Кулемзин А.М. История изучения археологических памятников в Кемеровской области

Кулемзин А.М. История изучения археологических памятников в Кемеровской области // Археология Южной Сибири / КемГУ. — Кемерово, 1985. — С. 107 — 115.

Археология Южной Сибири, частью которой является территория Кемеровской области, насчитывает не один десяток лет. Южная Сибирь, сыгравшая в далеком прошлом решающую роль в историческом развитии северной и центральной части Азиатского материка, довольно рано привлекла к себе внимание археологов и историков. Благодаря этому зарождение и становление русской археологии в значительной мере обязано первым археологическим исследованиям в Южной Сибири. В настоящее время южносибирская археология и в частности исследования в Кузбассе развиваются весьма активно. Ежегодно здесь работают многочисленные археологические отряды, исследуются многие памятники: поселения и стоянки, могильники и петроглифы, рудники и плавильни. В связи с интенсивным промышленным и сельскохозяйственным освоением Кузбасса расширяются и масштабы археологических исследований. Настала пора оглянуться и подвести итог сделанному, воздать должное первооткрывателям и энтузиастам, чьими трудами заложены основы археологии в Кузбассе.

Первые известия об археологических памятниках на территории Кемеровской области в Россию принесли в конце XVII века русские землепроходцы. «…на край реки Томи лежит камень велик и высок, а на нем писано звери и скоты, и птицы, и всякие подобия…» 1,— так сообщал о наскальных рисунках у с. Писаное неизвестный нам путешественник. В 1721—1722 гг. писаницы обследовал Страленберг, участник экспедиции Д. Г. Мессершмидта, который по возвращении к себе на родину, в Швецию в 1730 г. в Стокгольме опубликовал рисунки Томской писаницы 2. Сведения о Томских писаницах, полученные через геодезиста В. Шишкова, были использованы в своих исторических и географических сочинениях В. П. Татищевым. В 1735 г. у писаниц побывал Г. Ф. Миллер и его спутники И. Г. Гмелин, Я. Линденау, С. П. Крашенинников, Г. В. Стеллер. В 1771 г. Писаные скалы на р. Томи были посещены и описаны Н. П. Фальком. Серьезную попытку изучения наскальных рисунков предпринял в начале XIX века Г. С. Спасский, который в 1831 г. срисовал почти все изображения 3. Популярность Томской писаницы была так велика, что любой путешественник, попадавший на юг Сибири, считал необходимым побывать у этих, уже ставших знаменитыми, скал. Так в 1879 г. писаница была осмотрена знаменитым зоологом А. Бремом и его спутником О. Финшем, которые также оставили в своих работах впечатления о памятнике. Так в XVIII в. были заложены основы научного изучения края. Важно отметить, что маршруты большинства академических экспедиций, работавших в Сибири, пролегали через Кузбасс: с Алтая на Кузнецк, потом по Томи до Томска и далее на восток.

Однако, несмотря на систематические археологические исследования, начавшиеся в соседних с Кузбассом районах, здесь по-прежнему привлекала внимание ученых лишь Томская писаница, другие же местные памятники археологии, как правило, не попадали в поле зрения на протяжении длительного времени.

Впервые на территории Кемеровской области археологические курганы были обследованы в начале 60-х годов XIX века В. В. Радловым в нижнем течении р. Кии 4. В 80-е годы томским ученым В. М. Флоринским были предприняты попытки систематизации и картографирования археологических памятников Томской губернии. В его каталог вошли сведения о случайных находках и курганах по Томи, Яи, Золотому Китату 5. В 1891—1892 гг. библиотекарем Томского университета С. К. Кузнецовым были произведены раскопки культового места на «Лысой горе», при слиянии Яи и Золотого Китата и при этом собрана коллекция из 108 бронзовых, железных и костяных предметов 6. Неподалеку от Лысой горы он исследовал два кургана, в которых оказались бронзовые наконечники стрел, кинжал, фигурки лошади, горного барана, оленя. В конце XIX века археологическими памятниками в окрестностях Мариинска и
Тисуля интересовался геолог Г. О. Оссовский. Он в 1895—1896 гг. раскопал несколько тагарских курганов у сс. Тисуля, М. Барандата и Вознесенки 7.

Сбору и накоплению археологического материала способствовал музей истории при Томском университете, созданный в 1882 г. Большое количество вещей, пополнивших музейные коллекции, были найдены на территории Кузбасса. Так, большая коллекция, поступившая в музей, была найдена на берегу р. Ини у с. Егозово. Среди них были две дисковидные бляхи и двенадцать человекоподобных фигурок из светло-серого сплава. В 1898—1899 гг. в Петербург, в Архангельскую комиссию была передана коллекция, состоящая из 261 предмета. Они были собраны А. В. Адриановым у с. Тисуль, в Ачинском и Мариинском округах.

В начале XX века масштабы археологических работ на юге Сибири несколько сократились. Однако на территории Кемеровской области были сделаны весьма ценные находки. Здесь надо отметить два знаменитых клада, один из них, состоящий более чем из 200 золотых предметов, был найден крестьянином Ф. Пономаревым в 1908 г. у с. Терехино, близ г. Новокузнецка. Уникальная коллекция вещей VIII—IX вв. в настоящее время хранится в Государственном Эрмитаже. Другая ценная находка этого времени — клад из 148 металлических вещей, обнаруженных в 1917 г. у с. Елыкаево, недалеко от Кемерова. Здесь были железные трехлопастные наконечники стрел, мечи, кинжалы. В коллекции было много бронзовых украшений и предметов культового назначения. Это
четырехугольная бляха с изображением человеческого лица, фигуры всадника, медведя, лося, собаки.

Таков в общем-то скромный итог почти двухсотлетнего дореволюционного изучения археологических памятников в Кузбассе. Однако общие, хотя во многом наивные, представления о далеком прошлом Сибири уже оформились. Несмотря на разногласия в толковании отдельных вопросов, в главном почти все исследователи были едины, что Сибирь в глубокой древности была заселена людьми, и ее народы прошли длительный путь развития, что в древности за Уралом существовали высокоразвитые цивилизации.

Новый импульс к качественному изменению археологической науки, расширению масштабов ее исследований был дан победой Великой Октябрьской социалистической революции. Большие археологические работы развернулись в Южной Сибири после установления здесь Советской власти, которая с первых дней заботу об археологических памятниках взяла под свое внимание. Так в Томской губернии, в состав которой входила и территория современной Кемеровской области, порядок исследования археологических памятников регулировался специальным постановлением Томского губернского ревкома «Об охране памятников искусства и старины», принятом в августе 1920 г. В нем говорилось: «Воспрещаются всякие самовольные археологические раскопки на территории Томской губернии без разрешения комиссий по охране памятников искусства и старины при Томском губнаробразе 8. В 1924 г. Советом Народных Комиссаров была издана специальная инструкция по охране памятников 9. Эти меры способствовали разъяснению важности археологических памятников для отечественной истории и активизировали краеведов к содействию в археологических исследованиях, в том числе и на территории Кузбасса.

После длительного перерыва начались исследования и на территории Кузбасса, пока в основном лишь силами археологов-любителей, объединяемых первым здесь краеведческим музеем, созданным в 1927 г. в г. Новокузнецке по инициативе двух неутомимых краеведов Д. Т. Ярославцева и Г. С. Блынского. В окрестностях города учителем П. Г. Зенковым было открыто многослойное поселение Маяково городище. Первые небольшие раскопки на нем произвел Новокузнецкий краевед К. А. Евреинов. Им были открыты и другие памятники в окрестностях города, а предметы из подъемного материала и случайные находки значительно пополнили коллекции музея. К сожалению, основная часть этой коллекции была утеряна в годы войны.

В 1927 г. во время прокладки железнодорожной линии была совершена экспедиция под руководством геолога А. Кузнецовой с целью разведки археологических памятников в среднем течении р. Ини. В результате разведки было впервые открыто два поселения и несколько курганных групп раннего средневековья. Около сел Новокамышенского и Комыслы ею же было раскопано несколько курганов древнетюркского времени. В них были найдены одиночные захоронения с конями. Из инвентаря в погребениях находились железные наконечники стрел, меч, ножи, стремена, бронзовые и костяные подпружные пряжки, остатки берестяного колчана 10.

Большими подвижниками краеведения и археологических исследований в 30-х годах являлся А. П. Дубок, бывший директор музея, впоследствии заведующий кафедрой геологии Сибирского металлургического института и Н. А. Чернышов, сотрудник Томского музея. В черте города Новокузнецка в 1939—1940 гг. они исследовали неолитический могильник, случайно обнаруженный при прокладке трамвайной линии 11. В то же время А. П. Дубок частично вскрыл три разграбленных кургана у д. Есаулка. В разрушенных кладоискателями погребениях были найдены предметы, относящиеся к VII—IX вв., это железные топор-тесло, наконечники стрел, бронзовые и костяные пряжки. В 1940 г. Н. А. Чернышовым была произведена разведка по р. Томи от Новокузнецка до Кемерова. Были впервые открыты многие курганные могильники. Несмотря на ограниченность археологических исследований в довоенный период времени, которые проводились в основном любителями-краеведами, их деятельность подняла археологию Кузбасса на более высокую ступень. Благодаря их усилиям, археологические памятники с территории Кемеровской области стали известны широкому кругу специалистов и любителей-археологов. Однако научные выводы пока в основном ограничились фиксацией фактов, без анализа культурно-исторических процессов.

Дальнейшие археологические исследования в Кемеровской области надолго были прерваны Великой Отечественной войной. Возобновились они лишь в 1950 г., когда сотрудник Новокузнецкого краеведческого музея У. Э. Эрдниев начал раскопки Маякова городища на правом высоком берегу Томи, недалеко от развалин известной Кузнецкой крепости. В результате было раскопано многослойное поселение, с материалами от раннего бронзового века до средневековья 12. В течение 1954—1956 гг. У. Э. Эрдниев произвел обследование значительных территорий в долине р. Ини. Здесь им были открыты многие археологические памятники средневековья 13. С 1954 по 1958 гг. им были раскопаны два средневековых кургана на р. Есаулке 14.

Неутомимым исследователем кузбасских древностей является заслуженный учитель РСФСР М. Г. Елькин, создавший в г. Прокопьевске краеведческий музей. В 1952 г. он начал раскопки поздненеолитической стоянки у с. Дегтяревка Ведовского района 15. В этом же году была обнаружена большая группа раннесредневековых курганов в окрестностях с. Ур-Бедари, недалеко от Гурьевска. Здесь в течение десятилетия школьники Прокопьевска под руководством своего учителя М. Г. Елькина раскопали 32 кургана. Ими были найдены железные мечи и наконечники стрел, стремена, пряжки и многие другие предметы 16. С 1960 г. М. Г. Елькин начинает раскопки многослойной стоянки у пос. Школьный недалеко от Прокопьевска. Найденный археологический материал (кремневый топор, наконечники стрел, скребки) позволили отнести памятник к позднему неолиту и энеолиту. С 1963 г. М. Г. Елькин — приступил к раскопкам большого могильника бронзового века, расположенного между селами Ур-Бедари и Пестерево, состоящего из 36 курганов. В результате было раскопано 17 курганов андроновской культуры 17.

В 1955—1956 гг. на севере Кемеровской области проводил раскопки томский археолог В. И. Матющенко, исследовавший неолитический могильник у пос. Яя 18.

Другим районом интенсивных археологических исследований стал северо-восток области. Здесь с 1957 г. под руководством А. И. Мартынова осуществляются большие археологические исследования на территории Кемеровской области. В этот год был раскопан один курган тагарской культуры у с. Б. Пичугино Тисульского района. В последующие годы здесь были организованы широкие разведывательные экспедиции 19. В начале 60-х годов им предприняты разведки и раскопки в степных районах Кузнецкой котловины. Здесь, на берегах р. Ини, были выявлены и раскопаны многие памятники андроновской и карасукской эпох 20.

В результате работ М. Г. Елькина и А. И. Мартынова было установлено, что на территории Кемеровской области имеется значительное количество памятников бронзового века, локализованных в степях Кузнецкой котловины, и памятников раннего железного века — тагарской культуры, занимающие пространства между Кией и Чулымом 21.

В конце 50-х начале 60-х годов кузбасская археология вступает в новую стадию своего развития. Если раньше раскопки велись эпизодически, без осуществления единого руководства и, самое главное, не были подчинены какой-либо единой научной проблеме. Теперь они проводятся ежегодно, целенаправленно, ориентированные на решение проблемы скифо-сарматского времени в лесостепной части Южной Сибири. Этому способствовало образование в 1958 г. Сибирского отделения АН СССР.

С 60-х годов кузбасские археологи работают в тесном контакте с учеными Новосибирского института истории, филологии и философии под общим руководством Героя Социалистического Труда, академика А. П. Окладникова. Организатором археологических исследований становится преподаватель Кемеровского государственного пединститута Мартынов А. И.

В 1962 г. А. П. Окладников обследовал берега Томи и Кондомы в окрестностях Новокузнецка и Кузедеева. Здесь им были открыты уникальные памятники каменного века. Если раньше вопрос о заселении Кузнецкой земли палеолитическим человеком был чисто теоретическим, то после находки у с. Кузедеева клада каменных орудий труда и на берегу Томи, в районе Кузнецкой крепости палеолитического местонахождения позволили сказать, что 20—25 тыс. лет назад человек прочно освоил эти земли 22.

В 1964—1967 гг. А. П. Окладниковым, А. И. Мартыновым совместно с другими кемеровскими археологами были тщательно, на современном уровне скопированы и изучены знаменитые наскальные рисунки древнего человека у с. Писаное, а также открыты писаницы еще в двух пунктах; у с Новороманово и около Тутальского санатория. Результатом и» совместной работы было всестороннее монографическое исследование этого уникального археологического памятника Западной Сибири 23.

С 1958 г. начались исследования первого археологического памятника гуннского времени в Кузбассе — курганы таштыкской культуры на р. Кие у с. Михайловка, Г. С. Мартыновой, которые были закончены в 1969 г. 24. В это же время развернулись планомерные раскопки большого могильника тагарской культуры на северо-востоке области у с. Кондрашка 25. Археологические раскопки велись в основном силами студентов исторического факультета педагогического института. Но в них принимали участие школьники старших классов города и области.

В начале 60-х годов археология становится очень популярной в Кемеровской области. Вокруг археологической группы при пединституте формируется актив любителей-археологов из студентов, школьников, учителей истории, всех, кто интересуется древней историей своего края. На этой основе в 1965 г. организуется общественная Лаборатория археологических исследований Кузбасса — ЛАИК. С 1967 г. она имеет свой печатный орган «Известия Лаборатории археологических исследований» с периодичностью один выпуск в год, призванный объединить на научной основе усилия археологов в изучении проблем древней истории Южной Сибири.

Во второй половине 60-х годов продолжаются интенсивные исследования на северо-востоке области. Предметом пристального изучения становятся памятники тагарской и таштыкской культур, а также переходного тагарско-таштыкского периода. В это время продолжаются раскопки таштыкского поселения у с. Михайловка 26. Полностью раскапываются крупные могильники тагарского и тагарско-таштыкского времени на речке Ягуня 27, у с. Шестаково 28, у с. Серебряково 29.

Произведенные разведки дали первые поселения на территории лесостепи, например, у сс. Утинка и Шестаково, а также были открыты новые курганные могильники 30. В результате было окончательно подтверждено представление о северо-восточной лесостепной части Кемеровской области как о своеобразном районе тагарской культуры скифской эпохи в Сибири 31, а также о наличии большого количества тагарских памятников 32.

В 1969 г. при Кемеровском областном совете профсоюзов работников просвещения был создан молодежный трудовой археологический лагерь. Шефство над ним взяла Лаборатория археологических исследований. Старшеклассники школ города и области под педагогическим руководством студентов исторического факультета пединститута и научным руководством сотрудников лаборатории принесли большую помощь в археологических исследованиях. В этом лагере с символическим названием «Родина» молодое поколение получало непосредственные подлинные знания о далеком прошлом родного края, приобщалось к научному поиску, приобретало трудовые навыки. Через эту науку и труд прошли сотни школьников и студентов. Благодаря им были осуществлены раскопки памятников, требующие колоссальных затрат труда.

В начале 70-х годов продолжаются раскопки крупных археологических объектов на северо-востоке области. В 1970 г. А. И. Мартыновым был раскопан могильник тагарского времени у с. Некрасово 33. Ведутся исследования Михайловского поселения 34. А. М. Кулемзин раскопал оригинальный могильник скифо-сарматского времени на горе Арчекас под г. Мариинском 35, им же начаты раскопки Утинского поселения, которые продолжаются А. В. Циркиным до 1975 года 36. В 1972 г. А. И. Мартынов и А. М. Кулемзин начинают раскопки большого могильника раннего железного века у с. Утинка, которые заканчиваются в 1975 г. В них принимают участие А. В. Циркин, В. В. Бобров, Ю. М. Бородкин. В это же время А. И. Мартынов и М. Б. Абсалямов приступают к исследованию единственного городища тагарского времени и переходного тагарско- таштыкского этапа у с. Шестаково 37. С 1973 по 1976 гг. В. В. Бобровым ведется исследование комплекса археологических памятников на оз. Б. Берчикуль 38. Были произведены контрольные раскопки многослойного поселения, давшего материалы эпохи неолита и ранней бронзы, а также полностью исследовано два кургана позднетагарского времени.

Значительно расширились и археологические разведки, основная ориентация которых была направлена на поиск поселений скифско-сарматского времени. Так А. М. Кулемзиным в 1970 г. было обследовано среднее и нижнее течение Урюпа на границе с Красноярским краем, где были открыты новые могильники и поселения тагарского и таштыкского времени 39. В 1971 г. археологической экспедицией под руководством А. И. Мартынова была совершена разведка по берегам р. Томи от г. Новокузнецка до поселка Крапивинский, в результате которой были обнаружены десятки памятников от эпохи палеолита до средневековья. В 1974 г. А. М. Кулемзиным были открыты новые памятники каменного века и раннего железного века в среднем течении р. Кии 40.

С 1971 г. в археологических исследованиях ЛАИК принимает участие доцент Кемеровского государственного института культуры, археолог Циркин А. В. Им были раскопаны таштыкское поселение у с. Белый Яр, в Красноярском крае, средневековые поселения на г. Арчекас у г. Мариинска, у с. Глинка и у с. Салтымаково на Томи. С его участием исследовались Утинские курганы и поселение 41.

Итоги многолетних археологических исследований памятников тагарской культуры и переходного тагарско-таштыкского этапа на северо-востоке Кемеровской области и прилегающих района Красноярского края были подведены в монографии доктора исторических наук А. И. Мартынова 42, где рассматриваются хронология и периодизация тагарской лесостепной культуры, этногенетические и культурно-исторические процессы, хозяйство, быт и мировоззрение древнего населения скифской эпохи.

С середины 70-х годов кузбасская археология вступила в качественно новый этап своего развития. Это связано прежде всего с тем, что в январе 1975 г. при Кемеровском госуниверситете была открыта кафедра археологии. Это позволило приступить к подготовке кадров разнообразного археологического профиля, специалистов по палеолиту, бронзовому веку и раннему средневековью. Кафедра включилась в широкую программу выполнения хоздоговорной тематики по разведкам и раскопкам археологических памятников в зонах крупного промышленного строительства в Кемеровской области и соседних территорий. В результате разведок открыты многочисленные памятники, расширился их хронологический диапазон. В поле зрения археологов все чаще стали попадать памятники каменного и бронзового веков, а также средневековья 43. С 1975 г. по 1977 г. производились раскопки самой древней в Сибири палеолитической стоянки у с. Шестаково под руководством А. П. Окладникова. Открыты многие новые памятники древнекаменного века на юге области С. В. Маркиным 44. Раскопан могильник бронзового века, ирменской культуры у с. Титово на р. Ине Д. Г. Савиновым и В. В. Бобровым в 1976 г. 45 Могильник тагарского времени у пос. Тисуль — Г. С. Мартыновой в 1976—1977 гг. 46 Впервые в истории изучения раннего железного века на юге Сибири довольно широко были произведены раскопки тагарских и тагарско-таштыкских поселений у сс. Шестаково и Третьякове, пос. Тисуль, а также на территории Хакасии А. И. Мартыновым и М. Б. Абсалямовым 47.

В настоящее время успешно осуществляется исследование памятников на территории Канско-Ачпнского топливно-энергетического комплекса и в зоне Крапивинского гидрохранилища под руководством А. И. Мартынова, Г. С. Мартыновой и В. В. Боброва.

Предметом научного внимания кемеровских археологов являются не только местные памятники, но и на сопредельных территориях. Так, С. А. Васютин исследует древнетюркские ритуальные сооружения, а Н. М. Зиняков — зарождение черной металлургии в Горном Алтае, О. С. Советова и Я. А. Шер — петроглифы Хакасии.

Расширение масштабов археологических исследований, связанное с интенсивным освоением природных богатств Кузбасса, потребовал не только расширения разведок археологических памятников в зонах строительства, но и более полного их учета, систематизации и постановки под государственную охрану в соответствии с Законом СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры». В связи с этим кафедра археологии с 1975 года начала работу по подготовке Свода археологических памятников Кемеровской области, а с 1979 года составление учетной документации для принятия памятников под государственную охрану.

В результате археологических исследований на территории Кемеровской области выявлено около пятисот различных археологических памятников: поселений, стоянок, могильников, писаниц, плавилен, кладов и случайных находок.

От первых полуфантастических сведений русских землепроходцев об археологических памятниках Южной Сибири археология пришла к воссозданию длительной исторической картины заселения и освоения человеком этого сурового края. Однако еще не все исторические периоды освещены достаточно полно. Имеются и большие нерешенные проблемы. Это прежде всего касается каменного и раннего бронзового веков, а также раннего средневековья. Осуществляющаяся в настоящее время кафедрой археологии Кемеровского государственного университета подготовка специалистов различного профиля позволит приоткрыть завесу тайны и над этими историческими эпохами.

Notes:

  1. Окладников А. П., Мартынов А. И. Сокровища Томских писаниц. М., 1972, с. 9.
  2. Strahlenberg F. I. Das Nord-und ostliche Theil von Europa und Asia, Stock¬holm, 1730.
  3. Спасский Г. О достопримечательнейших памятниках сибирских древностей и сходстве некоторых из них с великорусскими. СПб., 1835.
  4. Радлов В. В. Письмо в Археологическую комиссию от 30 августа 1863 года. Архив ЛОИА, д. № 8.
  5. Флоринский В. Н. Археологический музей Томского университета. Томск, 1888; Его же. Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни, ч. 2. Томск, 1889; Его же. Топографические сведения о курганах Томской губернии, ч. 1. Томск, 1894.
  6. Кузнецов C.К. ОАК за 1891 год. Сиб., 1893, с. 73.
  7. Оссовский Г. О. ОАК за 1896 год. — СПб., 1897, с. 43, 98.
  8. «Знамя Революции». Томск 1920 г., № 246, 12 августа.
  9. Инструкция об учете и охране памятников искусства, старины, быта и природы. В кн.: Охрана памятников истории и культуры (сборник документов). М., 1973, с. 42.
  10. Kusnezowa A. Altertiimen aus dem Tal der mittleren Inja. ESA-V, s. 74—99.
  11. Чернышов H. А. Кузнецкий неолитический могильник. — МИА-39, М., 1953 г.
  12. Эрдниев У. Э. Городище Маяк. Кемерово, 1960.
  13. Археологические работы музеев СССР за 1955—1956 гг. — СА, 1957, № 4.
  14. Эрдниев У. Э. Археологические находки в Кузбассе. — СА, 1958, № 2.
  15. Елькин М. Г. Дегтяревская неолитическая стоянка. Тр. научных конф. Новокузнецкого пединститута, вып. 1, Кемерово, 1957.
  16. Елькин М. Г. Раскопки курганов позднего железного века в Кемеровской области. — Сб.: Некоторые вопросы древней истории Западной Сибири, вып. 3, Томск, 1959.
  17. Елькин М. Г. Памятники андроновской культуры на юге Кузбасса. Изв. ЛАИК, вып. 1, ред. Мартынов А. П., Кемерово, 1967.
  18. Матющенко В. И. Яйский неолитический могильник.— Сб. научн. работ исторических кафедр. Томск, 1963.
  19. Мартынов А. И. Археологические исследования в Северном Кузбассе. — Сб.: Некоторые вопросы древней истории Западной Сибири, вып. 3. Томск, 1959.
  20. Мартынов А. И. Андроновская эпоха в Обь-Чулымском междуречье. — Сб.: Из истории Кузбасса. Кемерово, 1964; Его же. Новый район карасукской культуры.— СА, 1964, № 2.
  21. Мартынов А. И. О районировании археологических культур междуречья Оби и Чулыма во II—I тыс. до н. э. — Научн. конф. по истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1960; Его же. Материалы к археологической карте Кемеровской области.—Уч. Записки КГПИ, вып. IV, ред. В. Г. Мирзоев, Кемерово, 1961.
  22. Окладников А. П. Палеолитические стоянки в районе Старокузнецка. — Сб.: Из истории Кузбасса. Кемерово, 1964; Его же. Страница из жизни палеолитического мастера: клад каменных изделий у поселка Аил (с. Кузедеево). — Сб.: Из истории Сибири и Алтая. Барнаул, 1968.
  23. Окладников А. П., Мартынов А. И. Сокровища Томских писаниц. М., 1972.
  24. Мартынова Г. С. Новые памятники таштыкской культуры. — Изв. ЛАИК, вып. 1, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1967.
  25. Мартынов А. И. Тисульский могильник.—Изв. ЛАИК, вып. 4, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1972.
  26. Мартынова Г. С. Михайловское поселение по результатам раскопок 1967 года. — Изв. ЛАИК, вып. 2, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1970.
  27. Мартынов А. И. Ягуня. Кемерово, 1973.
  28. Мартынов А. И., Мартынова Г. С., Кулемзин А. М. Шестаковские курганы. Кемерово, 1971.
  29. Мартынов А. И., Бобров В. В. Серебряковский могильник. Изв. ЛАИК, вып. 4, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1972.
  30. Кулемзин А. М. Результаты археологической разведки лаборатории в 1965 году.— Изв. ЛАИК, вып. 1, Кемерово, 1967.
  31. Мартынов А. И. Десять лет археологических исследований. — Изв. ЛАИК, вып. 1, Кемерово, 1967.
  32. Мартынов А. И., Кулемзин А. М., Биглер Э. И. Тагарские курганы и отдельные находки таuарских бронзовых предметов в Ачинско-Мариинском лесостепном районе. — Ягуня. Кемерово, 1973.
  33. Мартынов А. И. Материалы раскопок тагарских курганов у с. Некрасово. Изв. ЛАИК, вып. VI, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1973.
  34. Мартынов А. И. Отчет о результатах раскопок Михайловского поселения в 1971 г. Архив ИА АН СССР, д. № Р-1/4584.
  35. Кулемзин А. М. Арчекасские курганы. — Сб.: Археология Южной Сибири, ред. А. И. Мартынов. Кемерово, 1979.
  36. Кулемзин А. М. Отчет о раскопках поселения на озере Утинка. Архив ИА АН СССР, д. № Р-1/6079; Циркин А. В. Отчет о раскопках за 1973, 1974, 1975 гг. Архив Института археологии, д. № Р-1/5139, Р-1 /5481, Р-1/5750.
  37. Мартынов А. И. Новые материалы о тагарско-таштыкских поселениях и жилищах. — СА, 1973, № 3.
  38. Бобров В. В. Отчеты о раскопках в 1973, 1974, 1975, 1976, 1977 гг. Архив ИА АН СССР, д. № Р-1/5198, Р-1/5494, Р-1/5793, Р-1/6873, Р-1/6793.
  39. Кулемзин А. М. Работы Кузбасской археологической экспедиции. — Сб. АО 1970 года, ред. Б. А. Рыбаков, М., 1971.
  40. Кулемзин А. М. Разведка в Кемеровской области. — Сб. АО 1974 года, ред. Б. А. Рыбаков, М., 1975.
  41. Циркин А. В. Отчеты о раскопках в 1976, 1977 гг. Архив ИА АН СССР, д. № Р-1/6234, Р-1/6770.
  42. Мартынов А. И. Лесостепная тагарская культура. Новосибирск, 1979.
  43. Бобров В. В. Исследования в Кемеровской области. — Сб. АО 1975 года, ред. Б. А. Рыбаков, М., 1976; Его же. Раскопки памятников на оз. Большой Берчикуль и р. Томи. Сб. АО 1977 года, М., 1978; Бобров В. В., Бородкин Ю. М. Разведка в Кемеровской области. — Сб. АО 1978 года, М., 1979; Кулемзин А. М. Новые памятники в Кемеровской области. — Сб. АО 1976 года, М., 1977; Коротаев А. М. Работы Томского отряда Южносибирской экспедиции. — Сб. АО 1977 года, М., 1978; Маркин С. В., Бобров В. В. Раскопки палеолитической мастерской на р. Томи.— Сб. АО 1977 года, М., 1978.
  44. Маркин С. В. Новые местонахождения на р. Томи. — Сб. АО 1978 года, М., 1979.
  45. Савинов Д. Г., Бобров В. В. Новый памятник ирменской культуры в Кемеровской области. — Сб. АО 1976 года, М., 1977.
  46. Мартынова Г. С., Покровская Н. Ф. Раскопки третьего Тисульского курганного могильника. — Сб. Археология Южной Сибири. Кемерово, 1979.
  47. Абсалямов М. Б., Мартынов А. И. Поселения тагарского и переходного тагаро-таштыкского времени в Хакасско-Минусинской котловине и Ачинско-Мариинской лесостепи. — Сб. Археология Южной Сибири. Кемерово, 1979.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика