С.Н. Кореневский — Металлические втульчатые топоры Уральской горно-металлургической области

К содержанию журнала «Советская археология» (1973, №1)

Металлические втульчатые топоры входят в ряд характерных орудий этохи бронзы. Они распространены от Сибири до Балкан, от верховьев Волги до Передней Азии. Формы металлических втульчатых топоров часто своеобразны. Орудия этой категории различных горно-металлургических областей — Уральской, Кавказской, Балкано-Карпатской не похожи друг на друга. Используя эти отличия исследователи неоднократно ставили вопросы хронологии, культурных связей и влияний, выделения металлообрабатывающих очагов.

Металлические втульчатые топоры Уральской горно-металлургической области (ГМО) давно привлекали внимание исследователей. Интерес к этим орудиям не ослабевает и в наши дни.

Первые классификации топоров Поволжья и Урала были созданы
В. А. Городцовым и А. М. Тальгреном [1]. Наиболее полно эти орудия были освещены Б. Г. Тихоновым [2]. Согласно предложенной Б. Г. Тихоновым схеме топоры Уральской ГМО делились на фатьяновский, камский, южноуральский типы. Следующим шагом в изучении рассматриваемых предметов явились работы E. Н. Черных [3]. Для более четкого различия топоров узкообушных и массивнообушных (камский и южноуральский типы по Б. Г. Тихонову) E. Н. Черных был введен угловой показатель скоса верхнего края втулки, особое внимание было уделено строению плана клина топора — другому признаку, разделяющему эти типы.

Но самое главное — в результате этих работ впервые был изучен металл топоров Волго-Уралья и связан с различными химико-металлургическими группами Уральской ГМО. Из этой же работы нами заимствована хронологическая схема развития металлических изделий Урала, которую мы используем для датировок топоров Уральской ГМО.

Схема E. Н. Черных состоит из четырех хронологических периодов. В первый период входят древнейшие металлические изделия ямной и полтавкинской культур, изготовленные из металла медистых песчаников Приуралья и копирующие кавказские образцы. Начало второго периода совпадает с началом широкой разработки металлургами Уральского ГМО месторождений медистых песчаников Поволжья и Приуралья и выработкой ими собственных форм. К этому периоду относятся вещи фатьяновской и раннеабашевской культур, изготовленные из чистой меди. Третий период (сейминский горизонт, XIV—XII вв. до н. э.) — господство вещей сейминских и турбинских типов, металлических изделий срубной, андроновской и абашевской культур. В это время баланбашскими и андроновскими племенами ведется интенсивная разработка зауральских руд; на Урале появляются оловянистые бронзы. Четвертый период (предананьинский горизонт) — синхронен поздней стадии срубной культуры в Поволжье, памятникам сабатиновского и белозерского типа в Северном Причерноморье. Он характеризуется отчетливой сменой руководящих форм орудий и украшений в пределах очагов Уральской ГМО.

Рис. 1. Топор-схема 1 — лезвие; 2 — брюшко; 3 — спинка; 4 — верхний край втулки; 5 — нижний край втулки; 6 — обух; 7 — клин; 8 — втулка

Рис. 1. Топор-схема
1 — лезвие; 2 — брюшко; 3 — спинка; 4 — верхний край втулки;
5 — нижний край втулки; 6 — обух; 7 — клин; 8 — втулка

В данной статье предлагается более дробная классификация топоров Уральской ГМО. В классификации рассматриваются металлические втульчатые топоры, имеющие изогнутый или прямой клин, скос верхнего края втулки. В археологической литературе такие топоры часто называют вислообушными. Топоры новосвободненских типов здесь не рассматриваются, так как они связаны с ранней фазой производства в пределах Уральской ГМО, характеризующейся единичными находками медных вещей, копирующих кавказские образцы [4]. Нет в нашей классификации и топоров с гребнем, распространенных главным образом в Средней Азии [5].

Для более четкого описания формы топора предлагается следующая терминология: 1) клин (рубящая часть топора); 2) втулка (часть топора, крепящая клин на рукояти), 3) обух (задняя часть втулки); 4) проух (отверстие для насада топора на рукоять); 5) лезвие (рубящая часть клина); 6) лопасть (резкое расширение клина к лезвию); 7) верхняя грань клина, или спинка; 8) нижняя грань клина или брюшко; 9) верхний и нижний края втулки; 10) профиль топора — топор рассматривается сбоку; 11) план топора — топор рассматривается сверху (рис. 1).

Принципы предлагаемой классификации изложены E. Н. Черных [6]. Высшим классификационным разрядом в нашей классификации является группа. Для определения линейных и угловых размеров различных частей топора предлагается схема, изображенная на рис. 1. Все замеры на профиле топора производились относительно линии насада и только после того, как она установлена.

Выделенные группы топоров Уральской ГМО приведены в табл. I. Описание топоров выделенных групп дано в табл. II. Табл. III иллюстрирует распределение металла рассматриваемых орудий по различным химико-металлургическим группам Уральской горно-металлургической области.

Таблица I. Классификация топоров Уральской горно-металлургической области

Таблица I. Классификация топоров Уральской горно-металлургической области

Группа 1. Топоры с выделенной втулкой, изогнутым клином, круглым проухом, с выделенной нижней передней стенкой втулки.

Топоры группы 1 и 2 ранее выделялись в один фатьяновский тип. Но несмотря на общую морфологическую близость этих вещей, мы делим их на две группы по наличию выделенной нижней передней стенки втулки у топоров группы 1 и невыделенной передней стенки втулки у топоров группы 2. Эти признаки являются обязательными для топоров групп 1 и 2.

Нами учтено 12 экз. топоров группы 1: Волосово-Даниловский могильник (рис. 2,7; анализ 2058) [7], Горкинский могильник (рис. 2,1; анализ
650), Фатьяновский могильник (рис. 2,3; анализ 370) [8], Вауловский могильник (рис. 2, 6, 10, анализы 648, 649), Казанская губ. (рис. 2, 4; анализ 4626), Вятская губ. (рис. 2,5; анализ 4647), д. Губцево Горьковской обл. (рис. 2, 7; анализ 673), Спасский уезд Казанской губ. (рис. 2, 8; анализ 785), г. Солнечногорск Московской обл. (рис. 2,9; анализ 672), топор неизвестного происхождения из коллекции Заусайлова [9]. Две

Таблица II. Количественные и качественные признаки топоров Уральской горно-металлургической области

Таблица II. Количественные и качественные признаки топоров Уральской горно-металлургической области

литейные формы группы 1 найдены в Волосовско-Данйловском могильнике (погребение 21) [10]. Топоры этой группы, главным образом,
сосредоточены в Волго-Окском междуречьи (рис. 3). Полной неожиданностью явилась находка двух топоров, очень близких к топорам этой группы, на территории Болгарии, у г. Старая Загора [11]. Совпадение этих топоров с фатьяновскими детально. Они имеют такое же строение клина (в плане и профиле), формы втулки, углов скоса верхних и
нижних контуров втулки (24—29° и 24—25° соответственно). Такое же сочетание признаков свойственно некоторым топорам группы 1. Несмотря на то что один из них оказался подделкой [12], можно подозревать существование оригинала, по которому отливался этот образец (рис. 2, 11). Топоры группы 1 изготовлены из чистой меди медистых песчаников Поволжья (табл. III).

Помимо случайных находок, эти орудия происходят только из комплексов верхневолжских памятников фатьяновской культуры. В балановских комплексах их нет. Центр распространения этих топоров также совпадает с
территорией, занятой в первой половине II тысячелетия до. н. э., главным образом фатьяновскими племенами ярославской, ивановской и московской групп.

Таблица III Распределение металла топоров по химико-металлургическим группам Уральской горно-металлургической области * В знаменателе указано количество топоров, легированных оловом. Условные обозначения: МП — группа медистых песчаников Приуралья; ЕУ — елегновско-ушкатинская группа; ВК — волго-камская группа; TK — ташказганская группа. Номенклатура химических групп дана по E. Н. Черных. (Е. Н. Черных. Древнейшая металлургия стр. 15).

Таблица III
Распределение металла топоров по химико-металлургическим группам Уральской горно-металлургической области
* В знаменателе указано количество топоров, легированных оловом. Условные обозначения: МП — группа медистых песчаников Приуралья; ЕУ — елегновско-ушкатинская группа; ВК — волго-камская группа; TK — ташказганская группа. Номенклатура химических групп дана по E. Н. Черных. (Е. Н. Черных. Древнейшая металлургия стр. 15).

Поэтому следует считать, что топоры группы 1 принадлежали только этим племенам фатьяновской культуры и датировать их временем существования этих памятников.

Группа 2. Топоры с выделенной втулкой, изогнутым клином, круглым проухом и невыделенной передней стенкой втулки. Группа насчитывает 9 экз.: Чурачикский могильник в Чувашии, яма 1, погребение 2, рис. 2, 12, 13; анализы 1643, 1644), Балановский могильник (рис. 2, 13, 16: анализы 1535, 653), Караякупово Уфимской губ. (рис. 2, 14; анализ 400) ; с. Мокруш Вятской губ. (рис. 2, 17; анализ 4660) и, возможно, два топора, опубликованные А. А. Штукенбергом из Казанской губ. [13]. Группа 2 распространена, главным образом, в Чувашском и Казанском Поволжье (рис. 3). Топоры ее, кроме случайных находок, происходят только из комплексов балановских погребений. Из комплексов других групп фатьяновской культуры они неизвестны. Ареал этой группы не заходит на территорию верхневолжских фатьяновских племен. Поэтому мы связываем топоры группы 2, прежде всего, с балановскими племенами фатьяновской культуры и датируем их временем существования балановских памятников. Как и орудия предыдущей группы, топоры 2 изготовлены из чистой меди медистых песчаников Поволжья (табл. III).

Рис. 2. Топоры 1 и 2-й групп

Рис. 2. Топоры 1 и 2-й групп

Группа 3. Топоры с выделенной втулкой, изогнутым клином, линзовидным проухом, сильным скосом верхнего края втулки, узким планом и коротким обухом. Ранее выделялись Б. Г. Тихоновым в камский, E. Н. Черных — в узкообушной типы. Вслед за E. Н. Черных, мы считаем основными признаками топоров группы 3, отличающих их от других видов топоров Уральской ГМО, следующие: наличие линзовидного проуха, скоса верхнего края втулки от 40 до 32° (по нашей схеме замеров).

Рис. 3. Ареал топоров 1 и 2-й групп Группа 1: 1—2 — Вауловский могильник; 3—5 — Волосово- Даниловский могильник; 6—7 — Фатьяновсний могильник: а — Горкинский могильник; 9 — г. Солнечногорск; 10 — д. Губцево; 11 — Спасский уезд Казанской губ.; 12 — Вятская губ.; 13 — Казанская губ. Группа 2: 1—4 — Чурачикский могильник; 5—6 — Балановский могильник; 7 — Вятская губ.; 8 — д. Караякупово; 9 — Мокруш; 10—11 — Казанская губ. Условные обозначения; 1 — топоры группы 1; 2— топоры группы 2; 3 — литейные формы

Рис. 3. Ареал топоров 1 и 2-й групп
Группа 1: 1—2 — Вауловский могильник; 3—5 — Волосово-
Даниловский могильник; 6—7 — Фатьяновсний могильник: а — Горкинский могильник; 9 — г. Солнечногорск; 10 — д. Губцево; 11 — Спасский уезд Казанской губ.; 12 — Вятская губ.; 13 — Казанская губ.
Группа 2: 1—4 — Чурачикский могильник; 5—6 — Балановский могильник; 7 — Вятская губ.; 8 — д. Караякупово; 9 — Мокруш; 10—11 — Казанская губ.
Условные обозначения; 1 — топоры группы 1; 2— топоры группы 2; 3 — литейные формы

От последующих двух групп они отличаются более узким планом клина и большим скосом верхнего края втулки. Разделить на более дробные классификационные подразделения топоры узкообушного типа нам не удалось. Поэтому мы ограничиваемся приведением карты их распространения (рис. 5) более насыщенной, чем карта, приведенная у Б. Г. Тихонова, и рассмотрением вопросов их связи с химико-металлургическими группами Уральской ГМО. Топор Турбинского могильника, имеющий узкий план и скос верхнего края втулки 27°, мы относим в группу 3 условно (рис. 4, 16).

Нами учтен 51 экз., относящийся к этой группе: Пермская губ.
(рис. 4,1; анализ 399), курган в г. Бирске (рис. 4,2; анализ 4847), Иранский уезд бывшей Вятской губернии (рис. 4,3; анализ 4625). Урал, точное место находки не известно (рис. 4, 4 11; анализы 607, 3279), д. Карташиха Куйбышевского района Татарской АССР (рис. 4,5 анализ 4645), Тетюшский уезд Казанской губ. (рис. 4,5 анализ 4661), Горбуновский торфяник Свердловской обл. (рис. 4,7; анализ 639), Чистопольский уезд Казанской губ. (рис. 4,8; анализ 4646), Тетюшский уезд, из собрания Булычева (рис. 4,9; анализ 784), Нижнегородская губ. (рис. 4, 10; анализ 295), Рождественский починок Елабужского уезда Вятской губ. (рис. 4,12; анализ 4648), д. Миловка Уфимской губ. и уезда (рис. 4,13; анализ 832), из музея Саратовского государственного университета, точное место находки не известно (рис. 4,14; анализ 1823), Елабужский уезд Вят¬ской губ. (рис. 4,15; анализ 608), Турбинский могильник (рис. 4,16, 17 анализы 383, 911), с. Кутерьмово Бирского уезда Уфимской губ. (рис. 4,18; анализ 782), д. Урмары у г. Чебоксары [14], д. Баглино Юсьвинского р-на Коми-Пермякского округа, с. Сивинское Сивинского р-на Пермской обл., Китрюм, Ошья, Коровино Усинского р-на Пермской обл.; г. Чердынь Пермской обл., Ананьино Елабужского уезда Вятской губ., д. Гремячий Ключ Каракулинского р-на Удмуртской АССР, с. Девлезери Рыбнослободского р-на Татарской АССР, с. Билярск и д. Ерыклы Билярского р-на Татарской АССР, с. Болгары Куйбышевского р-на Татарской АССР; г. Казань, д. Юрмалы Апастовского р-на Татарской АССР, д. Бакрчи Татарской АССР, д. Шемякино Тетюшского уезда Казанской губ., д. Куланга и с. Кайбицы Кайбицкого р-на Татарской АССР; Свияжский и
Ядринские уезды бывшей Казанской губ., Казанская губ.; д. Карамышево Козловского р-на и д. Можары Ятниковского р-на Чувашской АССР;
д. Таныш-Касы Еласовского р-на Марийской АССР, Васильсурское городище Воротынского р-на Горьковской обл., с. Туровское Галичского р-на Костромской обл.; д. Соловка Бугурусланского р-на Оренбургской обл., Малокызыльское селище Агаиовского р-на Челябинской обл.; [15]

Рис. 4. Топоры группы 3

Рис. 4. Топоры группы 3

Подетённое Новоузенского р-на Саратовской обл.; [16] г. Пенза; [17] гора Таган-Таш Баймакского р-на Башкирской АССР (анализ 2429); Вятская губ. (анализ 606) [18]; три топора этого вида из коллекции Заусайлова, опубликованные А. М. Тальгреном [19].

Рис. 5. Ареал топоров группы 3 1 — бывш. Нижний Новгород; 2 — Елабужский уезд; 3 — гора Таган-Таш; 4 — Пермская губ.; 5 — д. Китрюм, Ошья, Коровиыо; 6 — Бирский уезд; 7 — д. Карташиха и с. Болгары; 8 — Турбинский могильник; 9 — Тетюшский уезд; 10 — д. Миловка; 11 — г. Саратов; 12 — с. Подетённое; 13 — Горбуновский торфяник; 14 — Вятская губ.; 15 — Чистопольский уезд; 16 — Иранский уезд; 17 — д. Баглино; 18 — с. Сивинское; 19 — д. Гремячий Ключ; 20 — с. Девлезери; 21 — с. Билярск; 22 — Казанская губ.; 23 — Юрмары; 24 — д. Бакрчи: 25 — д. Куланга и с. Кайбицы; 26 — с. Туровское; 27 — д. Карамышево; 28 — д. Можары; 29 — Васильсурское городище; 30 — д. Соловка; 31 — Малокызильское селище; 32 — Урмары; 33 — д. Таныш- Касы; 34 — у г. Пензы; 35 — Пепкинский курган; 36 — д. Киевка; 37 — Свияжский уезд; 38 — Ядринский уезд.

Рис. 5. Ареал топоров группы 3
1 — бывш. Нижний Новгород; 2 — Елабужский уезд; 3 — гора Таган-Таш; 4 — Пермская губ.; 5 — д. Китрюм, Ошья, Коровиыо;
6 — Бирский уезд; 7 — д. Карташиха и с. Болгары; 8 — Турбинский могильник; 9 — Тетюшский уезд; 10 — д. Миловка; 11 — г. Саратов;
12 — с. Подетённое; 13 — Горбуновский торфяник; 14 — Вятская губ.;
15 — Чистопольский уезд; 16 — Иранский уезд; 17 — д. Баглино;
18 — с. Сивинское; 19 — д. Гремячий Ключ; 20 — с. Девлезери;
21 — с. Билярск; 22 — Казанская губ.; 23 — Юрмары; 24 — д. Бакрчи:
25 — д. Куланга и с. Кайбицы; 26 — с. Туровское; 27 — д. Карамышево; 28 — д. Можары; 29 — Васильсурское городище; 30 — д. Соловка; 31 — Малокызильское селище; 32 — Урмары; 33 — д. Таныш- Касы; 34 — у г. Пензы; 35 — Пепкинский курган; 36 — д. Киевка; 37 — Свияжский уезд; 38 — Ядринский уезд.

Примечание: населенные пункты нанесены на карту с точностью в пределах района или уезда, области или губернии, если более подробные сведения о происхождении вещи неизвестны. Условные обозначения: 1 — одна находка; 2 — две-три находки; 3 — четыре—шесть находок; 4 — литейные формы

Литейные формы топоров этой группы нам известны из Пепкинского кургана в Чувашии [20] и кургана у с. Киевка под Воронежем [21]. Из 51 учтенного топора группы 3 проанализирован металл 21. 11 из них изготовлены из естественно-мышьяковистых сплавов месторождения Таш- Казган в Приуралье. Восемь — из чистой меди медистых песчаников- (табл. III). Зона распространения этих топоров находится главным образом в Казанском Поволжье и Прикамье (рис. 5). Для датировки этой группы прежде всего важны комплексы абашевской культуры, так как только в них, помимо топоров, найдены литейные формы, что может служить прямым доказательством производства таких топоров абашевскими племенами. Кроме того, большинство топоров группы 3 сделано из естественных медно-мышьяковых сплавов месторождения Таш-Казган, разрабатывавшегося в основном баланбашскими племенами (изделия из
металла этого месторождения свойственны, главным образом, баланбашским племенам) [22]. Места находок топоров этой группы часто совпадают с ареалом абашевских и баланбашских памятников [23], поэтому ее можно датировать временем существования абашевской культуры, т. е. второй- третьей четвертью II тысячелетия до н. э. Этому не противоречит ни химический состав металла топоров, по которому они входят в досейминский и сейминский периоды развития металлургии Уральской ГМО, ни присутствие их в Турбинском могильнике и в Горбуновском торфяника. Случайная находка топора этой группы у Ананьинской дюны, естественно, не может служить свидетельством доживания этих орудий до I тысячелетия до н. э. Помимо баланбашских и абашевских племен, с топорами этой группы были знакомы турбинцы, племена горбуновской и, возможно, приказанской культур. Ни один топор этой группы не найден на памятниках срубной культуры.

Группа 4. Топоры с выделенной втулкой, изогнутым коротким клином, лпнзовидным проухом, слабым скосом верхнего края втулки, широким планом, коротким обухом (рис. 6).

Рис. 6. Топоры группы 4

Рис. 6. Топоры группы 4

Выделенные нами топоры групп 4 и 5 ранее определялись Б. Г. Тихоновым как единый южноуральский тип, а E. Н. Черных как массивно¬обушной. Топоры этих групп близки друг к другу. Они обладают широким планом, овальным проухом, одинаковым углом скоса верхнего края втулки (8—25°). Характерной чертой топоров четвертой группы является наличие более короткой и узкой втулки, чем у топоров группы 5. Подобное различие в строении втулок подтверждается корреляционным графиком № 1. Как правило, клинья топоров группы 4 короче, чем у топоров группы 5. Кроме того, клинья топоров группы 5 почти всегда наклонены вниз (рис. 7).

Рис. 7. Корреляционные графики для топоров групп 4 и 5. А. График 1. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной втулки (M) в мм; Б. График 2. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной клина (К) в мм; В. График 3. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной топора в мм. Примечание: коррелировались топоры, изображенные на рис. 6, 1—6, 9; 9, 1—9., а также опубликованные у Б. Г. Тихонова и А. М. Талъгрена. (Б. Г. Тихонов, Ук. соч. табл. XVII, 5 а, б; А. М. Тальгрен. Указ. соч. pL I, 2, 3) ив OAK за 1902 год стр. 125, рис. 209. Условные обозначения: 1 — топоры группы 4; 2 — топоры группы 5

Рис. 7. Корреляционные графики для топоров групп 4 и 5.
А. График 1. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной втулки (M) в мм; Б. График 2. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной клина (К) в мм; В. График 3. Корреляция между высотой обуха (Н) и длиной топора в мм. Примечание: коррелировались топоры, изображенные на рис. 6, 1—6, 9; 9, 1—9., а также опубликованные у Б. Г. Тихонова и А. М. Талъгрена. (Б. Г. Тихонов, Ук. соч. табл. XVII, 5 а, б; А. М. Тальгрен. Указ. соч. pL I, 2, 3) ив OAK за 1902 год стр. 125, рис. 209.
Условные обозначения: 1 — топоры группы 4; 2 — топоры группы 5

Топоры из с. Дурасовки (рис. 6,1) и один топор Сейминского могильника (рис. 6,9) занимают как бы промежуточное положение между этими группами. Судя по профилю, первый из них является просто крупным экземпляром группы 4. Но на топоре из Сейминского могильника, даже при визуальном сравнении заметны признаки обеих групп. С группой 5 его сближает широкий обух, наклонный вниз прямой клин, с группой 4 — окружность обуха, короткая втулка, короткий клин. Поэтому мы включаем его в группу 4 условно.

Группа 4 насчитывает 20 экз.: д. Дурасовка бывшей) Аткарского уезда (рис. 6, 1; анализ 1682), Острогожский р-н Воронежской обл. (рис. 6, 2; анализ 4561), с. Прейс Саратовской обл. (рис. 6,3; анализ 1789), неизвестного происхождения из коллекции Анучина (рис. 6,4; анализ 1532); д. Большая Тояба Казанской губ. (рис. 6,5; анализ 398); у Ивановского селища Хвалынского р-на Саратовской обл. (рис. 6,6, анализ 1681), Старая Яблонька Хвалынского р-на Саратовской обл. (рис. 6,7), станица Николаевская на Дону (рис. 6, 8), Сейминский могильник Горьковской обл. (рис. 6, 9; анализ 330), д. Новопоселённая Тояба Казанской губ. (рис. 6, 10; анализ 398) ; с. Шемышейка Пензенской обл. [24], с. Дивногорское Воронежской обл. [25], станица Нижнекурмоярская на Дону [26], станица Аргадинская Усть-Медведицкого округа [27], г. Изюм [28], хутор Поповка Хвалынского р-на Саратовской области [29], Тетюшский уезд Казанской губ. [30], а также топоры неизвестного происхождения [3l]. Литейные формы топоров группы 4 найдены на Барковской стоянке срубной культуры у г. Пензы [32]. Обломки таких же литейных форм обнаружены на поселении раннесрубного типа под г. Воронежем [33]. Из 20 учтенных находок топоров этой группы проанализирован металл девяти орудий. В отличие от топоров группы 3 ни один из них не изготовлен из металла медистых песчаников и лишь единственный экземпляр из руд Таш-Казганского месторождения. Три топора этой группы сделаны из металла волго-камской группы, четыре — из
руд Елейовско-Ушкатинского месторождения в Зауралье. Один
топор связан по химическому составу металла с волго-уральской
группой. Топоров, легированных оловом, в группе 4 нет (табл. II).

Топоры группы 4 распространены, главным образом, в нижнем и среднем течении Волги и Дона (рис. 8). Большинство их найдено в Среднем Поволжье. Ареал этих орудий совпадает с территорией, занимаемой племенами срубной культуры на ее ранеем этапе (рис. 8). Судя по находкам топоров группы 4 в культурно определимых памятниках. (Барковская стоянка срубной культуры, раннесрубное поселение под г. Воронежем, Сейминский могильник), ареал этих орудий был связан главным образом со срубными племенами раннего этапа и менее с сейминцами. Таких топоров нет в комплексах других культур, нет их и среди комплексов срубной культуры хвалынского этапа. Поэтому группа 4 может быть, на наш взгляд, осторожно датирована временем существования вещей сейминского хронологического горизонта Уральской ГМО.

Рис. 8. Ареал топоров группы 4 1 — Ивановское селище; 2 — д. Большая Тояба; 3 — д. Дурасовка; 4 — с. Прейс; 5 — Острогожский район; 6 — с. Дивногорское; 7 — станица Аргадинская; 8 — станица Нижнекурмоярская; 9 — г. Изюм; 10, 11 — г. Волгоград; 12 — хутор Поповка; 13 — д. Новопоселённая Тояба; 14 — д. Старая Яблонька; 15 — Сейминский могильник; 16 — Барковская стоянка; 17 — станица Николаевская; 18 — с. Шемышейка; 19 — г. Воронеж. Условные обозначения; 1 — топоры; 2 — литейные формы

Рис. 8. Ареал топоров группы 4
1 — Ивановское селище; 2 — д. Большая Тояба; 3 — д. Дурасовка; 4 — с. Прейс; 5 — Острогожский район; 6 — с. Дивногорское; 7 — станица Аргадинская; 8 — станица Нижнекурмоярская; 9 — г. Изюм; 10, 11 — г. Волгоград; 12 — хутор Поповка; 13 — д. Новопоселённая Тояба; 14 — д. Старая Яблонька; 15 — Сейминский могильник; 16 — Барковская стоянка; 17 — станица Николаевская; 18 — с. Шемышейка; 19 — г. Воронеж.
Условные обозначения; 1 — топоры; 2 — литейные формы

Группа 5. Топоры с выделенной втулкой, изогнутым длинным клином, линзовым проухом, слабым скосом верхнего края втулки, широким планом и широким обухом (рис. 9).

Признаки, определяющие топоры этой группы, были изложены выше. Нами учтен 21 топор этого вида: Стерлитамакский р-н Башкирской
АССР (рис. 9, 1; анализ 3250); Приуралье, коллекция Анучина (рис. 9, 3;

Рис. 9. Топоры группы 5

Рис. 9. Топоры группы 5

анализ 1533) ; Ибракаевский клад (рис. 9, 5; анализ 3256) ; пос. Тимофеевский Челябинской обл. (рис. 9, 7; анализ 4767); Чистопольский уезд Казанской губ. (рис. 9, 8; анализ 786а); окрестности г. Елабуги Вятской губ. (рис. 9,5; анализ 4627); Владимирская губ. (рис. 9, 10; анализ 3765); из коллекции Анучина, место находки неизвестно (рис. 9, 2, 4, 6; анализы 1540, 1530, 1531); Алтай; Оренбургская губ., Сулакский прииск Бурзянского р-на БАССР [34]; пос. Майоровский Сакмарского р-на Оренбургской обл. [35]; Сейминский могильник [36]; Царев курган на Тоболе; Бакланское [37]; Ильдеряковский клад в Аксубаевском р-не TAСCP [38], Шадринск [39]; Спасское Казанской губ. [40]. Литейная форма топоров этой группы найдена под г. Омском [41]. Один такой топор найден в Средней Азии у с. Чимбайлык УзССР [42].

Из учтенных находок топоров группы 5 проанализирован металл 10 орудий. В отличие от группы 4 топоры группы 5, насколько позволяют говорить данные спектрального анализа, изготовлялись из меди медистых песчаников (4 экз.). Изделия из металла месторождения Таш-Казган и волго-камской группы не обнаружены. В группе 5, так же как и в

Рис. 10. Ареал топоров группы 5  1 — Елабужский уезд; 2 — с. Спасское; 3 — пос. Тимофеевский; 4 — Стерлитамакский р-н; 5 — Оренбургская губ.; 6 — Сулакский прииск; 7 — пос. Майоровский; 8 — Царев курган на реке Тобол; 9 — Сейминский могильник; 10 — г. Чистополь; 11 — Приуралье; 12 — Владимирская губ.; 13 — Ильдярековский клад; 14 — г. Щадринск; 15 — Ибракаевское селище. Условные обозначения; 1 — топоры группы 5

Рис. 10. Ареал топоров группы 5
1 — Елабужский уезд; 2 — с. Спасское; 3 — пос. Тимофеевский; 4 —
Стерлитамакский р-н; 5 — Оренбургская губ.; 6 — Сулакский прииск; 7 — пос. Майоровский; 8 — Царев курган на реке Тобол; 9 — Сейминский могильник; 10 — г. Чистополь; 11 — Приуралье; 12 — Владимирская губ.; 13 — Ильдярековский клад; 14 — г. Щадринск; 15 — Ибракаевское селище. Условные обозначения; 1 — топоры группы 5

группе 4, присутствуют топоры, изготовленные из металла волго-уральской группы (пять экземпляров) и Еленовско-Ушкатинского месторождения (один топор). Топоры группы 5 выделяются из топоров рассматриваемых групп тем, что металл их легирован оловом (девять орудий из десяти) (табл. III).

Топоры группы 5 распространены главным образом в Приуралье, верховьях реки Урал, бассейне Камы (рис. 10). Самые западные находки топоров этого вида обнаружены в Волго-Окском междуречье. Отдельные представители группы 5 найдены в Минусинской котловине, на Алтае и Средней Азии. В зоне распространения топоров группы 4 — Среднем Поволжье, бассейне Дона — таких орудий не обнаружено. По находкам топоров в комплесках Царева кургана на Тоболе, Ибракаевского клада и клада у пос. Майоровское группа 5 связывается с андроновскими и срубными племенами Южного Приуралья. Находка такого топора в Сейминском могильнике указывает на то, что племена сейминской культуры были знакомы с этими орудиями. Комплексы показывают, что они входят в круг вещей сейминского периода Уральской ГМО и могут датироваться XIV—XII вв. до н. э. В более поздних памятниках их на этой территории нет. Как было указано выше, топоры группы 5 являются единственными орудиями этой категории Уральской ГМО, металл которых, независимо от его месторождения, легирован оловом. Олово, очевидно, было редким металлом, доступным лишь немногим племенам Приуралья. Больше всего оловянистых бронз встречается у андроновских племен [43]. Другие орудия, сделанные из сплава меди с оловом, бытующие у срубных и приказанских племен, очень часто связаны с андроновскими экспортами [44]. Поэтому весьма вероятно, что топоры группы 5 изготовлялись, главным образом, андроновскими племенами. Близкие по форме топоры группы [последние страницы обрезаны]

1. В. А. Городцов. Культуры бронзовой эпохи средней России. М., 1916; А. М. Тальгрен. Collection Zaoussailov. Helsinki, 1916.
2. Б. Г. Тихонов. Металлические изделия эпохи бронзы па среднем Урале и в Приуралье. МИА, 90, 1960.
3. E. Н. Черных. История древнейшей металлургии Восточной Европы. М., 1966; его же. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья. М., 1970.
4. Е. Н. Черных. История древнейшей металлургии…, стр. 63.
5. E. Е. Кузьмина. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии. САИ, В4-9. М., 1966, стр. 11—14.
6. Е. Н. Черных. Ук. соч., стр. 50—59..
7. Анализы металла топоров выполнены в кабинете спектрального анализа лаборатории естественно-научных методов института археологии АН СССР. Опубликованы Е Н. Черных. См. E. Н. Черных. История древнейшей металлургии…; его же. Древнейшая металлургия…
8. Д. А. Крайнов. Памятники фатьяновской культуры. Ярославско-Калининская группа. САИ, В1-20, М., 1964, табл. XI, 47.
9. А. М. Таllgrеn. Ук. соч., табл. II, 4.
10. Д. А. Крайнов. Металлургия у племен фатьяновской культуры. КСИА, АН СССР, 127, 1971, стр. 16, рис. 3.
11. Не опубликованы, Музей г. Старая Загора, СЗИМ — 1С3 — 366; музей г. Софии. -AM БАН-649.
12. Спектральный анализ показал, что он сделан из современной латуни.
13. А. А. Штукенберг. Материалы по изучению медного (бронзового) века. ИОАИЭ, XII, 9. Казань, 1901, табл. I, 23, табл. IV, 11.
14. П. П. Ефименко, П. Н. Третьяков. Абашевская культура в Поволжье. МИА, 47. 1961, стр. 81, рис. 27, 6.
15. Б. Г. Тихонов. Ук. соч., стр. 95—96, № 3—7, 16, 22, 28—37, 40, 41, 44, 48—52
16. О. А. Кривцова-Гракова. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы. МИА, 46, 1955, стр. 61, рис. 14, 4.
17. ЗРАО, т. 12, часть 1—2, СПб., 1901, стр. 303, рис. 99.
18. Е. Н. Черных. Ук. соч., стр. 58, рис. 50, 12, 18.
19. А. М. Таllgrеn. Ук. соч., табл. II, 3, 5, 10.
20. A. X. Xаликов. Пепкинский курган. Йошкар-Ола, 1966, стр. 66, табл. 8, а, г.
21. А. М. Таllgrеn. Ук. соч., стр. 169, рис. 7.
22. Е. Н. Черных. Древнейшая металлургия…, стр. 28.
23. См. карту К. В. Сальников. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967, стр. 20.
24. Б. Г. Тихонов. Ук. соч., табл XVII, 5а, б.
25. ОАК за 1902 г., стр. 125, рис. 209.
26. Тр. VIII AC, IV, 1897, табл. LXXXIV, 21.
27. Новочеркасский музей № 5077.
28. Б. А. Шрамко. Древности Северского Донца. Харьков, 1962, стр. 117, рис. 44, 4.
29. В. П. Шилов. О древнейшей металлургии в Нижнем Поволжье. МИА, 60, 1959, стр. 21, рис. 2.
30. А. М. Таllgrеn. Ук. соч., табл. I, 3.
31. A. М. Tallgren. Ук. соч., табл. I. 2; В. П. Шилов. Ук. соч., стр. 21, рис. 2, г, рис. 3.
32. Б. Г. Тихонов. Ук. соч., табл. III, 4.
33. Г. В. Подгаецкий. Раскопки Воронежского поселения. Сб. «Археологические исследования в РСФСР в 1934—36 гг.». М.— Л., 1941, стр. 156 сл., табл. XXIV, 6, 8, 9.
34. И. Р. Аспелин. О потребности изучения форы предметов и постепенном развитии форм в доисторические времена. Тр. IV AC, I. Казань, 1884, рис. 7, 8.
35. К. В. Сальников. Бронзовый век Южного Зауралья. МИА, 21, 1951, стр. 127.
36. О. Н. Бадер. Бассейн Оки в эпоху бронзы. М., 1970, стр. 115, рис. 48, 1.
37. К. В. Сальников. Очерки древней истории Южного Урала, стр. 320, рис. 51, 4, 6.
38. А. А. Спицын. Археологические заметки, 4. М., 1928, стр. 482
39. N. N. Bortvin. The Verhny-Kizil Find. ESA. III. Helsinki, 1928, стр. 128, рис.4.
40. A. Ayräpää. Über die Streitaxtkulturen in Russland. ESA. VIII. Helsinki, 1933, стр. 49, рис. 45.
41. A. M. Tаllgren. Ук. соч., стр. 18, рис. 19.
42 А. И. Терепожкин. Согд и Чач. КСИИМК, 33, 1950, стр. 163, рис. 70, 1.
43. E. Н. Черных. Древнейшая металлургия…, стр. 111—112.
44. Там же.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика