Кричевский Е. Ю. Древнее население Западной Украины в эпоху неолита и ранней бронзы

К содержанию 3-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Многообразны археологические памятники далекого прошлого Западной Украины. Несколько племенных групп, представленных различными археологическими комплексами, одновременно населяли эту территорию в III и II тысячелетиях до н. э. Менялись их социально-экономический уклад и их культура, изменялись и их территориальные взаимоотношения; одни племена объединялись вместе, другие, напротив, разделялись, одни продолжали жить на старых местах, другие осваивали новые. Разнообразие археологических памятников отражает это далекое, но сложное, подчас наполненное бурными событиями, историческое прошлое Западной Украины.

Польские археологи пытались как-то разобраться во всех этих сложных сочетаниях, выделить различные культурные комплексы, установить их территориальные и хронологические соотношения. 1 Однако они шли по проторенным дорогам миграционизма и диффузионизма, интересовались только распространением, но не развитием, и все изменения культуры объясняли чисто механическим смешением. При ознакомлении с многочисленными произведениями польских археологов поражаешься их формальному, безжизненному подходу к любому комплексу, к любой «культуре».

По излюбленной в польской археологической литературе исторической концепции, на территории Западной Украины в III и II тысячелетиях до н. э. не создалось самостоятельно ни одной новой культуры. Местное население, если оно вообще существовало, было неспособно к какому-либо культурному творчеству и прогрессу. Западная Украина с этой точки зрения была ареной непрерывного движения чужеземных племен то с севера, то с запада, то с юга, ареной смешения самых различных, но всегда откуда-то пришедших культур.

В первой половине III тысячелетия до н. э. в южную часть Западной Украины проникла из придунайских областей древнейшая земледельческая «культура», так наз. «культура ленточной керамики». Несколько позднее из Прибалтики в северные районы Западной Украины прибыла так наз. «культура ямочно-гребенчатой керамики». В конце III и в начале II тысячелетия из верхнего Привисленья в западные районы Западной Украины проникает еще одна «культура», известная под именем «малопольской». Сама же «малопольская» культура, оказывается, возникает там в результате смешения не менее чем трех «культур» — «культуры ленточной керамики» Дуная, «иордансмюльской культуры» верхней Эльбы и верхнего Одера и «мегалитической культуры» Скандинавии.

В это же время из Передней Азии двинулись племена «культуры расписной керамики», через. Балканский полуостров достигли Украины и заняли юго-восточную часть Западной и всю Правобережную Украину (таю наз. «трипольская культура»). С севера, главным образом с Ютландского полуострова, затем проникла новая «культура» со своеобразными могильными сооружениями (каменные ящики) и глиняными сосудами («шаровидные амфоры»). Поселения этой «культуры» встречаются на дюнах речных долин и, вместе с могилами, иногда охватываются понятием «надбужанской культуры». Наконец, из области Заалы, средней Эльбы и нижнего Одера распространялась на восток «культура шнуровой керамики», представленная преимущественно курганными могилами. Эта новая культура смешалась и с «малопольской» и с «надбужанской» культурами, образовав ряд своеобразных археологических комплексов.

Так выглядит древнейшая история Западной Украины в трактовке польских археологов. Создается множество самостоятельных «культур», все эти «культуры» различным образом передвигаются и перемешиваются, но тем не менее все построение выглядит исключительно статично и безжизненно. Реальные исторические связи и настоящая культурная преемственность остаются или неотмеченными или непонятыми.

Западная Украина была заселена человеком с глубокой древности. Здесь, на этой территории, он пережил и среднюю и высшую ступени дикости (о них свидетельствует серия верхнепалеолитических и множество мезолитических местонахождений) и дожил до второй важнейшей стадии в развитии первобытного общества — стадии варварства, стадии производящего хозяйства. Ранний неолит в Западной Украине представлен множеством своеобразных кремневых орудий — «макролитов», широко известных в археологии. 2 В это ранненеолитическое время, от VIII до IV тысячелетия до н. э., набор основных орудий производства на громадной территории от берегов Атлантического океана до Верхнего Поволжья и от Скандинавии до Балкан дает поразительно единообразную картину.

Распространение всех этих крупных рубящих орудий объясняется прежде всего потребностями устанавливающегося в эту эпоху оседло-рыболовческого хозяйства. Ранненеолитические рыболовы еще продолжают жить на тех же самых дюнах речных долин, где кочевали их непосредственные предшественники — охотники и рыболовы тарденуазского времени. Однако многие племена, населяющие, напр., Волынско-Подольскую возвышенность, мало-помалу начинают покидать свои традиционные места поселений и из песчаных речных долин переселяются на лёссово-черноземное плато. В этих новых ландшафтных условиях обнаружены многочисленные находки ранненеолитических макролитов в Подольской области (Поднестровье) и в Полесье. 3 К чему же приводит эта повсюду наблюдающаяся перемена мест поселений в ранненеолитическую эпоху? Об этом лучше всего рассказывает одно поселение, раскопанное на Бабьей Горце близ Ивановиц в бассейне р. Пилицы. 4 Весь комплекс кремневых орудий из названного поселения имеет выраженный макролитический характер. Особое распространение здесь получают асимметричные каменные орудия, теперь использующиеся уже в качестве наконечников деревянных мотыг — орудий для разрыхления земли. И действительно, мы имеем здесь дело с древнейшим земледельческим поселением — об этом говорят также и находки каменных зернотерок и даже само залегание культурных остатков в лёссовом грунте. В эту пору «появляются начатки полировки и сверления каменных изделий. На основе земледельческой оседлости развивается гончарное искусство. Обломки глиняных сосудов, найденные на Бабьей Горце, принадлежат к определенному и хорошо известному керамическому типу — к так наз. ленточной керамике. Все эти любопытные сочетания рассказывают о том, как ранненеолитическое население постепенно переходит к производящему хозяйству, осваивает плодородные, пригодные для самого примитивного земледелия лёссовые почвы и вместе с тем переходит к изготовлению посуды из обожженной глины. Этот процесс закономерно осуществляется в бассейнах верхнего и среднего Дуная, среднего Рейна, Эльбы, Одера, Вислы, Днестра — всюду, где распространяется так наз. культура ленточной керамики.

Мы, следовательно, можем отметить известное разнообразие в топографии ранненеолитических поселений. В одних случаях они поднимаются на плато, и в этих новых условиях развивается примитивное земледелие. В других же случаях ранненеолитические поселения попрежнему остаются связанными с дюнами речной долины и опускаются даже еще ниже — в самую пойменную низину. В последнем случае по-иному происходит переход от раннего к развитому неолиту, ибо в основе его лежит не примитивное земледелие, а постепенно укрепляющееся оседлое рыболовство. Появляющаяся глиняная посуда имеет признаки так наз. ямочно-гребенчатой керамики, широко распространенной по всей лесной полосе нашего Союза. Неолитические поселения этого типа устанавливаются и на территории Западной Украины, преимущественно в ее северной части, на дюнах нижнего и среднего Буга и Припяти со всеми ее притоками и далее на север, на территории Западной Белоруссии. 5

Следовательно, мы имеем возможность проследить два основных пути возникновения неолитической культуры. Один из этих вариантов, связанный с развитием рыболовства, в представлениях польских археологов превращается в миграцию из Прибалтики и Средней России, а второй оказывается переселением земледельческих придунайских племен в области Вислы, Сана и Днестра. На самом же деле одни ранненеолитические племена покидают свои прежние места обитания и, осваивая земледелие, поднимаются на лёссовые плато, где складывается так наз. культура ленточной керамики. Другие остаются в речных долинах и развивают рыболовческое хозяйство и культуру ямочно-гребенчатой керамики.

До самого последнего времени местонахождения типа так наз. культуры ленточной керамики на территории Западной Украины известны были в немногих пунктах: в области Сана, у Колодницы близ Стрыя, у Букивни близ Тлумача и у Торски близ Залещиков. 6 Совсем недавно (1937—1938) целая группа поселений этого типа была открыта в Луцком уезде. 7 Эти земледельческие общины, вероятно, непосредственно соприкасались с рыболовческими племенами лесного неолита.

На значительной части территории Западной Украины в III тысячелетии до н. э. существовали древнейшие в Европе земледельческие общества с керамикой, орнаментированной спиральными лентами из нарезных линий. Этот факт ставит перед советской археологией новый и важный вопрос о соотношении между культурой ленточной керамики
и так наз. трипольской культурой, широко распространенной на Правобережной Украине, в Киевской, Житомирской, Винницкой, Подольской и Одесской областях и Молдавской АССР. Трипольские поселения встречаются на территории Западной Украины, преимущественно в ее юго-восточной части, причем в настоящее время здесь насчитывается около 100 местонахождений этого типа. 8 Впрочем, уже давно известен один расписной сосуд из Соколя над Бугом. В 1936 г. появилось интересное сообщение об открытии следов поселения трипольского типа на
Волыни в Дубенском уезде, 9 что вполне согласуется с границами распространения трипольской культуры в Житомирской области УССР. Иными словами, на территории Западной Украины распространение так наз. культуры ленточной керамики и распространение поселений трипольского типа на довольно значительном пространстве совпадают друг с другом, но первая прослеживается затем дальше на запад, а вторые далее на восток, вплоть до Днепра.

Рис. 1. Поселение "культуры ленточной керамики" на Куявах (реконструкция).

Рис. 1. Поселение «культуры ленточной керамики» на Куявах (реконструкция).

Польские археологи, как известно, ведут трипольский комплекс из Передней Азии и поэтому полностью игнорируют черты глубокой общности, существующие между ним и так наз. культурой ленточной керамики. В основе этой общности лежит значительное сходство систем хозяйства — примитивное земледелие с возделыванием пшеницы и, может быть, ржи, 10 как ведущая отрасль производства, начинающееся скотоводство и на более или менее второстепенном положении охота и рыболовство. В соответствии с этим в поселениях с ленточной керамикой всегда выступает в качестве важнейшего орудия труда асимметричное колодкообразное или плоское мотыговидное орудие из сланца и сравнительно редки, а иногда и вовсе отсутствуют кремневые толоры. Эти же самые признаки характеризуют и комплексы орудий труда из всех трипольских местонахождений, за исключением наиболее поздних.

В поселениях с ленточной керамикой люди обитали в жилищах, значительная часть которых была углублена в землю. Поселения состояли из множества беспорядочно расположенных жилых, очажных и амбарных ям округлых или совсем неправильных очертаний. 11 Ямы эти часто соединялись друг с другом, образуя обширные комплексы. Один такой комплекс был полностью вскрыт в поселении на горе Клин у Ивановиц. Он имел около 14 м длины и 5—6 м ширины 12 и представлял собой один большой длинный дом, состоящий из нескольких камер с отдельными очагами в каждой. Часть подобного сооружения была раскопана и у Торски близ Залещиков, недалеко от места впадения Збруча в Днестр. За последние годы при раскопках поселения с ленточной керамикой на Куявах (Влоцлавский уезд на Висле) были открыты остатки больших наземных сооружений — настоящих „длинных домов” в среднем 23, а максимально 40 м длины и до 6 м ширины (рис. 1). Таких огромных зданий, одновременно являвшихся и многосемейными родовыми жилищами и постройками разнообразного хозяйственного назначения, в поселке было не менее 50 или даже 60. 13 Эти любопытные сооружения, вместе с многими другими частично углубленными в землю или наземными большими домами, известными и далее на запад в поселениях с ленточной керамикой, отражают основную тенденцию развития домостроительства в неолитических земледельческих обществах.

Рис. 2. Керамика иэ Бильче-Злоге. 1, 2, 3 — нижний горизонт; 4, 5, 6 — верхний горизонт.

Рис. 2. Керамика иэ Бильче-Злоге. 1, 2, 3 — нижний горизонт; 4, 5, 6 — верхний горизонт.

Такие же большие, многосемейные и многоочажные прямоугольные дома, но со стенами, обмазанными глиной, и с обожженным глиняным полом представляют собой детально изученные советской археологией 14 жилые сооружения трипольской культуры, остатки которых обычно называются „площадками”. Трипольское домостроительство и в его исходных формах и в дальнейшем его развитии обнаруживает черты глубокого, принципиального сходства с домостроительством так наз. культуры ленточной керамики.

А как обстоит дело с самой керамикой, как известно, считающейся в археологии наиболее чутким показателем хронологических и племенных взаимоотношений? Что представляет собой наиболее ранняя в Западной Украине трипольская керамика? Почти полному забвению преданы были любопытные результаты раскопок Оссовского в 1892 г. в одном из пунктов у Бильче-Злоте Борщовского уезда. А между тем, здесь были установлены два культурных горизонта, отделенные друг от друга стерильным слоем в метр толщиной (рис. 2). 15 Керамика нижнего горизонта отличалась от керамики верхнего и отвечала наиболее ранней фазе в развитии трипольской культуры на территории Западной Украины. Это были сосуды округлых очертаний, орнаментированные росписью в несколько красок. Подобные сосуды были встречены у Городнйцы под Городенкой, 16 затем, напр., в Кадиевцах Подольской области и далее на восток в поселениях, отнесенных Хвойко к так наз. „культуре А“. В Западной Украине в одном из поселений у Незвишки под Городенкой, расположенном на второй террасе и по своему стратиграфическому положению являющемся здесь наиболее ранним памятником трипольской культуры, вместе с расписными сосудами найдены керамические фрагменты, орнаментированные спиральными лентами из нарезных линий и поразительно напоминающие произведения ленточной керамики. 17 Керамика „культуры А” представляет собой такое же закономерное и естественное усовершенствование ленточной керамики, как и моравская расписная керамика или как, напр., известный Бутмирский (Югославия) керамический комплекс, с сосудами, близко напоминающими грушевидные урны среднего Поднепровья. Мы, следовательно, приходим к выводу, важному для понимания происхождения и сущности „триполья“. Примитивно-земледельческие племена, выделывавшие так наз. ленточную керамику, населяли за три-две с половиной тысячи лет до н. э. огромное пространство от Марны до Днепра. Но в бассейне Днестра и Днепра из всей массы этого стадиально однородного населения выделялась группа племен со своеобразной и несколько более развитой культурой. У этих племен раньше, чем у других, появились большие наземные прямоугольные постройки, относительно совершенная керамика, первые предметы из меди. Так возникла на территории Восточной и Западной Украины так наз. трипольская культура и вместе с тем установилось глубокое культурное единство между этими областями уже во II тысячелетии до н. э. Это культурное единство с тех пор только укреплялось и не прерывалось никогда.

Изучение западноукраинского „триполья“ еще раз показывает полную несостоятельность всех попыток сохранить относительно хронологическую схему Хвойко. Стратиграфия Бильче-Злоте вполне соответствует стратиграфии Кукутен и некоторых других трипольских местонахождений в Румынии. „Культура В“ (по Хвойко), в широком смысле этого слова, представленная на Западной Украине поселениями типа верхнего горизонта пещеры Бильче-Злоте или Кошиловцев, 18 «отвечает и здесь более поздней фазе в развитии трипольских племен. Недаром же в бильчезлотенской пещере были найдены: четырехгранное медное шило, бронзовый кинжал в виде ивового листа, серповидный бронзовый нож и две бронзовых бусины. В Кошиловцах же вместе с двумя бронзовыми шильями, бусиной из бронзовой пластинки, костяным кинжалом, явно имитирующим металлический, встречена была небольшая серебряная спиралька.

Вполне естественно, если в подобных наиболее поздних трипольских местонахождениях меняются и формы домостроительства. Постепенно исчезают многоочажные и многосемейные большие родовые жилища. В одном из наиболее поздних поселений у Незвишки над Днестром 19 были открыты остатки небольшого прямоугольного строения на столбах, так наз. „мегарона», с входной частью, резко отделенной от очажной. А у Бучача все поселение состояло из небольших одноочажных ква¬дратных землянок. Наконец, позднетрипольские землянки были открыты в 1936 г. у Карнича близ Коломеа. 20 Найденная там керамика уже не имела следов росписи. На Украине постепенное исчезновение свое¬образного трипольского домостроительства и распространение наземных или частично углубленных в землю построек нового типа шло рука об руку с радикальным изменением всего характера материальной куль¬туры и, в частности, с исчезновением трипольских керамических типов и появлением новой керамики. Об этом говорят поселения на Киевских высотах, у Городска под Житомиром, у Евминки под Острогом, у Усатова под Одессой, и находки из верхних слоев Кукутен. 21 В позднетрипольском поселении у Зеленчи Трембовльского уезда 22 или в Кошиловцах вместе с расписной керамикой уже встречаются керамические фрагменты, орнаментированные оттисками различных штампов и, между прочим, веревочки. Некоторое время спустя эта веревочная или шнуровая керамика станет уже безусловно господствующей, и от специфической трипольской керамики, как и от всей трипольской культуры, останутся только еле уловимые пережитки.

Мы подошли к одному из сложнейших вопросов европейской археологии. Каковы были исторические судьбы земледельческих племен, оставивших произведения так наз. ленточной керамики? Археология Западной Украины даА возможность ответить на этот вопрос. Проследим прежде всего исторические судьбы тех земледельческих обществ так наз. культуры ленточной керамики, которые не вошли в группу трипольских племен и, следовательно, занимали западную половину интересующей нас области. Эти общества не оставались неизменными, а в своем развитии трансформировались в так наз. иордансмюльскую культуру, распространенную по нижней Эльбе, Одеру и Висле. 23 В польской археологической литературе, однако, эти и близкие иордансмюльскому типу культурные комплексы получили особые названия — культур „радиальной керамики» и „малопольской». 24 Среди многих других новых керамических форм в этих комплексах появляются особые „кубки с воронковидным краем» и „фляги с воротником». Для польских археологов это является бесспорным показателем миграции племен малопольской куль¬туры из Дании до Западной Украины. А между тем эти же самые кубки и фляги повсеместно выступают в комплексах, безусловно относящихся к позднейшей фазе развития культуры ленточной керамики. 25

В то время как в восточной части Западной Украины выделялись и развивались трипольские племена, на западе этой территории примитивно-земледельческие общества, характеризующиеся ленточной керамикой, в свою очередь переходили на новый исторический этап и в связи с этим менялась вся их материальная культура и, в частности, керамика.

Важнейшим фактом для этой исторической фазы является исчез¬новение постоянной связи поселений с плодородными лёссовыми плато. Поселения снова спускаются в речную долину и располагаются на дюнах нижних террас. Но уже не охота и не рыболовство, как раньше, а ско¬товодство, вызвавшее острую потребность в пастбищах, вынуждало первобытные племена осваивать заливные луга речных долин. Они перегоняли свои стада от пастбища к пастбищу, делая временные оста-новки на дюнах и сохраняя в качестве исходных баз постоянные земле¬дельческие поселения на плато. Именно поэтому так наз. „малопольская» культура представлена, с одной^стороны, скоплениями соответствующих культурных остатков на дюнах, а с другой — поселениями на плато с небольшими одноочажными жилищами, частично углубленными в землю. 26 Любопытно, что для этих постоянных поселений теперь преимуще¬ственно выбираются возвышенности с крутыми склонами, со всех сторон защищенные водными протоками и оврагами. Из многочисленных место¬нахождений этого типа в области верхнего Буга особое внимание заслуживает поселение у Грцибовице Мале под Львовом. Это древнейшее городище Украины было окружено искусственным валом.

Перед нами совершенно новая картина. Все увеличивающееся значение скотоводства привело к определенному изменению образа жизни. Систематически, но кратковременно посещаемые пастбища речных долин сочетаются с постоянными, надежно защищенными земледельческими поселениями на возвышенностях. Исчезают большие многосемейные и многоочажные родовые жилища. Меняется вся культура, а вместе с ней и керамика. „Малопольский“ керамический комплекс, первоначально выступающий вместе с поздней ленточной керамикой, постепенно оттесняет ее, и на основе этого складывается ряд новых керамических типов.

В польской археологической литературе каждый из них отвечает особой культуре и особой миграционной волне. Но при таком понима¬нии керамика воронковидных кубков, керамика шаровидных амфор или шнуровая керамика — все это только искусственные абстракции. В дей¬ствительности они почти никогда не встречаются в чистом виде, обычно сосуществуя друг с другом и с поздней ленточной и трипольской кера¬микой. Известные исследования у Злоте и в других местах нижнего Повисленья 27 показали, что в поздненеолитическое время здесь у одних и тех же племен одновременно использовались и сосуды поздней лен¬точной керамики, и воронковидные кубки, и шаровидные амфоры, и образцы шнуровой керамики. Правда, степень смешения всех этих керамических типов в различных местах была далеко не одинаковой.

Из массы варварских земледельческих племен с так наз. культурой ленточной керамики выделялись скотоводческие племена, осваивающие заливные луга речных долин и примыкающие к ним дюны. У этих племен развивались новые приемы гончарного искусства: в одних случаях преимущественно керамика шаровидных амфор, в других — шнуровая керамика, в третьих же — различное их смешение. Таким образом раз¬личие керамических типов не может быть следствием бесчисленных миграций, конструируемых польскими археологами. Является ли, напр., присутствие шаровидной амфоры в поселениях Западной Украины непременным показателем миграции из Ютландского полуострова? Уже отмечены многочисленные факты сосуществования у одних и тех же пле¬мен шаровидных амфор вместе с образцами „малопольской“ и поздней ленточной керамики. Большой интерес представляет, напр., одна шаро¬видная амфора из Ивно (Познань), покрытая ленточной орнаментацией. 28 Еще интереснее целая серия сосудов, закономерно появляющихся в позд¬них трипольских поселениях, — это настоящие шаровидные амфоры, покрытые расписной орнаментацией. Это устанавливается и в Кошиловцах и в Бучаче. Расписные шаровидные амфоры известны из Со- каля над Бугом 29 и из Городска над Тетеревым. Близкие формы дают поздние трипольские курганы Одесской области и Молдавской АССР. Подобные же изменения керамических форм закономерно прослежи¬ваются у конных овцеводов Усатовского поселения под Одессой. 30

Сама керамика шаровидных амфор и вся связанная с ней культура является закономерным результатом дальнейшего развития примитивно-земледельческих племен, в восточной части Западней Украины трипольских, а в западной — племен с „малопольской» и поздней ленточной керамикой.

Крайне интересно поэтому установить, что представляют собой поселения этого нового культурно-племенного образования. Чаще всего следы поселений этого времени встречаются на дюнах речных долин. Дюны, временно покинутые в условиях господства примитивно-земледельческого хозяйства, сейчас снова привлекают первобытное население, прежде всего прилегающими к ним заливными пастбинами-лугами. В этого рода поселениях на дюнах Буга и других рек Западной Украины найдено множество технически совершенных кремневых орудий: „кривых ножей“, наконечников стрел и копий, кинжалов и топоров. 31 Население их оставило, кроме того, множество встречающихся по всей Западной Украине могильных сооружений в виде каменных ящиков. Каменные ящики являлись семейными усыпальницами. Во многих случаях при раскопках можно было выделить одно основное захоронение и несколько дополнительных и второстепенных. 32 В одной такой могиле у Чарнокинцев близ Гусятина было встречено три скелета: один из них, лежавший на спине с подогнутыми ногами, занимал большую часть могилы, а два других, скорченных, скелета были сдвинуты в противоположный ее конец. 33 В одной подобной могиле у Заставе близ Тарнополя 34 была определена половая принадлежность скелетов — один, централь¬ный, был мужским, два других — женскими. Совершенно такие же ка¬менные ящики, известные в Подольской и Житомирской областях, как и одновременные им усатовские курганы, еще выразительнее говорят о том, что наблюдаемые хозяйственные сдвиги не проходят бесследно и дАя семейно-родовых отношений. То радикальное изменение материальной культуры, которое выражает переход от так наз. культуры ленточной керамики и трипольской к новым культурно-племенным образо¬ваниям, связанным с керамикой „малопольской», шаровидных амфор или шнуровой, является археологическим отражением одной из решающих в человеческой истории революций — перехода от матриархата к патриар¬хальным отношениям.

Остается рассмотреть вопрос о так наз. культуре шнуровой кера¬мики. Нам известно уже, что в позднетрипольских поселениях, как, напр., Кошиловцы, Городск или Усатово, где столь ясно прослеживается появление шаровидных амфор, выступают все увеличивающиеся в своем значении произведения шнуровой керамики. Нам известно также, что в поселении у Злоте, на горе Клин и в других местах нижнего Повисленья сосуды шнуровой керамики встречаются не только вместе с шаровидными амфорами, но и вместе с образцами „малопольской» и поздней ленточной керамики. На Западной Украине в некоторых каменных ящиках тоже гстречены шаровидные амфоры или другие сосуды с веревочным орнаментом, 35 а в курганах, характерных для культуры шнуро¬вой керамики, — шаровидные амфоры. 36 Аналогичное смешение наблю-дается в формах могильного устройства, погребальных обрядах и т. п. Все это разнообразие отвечает естественным различиям в культуре целого ряда скотоводческих племен, выделяющихся в это время из осталь¬ной массы варваров. Местонахождения так наз. культуры шнуровой керамики встречаются и на дюнах, 37 там, где были временные лагери скотоводов, и на плато, там, где были их постоянные поселения. Такие поселения теперь стали известны у Гродка под Ровно и в различных пунктах Луцкого уезда. 38 Особенно интересно поселение, раскопанное в 1938 г. на Полесье в Майдане Моквинском Костопольского уезда. 39 Поселение было расположено на небольшом островке посреди болот. Оно, очевидно, состояло из небольших (7 м длины и 3—6 м ширины) наземных строений на столбах, с одним очагом в центре каждого из них (рис. 3). Керамика, найденная там, ближайшим образом напоминала шнуровую керамику из поздыетрипольских поселений у Городска или на Киевских высотах. В других поселениях со шнуровой керамикой на Западной Украине (напр, у Гродка на Волыни) были открыты жилища, более или менее значительная часть которых была углублена в землю.

Рис. 3. Плав дома на Майдане Моквинском („культура шнуровой керамики"). 1 — углубления от столбов; 2 — очаг.

Рис. 3. Плав дома на Майдане Моквинском („культура шнуровой керамики»).
1 — углубления от столбов; 2 — очаг.

Скотоводческие племена, изготовлявшие шаровидные амфоры или сосуды шнуровой или „малопольской» керамики, не только не покинули своих насижекных мест, но расселились далее на север и на восток, осваивая прежде почти никем не заселенные территории. Так появились племена „малопольской» культуры в области Камень-Коширского, Брест- Литовска и Белостока (Вельска, Остроленки и Ломжи). 40 Еще шире рас¬пространились племена шнуровой керамики — они дошли до Виленской области и до Брянска на севере и перешли Днепр на востоке.

В первой половине II тысячелетия дон. э. культура первобытных племен на территории Западной Украины принимает более однородный характер. Культура эпохи ранней бронзы является зде:ь результатом дальнейшего развития скотоводческо-земледельческих, патриархальных племен, характеризуемых шнуровой керамикой. Она представлена различными могильными памятниками, причем на ряду с курганами здесь встречаются плоские грунтовые могилы и даже каменные ящики и наряду с трупопсложением — трупосожжение.

На значительной территории от Луцка на севере, до Перемышля на западе и до Городенка на востоке, в этих могилах встречаются различные сосуды, чаще всего покрытые шнуровым орнаментом, и различные предметы из металла. 41 Среди них полный набор типичных для первого (унетицкого) периода бронзы украшений (кольца, браслеты серьги, бусины, бляхи), главным образом из бронзы, а иногда олова и золота. При раскопках в Белом Потоке Чортковского уезда было установлено, что могилы подобного типа разрушили прежде существо¬вавшее на этом месте трипольское поселение. 42 Это снова подтверждает наше понимание хронологических соотношений различных культурных комплексов на территории Западной Украины.

В эпоху ранней бронзы постепенно исчезает первобытная изолированность и культурная пестрота отдельных племенных групп, и на обширных территориях устанавливаются значительные культурно-этнографические единства. И прежде всего очевидная культурная общность прослеживается на обширной территории Поднепровья, Поднестровья и Повисленья, там, где распространяется эта культура поздней шнуровой керамики.

Решение сложных вопросов об этногенезе на этих древнейших русско-славянских территориях, с нашей точки зрения, невозможно без учета отмеченных этапов этногенического процесса.

К содержанию 3-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Зопиклон — это снотворное, употребляемое для борьбы с бессонницей. Лекарство восстанавливает передачу нейротрансмиттера ГАМК в центральную нервную систему. Зопиклон является седативным средством и распространяется в качестве снотворного препарата. Зопиклон успокаивает и нормализует работу нервной системы.

Notes:

  1. Ср. напр.: W. Antoniewicz. Archeologia Polski. Warszawa, 1928, стр. 35—75.
  2. L. Kostowski. L’époque mésolithique en Pologne. L’Anthropologie, T. 36, 1926.
  3. E. Ю. Кричевский. Ранний неолит и происхождение трипольской культуры (печатается в „Трудах Института археологии АН УССР”).
  4. L. Koslowski. Siedziba neolityczna па Babiej Gorze w Jwanowicach, pow_ Miechowski, gub. Kielecka. Swiatowit, XI, 1913.
  5. L. Kosiowski. Stan i zadania badan nad epoka kamienna w Polsce. Wiado- mosci archeologiczne, VII, 1922, стр. 18.
  6. W. Antoniewicz. Z badan archeologicznych u gornem dorzeczu Dniestru Wiadomosci archeologiczn?, VI, 1921, стр. 79—91.
  7. J. Fitzke. Nowe wykopaliska. Z otchtani wiekow, XII. вып. 6 и 11—12, 1937.— См. статью Z. Le ski в ,,Z otchtani wiekow“ (XIII, вып. 1—2, 1938). — Fitzke. Tego- roczne badania archeologiczne na Wotyniu, там же, XIII, вып. 9—10, 1938.
  8. Т. Sulimirski. bcrawozdanie dzialnosci twowskiego osrodka prehistoricznego. Z otchlani wiekow, X. вып. 2 1935.
  9. J. Fitzke. Nowe wykopaliska. Z otchlani wie’ ow, XI, вып. 8—9, 1936.
  10. L. Kosfowski. Mtodsza epjka kambnna. 1924, стр. 52.
  11. J. Kostrezewskie. Etat actuel des recherches sur l’architecture préhistorique en Pologne et dans les pays limitrophes. Inst. Intern. d’Anthr., 2-me Sess., Prague, 1924, стр. 342.
  12. L. Коsfоwski. Mtodsza epoka…, стр. 46 и табл. X, 1.
  13. S. Мadajski. Czym bylу wielkie budowe z mtodszei epoki kamiennsj, odkryte w brzesciu Kujawskim. Z otchlani wiekow, XIII, вып. 1—2, 1938; см. там же, Xil, вып. 7—8 и 11—12, 1937; XI, вып. 10—11, 1936.
  14. Т. С. Пассек. Исследования трипольской культуры в УССР за 20 лет. Вести, древн. ист., № 1 (2), 1938. — Е. Ю. Кричевский. Раскопки на Коломищине и проблема „Трипольских площадок» (печатается в „Трудах Института археологии АН УССР»). — Он же. Трипольские площадки (печатается в „Советской археологии», № 6).
  15. G. Оssоwski. Sprawozdanie czwarte z wycieczki paleo-etno oo-icznej рэ Galicyi (w r. 1892). Zbior Wiadomosci dj antropjlogii Krajowej, XVIII, 1895; ср. его же отчеты там же, (тт. XIV, 1890; XV, 1891; XVI, 1892.
  16. Ср. отчеты Kopernicki и Przybyslawski в „Zbior Wiad.» (II, 1878; III, 1879; VIII, 1884). — Przybyslawski. Rcpercoryum zabytkow przedhistor. Lwow, 1906.
  17. Richtofen. Zum Stand der Vorund Friihgeschichtsfjrschung in den west- ukra’nischen Landern. Prâhist. Zeitschr., XV, 1934, стр. 183. — T. Sulimirski. Klimat and population. Torun, 1935.
  18. К. Hadaczek. Osada pzemyslowa w Koszylowcach z epoki eneolitu. Lwow, 1914.
  19. L. Koslowski. Budowle kultury ceramiki malowanej w swietle badan przepra- wadzonych w Koszylowcach, Niezwiskach i Buczaczu. Lwo.v, 1930.
  20. J. Pasternak. Moje badania terenowe w 1936 r. Z otchlani wiekow, XII, вып. 7—8, 1937.
  21. История СССР, т. I (изд. АН СССР на правах рукописи), 1939, стр. 119—124.— Е. Ю. Кричевский. Об исчезновении трипольской культуры (печатается в сбор¬нике „Палеолит и неолит СССР», И 1МК АН СССР).
  22. W. Demetrykiewicz. Poszukivvania archeologiczne w pow. trembowelskim. Materialy Antr.-Arch., IV, 1900.
  23. G. Childe. The Danube in prehistory. Oxford, 1929, стр. 81 и 130.—E. Ю. Кричевсхий. Индогерманский вопрос, археологически разрешенный. ИГАИМК, № 100, стр. 175 и сл.
  24. J. Zurowski. Neue Ergebnisse der neolithischen Forschung im siidwestpolnischen Lossgebiet. Pràhist. Zeitschr., XXI, 1930. — Он же. Problem kultury ceramiki promie- nistej. Wiadomosci archeologiczne, XII, 1933. — L. Koslowski. Epoka kamienna na wyd- mach wschodniej czesci wyzyny matopolckiej. Lwow—Warszawa, стр. 112 и сл.
  25. К. Jazdzewsld. Kultura puharow lejkowatych w Polsce Zachodniej i Srodkowef Poznan, 1936, стр. 306—312.
  26. К. Jazdzewski. Kultura puharow lejkowatyeh w Polsce Zachodneiej i Srodkowej, Poznan, 1936, стр. 292—294.
  27. W. Antoniewicz. Eneolityczne groby szkieltowe we wsi Zlota w pow. Sandomierskim. Wiadcmosci archeologiczne, IX, вып. 3—4, 1925, стр. 192—244. — J. Zuro- w s k i. Dwa grcby Kultury Zlockiej. Ksiega Pamiatkowa kuuczczeniu 70 r. urodzin pr. W. Demetrjkiewicza. Poznan, 1930 — Ср.: Z otchlani wiekow, IV, вып. 1, 1929; Wiadomo;ci archeologiczne, X, 1929, стр. 218; IX, 1925, стр. 20—27. — L. Kosfowski. Badania archeologiczne na gorze Klin w Jwanowicach, pow. Miechowskiego. Warszawa, 1917.
  28. G. Коssina. Der Ursprung der Urfinnen und Urindogermanen und ihre Aus- breitung nach Osten. Mannus, II, 1910, рис. 1.
  29. L. Koslowski. Mtodsza epoka .,табл. XXXI, 4, 7, 72. — W. Antoniewicz. Archeologia Polski, табл. XIII, 5, 6.
  30. T. Passek. La céramique tripoiienne. 1935, табл. XVIII1, 7; XVIII2; XVIII3.
  31. Этот известный „надбужанский промысел» отвечает потребностям скотоводства и охоты. Известное усиление последней иногда сопровождает рост скотоводства.
  32. В. Janucz. Kurtura przedhistoryczna Podola Galicyjskiego. Lwow, 1914. — О н же. Туру etniczne i kulturalne w prehistoryi tialicyi. Lwow, 1911. — Он ж e. Z paleo-antro- pologii Galicyi Wsch. Warszawa, 1911.
  33. A. Кirkоr. Zbior Wiad., II, 1878; ср. также: Zbior Wiad., I, 1877; III, 1879.— А. Коhnu. С. Меhlis. Material en zur Vorgeschichte des Menschen im ostl. Europa. Jena, 1879.—L. Koslowski. Groby megalityczne na wschod od Odry. 1921.
  34. Ossowski. Zbior Wiad., XV, 1891, стр. 19—27.
  35. W. Antoniewicz. Z dziedziny archeologii ziem Polski. Swiatowit, XVII, 1936/37, стр. 406.
  36. L. Koslowski. MIodsza epoka_., табл. XXVII, 4, 9 и др. — О новейших раскопках ср.: J. В г у k. Kurhany ze szkzieletami skurczonemi w Kaczanowce w pow. Skalackim, Woj Tarnopolske, Ksiega pamiatkowa. — Он же. Badania archeologiczne w Ostapiu na Podolu. Swiatowit, XVI, 1934—1935.
  37. J. Вrук. Osady epoki kamiennej na wydmach nadbuzansldch. Wiadomosci archeo¬logiczne, IX, стр. 63—67. — Он же. Tymczasowe sprawozdanie z badan archeologicznych we Wscbodniej Malopolsce. Z otchlani wiekow, V, вып. 6, 1930.
  38. J. Sawicka. Sprawozdanie z badan archeologicznych wykonanych w lecie 1926 r. na Wolyniu. Przeglad archeologiczny, т. Ill, 1927, стр. 206—207. — Ср.: Z otchlani wiekow, 1, вып. 1—2, 1926; XIII, вып. 9—10, 1938. — S. Podkowinska. Wykopaliska w Strzy- zowe przeprowadzone w lecie 1935 r. Z otchlani wiekow, XI, вып. 6—7 и 12, 1936.
  39. T. Sulimirsкi. О polskiej praojczyznie slowian. Z otchlani wiekow, XIV, вып. 3—4, 1939.
  40. К. Jazdzewski. Kultura puharow lejkowatych w Polsce Zachodniej i Srodkowej. Poznan, 1936, стр. 450.
  41. Я. Пастернак. Перша бронзова доба в Галичиш в свт нових розкопок. ОТТ. из „Записки Наукового Товариства, 1мъени Шевченка» (т. CLII, вып. II, 1933). — Он же. Moje badanie terenowe w 1935 г. Z otchlani wiekow, XI, вып. 10—11, 1936. — Он же. Moje badanie terenowe w 1936 r. Z otchlani wiekow, XII, вып. 7—8, 1937.
  42. J. Kostrzewski. Groby eneolityczne z skurczonemi szkieletami w Bialym Potoku (w pow. czortkowskim). Przeylad archeologiczny; III, 1925.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика