Краснов Ю.А. Раскопки на Успенском городище в 1961-1962 гг.

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В 1961—1962 гг. продолжались раскопки на Успенском городище в. Звенигородском районе Московской области, начатые в 1954 г. А. В. Успенской 1 и продолженные в 1959 г. автором 2.

Были заложены три раскопа: № 1 площадью 36 кв. м в центральной части городища (примыкал к обрыву разрабатывающегося здесь песчаного карьера), № 2 площадью 50 кв. м в северо-западной части городища, у его края, и № 3, у края обрыва южнее раскопа № 1, где видны были остатки гончарного горна. Площадь этого раскопа составляла 10 кв. м. Кроме того, была произведена зачистка края обрыва на пологой южной части холма, где прослежено устройство оборонительной системы поселения 3.

Культурный слой городища мощностью до 2,5 м до глубины 1 —1,5 м значительно нарушен могильными ямами кладбища XV—XVII вв. Ненарушенная стратиграфия прослежена лишь в части раскопа № 1 и кое-где в обрыве карьера. Городище имеет два культурных напластования — славянский слой X—XII вв. толщиной 0,3—0,7 м и значительно более мощный слой дьяковского времени. Стерильной прослойки между славянским и дьяковским слоями не прослежено даже на участках с ненарушенной стратиграфией.

В культурном слое дьяковского времени на разных глубинах обнаружены следы шести жилых сооружений 4. Одно из них прослежено в виде развала примитивной печи-каменки, вокруг которого группировались находки керамики и медные окислы и шлаки (возможно, следы меднолитейного производства), остальные — в виде остатков глинобитных полов (из глины с растительными примесями, возможно, соломы) с целыми или полуразрушенными открытыми очагами. Глинобитные полы, как правило, оказались сильно разрушенными еще в древности, вероятно, при выравнивании площадки после разрушения жилищ. Наиболее ясное представление о жилищах Успенского городища дают остатки построек № 5 (раскоп № 1) и № 9 (раскоп*№ 2). Жилище № 5, вскрытое частично, имело прямоугольную форму, ширина его 4,7 м. Толщина глиняной обмазки пола составляла 0,15—0,20 м. Открытый очаг из камней располагался на возвышении из глины. В глинобитном полу прослежены отпечатки столбов диаметром около 0,15—0,20 м, расположенных попарно. По-видимому, эти столбы поддерживали кровлю жилища. На полу жилища найдены керамика, два грузика «дьякова типа» и несколько сильно деформированных железных предметов. Жилище, очевидно, погибло во время пожара. Жилище № 8 было раскрыто целиком. Оно было также прямоугольным, размеры — 4,23 X 3,4 м, пол глинобитный. Судя по наличию глинобитной ступени, пол был углублен примерно на 0,4 м. Кровля поддерживалась тремя столбами, сдвоенные и строенные отпечатки которых отмечены в глиняной обмазке пола (по-видимому, столбы время от времени заменялись). Почти в центре жилища, несколько ближе к входу, располагался очаг в особом углублении пола. Прослежены отпечатки еще нескольких столбов небольшого диаметра, конструктивное назначение которых не совсем ясно: возможно, они поддерживали деревянные нары. Выше пола примерно на 0,4—0,5 м отмечены следы древесного тлена, идущие параллельно краям пола и ступени. Возможно, это следы бревен сруба и тамбура жилища. Исследование структуры глиняной обмазки пола показало, что он неоднократно подмазывался. На полу жилища № 9 найдены два костяных наконечника стрел, две костяные проколки и игла, грузик «дьякова типа», массивный терочник и обломки нижнего камня зернотерки, а также обломки посуды с сетчатым орнаментом.

Жилища можно реконструировать как несколько углубленные в землю, с двускатной кровлей, опиравшейся на опорные столбы внутри, с открытым очагом, расположенным в углублении или, наоборот, на возвышении. Исследованные жилища Успенского городища позволяют проследить их изменения во времени. Древнейший тип жилища — округлая полуземлянка, обнаруженная при раскопках 1959 г. Затем появляются и длительное время существуют описанные выше прямоугольные жилища с глинобитными полами и открытыми очагами. Позднее появляются жилища с земляными полами и печами-каменками.

Богатый и разнообразный керамический материал Успенского городища уже описан по раскопкам 1959 г. Данные раскопок 1961 —1962 гг. подтвердили классификацию и относительную хронологию ведущих керамических типов, данную ранее 5.

Большую группу находок в дьяковских слоях Успенского городища составляют изделия из кости и рога. Это различные острия, служившие в качестве шильев и для вязания сетей и плетения, (рис. 35, 1—2). Многочисленны иглы для шитья. Некоторые снабжены ушком, у других — вырез для привязывания нити. Имеются костяные булавки с прямоугольной, округлой или фигурной головкой, иногда с отверстием (рис. 35, 10). Подобные предметы широко распространены на поселениях конца I тыс. до н. э. и первых веков нашей эры в волго-окском междуречье и в долине р. Оки. Многочисленны костяные наконечники копий, отличающиеся друг от друга как строением острия, так и устройством насада (рис. 35, 3—8). Длина их достигает 15—17 см. Один из наконечников орнаментирован (рис. 35, 7). Разнообразны костяные наконечники стрел (рис. 35, 11—17).

Представляет интерес обломок костяной поделки в виде головы птицы как образец миниатюрной скульптуры дьяковского времени (рис. 35, 18). Несмотря на схематичность, живо передан характерный изгиб клюва, не оставляющий сомнения в том, что перед нами хищная птица. Фигурка, по-видимому, нашивалась на одежду, так как одна сторона ее плоская. Из кости изготовлялись разнообразные рукояти (рис. 35, 9), из ребер и лопаток крупных животных — тупики. Встречены подвески из просверленных кабаньих клыков. О широком распространении костяных изделий и о их местном производстве говорят многочисленные отходы костерезного производства и неоконченные обработкой орудия.

Рис. 35. Костяные предметы из раскопок Успенского городища 1—2 — острия; 3—8 — наконечники копий; 9 — рукоять; 11—17 - наконечники стрел; 18 — фрагментированное изображение птицы

Рис. 35. Костяные предметы из раскопок Успенского городища 1—2 — острия; 3—8 — наконечники копий; 9 — рукоять; 11—17 — наконечники стрел; 18 — фрагментированное изображение птицы

Среди изделий из железа наиболее многочисленны ножи с горбатой спинкой (рис. 36, 2). Найдено несколько однотипных шильев с округлым у концов и прямоугольным в середине поперечным сечением. Интересен серп, небольшой по размерам, слабо изогнутый (рис. 36, 1). Длина его основания составляет 13 см. Серп соединялся с рукоятью при помощи отогнутого черешка. Подобные серпы на Троицком городище встречены в верхнем горизонте второго слоя и датируются IV—VI вв. н. э. 6 В комплексе с сетчатой керамикой найдены обломки железных браслетов (рис. 36, 5) и гривны. Браслеты имели округлое поперечное сечение, гривна — округлое по краям и квадратное в середине. Внутренний диаметр браслетов — 6—7 см, гривны — около 18 см. Найдены булавки с загнутой в виде петли головкой (рис. 36, 3). Единственный железный наконечник стрелы принадлежит к типу двушипных (рис. 36, 6). Найдена одна железная пряжка (рис. 36, 4). Все описанные железные предметы широко распространены на северо-востоке Европы и имеют весьма широкую дату.

Рис. 36. Изделия из железа, меди и бронзы Успенского городища. 1 — серп; 2 — нож; 3 — булавка; 4 — пряжка; 5 — фрагмент браслета; 6 — наконечник стрелы; 7 — фрагмент височного кольца; 8—9 — умбоновидные подвески; 10—12 — шумящие украшения; 13—14 — детали поясного набора (1—б — железо; 7—14 — медь и бронза)

Рис. 36. Изделия из железа, меди и бронзы Успенского городища. 1 — серп; 2 — нож; 3 — булавка; 4 — пряжка; 5 — фрагмент браслета; 6 — наконечник стрелы; 7 — фрагмент височного кольца; 8—9 — умбоновидные подвески; 10—12 — шумящие украшения; 13—14 — детали поясного набора (1—б — железо; 7—14 — медь и бронза)

Производство железа осуществлялось, по-видимому, на самом городище, о чем свидетельствуют находки в дьяковском слое железных шлаков и куска болотной железной руды.

Медные и бронзовые предметы из раскопок относительно немногочисленны. Большинство их найдено в очень плохом состоянии, сильно окислено или оплавлено. Среди них — фрагмент украшения в виде спиральной трубочки с бутылочными подвесками (рис. 36, 12). Подобные украшения имеют очень широкую дату — от середины I тыс. н. э. до XI—XII вв. 7 и характерны для финно-угоров. Найдены две умбоновидные подвески (рис. 36, 8—9). Близкие украшения характерны для Троицкого городища, где они появляются в верхнем горизонте первого слоя, по-видимому, около рубежа новой эры. Среди других медных и бронзовых предметов следует отметить трапециевидные и колоколовидные подвески, являвшиеся частями шумящих украшений (рис. 36, 10—11), булавку с пастовой головкой, части поясного набора (рис. 36, 13—14), фрагменты височных колец (рис. 36, 7). Заслуживает внимания обломок браслета, найденный в 1963 г. в осыпи. Он изготовлен из толстой медной проволоки с расплющенными в ромб концами. В украшениях древней мордвы такие браслеты датируются VII—VIII вв. н. э. 8.

Производство медных и бронзовых предметов также было знакомо обитателям городища, о чем свидетельствуют
находки медных шлаков, окислов, целых и разбитых льячек.

Из глиняных предметов найдены грузики «дьякова типа». Часть их орнаментирована. Диаметр основания грузиков 1,3—6 см, высота 2—7 см. Найдены обломок глиняной таблички с точечным орнаментом, пряслица, бусы, биконические блоки без отверстий, грузила для рыболовных сетей и другие предметы. Большой интерес представляет находка в раскопе № 2 в перекопанном слое на глубине 0,9 м глиняного шарика диаметром около 3 см с изображением человека, по-видимому, воина (рис. 37). Человек изображен по пояс, в профиль, лицом налево. На нем остроконечная шапка, за спиной лук, очевидно, в футляре, в левой руке большой круглый щит, в правой — копье. Несколько выше и правее изображена, по-видимому, голова лошади, несколько ниже и правее — лук со стрелой, направленной в про¬ивоположную от человека сторону. Рисунок прочерчен на мягкой глине каким-то очень острым предметом. В некоторых местах рисунок дан двойными линиями. После нанесения рисунка шарик был обожжен.

Следует отметить многочисленные точильные и округлые метательные камни, куранты и обломки нижних камней зернотерок.

Остеологический материал представлен костями домашних (свинья, корова, лошадь, овца или коза) и диких животных (лось, северный олень, бобр, медведь, кабан).

Следы оборонительных сооружений дьяковского поселения прослежены в обрыве в южной части городища. Они представляли собой систему невысоких (от 1 до 2 м) валов, насыпанных на пологой напольной стороне холма. Рвы между валами не делались. Первый, внутренний вал был насыпан частично на уже отложившемся культурном слое толщиной около 0,2 м. Таким образом, в самый ранний период поселение не было укреплено. На валах были сооружены деревянные стены в виде тына. В настоящее время промежутки между валами совершенно заплыли и с поверхности валы не прослеживаются.

Рис. 37. Прорись рисунка на глиняном шарике из Успенского городища (увеличено в 3 раза)

Рис. 37. Прорись рисунка на глиняном шарике из Успенского городища (увеличено в 3 раза)

Полученный материал позволяет отнести возникновение дьяковского поселения ко времени около середины I тыс. до н. э. Возможно, поселение существовало здесь непрерывно до прихода славян, т. е. до X в.

В слое славянского селища на Успенском городище, в раскопе № 1, обнаружены развалы трех глинобитных печей, принадлежавших трем разновременным жилищам. Жилище № 1 было прямоугольным, размеры 6 X X 3 м. Глинобитная печь находилась почти в центре. В жилище № 3 обнаружены следы медных окислов, обломки льячки и толстостенного тигля с ошлакованной поверхностью, два чекана, половина литейной формы из мягкого камня, обломок костяной наковаленки для ювелирных работ и сильно оплавленная, очевидно, забракованная при отливке, небольшая пятилопастная височная привеска. По-видимому, это было жилище деревенского литейщика-ювелира, являвшееся одновременно и мастерской.

В раскопе № 3 обнаружены остатки сильно разрушенного гончарного горна. От него сохранилась лишь часть пода (без устьевой части) и стенки топочной камеры на высоту 0,4 м. Судя по сохранившимся частям, горн был овальным в плане, с внутренним диаметром основания около 1 м. Под горна был сбит из глины и имел толщину 0,3—0,4 м, несколько меньшую толщину имели стенки топочной камеры. По-видимому, горн был углублен в землю и покоился на основании из толстых бревен или плах, от которых сохранились лишь древесный тлен и отпечатки на нижней стороне пода. Описываемый горн по типу приближается к горнам, открытым во Вщиже и Райковецком городище, относящимся к XII—XIII вв. 9, и горну на селище XI—XII вв. у Грехова ручья на верхней Волге 10. Горн Успенского городища — один из немногих известных в настоящее время гончарных горнов сельских поселений домонгольской Руси.

Находки в славянском слое (керамика, ножи, обломки кос-горбуш, наконечник копья, пряслица и др.) обычны для славянских селищ домонгольского времени. На основании находки золотостеклянной двучастной бусины, датирующейся концом X — началом XII в. 11, железных ножей с клиновидным сечением и широкой спинкой X — начала XII в. 12 и других предметов славянское селище на Успенском городище может быть датировано X—XII вв. На эту же дату указывают и находки из славянского слоя, сделанные в 1954 г. Судя по находкам пятилопастной височной привески и хрустальной шарообразной бусины, здесь находилась вятичская деревня.

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. А. В. Успенская. Успенское городище. КСИИМК, вып. 68, 1957.
  2. Ю. А. Краснов, И. А. Краснов. Обследование памятников дьяковской культуры в долине Москвы-реки. С А, 1963, № 1. Здесь опубликован и план городища.
  3. Раскопки были организованы Звенигородским Музеем под руководством автора. В раскопках принимали участие краеведы Н. А. Краснов и В. С. Морошкин, а также учащиеся Успенской средней школы. Дальнейшие раскопки на городище из-за разрушения его карьером невозможны.
  4. Следы двух жилых сооружений были обнаружены на городище при раскопках 1959 г. См. Ю. А. Краснов, Н. А. Краснов. Указ. соч., стр. 210—212.
  5. Ю. А. Краснов, Н. А. Краснов. Указ. соч., стр. 215—216.
  6. А. Ф. Дубинин. Результаты работ Можайской экспедиции. КСИА, вып. 94, 1963, стр. 60.
  7. Е. Н. Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья. МИА, № 94, 1961, стр. 54.
  8. А. Е. Алихова. Хронологические и племенные отличия в культуре мордвы конца I — начала II тыс. н. э. СА, 1958, стр. 72—73, рис. 1.
  9. Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948, стр. 345—346.
  10. М. В. Фехнер. Раскопки селища близ Грехова ручья. Труды ГИМ, т. 37, стр. 161.
  11. М. В. Фехнер. К вопросу об экономических связях древнерусской деревни. Труды ГИМ, т. 33, 1959, стр. 188.
  12. Б. А. Колчин. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого, МИА, № 65, 1959, стр. 48, 51.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1944 Родился Рик Эрс Фри Лики — кенийский палеоантрополог, автор многих открытий, сын Луиса Лики и Мэри Лики, муж Мив Лики.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика