Классификация

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Наша жизнь связана с постоянной классификацией и сортировкой огромного количества информации. Мы классифицируем типы столовых приборов: ножи, вилки и ложки, причем у каждого типа разное предназначение, и он хранится в отдельной секции в ящике. Мы группируем дороги в зависимости от их поверхности, покрытия и размера. Микроавтобус и грузовик относятся к разным видам автомобилей. Кроме того, что мы классифицируем артефакты, уклады жизни и культуры, мы еще и делаем выбор между ними. Если мы кушаем суп, то выбираем ложку.

Все люди классифицируют, потому что это необходимо для абстрактного мышления и языка. Но типы и виды повседневной жизни не всегда являются лучшим выбором для археологических целей. В своей повседневной жизни мы привычно используем классификацию в качестве инструмента для нашего образа жизни. Однако, как и компьютер, она должна служить, а не повелевать. Иногда наша классификация добра и зла, основанная, скажем, на цвете кожи или на нашем понимании морального или аморального, приводит к следованию неким неизменным принципам, которые не подвергаются сомнениям или изменениям, независимо от того, насколько могут измениться обстоятельства нашей жизни. Подобные догматизм и жесткость столь же вредны в археологии, как и в повседневной жизни. В археологии классификация есть инструмент исследования, средство для упорядочения данных.

Классификации, используемые археологами, следуют непосредственно из тех проблем, что они изучают. А теперь предположим, что некий раскопщик изучает изменения в гончарных конструкциях на протяжении пятисотлетнего периода на юго-западе (США). Классификация, используемая археологом, будет вытекать не только из того, что сделали другие люди, но также из изучаемых проблем. Как вы классифицируете и даже то, что вы классифицируете, вытекает непосредственно из вопросов исследования, задаваемых исходя из получаемых данных. Так как цели классификации могут изменяться в соответствии с изучаемыми проблемами, археологи должны чувствовать потребность в пересмотре своих классификаций, когда этого потребуют обстоятельства.

Таксономия и систематика

Таксономия — название, данное системе классификации понятий, материалов, объектов и явлений, используемой во многих науках, включая археологию. Таксономии биологии, ботаники, геологии и некоторых других дисциплин могут быть очень сложными. В археологии таксономия специальных терминологий и понятий строилась весьма беспорядочно. Универсальные уподобления и классификации были, в сущности, невозможны. Британские археологи говорят о культурах, североамериканские ученые — о фазах, а французские — о цивилизациях. Каждый из терминов имеет, по сути, одно и то же значение, но едва уловимые различия проистекают из культурных традиций и различных полевых ситуаций (Даннел — Dunnell, 1986).

Систематика есть, по существу, способ создания единиц классификации, которые можно использовать для категоризации вещей в качестве основы для объяснения археологических и иных явлений (Даннел — Dunnell, 1971). Это средство создания единиц классификации в рамках научной дисциплины. Биологи классифицируют современного человека в рамках иерархической классификации, разработанной Карлом Линнеем в XVIII веке. Она начинается царством животных и продолжается в увеличивающихся специфических единицах систематики: в типе хордовые (животные, обладающие хордой и жаберными щелями), подтипе позвоночные (животные, имеющие позвоночник), классе млекопитающие, подклассе плацентарные млекопитающие, порядке приматы, подпорядке Hominoidea (человекообразные обезьяны, гоминиды), семействе гоминиды, род Homo, вид sapiens и, наконец, подвиде sapiens. Эта иерархия постепенно утончается до того момента, когда в своей таксономической нише остается только Homo sapiens sapiens. Такая биологическая классификация основана на обладании каждой формой общих предков или просто подобий. Она состоит из определяемых эмпирическим образом единиц (царство, филум и т. д.), в которых каждый элемент определен и соотносится с другими, в то время как в археологии классификация основана на отношении элементов к изучаемой проблеме.

Цели классификации

Хотя в археологии классификация зависит от изучаемой проблемы, можно обозначить четыре основные цели, являющиеся общими для всех археологических исследований.

1. Организация данных в управляемые единицы. Этот этап является частью предварительной обработки данных, в которую обычно входит разделение находок на основании материала сырья (камень, кость и т. д.) или артефактов из остатков пищи. Такое упорядочение позволяет провести более детальную классификацию позднее.

2. Описание типов. Идентифицируя отдельные признаки сотен артефактов или групп артефактов, археологи могут группировать их по общим атрибутам на сравнительно небольшие типы. Эти типы представляют структуры отдельных ассоциаций атрибутов. Такие типы являются экономным путем описания большого количества артефактов. То, какие черты выбираются, зависит от цели типологии.

Типы артефактов (иногда их называют археологическими типами) основаны на критериях, выдвигаемых археологами в качестве удобного образа изучения древних орудий труда и технологий. Они являются полезным научным инструментом, который обеспечивает управляемый путь классификации больших и маленьких коллекций доисторических орудий труда и побочных продуктов, получаемых при их производстве.

3. Идентификация взаимоотношений между типами. Описание типов дает иерархию, которая упорядочивает взаимоотношения между артефактами. Они частично проистекают из употребления множества сырьевых материалов, производственных технологий и функций.

Эти три цели широко используются в культурно-исторических изысканиях. Процессуальные археологи могут использовать классификацию для четвертой.

4. Изучение изменчивости совокупности артефактов памятника в археологическом контексте. Такое изучение часто совмещается со средними по масштабу исследованиями динамичных живых культурных систем (глава 14).

Археологические классификации являются искусственными формулировками, основанные на критериях, выдвинутых археологами. Однако эти классификационные системы не обязательно совпадают с теми, что были разработаны теми людьми, что изготовили собственно артефакты (Даннел — Dunnell, 1986; Уилли и Филипс — Willey and Phillips, 1958).

Типология

Типология является системой классификации, основанной на построении типов. Тип есть разделение артефактов на группы, исходя из формы, функции или стиля. Типология является поиском образцов среди объектов или переменных, которые определяют эти объекты. Этот поиск приобрел дополнительный смысл и сложность по мере того, как археологи стали применять компьютерные технологии и сложные статистические методы (В. Эдамс и Е. Эдамс — W. Adams and E. Adams, 1991). Такой вид типологии прямо противоположен произвольному разделению объектов и переменных.

Типология позволяет археологам произвольно конструировать определяемые единицы анализа, которые приложимы к двум или более образцам артефактов, таким образом, что эти образцы можно сравнивать на объективной основе. Эти образцы могут исходить из разных памятников или из различных слоев одного и того же памятника. Типология является классификацией, допускающей сравнение, возможность рассматривать основные структуры поведения и умыслов человека (В. Эдамс и Е. Эдамс — W. Adams and E. Adams, 1991; Дж. Браун — J. A. Brown, 1982). Типология, как сформулировал Джеймс Дитц, имеет одну главную цель: «классификация, которая допускает сравнение. Такое сравнение позволяет археологу располагать свою коллекцию во времени и пространстве по сравнению с другими (1967:74)».

Для проведения точных и содержательных сравнений требуются точные определения аналитических типов, чтобы давать не только определения «нормы» типа артефакта, но также и приблизительную величину изменчивости, на грани которой один тип становится одним из двух других. Обычные аналитические определения обычно выражают в терминах одного или более атрибутов, которые описывают, как был изготовлен артефакт, его форму, украшение или одну или несколько черт, которые хотел выделить его изготовитель. Эти определения устанавливаются в соответствии с тщательно определяемыми технологическими различиями, часто подтвержденными измерениями или статистической разбивкой на группы (кластеризацией) атрибутов. Наиболее часто сам средний артефакт, а не изменчивость отдельных примеров является конечной целью определения. Классификатор, который обнаруживает группу, которая заметно отходит от нормы, или даже отдельный артефакт, часто создает новый аналитический тип. «Делители» склонны к порождению типов, «объединители» — наоборот. Сам процесс является более или менее объективным (Даннел — Dunnell, 1971).

Типы

У всех нас есть собственные чувства в отношении любого артефакта, будь то замечательный деревянный шлем из северо-западной части тихоокеанского побережья (рис. 10.1) или простой пестик для зерновых из утвари юга Калифорнии. Наше немедленное желание — посмотреть на предметы и классифицировать эти доисторические артефакты в соответствии с точкой зрения нашей собственной культуры. Точно так же поступали и древние люди. Владельцы орудий труда, которые изучают археологи, сами классифицировали их по группам, каждая из них играла определенную роль в жизни их сообщества. Мы отводим разные роли ножу, вилке и ложке при питании. Одними ножами мы режем мясо, другими — бифштексы. В доисторические времена разные наконечники для стрел использовались во время охоты, одни при охоте на оленей, другие — при охоте на птиц и т. д. Употребление предмета может определяться не только практическими соображениями, но также обычаями и законами. Легкие зазубренные наконечники копий использовались некоторыми австралийскими охотниками при ловле рыбы, и ими было легко вытаскивать насаженную рыбу, но они были слишком хрупкими при охоте на кенгуру. В большинстве африканских и американских сообществ горшки изготавливались женщинами, что говорит о разделении труда по полу, и везде возникали сложные обычаи, правила, табу, которые, помимо функциональных соображений, делили глиняные горшки на разные типы в соответствии с меняющимися употреблениями и правилами в культуре.

Рис. 10.1. Тлингитский резной деревянный ритуальный шлем из северо-западной части Тихого океана, «естественный» тип, классифицируемый таким образом, поскольку был найден в археологическом контексте. С точки зрения нашего культурного опыта этот артефакт явно должен быть классифицирован как шлем. Его размеры: высота — 23 сантиметра, ширина — 25 сантиметров

Рис. 10.1. Тлингитский резной деревянный ритуальный шлем из северо-западной части Тихого океана, «естественный» тип, классифицируемый таким образом, поскольку был найден в археологическом контексте. С точки зрения нашего культурного опыта этот артефакт явно должен быть классифицирован как шлем. Его размеры: высота — 23 сантиметра, ширина — 25 сантиметров

Более того, у каждого сообщества есть свое собственное представление о том, как должен выглядеть конкретный артефакт. Американцы в своей массе предпочитают большие автомобили, европейцы — маленькие. Такие предпочтения отражают не только прагматические представления о ширине дороге и более длинных расстояниях в Новом Свете, но также и различное отношение к путешествиям, а для многих американцев первостепенную роль играет престиж, выражаемый в золотом тиснении, окраске на заказ, особых колпачках колес и стиле вообще. Но по закону руль находится слева, автомобиль оснащен сигналами поворота и ремнями безопасности. Другими словами, мы знаем, как должен выглядеть автомобиль, несмотря на то, что незначительные конструктивные детали изменяются, так же как, например, длина женских юбок и ширина галстуков.

Археологи разрабатывают археологические типы, которые соответствуют тем исследовательским проблемам, над решением которых они бьются и которые позволяют проводить сравнение с другими группами. Так, тип может совпадать или нет с теми реальными делениями на группы, обозначенными настоящими изготовителями, или с их пониманием использования инструмента. Хороший пример этому дает всемирно известный памятник в ущелье Олдувай в Восточной Африке, где Луис и Мэри Лики проводили раскопки ряда памятников — стоянок, которыми пользовались древние люди Homo habilis. Мэри Лики изучила орудия труда из камня и разделила их на группы в соответствии с олдувайской традицией, которая характеризуется орудиями с зазубренными краями и отщепами (М. Лики — M. D. Leakey, 1973). Ее классификация была основана на пристальном изучении артефактов, и ее предположение, что первыми орудиями человека были неотесанные каменные чопперы, вскоре стало археологической догмой.

Впоследствии Николс Тот из Университета Индианы совершенно по-другому подошел к классификации олдувайских артефактов (Тот и Шик — Toth and Schick, 1993). Он потратил много времени не только на изучение и классификацию артефактов, но и на познание самой олдувайской технологии, изготавливая точные копии сотен артефактов, созданных Homo habilis два миллиона лет назад. Его воспроизводимые опыты показали, что H. habilis не использовали чоппер вообще. Первобытным обработчикам камня более были нужны заостренные отщепы, которые они отбивали от лавы и использовали для резки и разделки мяса, которое они утаскивали из тех мест, где хищники убивали свои жертвы. «Чопперы» фактически являлись нуклеусами или конечным продуктом отбивания отщепов от подходящих кусков лавы. Воспроизводимые опыты, подобные проведенным Тотом, позволяют заглянуть вовнутрь того, как доисторические люди изготавливали нужные им орудия. Николс Тот и другие специалисты пытаются сегодня изучать свидетельства износа режущей части олдувайских отщепов, так как полировка, полосчатость, микросколочные царапины, полученные при обработке, например, свежей кости, легко отличимы от полученных при обработке шкур или дерева. С помощью воспроизводимых опытов и тщательного изучения износа краев они надеются достичь большего соответствия между тем, как первые люди использовали каменные орудия, и классификациями, разработанными археологами сотни тысяч лет спустя.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
КЛАССИФИКАЦИЯ АРТЕФАКТОВ

Трудности классификации артефактов можно продемонстрировать на следующем классическом примере плетеного лотка для сушения желудей (Дитц — Deetz, 1967) (рис. 10.2). Это замечательное изделие было сплетено из растительных волокон индейцами племени чумаш, жившими в Южной Калифорнии. На замысел автора повлияли несколько факторов, самым важным из которых был огромный приобретенный культурный опыт, накопленный многими поколениями чумаш, прожившими несколько тысячелетий в Южной Калифорнии. Создателям плетеных изделий привили чувство, что такие-то формы и цвета являются «правильными» и традиционно приемлемыми. Но имели место также и прагматические причины, включая то, что плоская круглая форма давала возможность подсушивать семена, подбрасывая их над тлеющими углями.

Любой атрибут, присущий этому лотку, имеет веские основания для своего наличия, будь то традиционный, инновационный, функциональный или технологический аспекты. Полоска узоров по краю являются характерной чертой декоративной традиции чумаш и присутствует на большинстве их плетеных изделий. Лоток имеет насыщенный красно-коричневый цвет той разновидности камыша, из которой он сплетен. Характер узора был продиктован техникой плетения и сшива, но ромбовидные элементы уникальны, это инновационный штрих автора, который могли повторить, а могли и нет последующие поколения мастеров.

Задачей археолога является измерение вариаций в артефактах, установление причин изменений и их направлений и определение того, чем измерять эти вариации. Этот чудесный лоток говорит о том, что вариации в артефактах являются сложными и трудно уловимыми.

Охотники-собиратели чумаш жили в районе канала Санта-Барбара в Южной Калифорнии. Во времена первых контактов с европейцами в XV веке они оседло жили в деревнях, население некоторых из них доходило до тысячи человек. Люди подчинялись вождям и вели сложную ритуальную и социальную жизнь.

Рис. 10.2. Лоток для сушки, изготовленный индейцами чумаш

Рис. 10.2. Лоток для сушки, изготовленный индейцами чумаш

Все согласны с тем, что тип основан на группе схожих атрибутов или на группе объектов. Хотя группы атрибутов достаточно легко идентифицировать, но как археологи поймут, что является типом, а что нет? Нужно ли воспроизводить категории горшков, задуманные самими изготовителями? Или нужно просто двигаться вперед и создавать «археологические» типы, придуманные исключительно для аналитических целей? В этом лежит суть противоречий относительно типов в археологии.

Археолог создает типологии, основанные на повторяемости формальных групп физических характеристик артефактов. Многие из этих формальных типов ограничили распределения в пространстве и времени, что говорит о том, что они представляют отчетливые «стили» конструкции или работы, которые исполнены в рамках культуры, к которой они принадлежат. Например, так называемый художественный стиль Чавин был широко распространен на значительной части прибрежных и горных районов Перу после 900 года до н. э. Ягуар, змея и человеческие фигуры в этом искусстве являются очень характерными чертами, и по ним отмечается распространение отчетливой иконографии на обширных территориях в Андах. Искусство Чавин и характерные стили, связываемые с ним, играли особую роль в перуанском обществе того времени.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 09:57
Яндекс.Метрика