Кильдюшева А.А. Возрастные группы женщин бронзового века Западной Сибири

Кильдюшева А.А. Возрастные группы женщин бронзового века Западной Сибири // Современные проблемы археологии России. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2006а. – Т. I. – С. 386-388.

Половозрастные определения погребенных и изучение их погребального обряда позволяют выделять возрастные группы и анализировать половозрастную структуру древних коллективов. Для этого изучают захоронения мужчин, женщин и детей. Обычно выделяют две возрастные группы: дети и взрослые. Иногда рассматривают три возрастные категории: дети, взрослые (зрелые), старики. Более дробная градация включает 6 возрастных групп: раннее детство (Infantilis I); позднее детство (Infantilis II); юношеский возраст (Juvenis), включая подростковый; возмужалый возраст (Adultus); зрелый возраст (Maturus); старческий возраст (Senilis) [Бочаров В.В., 2001]. При этом считается, что жизненный цикл человека включал четыре основных ступени — детство, юность, зрелость и старость. Число и значение промежуточных стадий определялись в зависимости от традиций и представлений, существовавших в конкретно исторической ситуации.

Половозрастные группы служат основой для построения социальной структуры древнего коллектива. Однако женские возрастные и социальные группы исследователи выделяют редко, и объясняют это следующими причинами. Социальный статус женщины зависел от социального положения мужчины, поэтому заниматься изучением женских погребений необязательно. Социальный статус женщины слабо прослеживается по погребальному обряду или не находит отражения в нём вообще, поэтому говорить о существовании возрастной и социальной градации женских погребений не приходится. Наличие погребального инвентаря (в том числе разная степень обеспеченности инвентарем) в женских погребениях характеризует достаток, богатство всего общества в целом, а не является признаком возрастной или социальной дифференциации женщин, поэтому нельзя говорить об их включенности в социальную иерархию общества. Исходя из того, что женские погребения однородны и не отличаются между собой особенностями погребального обряда, то выделить какие-либо группы сложно. Именно поэтому достаточно изучить только мужские захоронения, результаты анализа которых будут являться эталоном для всего общества. Такой подход к исследованию социальных структур древности изначально ограничен и ориентирован на изучение мужской части общества.

В редких случаях исследователи пытались выделить возрастные группы и рассмотреть стадии жизненного цикла женщин по археологически данным. Например, анализ женских погребений андроновских некрополей Казахстана показал зависимость между типом головного убора и возрастом женщины. В результате были выделены три группы: 1. 10/12-15/18 лет девочка-девушка; 2. 15-20 лет девушка-«невеста»; 3. старше 20 лет молодая замужняя женщина. Гипотетическая четвёртая группа включала женщин, вышедших из репродуктивного возраста (тип головного убора не был выделен) [Усманова Э.Р., Ткачёв А.А., 1993]. Изучение 9 андроновских женских погребений могильника Фирсово-XIV, содержащих детали головных уборов, и выделение их типов, не выявило подобной градации, но показало, что женщины от 20 до 60 лет входили в сферу репродуктивных отношений [Позднякова О.А., 2000; Шамшин А.Б., Ченских О.А., 1997]. Набор головных украшений женщин ирменской культуры, уровень смертности молодых женщин, количественный анализ предметов сопроводительного инвентаря и его корреляция с возрастом позволили выделить такие группы: 1. 15-25 лет; 2. 25-40 лет; 3. старше 40 лет [Бобров В.В., 1993; Горяев B.C., 1997].

При этом исследователи используют в основном только один признак. Анализ деталей женских головных уборов и реконструкция типов, выделение комплекса головных украшений и способов их ношения соотносят с какой-то возрастной группой и подтверждаются этнографическими примерами. В меньшей степени обращают внимание на данные по погребальным сооружениям, другим предметам сопроводительного инвентаря, локализации украшений на костяке (кроме зоны головы), особенностям положения костяка в могиле и т.п. Представляется, что эти данные дополнили и скорректировали бы представление о возрастных группах женщин.

Проведённый нами анализ женских погребений могильников развитого и позднего бронзового века юга Западной Сибири — Черноозерье-I, Еловского I (EK-I), Еловского II (EK-II), Заречное-1 позволил выделить возрастные группы. Причём был использован расширенный список признаков: 1) характер захоронения (индивидуальное, парное или коллективное); 2) особенности могильной ямы (размеры, глубина, форма, ориентация, дополнительные сооружения — обкладка и/или перекрытие); 3) половозрастные определения костяков; 4) особенности положения костяка в могиле; 5) особенности сопроводительного инвентаря (украшения, орудия труда, керамика, кости животных; единичные находки, локализация украшений на теле по зонам: голова — грудь — руки — тазовый отдел — ноги). Рассмотрим один из маркеров социовозрастных групп — особенности сопроводительного инвентаря.

По могильнику Черноозерье-I [Генинг В.Ф., 1994] 48 женских костяков были разделены на следующие группы: I. девушки-«невесты»; II. молодые замужние женщины; III. замужние женщины; IV. пожилые женщины, вышедшие из репродуктивного возраста. Стандартным инвентарём девушек-«невест» был такой: 1-2 бронзовых височных кольца, 1-2 бронзовых височных подвески, 1-2 медных или бронзовых блях или бляшек-нашивок. У молодых замужних женщин кроме этого появляются бронзовые бусины, бронзовые браслеты, бронзовая игла. Среди сопроводительного инвентаря женщин было много единичных находок и большое количество некоторых предметов, например, 9 бронзовых плоских колец, 22 резца лося, (м. 90), 6 бронзовых бляшек-нашивок (м. 159). В группе замужних женщин встречены бронзовые височные подвески или бронзовые височные кольца, 1-2 сосуда, бронзовая игла, бронзовый нож. У пожилых женщин инвентарь был найден редко, а украшений не было совсем. В области головы у всех групп женщин располагалось больше всего предметов. Орудия труда и керамические сосуды являлись отличительным признаком захоронений женщин 30-45 лет. Лидирующие позиции в обществе занимали II-я и III-я группы, куда входили женщины 20-45-летнего возраста.

Могильник EK-I, андроновский и еловский комплексы могильника EK-II [Матющенко В.П., 2001, 2004] содержали 120 женских костяков, которые составили пять групп: I. девушки; II. девушки-«невесты»; III. молодые замужние женщины; IV. замужние женщины; V. пожилые женщины. Чаще всего инвентарь находился в области головы и рук. В I-й группе часто не было украшений, во II-й группе стабильным становится набор из бронзовых бус и бронзовых височных колец. Женщины III-ей и IV-й группы кроме этого носили самые различные украшения в большом количестве. Причём женщины 20-30 лет имели в своём наборе до 4-8 бронзовых колец, 2-3 бронзовых браслета, бронзовые нашивки и пронизки, а 30-45-летние женщины ещё и различные серьги, бронзовые перстни. В V-й группе уменьшается количество носимых женщиной украшений. Уникальные находки преобладают в IV-й группе: 2 бронзовых височных кольца с золотой обкладкой (м. 47), «змейчатые» и спиральные кольца (м. 84, м. 254). Орудия труда и кости животных чаще всего были встречены у женщин 20-45 лет. Престижными по двум могильникам оказались III-я и IV-я группы. Переход в V-ю группу сопровождался понижением социального статуса женщины и сокращением набора функций в хозяйственной сфере. Но на ЕК-II еловском прослеживается тенденция повышения общего статуса группы и в целом женщин пожилого возраста, у которых, возможно, появлялись какие-то новые роли.

Ирменский комплекс могильника Заречное-1 [Зах В.А., 1997] содержал 17 женских костяков, которые входили в две социовозрастные группы: I. девушки; II. замужние женщины. По совокупному количеству предметов, находящихся на каждой из зон, наиболее выдающейся оказалась область головы и рук. В группе девушек инвентарь был встречен редко, за исключением фрагментов керамики у черепа, а украшений не было совсем. Характерным инвентарём замужних женщин были 1-2 бронзовых кольца, 1-2 бронзовые бляшки-пуговицы, сосуд. В двух случаях обнаружены кости животных. В к.5, м. 17 женщина 40-50 лет имела украшения, встреченные единожды на могильнике (2 бронзовых гроздевидных подвески, 2 бронзовых браслета с шишечками на концах и 5 бронзовых колец); а женщина 40-60 лет из к. 15, м.4 была погребена с бронзовой нашивной бляшкой и бронзовым колечком. Доминирующие позиции в древнем коллективе занимали женщины 40-50 лет, в целом повышение социального статуса женщины происходило при переходе в группу 30-60-летних.

Итак, социовозрастные группы занимали определённое место в социальной структуре общества и имели «свой» набор сопроводительного инвентаря. Социальный статус женщины зависел от того, в какой группе она находилась и от положения в самой группе, что отражалось на составе её инвентаря, прежде всего, украшений. По мере взросления и перехода женщины из одной социовозрастной группы в другую изменялся качественно и увеличивался количественно набор украшений, которые ей можно было носить. Основные этапы жизненного цикла женщины (инициация, свадьба, рождение ребёнка, окончание репродуктивного периода) символизировали смену её возрастного и социального статуса (девушка — невеста — молодая замужняя женщина — замужняя женщина — пожилая женщина). Так, женщина в течение своей жизни имела несколько социовозрастных стату¬сов. С одной стороны, в обществе существовало деление на девушек и замужних женщин, а с другой стороны, на девушек-«невест», женщин-матерей и женщин-бабушек. Социальное положение той или иной группы могло изменяться: в андроновском обществе доминирующую роль играли женщины 20-40 лет, в еловском — 30-45 лет, а в ирменском — 40-50 лет.

Список литературы

1. Бобров В.В. Могильник эпохи поздней бронзы Журавлёво-4 / Бобров В.В., Чикишева Т.А., Михайлов Ю.И. — Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма, 1993. — 157 с.
2. Бочаров В.В. Антропология возраста. — СПб.: СПбГУ, 2001. — 196 с.
3. Генинг В.Ф. Черноозерье-1 — могильник эпохи бронзы Среднего Прииртышья / Генинг В.Ф., Стефанова Н.К. — Ека¬теринбург: УрГУ, 1994. — 68 с.
4. Горяев B.C. О начале «брачного периода» у женщин ирменского общества // Четвёртые исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. — Омск: ОмГУ, 1997. — С. 39-41.
5. Зах В.А. Эпоха бронзы Присалаирья (по материалам Изылинского археологического микрорайона). — Новосибирск: Наука. Сибирское предприятие РАН, 1997. — 132 с.
6. Матющенко В.И. Еловский археологический комплекс. Ч. 1: Еловский I курганный могильник. — Омск: ОмГУ, 2001.-62 с.
7. Матющенко В.И. Еловский археологический комплекс. Ч. 2: Еловский II могильник. Доирменские комплексы. — Омск: ОмГУ, 2004. — 468 с.
8. Позднякова О.А. Проблема интерпретации погребений женщин с головными уборами (по материалам андроновского комплекса могильника Фирсово-XIV) // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии.- Новосибирск: НГУ, 2000. — Т. III. — С. 47-53.
9. Усманова Э.Р., Ткачёв А.А. Головной убор и его статус в погребальном обряде (по материалам андроновских некрополей) // Вестник древней истории. — 1993. — № 2. — С. 75-83.
10. Шамшин А.Б., Ченских О.А. К вопросу о социальной дифференциации андроновского общества лесостепного Алтая (по материалам могильника Фирсово-XIV) // Социально-экономические структуры древних обществ Западной Си¬бири. — Барнаул: АлтГУ, 1997. — С. 52-56.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика