Кругликова И.Т., Цветаева Г.А. Раскопки в Анапе

К содержанию 95-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Горгиппия, которую Страбон называл столицей синдов 1 и которую исследователи отождествляют с Синдской гаванью и помещают на территории современной Анапы 2, почти не подвергалась археологическим исследованиям. Античное городище, застроенное современным городом, сильно попорченное при сооружении турецкой крепости, частично обрушилось в море. Множество эпиграфических памятников 3 и прекрасные образцы античной скульптуры 4 были найдены в Анапе при случайных земляных работах. Впервые археологические раскопки в Анапе были произведены в 1949 г. В. Д. Блаватским 5. Они позволили проследить стратиграфию и наметить границы античного города. В 1959 г. раскопки Горгиппии были возобновлены и продолжались в 1960—1961 гг. 6 на нескольких участках города.

Во дворе горисполкома был разбит раскоп «Город» (рис. 24—1). С 1959 по 1961 г. вскрыта площадь около 207 кв. м, материк находился на глубине 2,6 м. Жизнь на данном участке началась в IV в. до н. э. К IV и III вв. до н. э. относятся земляные ямы, несколько каменных кладок, представлявших остатки фундаментов дома, ориентированных с севера на юг и с востока на запад. Среди находок есть чернолаковые и расписные сосуды V в. до н. э., железный кинжал, медные пантикапейские монеты конца IV — начала III в. до н. э. 7, обломки чернолаковых сосудов с граффити, клейма на ручках синопских и фасосских и на горлах гераклейских амфор; обломки чернолаковых простых сосудов и амфор IV—III вв. до н. э. Ко II в. до н. э. относится дом «керамиста» в южной части раскопа 8, раскрытый лишь частично. В нем обнаружено множество сосудов различных типов, пирамидальные грузила, форма для изготовления терракоты и т. д., дающие возможность выявить основные типы продукции керамической мастерской Горгиппии II в. до н. э. В северной части раскопа сохранились остатки каменной кладки этого времени, вероятно, принадлежавшей другой постройке.

Строительные остатки I в. до н. э. и I—II вв. н. э. очень незначительны. В северной части раскопа к этому времени относится стена 11, уходящая в борт, в юго-западной — земляная яма. Интересна находка в этой яме светлоглиняной амфоры с узким удлиненным туловом, цилиндрическим горлом и двуствольными ручками (рис. 25—1). В этой же яме найдено много обломков сероглиняных кувшинов.

Рис. 24. План раскопов на городище Горгиппии. 1 — раскоп «Город»; 2 — раскоп «гостиница». Условные обозначения; 1 — слой IV—III вв. до н. э. 2 — III—II вв. до н. э.; З — I в. до н. э., 4 — I — II вв. и. э.; 5 — III в. н. э.; 6 — III — IV вв. н.э.; 7 — IV в. н. э.; в — IV—V вв. н. э.; 9 — печина и сырцовые кирпичи.

Рис. 24. План раскопов на городище Горгиппии. 1 — раскоп «Город»; 2 — раскоп «гостиница». Условные обозначения; 1 — слой IV—III вв. до н. э. 2 — III—II вв. до н. э.; З — I в. до н. э., 4 — I — II вв. и. э.; 5 — III в. н. э.; 6 — III — IV вв. н.э.; 7 — IV в. н. э.; в — IV—V вв. н. э.; 9 — печина и сырцовые кирпичи.

Рис. 25. Находки при раскопках городища Горгиппии. 1 — светлоглнняная амфора I в. до н. э. — I в. н. э.; 2 — глиняные подставки под амфору; 3 — обломок мраморной плиты с надписью; 4 — бронзовая ойнохоя; 5, 6 — обломки чернофигурных сосудов VI в. до н. э.; 7 — чернолаковый кувшинчик со штампованным орнаментом

Рис. 25. Находки при раскопках городища Горгиппии. 1 — светлоглнняная амфора I в. до н. э. — I в. н. э.; 2 — глиняные подставки под амфору; 3 — обломок мраморной плиты с надписью; 4 — бронзовая ойнохоя; 5, 6 — обломки чернофигурных сосудов VI в. до н. э.; 7 — чернолаковый кувшинчик со штампованным орнаментом

Рис. 26. Фрагменты скульптур с городища Горгиппии. 1 — нижняя часть мраморной статуэтки; 2 — мраморная головка богини; 3 — фрагмент терракотовой статуэтки

Рис. 26. Фрагменты скульптур с городища Горгиппии. 1 — нижняя часть мраморной статуэтки; 2 — мраморная головка богини; 3 — фрагмент терракотовой статуэтки

К III в. н. э. относится помещение А, вероятно, полуподвальное. В него вела каменная лестница. Все стены были углублены в землю не менее чем на 1,5 м: на этой высоте сохранился один из больших каменных квадров, вероятно, от кладки наземной части стены, тогда как нижняя углубленная часть сложена из необработанных камней различных размеров. Стена была впущена в слои IV—II вв. до н. э. Помещение А было заполнено горелым слоем с золой, перегоревшей желтой глиной и угольками. Сохранились остатки упавшей черепичной кровли. Почти в центре помещения находилась зерновая яма конусовидной формы, глубиной 1.15 м. Пол был земляным. В юго-западном углу стояли две керамические подставки для амфор (рис. 25—2), аналогичные найденным в Илурате и Фанагории 9. В горелом слое, заполнявшем помещение, были встречены обломки больших красноглиняных амфор III в. н. э. с реберчатым туловом.

К слоям IV—V вв. н. э. относится несколько кладок, расположенных в тех же направлениях, что и стены сооружений предшествующих периодов. Таким образом, можно предполагать, что ориентировка построек на данном участке с IV—III вв. до н. э. была единой и, по-видимому, связана с общей планировкой города. Восточная стена помещения А была повреждена поздней ямой 4 (XIX в.). Среди находок в яме была голова и кисть руки небольшой мраморной статуэтки, вероятно, Афродиты (рис. 26—2). Судя по трактовке глаз с полуопущенными веками, с вырезанными зрачком и радужной оболочкой, а также по очень нечеткому расчленению прядей волос и общему характеру исполнения, эта головка была сделана в конце II — начале III в. н. э. Вероятно, это копия статуи классического времени. Она близка по типу голове статуи Афродиты из Капуи, которую Фуртвенглер связывает с Афродитой Скопаса, а Амелюнг приписывает Лисиппу 10. В этой же яме была найдена нижняя часть задрапированной женской статуэтки на круглой подставке, из белого мрамора (рис. 26—1). Очень плоскостно трактованные складки хитона и грубо выполненные ступни ног заставляют отнести эту скульптуру к позднеантичному времени.

В 1960 г. у самого моря был разбит небольшой раскоп Береговой (28 кв. м) 11. При постройке водной станции здесь был срезан береговой обрыв на высоту 1,5—2,5 м и разрушена часть рыбозасолочной цистерны. При зачистке выявлены остатки стен здания IV—III вв. до н. э., перекрытые цистернами I в. н. э. Расчищено дно одной из цистерн неправильной формы с длиной сторон 1,52 м; 1,66 м; 1,76 м; 1,84 м, а также часть второй цистерны, примыкавшей к ней с юга. Внутри они были обмазаны розовой цемянкой. Они засыпаны слоем I—II вв. н. э. Подобные цистерны были раскопаны В. Ф. Гайдукевичем в Тиритаке 12.

В 1961 г. исследовался третий участок древнего города — во дворе гостиницы 13 (площадью в 100 кв. м) к западу от разведочного раскопа 1949 г. 14 (рис. 24—2). Здесь, так же как и на других исследовавшихся участках города, обнаружены культурные слои от IV—III вв. до н. э. до III—IV вв. н. э. Все более поздние напластования, толщиной до 1 м, срезаны строителями. Общая толщина культурного слоя на этом участке достигала 4,4 м.

Самый ранний слой — IV—III вв. до н. э. — обнаружен у северного борта раскопа. К нему относится угол помещения, составленный лежащими впереплет каменными фундаментами 8 и 8а. В слое среди фрагментов IV в. до н. э. были отдельные находки более раннего времени: венцы амфор со сдавленным горлом V в. до н. э., фрагменты открытого светильника V—IV в. до н. э. и чернофигурных расписных сосудов конца VI в. до н. э. (рис. 25—5, 6).

Второй слой, III—II вв. до н. э., обнаружен также в северной части раскопа на глубине 2,26—2,6 м. К нему относятся открытые частично помещения А и Б. Они отделяются друг от друга стеной 3 довольно хорошо сохранившейся. В месте выборки стены хорошо прослеживается тех¬ника кладки: камни положены вперевязь, с чередованием длинных и коротких сторон. В помещении А, примыкавшем с запада к стене 3, сохранились следы двух строительных периодов. К первому относятся остатки пола 6а, из каменных плит неправильной формы, вплотную подходящих к стене 3; пол в значительной части уничтожен поздней ямой. Во второй строительный период помещение А было перегорожено каменной стеной (4), лишь частично сохранившейся в юго-западном углу раскопа, и были положены плиты нового пола 6 (на 0,2 м выше пола 6а). В нем было сделано отверстие для установки пифоса, от которого сохранилась только нижняя часть диаметром 1,1 м.

Хронологически первый и второй строительный периоды очень близки, так как материал на полах 6а и 6 однороден: фрагменты фасосских амфор, чернолаковых сосудов, в том числе донце с граффити, фрагменты расписных красноглиняных сосудов с полосками белой краской, краснофигурных и сосудов с черным лощением. В заполнении пифоса материал смешанный — III—II вв. до н. э. и римского времени. Среди последнего интересен фрагмент женской терракоты (рис. 26—3). С восточной стороны к стене 3 примыкает помещение Б. Удалось уловить часть южной стены (13) помещения, сильно поврежденной поздней (турецкой) ямой. В северо-западной части помещения Б, там, где оно избежало повреждения в турецкое время, сохранились остатки обожженного глинобитного пола, соответствующего по уровню полу 6а, и развал очага на нем. Здесь же найдены закопченные края кастрюль и фрагменты сосудов из грубой глины и целая сероглиняная миска и, так же как и в помещении А, фрагменты расписных полосатых сосудов.

Третий слой, I—II вв. н. э., обнаружен в юго-восточной части раскопа. К нему относятся остатки булыжной мостовой (18). Она выложена из округлой формы камней — дикаря, булыжника и известняка. В восточной части мостовая подходит вплотную к большим известняковым плитам (17), по-видимому, вымостке, уходящей в восточный борт раскопа. Западный кусок мостовой 18 подходит к водостоку 16, открытому при зачистке пола под вымосткой 1 на протяжении 2,8 м. Он сделан очень тщательно: его ложе глубиной 0,13—0,16 м, шириной 0,41 м выдолблено в больших, хорошо отесанных плитах, перекрыт он плоскими известняковыми камнями. Находки возле водостока и на мостовой относятся к I—II вв. н. э.; среди них были фрагменты краснолаковых сосудов и горло узкогорлой амфоры. Плиты из желтовато-серого известняка, в которых выдолблен водосток, и аналогичные им блоки, найденные рядом при земляных работах, относились, по-видимому, к одному комплексу. Здесь же извлечен обломок барабана дорийской колонны диаметром 0,63 м.

К четвертому слою, III—IV вв., относятся фундаменты 9, 10, 14 в юго-восточной части раскопа, сложенные из грубоотесанного известняка, сильно поврежденные при строительных работах.

Ко второму строительному периоду того же слоя относится единый архитектурный комплекс, состоящий из дворика, покрытого вымосткой (1), каменных загородок вокруг него (2, 7, 12), примыкающего к ним переулка (1а) и каменной загородки (11). Дворик, находящийся в западной части раскопа, имеет форму прямоугольника размером 3,4 м на 4,4 м. Он вымощен крупными известняковыми плитами, очень плотно прижатыми одна к другой. С трех сторон, за исключением юго-западной, дворик был окружен стенками-оградами, сложенными из рваного камня-известняка, положенного в один камень в ширину стенки. Сохранность стенок плохая: в высоту сохранились один-два камня, есть разрывы от выборки камня. С юго-востока к дворику примыкает вымощенный плитами переулок (1а), огороженный параллельными стенками (12 и 11) такого же характера, как и стенки-ограды. Переулок вымощен точно такими же плитами, что и дворик, с той лишь разницей, что плиты здесь лежат не на грунте, а на развале камней и в юго-западной части образуют три невысокие ступеньки, каждая из которых состоит из одной большой плиты.

Находки этого слоя относятся ко времени от эпохи эллинизма до III— IV вв.: фрагменты простых и краснолаковых сосудов, фрагменты круглых калиптеров, стенок реберчатых амфор. Интересны находки целой красно-лаковой миски, бронзовой ойнохои (рис. 25—4), обломка мраморной плиты с надписью (рис. 25—3).

К содержанию 95-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Страбон, XI, 2, 10.
  2. В. Д. Блаватский. Архаический Боспор. МИА, № 33-, 1954, стр. 20—21; В. Ф. Гайдукевич. Боспорское царство. М.—Л., 1949, стр. 214, 215.
  3. IPE, II, № 398—445; ИАК, вып. 23, 1907, стр. 46—48; ИАК, вып. 37, 1910, стр. 36 63.
  4. М. М. Ко6ылина. Скульптура Боспора. МИА, № 19, 1951, стр. 171 сл.; И. Т. Кругликова. Мраморный рельеф из Анапы. СА, № 1, 1962, стр. 282.
  5. В. Д. Блаватский. Разведки в Анапе. КСИИМК, вып. XXXVII, 1951, стр. 245.
  6. Раскопки некрополя Горгиппии проводила И. В. Поздеева в 1954—1956 гг. Отчеты о раскопках хранятся в Архиве ИА АН СССР. В 1959 г. ею вскрыта площадь 4X7 м во дворе горисполкома, которая была расширена в 1960—1961 гг. экспедицией под руководством И. Т. Кругликовой. В работе экспедиции в 1960 г. принимали участие И. В. Поздеева, Г. А. Кошеленко, Л. П. Маринович; в 1961 г. — Г. А. Цветаева, Т. М. Смирнова.
  7. А. Н. 3ограф. Античные монеты. МИА, № 16, 1951, табл. XLI, 2, 4, 5.
  8. И. Т. Кругликова. О гончарной мастерской Горгиппии. СА, № 3, 1962.
  9. В. Ф. Гайдукевич. Илурат. МИА, № 85, 1958, стр. 55, рис. 42; М. М. Koбылина. Фанагория. МИА, № 57, 1956, стр. 89, рис. 25, 1.
  10. Ch. Picard. Manuel d’Archeologie greeque, t. Ill, p. II, Paris, 1948, стр. 732, рис. 324 и 325.
  11. Работами на этом участке руководил Г. А. Кошеленко.
  12. В. Ф. Гайдукевич. Раскопки Тиритаки в 1935—1940 гг. МИА, № 25, 1952, стр. 25, рис. 15.
  13. Работами на этом участке руководила Г. А. Цветаева.
  14. В. Д. Блаватский. Разведки в Анапе…, стр. 245 и сл

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика