северном Причерноморье появляется собственное стеклоделие. При раскопках ряда городов обнаружены отходы стеклянного производства, а у с. Заветное в Юго-Западном Крыму выявлен целый комплекс обжигательных печей, использовавшихся для производства стекла.

Римляне принесли в Северное Причерноморье традицию изготовления оконного стекла.

Как самостоятельные ремесла существовали костерезное дело, кожевенное дело, ткачество, прядение, о чем свидетельствуют находки соответствующих отходов и таких изделий, как многочисленные ткацкие грузики для оттягивания нитей на станках, пряслица веретён, остатки мебели, игрушечные модели деревянных повозок и др.

Северопричерноморские античные колонии вели интенсивную торговлю по нескольким направлениям: 1) с окружающими «варварами»; 2) в пределах конкретного города и государства; 3) с греческими государствами Средиземноморья и Причерноморья (прежде всего со своими метрополиями). Из Северного Причерноморья вывозили хлеб (особенно интенсивным был экспорт зерна из Боспорского государства в Аттику), скот, кожу, засоленную рыбу, рабов; ввозили вино, оливковое масло, керамику, оружие, ювелирные изделия и другие предметы роскоши.

Производился активный выпуск монет (из серебра, меди, реже — из золота). В течение всей античной эпохи свою монету выпускали 4 северопричерноморских города: Ольвия, Херсонес, Пантикапей и Тира. Эпизодически чеканили монету Керкикитида, Феодосия, Нимфей, Фанагория, Горгиппия и др. Монетные кружки первоначально отливались в формах, а затем на них путем чеканки штемпелями наносились изображения и легенды. Изображения на монетах в типологическом и стилистическом отношениях претерпевают те же изменения, что и во всем античном мире. При этом в период римского влияния местная монетная система ориентируется на римскую систему (подражания в весе, портреты римских императоров и т.д.)

Особое место в монетном деле занимает Ольвия: в начале истории этого полиса здесь ходила крупная круглая медная монета («ольвийские ассы»), которая не чеканилась, а полностью отливалась в двусторонних формах. Также в Ольвии в ранний период отливались совершенно оригинальные монеты в виде бронзовых дельфинчиков и стрелок. Но в IV-III вв. до н.э. крупные литые медные монеты постепенно вытесняются более удобными небольшими чеканенными монетами из серебра и золота, а позднее и из меди, в результате чего монетное дело Ольвии приобретает вполне обычный для греческих полисов облик.

Античные орудия труда и другие изделия: 1 — меч прямой; 2 — меч-махайра; 3 — бронзовый стригиль; 4 — боевой топор; 5 — лук греческого типа; 6 — меч-гладиус; 7 — наконечник копья римского типа; 8 — наконечник пилума; 9 — молоток; 10 — фрагменты пилы; 11 — топор-тесло; 12 — виноградарский нож; 13 — керамический грузик для ткацкого станка; 14 — керамическое пряслице (1, 2, 4, 6-12 — железо)

Античные орудия труда и другие изделия:
1 — меч прямой; 2 — меч-махайра; 3 — бронзовый стригиль; 4 — боевой топор; 5 — лук греческого типа; 6 — меч-гладиус; 7 — наконечник копья римского типа; 8 — наконечник пилума; 9 — молоток; 10 — фрагменты пилы; 11 — топор-тесло; 12 — виноградарский нож; 13 — керамический грузик для ткацкого станка; 14 — керамическое пряслице (1, 2, 4, 6-12 — железо)

Наряду с местной монетой при раскопках северопричерноморских памятников обнаружена и привозная, имевшая хождение во внешней торговле: в VI-IV вв. до н.э. это были в основном электровые статеры малоазийского города Кизика; с конца IV в. до н.э. — по большей части золотые статеры Филиппа II Македонского, Александра III Македонского, а с середины III в. до н.э. — еще и Лисимаха Фракийского; с рубежа эр, т.е. в период римского влияния, — серебряные денарии.

Как свидетельствуют погребальный инвентарь и различного рода изображения, северопричерноморские греки придерживались традиционных античных типов вооружения в сочетании с заимствованными ими варварскими формами. Это длинновтульчатые копья с железным наконечником — метательные и ударные. Это такие мечи, как ксифос — двулезвийный остроконечный, рубящий и колющий; махайра — искривленный однолезвийный рубящий; короткий скифский акинак; на Боспоре, кроме того, — еще и длинный меч синдо-меотского типа без металлической гарды. Наконец, это пращи и луки — как длинные греческие, так и короткие скифские, позднее большие сарматские.

Пришедшие в Северное Причерноморье римляне использовали иные виды наступательного вооружения — меч-гладиус и метательное копье-пилум.

Для обороны использовали деревянные щиты с обтяжкой из кожи или металлических пластин, позднее с металлическими сердцевинами-умбонами; бронзовые панцири-кирасы и панцири из железных чешуек; бронзовые шлемы различных типов — аттические, коринфские и т.д., позднее также железные шлемы; бронзовые поножи и т.д.

ИСКУССТВО И РЕЛИГИЯ ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ

Высокого уровня в Северном Причерноморье достигла монументальная живопись. Обнаружены росписи стен жилых зданий и погребальных склепов, причем среди последних в первую очередь выделяются великолепные росписи склепов Боспорского государства, где в IV-III вв. до н.э. начинается расцвет склеповой живописи, продолжающийся и в начале нашей эры.

Росписи первоначально осуществлялись без грунта, клеевыми красками (темперой), затем художники перешли к акварельной фресковой живописи и к восковым краскам, предварительно разогреваемым и наносимым на подогретый слой грунта (техника энкаустики). Росписи могли быть как сюжетными, так и бессюжетными.

Персонажи сюжетных росписей весьма разнообразны: это боги, люди, животные, растения. Используются различные геометрические детали. Многообразны и сами сюжеты — это пейзажи, мифологические сцены, жанровые и батальные сцены и т.д.

Так, например, боспорский Стасовский склеп II в. н.э. содержит роспись со сценой борьбы боспорцев с сарматами, с фигурами зверей в густой траве среди деревьев. Особенно замечательна с точки зрения художественных достоинств роспись склепа Деметры I в. н.э. на Боспоре, сооруженного в естественном холме. Эта роспись воспроизводит миф о похищении Коры-Персефоны (дочери Деметры) Аидом (Плутоном) и представляет нашим глазам на одном из люнетов (боковых частей потолка) Плутона на колеснице, похищающего Кору, а в центре плафона — огромный головной портрет печальной Деметры.

Характерной чертой монументальной живописи была ее неразрывная связь с конструктивной основой (так называемая тектоничность).

В частности, была широко распространена многоцветная раскраска различных частей стены, при которой определенный цвет соответствует определенному структурному участку — цоколю, собственно стенным участкам и карнизу (так называемая структурная система). Начиная с рубежа эр в Северном Причерноморье к структурному стилю добавился восходящий к нему стиль цветного инкрустирования стен пластинами из цветного камня, металла или стекла, при котором сложный орнамент формировался за счет вписывания пластин одной геометрической формы в пластины другой геометрической формы. Немного ранее здесь стал очень популярным цветочный стиль, предусматривавший включение плафона в единую зону росписи со стенами и их украшение многочисленными растительно-цветочными мотивами.

Интересны и мозаичные изображения, создававшиеся с помощью разноцветных галечных камней, укреплявшихся на известковом растворе — например, вышеупомянутое изображение на полу купальни эллинистического периода в Херсонесе.

В памятниках античных государств Северного Причерноморья известна как привозная, так и местная скульптура {круглая и рельеф). Привозная монументальная скульптура была в основном мраморной, причем известны произведения, созданные в мастерских знаменитых греческих скульпторов Праксителя и Скопаса (о чем свидетельствуют их имена на базах статуй). В Ольвии найдена мраморная копия знаменитой хрисоэлефантинной скульптуры Афины Парфенос работы Фидия. Обнаружены также римские копии более ранних греческих скульптур.

Вместе с тем в IV—II вв. до н.э. наблюдается расцвет местной монументальной скульптуры. Это как круглая скульптура — изображения богов, портреты местных жителей и т.д., так и рельефы на мраморных фризах храмов, на которых помимо изображений религиозных процессий демонстрировались растительные и зооморфные мотивы. Местные черты проявляются порой в излишней детализации, порой в некотором нарушении пропорций и в статичности персонажа (например, рельеф III в. до н.э. с городища «Чайка» под Евпаторией, изображающий отдыхающего Геракла).

Примерно с V в. до н.э. и до III в. н.э. широко распространена местная надгробная скульптура, в которой особенно сильно сказываются черты северопричерноморской античности. Основным ее видом были стелы — каменные доски с именем умершего, часто увенчанные карнизом из растительных мотивов или фронтоном храмового типа с акротерием на вершине.

Верхняя половина стелы могла быть оформлена в виде неглубокой ниши с рельефным раскрашенным изображением, а под этой нишей вырезались эпитафии. Рельефы воспроизводили портреты умерших, порой индивидуально, порой в многофигурных сценах символического прощания или загробного пира, порой в героизированном виде или, напротив, в реалистической обстановке земной жизни покойного. Такие стелы были особенно популярны в Боспорском государстве в III-II вв. до н.э.
В период римского присутствия в местной скульптуре проявляется значительное влияние римского портретного стиля.

Местные мастера порой использовали импортируемый мрамор, на что указывают находки неоконченных скульптур из этого материала. Но основным материалом для местной монументальной скульптуры был известняк.

Почти во всех городах найдены привозные или местные терракотовые статуэтки, оттискивавшиеся в специальных керамических формах и затем раскрашивавшиеся. Судя по находкам этих форм, деятельность местных мастеров начинается уже в VI в. до н.э., достигает расцвета в III в. до н.э. — I в. н.э. и продолжается до самого конца античной эпохи. Вместе с тем постоянно продолжался импорт терракоты из метрополий. Излюбленными персонажами терракот, освящавшими или просто украшавшими жилища самых разных социальных слоев, были Деметра, Кора, Афродита, Кибела, Дионис, а также дети, танцующие женщины и т.д.

Религиозные культы находят непосредственное археологическое отражение не только в храмовой архитектуре, но и в изображениях богов на монетах, в монументальной скульптуре (ставилась в храмах и на улицах), в терракоте, в рельефах и надписях на каменных плитах — например, с посвящениями богу внемлющему в Ольвии. Из метрополий в Северное Причерноморье был перенесен культ греческих богов — в первую очередь Аполлона в разных его ипостасях (Дельфиния, Врача, Защитника). Популярны также Кора, Деметра, Гестия. Первоначально в данном регионе был типичный греческий пантеон, однако постепенно здесь формируются специфические черты культовой системы колоний. К этим особенностям относится прежде всего почитание Ахилла Понтарха и богини Девы, в основе которого лежат варварские культы, переработанные греческими поселенцами. Это происходит как в силу тесного контакта с местным варварским миром, так и под влиянием общей тенденции религиозного синкретизма, возникшей в эллинистический период. Затем, в период сарматизации региона, везде и особенно в Боспорском государстве распространяются синкретические культы, наиболее характерным из которых был культ Верховного бога (иначе — Высочайшего, Внемлющего, Благодетеля и Спасителя) на Боспоре. Он сформировался на базе синкретизации культа Зевса в его ипостаси спасителя, фракийского божества Сабазия и местного бога-всадника. Культ Верховного бога был особенно популярен в Танаисе. Известен и культ Верховной богини, восходящий к местному хтоническому культу богини-матери, богини животворных сил природы.

Упадок и гибель античной культуры Северного Причерноморья, как и финал раннего железного века в степи, лесостепи и лесной зоне Восточной Европы и Сибири в общем совпадают с новой эпохой — эпохой Великого переселения народов и крушения всей античной цивилизации. Эти два события коренным образом изменили этнокультурную обстановку в значительной части степной и лесостепной зоны и косвенно повлияли на процессы развития древних обществ лесной зоны.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика