Кепы

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Город Кепы упоминается Псевдо-Скимном (V, 899), Эсхином (III, 171), Диодором Сицилийским (XX, 24), Страбоном (XI, 2, 10), Плинием Старшим (VI, 18), Помпонием Мелой (I, 112) и др. Он отождествляется (хотя и без полной уверенности) с городищем, находящимся на восточном берегу Таманского залива на верхнем плато и в правобережной части. До 1957 г. памятник подвергался лишь осмотру (Иессен А. А., Миллер А. А., 1932, с. 59), с 1957 по 1972 гг. проводились его планомерные раскопки (Сокольский Н. И., 1960; 1961а; 1961б; 1962в, г; 1963б: 1965б; Николаева Э. Я., 1975). В Кепах зарегистрировано 12 культурных напластований от VI в. до н. э. до IV в. н. э. В период наибольшего расширения города (I—II вв. н. э.) его площадь (вместе с затопленной частью) достигала 20—25 га. К наиболее раннему слою относятся остатки жилищ конца VI — начала V в. до н. э., с сырцовыми стенами и среди них дом с глубоким подвалом, разделенным на четыре отсека (табл. XLIV, 1). В истории дома выделяются три строительных периода. Со вторым из них связывается использование одного отсека подвала под хранение амфор (хиосских и протофасосских). В слое VI—V вв. до н. э. было много расписной посуды (табл. XLIV, 3,5). Интересно культовое глиняное блюдо с рельефным орнаментом по краю на высокой профилированной подставке (рис. XLIV, 2).

Таблица XLIV. Кепы I — план архаического дома; 2 — жертвенное блюдо; 3 — фрагмент расписного открытого сосуда VI в. до н. э.; 4 — ножка килика с граффито (нижняя плоскость, профиль); 5 — амфора VI в. до н. э.; в — клеймо кепской мастерской; 7 — мраморная жепская рука с рогом изобилия; 8 — терракота — мальчик с козлом; 9 — клеймо кепской мастерской, навершие крышки лекапы; 10 — план фундамента святилища II в. до н. 11 — мраморная статуэтка Афродиты; 12 — фрагмент ручки сосуда с изображением комической маски II—I вв. до н. э.; 13 — голова Куроса VI в. до н. э.; 14 — мраморный постамепт с посвящением Афродите; 15 — терракота — голова Афродиты I в. до н. э.— I в. н. э.; 16 — фрагмент мраморного жертвенного блюда с надписью; 17 — план терм I в. н. э. (а — фундаменты терм, б — мраморная облицовка, в—цемянковый пол, г — скамьи из цемянки); 18 — винодельня I в. н. э.; 19 — костяная пластина в виде головы Силена, аппликация мебели I в. до н. э.— I в. н. э.; 20 — светильник I в. н. э.; 21—красполаковая миска; 22 — игральная кость — астрагал; 23 — план городища и некрополя Коп: а — береговой обрыв; б — поселок с огородами; в — ямы; г—некрополь Кеп; 24 — светильник III—IV вв. н. э.; 25 — позднеантичное надгробие. Составитель О. Н. Усачева

Таблица XLIV. Кепы
I — план архаического дома; 2 — жертвенное блюдо; 3 — фрагмент расписного открытого сосуда VI в. до н. э.; 4 — ножка килика с граффито (нижняя плоскость, профиль); 5 — амфора VI в. до н. э.; в — клеймо кепской мастерской; 7 — мраморная жепская рука с рогом изобилия; 8 — терракота — мальчик с козлом; 9 — клеймо кепской мастерской, навершие крышки лекапы; 10 — план фундамента святилища II в. до н. 11 — мраморная статуэтка Афродиты; 12 — фрагмент ручки сосуда с изображением комической маски II—I вв. до н. э.; 13 — голова Куроса VI в. до н. э.; 14 — мраморный постамепт с посвящением Афродите; 15 — терракота — голова Афродиты I в. до н. э.— I в. н. э.; 16 — фрагмент мраморного жертвенного блюда с надписью; 17 — план терм I в. н. э. (а — фундаменты терм, б — мраморная облицовка, в—цемянковый пол, г — скамьи из цемянки); 18 — винодельня I в. н. э.; 19 — костяная пластина в виде головы Силена, аппликация мебели I в. до н. э.— I в. н. э.; 20 — светильник I в. н. э.; 21—красполаковая миска; 22 — игральная кость — астрагал; 23 — план городища и некрополя Коп: а — береговой обрыв; б — поселок с огородами; в — ямы; г—некрополь Кеп; 24 — светильник III—IV вв. н. э.; 25 — позднеантичное надгробие. Составитель О. Н. Усачева

Расцвет города относится к IV—II вв. до н. э., особенно к III—II вв. до н. э. В этот период идет оживленное строительство жилых и общественных зданий. Сохранились фундаменты небольшого святилища II в. до н. э., по-видимому, типа храма в антах, сооруженного на восточной окраине города (табл. XLIV, 10). Здание погибло в I в. до н. э. В его развалинах найдены монеты и много разнообразных предметов (табл. XLIV, 7, 9, 11). Среди них выделяются мраморная головка куроса или Аполлона конца VI в. до н. э. (табл. XLIV, 13), статуэтка Афродиты высотой около 0,53 м, изваянная из мрамора мастером восточносредиземноморской школы II в. до н. э. (рис. XLIV, 11); (Сокольский Н. И., 1964б). Терракотовая статуэтка Афродиты (табл. XLIV, 15), вотивная мраморная женская рука с рогом изобилия (табл. XLIV, 7) и др. позволяют считать данную постройку святилищем Афродиты. Об этом также свидетельствует обломок большого мраморного блюда V в. до н. э. с начальными буквами имени этой богини (табл. XLIV, 16), посвящение Спартока, сына Перисада, Афродите, вырезанное на мраморном пьедестале (табл. XLIV, 14) и целый ряд граффити на сосудах (табл. XLIV, 4). Судя по надписи на ножке чернолакового килика конца VI в. до н. э. в Кепах уже в это время существовал храм Афродиты и при нем был жрец Мальпагор (Сокольский Н. И., 1973б, с. 88). При раскопках святилища Афродиты были найдены половина мраморного тарапана и миниатюрный вотивный железный виноградарский нож. В III—II вв. до н. э. Кепы торговали с боспорскими и со средиземноморскими центрами, о чем говорят находки импортных амфор, пантикапейских и фанагорийских монет, изделия фанагорийских и пантикапейских гончаров, чернолаковая керамика и рельефная типа «мегарских» чаш (Усачева О. Н., 1978). Найдены формы для изготовления терракотовых статуэток. Клейма на сосудах (табл. XLIV, 6, 9) позволяют предполагать наличие керамической мастерской при одном из святилищ города (Сокольский Н. И., 1968). Слои конца II— I вв. до н. э. носят следы разрушений и последующих восстановительных работ, при которых использовали в качестве строительного материала обломки погибших сооружений и монументов. В слоях того времени встречено довольно много находок (табл. XLIV, 19-22).

К I в. н. э. относится керамическая обжигательная печь, две винодельни и термы, прямоугольные в плане с двумя помещениями, выступающими наружу. Внутри терм вдоль сырцово-кирпичных стен на каменном фундаменте были расположены цемянковые скамьи, облицованные плитками сероватого мрамора. В скамьях проходили каналы для подачи горячего воздуха. С севера и востока здание терм огибает водопровод, сложенный из грубообработанных камней, перекрытый плитами и черепицей. В месте прохождения водопровода под стеной терм он состоит из керамических труб, внутри которых лежала более узкая труба из свинцовой пластины (табл. XLIV, 17) (Николаева Э. Я., 1975, с. 77 сл.). В I в. вокруг города возводят мощпый оборонительный земляной вал, остатки которого сохранились в северной части городища (табл. XLIV, 23). В слоях II И III вв. открыты две винодельни (табл. XLIV, 18).

В III-IV вв. н. э. происходит заметное изменение в экономике и культуре города. В городские жилые комплексы включаются производственные постройки и зернохранилища. Среди керамических изделий большую группу составляет лепная посуда, светильники (табл. XLIY, 24). Город погибает в 70-ых годах IV в. н. э. во время нашествия гуннов. Яркую картину этой катастрофы дали раскопки на южной окраине города, где под рухнувшими остатками сырцовых стен дома обнаружен скелет убитого человека и в полуметре от головы найден клад, состоящий из 745 бронзовых монет последних царей Боспора, по-видимому, хранившихся в мешочке (Голенко К. В., Сокольский Н. И., 1968, с. 72).

К северо-востоку от города на склонах возвышенности находился грунтовый некрополь. В восточной части он сливался с курганным, тянувшимся цепочкой дальше к востоку по горе Цимбалка. Кроме того, курганы располагались группами к северу и югу от городища (Сокольский Н. И., 1963а, с. 100). Исследование грунтового некрополя проводилось с 1959 по 1970 г. Раскопана площадь не менее 6000 м2, открыто свыше 400 погребений, относящихся ко времени от второй половины VI в. до н. э. по III в. н. э. (Сокольский Н. И., Сорокина Н. П., 1966). Погребения группируются по следующим периодам: 1 — вторая половина VI—V вв. до н. э.; 2 —III— I вв. до н. э.; 3 — I—III вв. н. э. (см табл. XLV).

Для VI—V вв. до н. э. характерны земляные ямы округлой или прямоугольной формы, могилы, выложенные сырцовыми кирпичами и детские захоронения в амфорах. Покойников обычно клали головой на восток на спину с вытянутыми конечностями, реже хоронили в скорченном положении. Среди скорченных погребений выделяются два типа: I — положение на боку с подогнутыми ногами; II — положение на спине с согнутыми в коленях и поставленными стоймя ногами. Второй тип характерен для V в. до н. э. Первый прослеживается вплоть до первых веков нашей эры. Погребения сопровождали простые или расписные чернолаковые сосуды, стеклянные непрозрачные сосуды, глубокие красноглиняные миски, протофасосские амфоры или ойнохои. Воинов иногда хоронили с оружием: Мечами (акинаками), копьями, стрелами с бронзовыми и железными наконечниками. На исследованной территории не встретилось ни одного захоронения IV в. до н. э. Видимо, некрополь в это время был перенесен на другой участок. Но следует отметить, что в IV в. до н. э. быстро растет курганный могильник.

Основная группа открытых на грунтовом некрополе могил относится к III—I вв. до н. э. Выделяется шесть типов погребений этого времени. Сохраняются могилы в виде земляных ям, но они приобретают вытянутую овальную форму. Могилы с сырцовыми стенками встречаются редко и делаются узкими. По-прежнему используют для детских захоронений керамическую тару. К новым типам могил относятся захоронения под черепицами, подбойные могилы, земляные склепы. Самые ранние подбойные могилы и склепы датируются монетами второй половины III в. до н. э. Погребальный обряд III—I вв. до н. э. в основном продолжает традиции предшествующего периода: преобладает трупоположение с ориентацией покойных головою на восток с отклонениями. Изредка встречаются могилы с южной ориентировкой. Наряду с трупоположениями во II—I вв. до н. э. распространяется новый обычай — сожжение умерших. Кремация совершалась в самой могиле или же на стороне с последующим захоронением кальцинированных костей в специальных урнах, либо в сосудах. Инвентарь из могил III—I вв. до н. э. очень обильный: керамика в основном местного производства, бусы, боспорские монеты. Оружие не встречается. Для эпохи эллинизма характерно совершение тризн. Встречаются эсхары для возлияний и жертвенные столики из известняка. Тризны сопровождались иногда сожжением жертвоприношений на кострах; посуду, при этом, разбивали. Иногда при жертвоприношениях, связанных с погребениями в земляных склепах, совершались захоронения голов лошадей, коровы или целой собаки. Распространяется обычай ставить над могилами надгробия с рельефными изображениями женских и мужских фигур, всадников, а также антропоморфные надгробия. Некрополь III—I вв. до н. э. в основном характеризуется чертами греческого погребального обряда. Но появление во второй половине III в. до н. э. подбойных могил, характерная поза погребенного — положение руки на тазу и находка разбитого зеркала (в одном погребении II в. до н.э.), могут быть связаны с другой этнической группой населения Кеп — сарматами, которые стали вливаться в города Таманского полуострова несколько раньше, чем в города европейского Боспора.

Некрополь первых веков нашей эры располагался на том же месте, концентрируясь главным образом в северной части. Число вскрытых могил этого времени значительно меньше. Выделяются четыре типа погребений I—III вв. Ведущим из них остается могила в виде земляной ямы овальной формы. Детей продолжали хоронить в сосудах, используя для этого кувшины и даже кастрюли. Значительную группу могил составляют земляные склепы, которые отличаются от эллинистических большими размерами камер, залегавших иногда на глубине свыше 2 м и дромосов, имевших, кроме того, несколько иную форму. Не менее распространенными были подбойные могилы, у которых подбои выкапывались в разных сторонах, иногда очень глубоких колодцев. Заклад у некоторых могил этого типа делался из вальков серой материковой глины, но также и из сырцовых кирпичей как и в эпоху эллинизма. Перестали совершать тризны и сжигать умерших. Господствующим стало трупоположение при разнообразной ориентации покойных. Учащаются случаи расположения кистей правой или левой руки на тазу и перекрещенных в щиколотках ног. Преобладает вытянутое положение костяков, по встречается и скорченное, на правом или левом боку. В склепах, служивших семейными усыпальницами, видимо, нескольких поколений, число погребенных увеличивается. В камерах их стали располагать ногами ко входу, часто в деревянных гробах и даже саркофагах с раскрашенными налепами из гипса и глины. Исчез обычай класть в склепы черепицу или ее обломок, что было характерно для предшествующего времени. При отмеченных новых чертах погребального обряда неизменным остается ритуал наделения умерших предметами быта, туалета, украшениями и снова как в VI—V вв. до н. э.— оружием. Особенно богатым инвентарем отличались склепы. В могилах встречаются краснолаковая, простая и сероглиняная лощеная керамика, грубоглиняная лепная посуда, светильники, многочисленные бальзамарии и другие сосуды из стекла, терракоты, бусы, изделия из металла и даже скульптуры, над погребениями продолжают ставиться надгробия (табл. XLIV, 25 и XLV).

Таблица XLV. Некрополь Кеп Составитель II. П. Сорокина

Таблица XLV. Некрополь Кеп
Составитель II. П. Сорокина

Патрей

На северном берегу Таманского залива, у современного поселка Гаркуши находится обширное городище, которое отождествляется с упоминаемым древними авторами Патреем. Согласно Гекатею Милетскому, в передаче Стефана Византийского, Патрей был городом, Страбон (XI, 2,8) называет его селением. Краткое описание этого городища было сделано в XIX в. (Герц К. К., 1870, с. 107 сл.) В 1926, 1927 гг. городище подверглось археологическому обследованию и в 1928 г. здесь проведены первые разведочные раскопки (Башкиров А. С., 1927; 1928; 1950). В 1931 г. на городище работала экспедиция ГАИМК (Миллер А. А., 1932б), Систематические археологические исследования Патрея велись с 1948 по 1951 гг. и в 1960, 1961 гг. (Башкиров А. А., 1950; 1957). В 1964, 1965 гг. и в 1969, 1970 гг. раскопками городища руководил Н. И. Сокольский.

Таблица XLVI. Крепости на Фанталовском полуострове 1 — схема расположения крепостей; 2 — Каменная Батарейка, план; 3 — Батарейка I, разрез оборонительной стены и вала; 4 — Батарейка I, план сохранившейся части крепости; 5 — Иатрей, план крепости; 6—17 — находки из раскопок различных памятников: 6 — лепной кувшин; 7 — фрагмент бронзового замка; 8 — железный ключ; 9 — бронзовое зеркало; 10 — светильник; 11 — краснолаковая чаша с обуглившимся виноградом; 12 — светлоглипяная амфора; 13 —сероглиняный кувшин; 14 — гончарный горшок; 15 — краснолаковое блюдо; 16 — лощеный кувшин; 17 — краснолаковая чаша: а — городища; б — валы; в —- древняя береговая линия и заболоченные участки; г — древние города и поселения; 6—11, 13, 14, 17 — Батарейка II; 12, 15, 16 — Батарейка I. Составитель Ю. М. Десятчиков

Таблица XLVI. Крепости на Фанталовском полуострове
1 — схема расположения крепостей; 2 — Каменная Батарейка, план; 3 — Батарейка I, разрез оборонительной стены и вала; 4 — Батарейка I, план сохранившейся части крепости; 5 — Иатрей, план крепости; 6—17 — находки из раскопок различных памятников: 6 — лепной кувшин; 7 — фрагмент бронзового замка; 8 — железный ключ; 9 — бронзовое зеркало; 10 — светильник; 11 — краснолаковая чаша с обуглившимся виноградом; 12 — светлоглипяная амфора; 13 —сероглиняный кувшин; 14 — гончарный горшок; 15 — краснолаковое блюдо; 16 — лощеный кувшин; 17 — краснолаковая чаша: а — городища; б — валы; в —- древняя береговая линия и заболоченные участки; г — древние города и поселения; 6—11, 13, 14, 17 — Батарейка II; 12, 15, 16 — Батарейка I. Составитель Ю. М. Десятчиков

Древнейшее поселение возникло в третьей четверти VI в. до н. э. в западной части городища и существовало до второй половины V в. до н. э. В жилищном строительстве этого поселка широкое применение получили глина и слоевые субстракции. Здесь открыты части нескольких строений, в том числе помещение с круглой в плане домашней печью и большое количество зерновых ям (АО, 1965 г., с. 128). Впоследствии поселение перемещается к востоку. Следов поселения IV—III вв. до н. э. пока не обнаружено. Ко II—I вв. до н. э. относится часть монументальной каменной мостовой и фундаменты большого здания с завалом расписной штукатурки на полу. В начале I в. до н. э. город подвергся разрушению, сопровождавшемуся пожаром и гибелью части населения, о чем свидетельствует находка в подвале двух человеческих скелетов (Башкиров А. С., 1957, с. 353, сл.). В конце I в. до н. э,— начале I в. н. э. здесь сооружается крепость, входившая в единую систему укреплений северо-западной части Таманского полуострова. По периметру ее был вырыт ров, а из вынутой при рытье земли на подрезанный материк был насыпан глиняный вал высотой 2,60 м. На поверхности вала была возведена из сырцовых кирпичей (0,52 X 0,52 X Х0,07 м) оборонительная стена толщиной 3,60 м. По-видимому, крепость была прямоугольной (табл. XLVI, 5). На восточной стороне ее находились ворота шириной 3,65 м, защищенные с обеих сторон прямоугольными пилонами 6,70X1,90 м (АО, 1965 г., с. 127). Внутри была насыпана мощная платформа, на которой располагались блоки помещений, построенные по единому плану из аналогичных сырцовых кирпичей на каменных фундаментах и разделенные узкими переулками с черепяными вымостками. В начале II в. крепость погибла в пожаре. Но жизнь на городище вскоре возобновляется, причем в пределах крепости новая застройка полностью повторяла планировку предшествующего периода. В конце II в. н. э. жилые дома подвергаются новой перестройке. Расположение новых по строек, сооруженных из сырцовых кирпичей на каменных фундаментах, отличается от нижележащих домов. Найдены зерновые ямы, вкопанные пифосы, остатки двух виноделен, нижняя часть керамической обжигательной печи. В середине III в. н. э. город подвергается новому разрушению, которое, судя по монетам третьего Патрейского клада, произошло около 251 г. и может быть связано с походами варварских племен. В позднеантичное время жизнь в городе продолжалась. Как показывают строительные остатки и монеты второго Патрейского клада, гибель античного города связана с движением гуннов в 70-ых годах IV в. (Голенко К. В., 1960).

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика