Краниологический тип современных хакасов

Материалы по краниологии близкого к современности населения были собраны автором настоящей работы совместно с археологом Абаканского краеведческого музея А. Н. Липским. В летние полевые сезоны 1953, 1954 и 1956 гг. раскопками были охвачены кладбища всех этнических групп хакасов 1. Этническая принадлежность и датировка кладбищ устанавливались на основании существующей традиции. Все они относятся к концу XVIII — первой половине XIX в.

Следует отметить, что материал по кызыльцам, добытый в последний год раскопок хакасских кладбищ, не обработан до сих пор, и, следовательно, мы лишены возможности при рассмотрении вопросов этногенеза кызыльцев воспользоваться краниологическими данными. Материал по бельтырам имеет специфическое происхождение по сравнению с соматологическими данными по бельтырам, опубликованными А. И. Ярхо. Работы Л. П. Потапова показали, что население многих хакасских сеоков, занимающих территорию западных притоков верхнего Абакана, переселилось сюда с Мрас-су и имеет шорское происхождение 2. А. И. Ярхо не знал этого и включил в состав бельтыров население многих сеоков шорского происхождения 3. Краниологический материал по населению шорских сеоков был собран отдельно. Он не рассматривается здесь, так как происхождение верхнеабаканских шорцев является частным вопросом более общей проблемы происхождения шорцев вообще и не имеет непосредственного отношения к проблеме происхождения хакасов. Таким образом, находящиеся в нашем распоряжении данные по краниологии бельтыров относятся к населению сеоков собственно бельтырского происхождения.

Изучение обширных краниологических материалов по народам Сибири, произведенное Г. Ф. Дебецом, показало, что из краниологических признаков для целей классификации монголоидов Северной Азии могут послужить выступание носа, ширина носа и вертикальная профилировка лица 4. Каждая из этих особенностей фиксируется несколькими измерениями, и поэтому их определение может считаться достаточно объективным. Однако показания по двум из них — ширине носа и вертикальной профилировке лица если и могут привлекаться при суждении о месте группы в системе больших расовых делений человечества, то в ограниченной степени. Правда, общеизвестны сильная вертикальная профилировка и большая ширина носа на черепах представителей негроидной расы. Однако различия в размахе изменчивости этих признаков у монголоидных и европеоидных групп не очень определенны. Считается, что для монголоидных черепов характерны в среднем большая ширина носа и более профилированное в вертикальной плоскости лицо, чем для европеоидных 5. Однако мы имеем достаточно большое количество европеоидных групп, имеющих, во всяком случае, не меньшие величины ширины носа, чем монголоидные, выступающее в вертикальной плоскости, или, как принято называть в специальной антропологической литературе, мезогнатное лицо. В качестве примера можно сослаться на краниологический тип населения Кавказа 6 и некоторых южных групп Западной Европы 7. Таким образом, использование этих признаков при сопоставлении крупных расовых категорий вряд ли явилось бы достаточно оправданным.

Иную картину мы имеем при рассмотрении распределения некоторых других признаков, не включенных Г. Ф. Дебецом в число дифференцирующих для выделения типов второго порядка на территории Сибири.

К их числу в первую очередь относится профилировка лица в горизонтальной плоскости. Ее определение на черепах представителей самых различных расовых типов показало, что вариации углов горизонтальной профилировки вполне отчетливо различаются в европеоидных и монголоидных группах 8. Таким образом, степень уплощенности лица в горизонтальной плоскости может явиться базой для суждения о месте какой-либо группы по отношению к европеоидному и монголоидному расовым стволам. Правда, В. В. Бунак указывал на недостаточную эффективность широко применяемого в практике работ советских антропологов приема определения зигомаксиллярного угла, или, иными словами, угла горизонтальной уплощенности нижнего отдела лица 9, и предлагал заменить его соотношением размеров, близким к тому, которое было введено А. Скрейнер 10. Однако, помимо неправомерности замены одного измерения, по которому накоплен большой сравнительный материал, другим, введенным не так давно и поэтому не представленным в большинстве краниологических публикаций, и в морфологическом отношении такая замена выглядит не очень оправданной.

Попытка уменьшить роль углов горизонтальной профилировки лица как признаков высокого таксономического значения, пригодных для разграничения больших расовых категорий, была сделана В. П. Якимовым, пытавшимся показать, что некоторые группы древнего населепия Европы характеризовались такой же степенью горизонтальной уплощенности лица, как и современные сибирские монголоиды 11. Однако она не может считаться доказательной ни с фактической, ни с логической стороны 12.

На протяжении многих лет размеры лицевого скелета также считались разграничительными признаками для классических представителей европеоидной и монголоидной рас. Исследования Г. Ф. Дебеца по палеоантропологии неолита и бронзы европейской части Советского Союза, и в частности Нижнего Поволжья, ввели в научный оборот большой новый материал, который изменил эти представления 13. Оказалось, что древнее европеоидное население на некоторых территориях характеризовалось приблизительно такими же величинами скулового диаметра, какой имеют в настоящее время монголоидные группы Сибири. Из современных представителей европеоидной расы аналогичные величины имеют некоторые народности Северного Кавказа и горные группы грузин, относящиеся к так называемому кавкасионскому варианту 14. Наконец, высота лица на черепах некоторых современных европеоидных групп также близка к величинам, зафиксированным на черепах монголоидов Северной Азии. Так, высота лица у тирольцев 15 превышает аналогичный размер в серии телепгитов 16. Таким образом, кроме углов горизонтальной профилировки лица и признаков, определяющих степень выступания носа, мы не имеем критериев для безоговорочного отделения монголоидных групп от европеоидпых. Эти признаки будут использованы в дальнейшем.

В отношении сравнительного материала очевидна желательность привлечения тех же групп, которые были использованы при сопоставлении соматологических данных. Однако это условие не может быть полностью соблюдено из-за отсутствия черепов алтайцев в краниологических собраниях нашей страны. Поэтому в качестве эквивалента в дальнейшем фигурируют данные по серии теленгитов 17. Происхождение других серий, привлеченных в качестве сравнительных, также не может считаться тождественным происхождению одноименных соматологических групп.

Так, черепа русских собраны при раскопках кладбища XVIII в. в г. Себеже Псковской области 18, черепа азербайджанцев происходят из погребений XIV—XVII вв. 19, а небольшая серия черепов туркменов вообще не может считаться достаточно представительной не только в силу своей малочисленности, но и в силу не очень ясного происхождения 20. Тем не менее все эти материалы дают известную возможность взвесить вариабельность различных серий хакасов в межгрупповом масштабе.

Горизонтальная профилировка лица. Величина назомалярного угла горизонтальной профилировки определяет уплощенность лица на уровне фронтомалярных точек, т. е. в верхнем отделе. Чем больше величина угла, тем более уплощенным может считаться лицо и наоборот. Хакасские группы вместе с другими, взятыми для сопоставления, обнаруживают следующее распределение:
Тувинцы 146,6(44) Койбалы 145,1(25)
Теленгиты 149,3(49) Бельтыры 144,9(46)
Качинцы 146,3(45) Русские 140,4(86)
Сагайцы 145,7(31) Туркмены 143,3(7)
Азербайджанцы 135,4(12)

Как и следовало ожидать, наибольшая и наименьшая величины назомалярного угла представлены не в хакасских, а в сравнительных группах. Первая падает на теленгитов, вторая — на азербайджанцев. Тувинцы заметно уступают в этом отношении теленгитам. Различия хакасских групп и тувинцев невелики. Все же койбалы и бельтыры характеризуются слабым сдвигом в направлении к европеоидным группам, хотя между первыми и последними остается вполне определенный разрыв. Таким образом, по величине назомалярного угла горизонтальной профилировки хакасы попадают в границы вариаций большой монголоидной расы, отличаясь, однако, от типичных монголоидов некоторым понижением величины этого угла.

Величина зигомаксиллярного угла горизонтальной профилировки отражает степень уплощенности нижнего отдела лица. Большая величина угла говорит о большей уплощенности нижнего отдела лица. По этому признаку рассматриваемые группы распределяются следующим образом:

Тувинцы 141,3(42) Качинцы 134,2(44)
Теленгиты 134,5(47) Сагайцы 132,6(30)
Койбалы 136,0(25) Русские 125,6(84)
Бельтыры 134,6(46) Туркмены 127,9(7)
Азербайджанцы 123,4(13)

По величине зигомаксиллярного угла тувинцы и теленгиты поменялись местами в сравнении с положением по величине назомалярного угла.

Среди хакасских групп койбалы имеют большую величину этого угла, чем теленгиты, качинцы и бельтыры не отличаются от последних. Только сагайцы характеризуются заметно более профилированным лицом, приближаясь в этом отношении к европеоидным популяциям. Все же между ними и наиболее плосколицей европеоидной группой — туркменами сохраняется значительное различие.

Выступание носа. Степень выступания носа фиксируется только на краниологическом материале измерением угла носовых костей к линии профиля, дакриальной и симотической высот и вычислением соответствующих указателей. Все эти признаки не находятся в прямой корреляции друг с другом. Дакриальная и симотическая высоты отражают степень уплощенности переносья, так же как и дакриальный и симотический указатели. В то же время угол носовых костей к линии профиля непосредственно определяет выступание носа к плоскости лица. Таким образом, только сопоставление этих размеров дает полное представление о строении носа в исследуемой популяции. Величина угла носовых костей к линии профиля варьирует в наших группах следующим образом:

Тувинцы 21,3(20) Койбалы 21,0(21)
Теленгиты 23,3(37) Бельтыры 22,2(37)
Качинцы 23,2(38) Русские 31.5(77)
Сагайцы 26,9(30) Туркмены 30,3(6)
Азербайджанцы 29,6(9)

Хакасы не отличаются заметным образом от типичных монголоидных групп. Единственное исключение, как и по величине зигомаксиллярного угла горизонтальной профилировки, представляют сагайцы, занимающие промежуточное положение между остальными хакасскими группами, тувинцами и теленгитами, с одной стороны, и азербайджанцами — с другой, и отличающиеся как от тех, так и от других приблизительно в равной степени. Однако даже по сравнению с сагайцами европеоидные популяции занимают достаточно обособленное положение. Переходим к рассмотрению вариаций дакриальной высоты:

Тувинцы 9,3(41) Койбалы 9,7(26)
Теленгиты 9,2(49) Бельтыры 10.2(46)
Качинцы 10,1(44) Русские 13,0(80)
Сагайцы 10,7(31) Туркмены 12,1(7)
Азербайджанцы 14,0(13)

Самые большие величины дакриальной высоты, соответствующие наиболее выступающему переносью, мы находим в европеоидных группах.

Противоположный полюс занимают тувинцы и теленгиты. Все хакасские группы, хотя и отличаются от последних в меньшей степени, чем от первых, занимают все же промежуточное положение. Как и по ранее рассмотренным признакам, сагайцы по дакриальной высоте в наибольшей степени отличаются от типичных монголоидов. Таким образом, вариации этого признака могут представить специальный интерес при обсуждении проблемы наличия и удельного веса европеоидной примеси в составе хакасов.

Дополнительный материал для суждения о развитии переносья у хакасских групп дает рассмотрение вариаций дакриального указателя, т. е. соотношения дакриальной высоты и дакриальной ширины:

Тувинцы 42.5(41) Койбалы 47,6(26)
Теленгиты 41,5(49) Бельтыры 50,5(46)
Качинцы 51,4(44) Русские 61,1(80)
Сагайцы 53,5(31) Туркмены 59,8(7)
Азербайджанцы 65,5(13)

Все хакасские группы занимают промежуточное положение между типичными монголоидами и европеоидами. Отличия сагайцев, качинцев и бельтыров от тувинцев и теленгитов даже больше, чем от туркменов.

Только койбалы отличаются от тувинцев и теленгитов в меньшей степени, чем от туркменов. Дакриальный указатель, следовательно, входит в число признаков, разграничивающих классических представителей большой монголоидной расы и хакасские группы.

Переходим к рассмотрению вариаций симотической высоты:

Тувинцы 2,8(43) Койбалы 3,5(26)
Теленгиты 3,2(50) Бельтыры 3,8(46)
Качинцы 3,2(44) Русские 4,7(83)
Сагайцы 3,8(31) Туркмены 4,1(7)
Азербайджанцы 5,6(13)

Из хакасских групп только качинцы имеют ту же величину симотической высоты, что и теленгиты. Но и она превышает аналогичный размер у тувинцев. Койбалы, сагайцы и бельтыры отличаются от тувинцев еще больше, обнаруживая отчетливое увеличение симотической высоты.

Таким образом, их промежуточное положение по отношению к большим монголоидной и европеоидной расам по этому признаку не вызывает сомнений. Наибольшее удаление от классических монголоидов обнаруживают, как и по некоторым ранее перечисленным признакам, сагайцы.

Представление о высоте носовых костей может быть дополнено рассмотрением симотического указателя, т. е. отношения симотической высоты и симотической ширины:

Тувинцы 35,2(43) Койбалы 42,0(26)
Теленгиты 40,4(50) Бельтыры 52,0(46)
Качинцы 50,3(44) Русские 50,4(83)
Сагайцы 48,8(31) Туркмены 53,2(7)
Азербайджанцы 55,0(13)

Различия по этому признаку между типичными монголоидными и хакасскими группами не менее демонстративны, чем по предыдущему.

Правда, величина указателя у койбалов едва превышает аналогичный размер у теленгитов, но остальные хакасские группы обнаруживают вполне отчетливый сдвиг в направлении приближения к европеоидным группам. У бельтыров величина указателя даже больше, чем у русской серии, у качинцев совпадает с размерами, характерными для русских черепов. В общем, следовательно, масштаб различий между хакасскими группами и взятыми для сравнения монголоидными и европеоидными популяциями неодинаков: по величинам дакриального указателя первые отличаются от европеоидов меньше, чем от монголоидов.

Семь рассмотренных краниологических признаков дают существенный материал для суждения о количестве морфологических особенностей, дифференцирующих классических монголоидов Северной Азии и хакасские группы. Только по вариациям зигомаксиллярного угла горизонтальной профилировки и угла выступания носа хакасы не отличаются от тувинцев и теленгитов, исключая, копечно, сагайцев, и по этим признакам запимающих особое место. По остальным призпакам все хакасские группы занимают промежуточное положение между тувинцами и теленгитами, с одной стороны, и русскими, туркменами и азербайджанцами — с другой. По дакриальному и симотическому указателю отличия хакасов от туркменов и русских даже меньше, чем различия их с теленгитами и тувинцами. Таким образом, краниологический материал может рассматриваться как основательный аргумент в пользу правомерности пересмотра гипотезы А. И. Ярхо об отсутствии европеоидной прпмеси в составе хакасов.

Известное представление об удельном весе европеоидной примеси в каждой из этнических групп хакасов может быть составлено с помощью того же приема, который был использован при суммировании показателей соматологических признаков. Ниже следует распределение групп по каждому признаку в порядке нарастания характерных для большой европеоидной расы величин признака. Таким образом, из этого распределения ясно, что балловое обозначение по назомалярному и зигомаксиллярному углам горизонтальной профилировки возрастает по мере уменьшения абсолютной величины углов, тогда как по углу носовых костей к линии лицевого профиля оно возрастает параллельно нарастанию абсолютной величины признака.

zigo

При суммировании балловых обозначений по каждому признаку не возпикает трудностей, имевшихся при суммировании балловых показателей соматологической шкалы, так как количество сопоставляемых по каждому краниологическому признаку групп одинаково. Суммарно балловые характеристики каждой группы по всему комплексу краниологических признаков выглядят следующим образом:

Тувинцы 1,6
Теленгиты 2,4
Койбалы 3,0
Качинцы 4,1
Бельтыры 4,6
Сагайцы 5,4
Туркмены 7,3
Русские 8,0
Азербайджанцы 8,7

Порядок расположения хакасских групп по краниологическим признакам соответствует их распределению внутри соматологической шкалы.

Это является лучшим доказательством объективности получаемых данных. Все хакасские группы и при суммировании признаков сохраняют отличия от тувинцев и теленгитов, взятых в качестве эталона.

Таким образом, рассмотрение вариаций краниологических признаков приводит к выводу, что некоторые особенности строения мягких тканей лица, которые фиксируются на живом субъекте и которые А. И. Ярхо считал возникшими без участия европеоидной примеси, не могли образоваться в чисто монголоидной популяции в результате каких-то внутренних процессов саморазвития. Трудности, встававшие перед А. И. Ярхо в объяснении параллельного и независимого от европеоидной примеси посветления пигментации у хакасов по сравнению с типичными монголоидами Северной Азии и возникновения сдвигов по другим признакам в направлении приближения к европеоидным группам, увеличиваются и делаются непреодолимыми при желании перенести гипотезу в область анализа краниологических данных. Поэтому в настоящее время, после накопления соответствующего материала, пужно окончательно отказаться от гипотезы об отсутствии европеоидной примеси в составе хакасов и считать, что гипотеза А. И. Ярхо представляет лишь исторический интерес.

Краниологические данные, так же как и результаты антропологического изучения современного населения, говорят о неодинаковом участии европеоидных элементов в формировании различных этнических групп хакасского народа. Очевидно, что их роль была большей в этногенезе сагайцев и бельтыров, нежели остальных хакасских групп. Однако сам по себе этот факт не свидетельствует, разумеется, о смешанности европеоидного компонента и его различном происхождении. Речь может идти просто о разном удельном весе одних и тех же по происхождению европеоидных элементов в составе хакасских групп.

Notes:

  1. Алексеев В. П. Хакасы, енисейские кыргызы, киргизы: (Сравнит.-краниол. очерк) // Тр. Кирг. археол.-этногр. экспедиции. М., 1956. Т. 1; Он же. Краниология хакасов в связи с вопросами их происхождения: (Предв. сообщ.) // Крат, сообщ. Ин-та этнографии АН СССР. 1957. Вып. 28; Он же. Краниология хакасов в связи с вопросами их происхождения//Тр. Кирг. археол.-этногр. экспедиции. М., 1960. Т. 4.
  2. Потапов Л. 77. Этнографическая поездка на юг Хакасии в 1946 г.// Учен. зап. Хакас, ин-та языка, литературы и истории. Абакан, 1947. Вып. 1; Он же. Этнический состав сагайцев // Сов. этнография. 1947. 3.
  3. Ярхо А. И. Алтае-саянские тюрки.
  4. Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Камчатской области. С. 68—69.
  5. См., напр.: Бунак В. В., Неструх М. Ф., Рогинский Я. Я. Антропология. М., 1941; Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР. М.; Л., 1948. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 4); Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Основы антропологии. М., 1955.
  6. Абдушелишвили М. Г. Материалы к краниологии Кавказа // Тр. Ин-та эксперим. морфологии АН ГССР. Тбилиси, 1955. Т. 5; Он же. Антропология древнего и современного населения Грузии. Тбилиси, 1964; Алексеев В. П. Происхождение народов Кавказа: (Краниол. исследов.). М., 1974.
  7. Morant G. М. A preliminary classification of european races based on cranial
    measurements // Biometrica. 1928. Vol. XX.
  8. Woo T. Z., Morant G. M. A biometric study of the «flatnees» of the facial sceleton in man // Biometrica. 1934. Vol. XXVI; Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Камчатской области.
  9. Бунак В. В. Черепа из склепов горного Кавказа в сравнительно-антропологическом освещении // Сб. Музея антропологии и этнографии. М.; Л., 1953. Т. 14.
  10. Schreiner A. Certain projective depth and bredth measurements of the facial skeleton in man // Biometrica. Vol. XXXI. London, 1940.
  11. Якимов В. 77. Начальные этапы заселения Восточной Прибалтики // Балтийский этнографический сборник. М., 1956. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 32); Он же. О древней «монголоидное™» в Европе//Крат, сообщ. Ин-та этнографии АН СССР. 1957. Вып. 28.
  12. Витов М. В., Марк К. Ю., Чебоксаров И. П. Этническая антропология Восточной Прибалтики // Тр. Прибалт, экспедиции. М., 1959. Т. 2.
  13. Дебец Г. Ф. Материалы по палеоантропологии СССР: Нижнее Поволжье // Антропол. журн. 1936. № 1; Он же. Палеоантропология СССР.
  14. Натишвили А. И., Абдушелишвили М. И., Абдушелишвили М. Г. Материалы экспедиции 1950 года по антропологии современного населения Грузинской ССР // Тр. Ин-та эксперим. морфологии АН ГССР. Тбилиси, 1953. Т. 4; Натишвили А. И., Абдушелишвили М. Г. Предварительные данные об антропологических исследованиях грузинского народа // Крат, сообщ. Ин-та этнографии АН СССР. 1955. Вып. 22. Абдушелишвили М. Г. Осетины: (Антропол. очерк) // Тр. Ин-та эксперим. морфологии АН ГССР. Тбилиси, 1957. Т. 6.
  15. Morant G. М. A preliminary classification of european races based on cranial measurements.
  16. Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Камчатской области.
  17. Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Камчатской области. Оттуда же взяты и данные по серии тувинцев.
  18. Алексеев В. П. Происхождение народов Восточной Европы: (Краниол. исслед.) М., 1969.
  19. Касимова Р. Антропологическое исследование черепов из Мингечаура. Баку, 1959.
  20. Серия составилась из черепов, хранящихся на кафедрах нормальной анатомии Одесского мединститута и Военно-медицинской академии в Ленинграде. Как в этом, так и в предыдущих случаях взяты данные по мужским черепам. См.: Алексеев В. П. Краниологические материалы к этногенезу туркменского народа // Проблемы этногенеза туркменского народа. Ашхабад, 1960.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 09:04

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика