Каргер М.К. Погребение киевского дружинника X в.

К содержанию 5-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Еще раскопками Д. В. Милеева в 1908—1911 гг., главной задачей которых было изучение Десятинной церкви как архитектурного памятника, под субструкциями церкви X в. было обнаружено значительное количество погребений, более древних, чем сама церковь. Эти погребения Д. В. Милеев правильно отнес к дохристианской поре, датируя их концом IX—X вв. Значение этого древнего Киевского некрополя для понимания древнейшего периода истории Киева Д. В. Милеевым не было достаточно оценено. Раскопки 1936—1939 гг., проведенные Институтом археологии Академии наук УССР на территории Десятинной церкви, дали вновь значительное количество погребений до христианской поры.

Сопоставление этих погребений, раскопанных на территории Десятинной церкви, с погребениями, найденными при случайных земляных работах в различных районах древнего города, вплоть до Золотых ворот, позволило нам реконструировать облик огромного древнего Киевского некрополя, существовавшего в IX—X вв. за валом, ограждавшим древнейшее городище. Основные итоги этого исследования были изложены в наших докладах на пленуме ИИМК, посвященном памяти Н. Я. Марра, 20 января 1939 г. 1 и на заседании Ученого совета Института археологии Академии наук УССР 27 февраля 1939 г.

Собранные нами сведения о случайных находках за 100 лет и материалы систематических раскопок конца XIX — начала XX в. позволили установить свыше 150 погребений различной сохранности и значения. Большая часть этих погребений представляла курганные могилы с трупоположением 2.

Изучение погребений IX — начала X в. в Киеве позволило установись, что массовый тип погребений Киевского некрополя IX — начала X в. представляет погребение в деревянном гробе, сбитом железными гвоздями, в грунтовой могиле с небольшой курганной насыпью над нею.

На ряду с массовыми погребениями этого типа, в составе того же Киевского некрополя в разное время было обнаружено несколько богатых погребений с гораздо более сложным устройством могилы. Погребения эти сделаны в большом подземном деревянном срубе, перекрытом бревенчатым накатом. Инвентарь погребений этого типа резко отличается от инвентаря массовых погребений. Богатое вооружение, богатые одежды и драгоценные украшения, скелет коня и пышная конская упряжь, находимые в погребениях этого типа, не оставляют сомнений в том, что это погребения знатных представителей княжеской дружины. Большая часть погребений этого типа, к сожалению, была обнаружена при случайных земляных работах или же раскопками, методическая сторона которых и особенно графическая фиксация оставляли желать многого.

Рис. 17. Десятинная церковь. Погребение дружинника. 1 — остатки ведра (железные части); 2 — стремена; 3 — пряжки; 4, 7 — наременные украшения; 5 — удила; 6 — обломки сосуда; 8 — скрепы металлические; 9 — стрелы; 10 — кости человека; 11 — топорик; 12 — копье.

Рис. 17. Десятинная церковь. Погребение дружинника. 1 — остатки ведра (железные части); 2 — стремена; 3 — пряжки; 4, 7 — наременные украшения; 5 — удила; 6 — обломки сосуда; 8 — скрепы металлические; 9 — стрелы; 10 — кости человека; 11 — топорик; 12 — копье.

Благодаря этому устройство могильного сооружения, состав и особенно расположение инвентаря в могиле не могли быть восстановлены с желаемой полнотой и точностью. Сказанное делает понятным, какой исключительный интерес представляет погребение этого типа, обнаруженное среди прочих погребений Киевской экспедицией Института археологии Академии наук УССР в 1939 г.

Это погребение знатного дружинника было раскрыто при раскопках развалин Десятинной церкви, в западной части центрального нефа. Могильное пятно было обнаружено в лёссе при зачистке дна рва от продольного фундамента церкви по линии северных столбов центрального нефа, на глубине 2.90 м от уровня современной поверхности. Могильное пятно, имевшее форму квадрата, в юго-западный угол которого врезался фундамент северо-западного столба новой Десятинной церкви (XIX в.), было перекрыто деревянными субструкциями фундаментов древней Десятинной церкви. Ниже этих субструкций обнаружен завалившийся деревянный накат, сооруженный из брусьев, положенных в два ряда перпендикулярно один к другому. Под завалом наката были расчищены северная, восточная и южная стены квадратного сруба, рубленого „в обло“, от которого сохранился лишь один нижний венец. Бревна развалившейся восточной стенки сруба были обнаружены под завалом наката. Бревна нижнего венца лежали на 1.40 м ниже самой высокой точки сруба, поскольку ее можно было установить по сохранившимся частям наката, покрывавшего сруб в древности. Таким образом высота сруба была не менее 1.40 м. Средняя высота сохранившихся частей южной стенки 0.75 м, восточной — 0.95, северной — 0.35 м. Длина восточной стенки сруба 2.60 м, южной — 2.80 м, однако нет уверенности в том, что длина южной стенки сохранилась полностью, так как столб церкви XIX в. перерезает западный конец стенки. Западная стенка сруба полностью разрушена фундаментом северо-западного столба новой Десятинной церкви. Этот же столб разрушил западную часть северной стены сруба. Пол (или дно) сруба был сплошь покрыт деревянным накатом, упавшим и прикрывшим инвентарь погребения. Этот упавший верхний накат лежал на 0.35 м ниже дна рвов от фундамента церкви, что и было причиной хорошей сохранности погребения в срубе. 3 Под верхним нака¬том на деревянном полу сруба, лежавшем непосредственно на лёссе, было расчищено погребение большого научного значения (рис. 17).

Рис. 18. Десятинная церковь. Инвентарь из погребения дружинника. 1 — наконечник копья; 2—18 — наконечники стрел; 19 — топорик; 20—24 — пряжки; 25—33 — наременные украшения; 34 — удила; 35 — стремена.

Рис. 18. Десятинная церковь. Инвентарь из погребения дружинника. 1 — наконечник копья; 2—18 — наконечники стрел; 19 — топорик; 20—24 — пряжки; 25—33 — наременные украшения; 34 — удила; 35 — стремена.

Вдоль южной стенки сруба лежал костяк, верхняя часть которого (до таза) не сохранилась. Повидимому, при закладке столба новой церкви, провалившийся деревянный накат сруба привлек чье-то внимание, и верхняя часть скелета вместе с одеждами и частью вооружения была из гробницы извлечена. Нижняя часть скелета, в свою очередь, была повреждена фундаментом столба новой церкви. Слева от костяка, т. е. между южной стеной сруба и скелетом, были найдены боевой топор (рис. 18, 19) и железный наконечник копья (рис. 18, 1). Во втулке топора сохранились остатки деревянной рукоятки. В северо-восточном углу под развалом верхнего наката и восточной стенки был найден in situ отлично сохранившийся комплекс погребального инвентаря. Почти в самом углу лежало несколько фрагментов глиняного сосуда, сделанного на гончарном круге. В склеенном виде фрагменты представляют стенку сосуда со слабо ото¬гнутым венчиком и линейным орнаментом по плечикам. В глине большая примесь кварца, обжиг плохой. В том же северо-восточном углу сруба лежали истлевшие деревянные и перержавевшие железные части большого колчана, внутри которого было найдено 15 стрел. Сохранились не только железные наконечники стрел, но частично и древки (рис. 18, 2—18). Форма стрел ромбовидная. Поверх нижней части колчана лежали конские железные удила, а рядом с ними, ближе к центру сруба, пара железных стремян. Тут же найдены куски кожаных ремней с прикрепленными к ним семью сердцевидными бронзовыми орнаментированными бляшками (рис. 18, 25—33) и четырьмя железными пряжками; прикрепление пряжек к коже проследить не удалось в виду плохой сохранности кожи в местах прикрепления. На одном из кусков кожи была прикреплена массивная серебряная пряжка (застежка) с звериным орнаментом (рис. 18, 25-26).

Несмотря на то, что в гробнице не было обнаружено скелета коня, находка полного ассортимента конской упряжи не оставляет сомнения в том, что погребение коня (целиком или разрубленного на части) находилось в западной разрушенной части сруба.

К западу от стремян (в 0.40 м) в средней части сруба, ближе к северной стенке, расчищены три железных обруча и дужка от развалившегося деревянного ведра.

В гумусном заполнении сруба (над накатом) было найдено несколько фрагментов керамики, три железных гвоздя, астрагал, обломки человеческих костей. Не исключено, что эти предметы были выброшены из западной (разрушенной) части сруба при закладке фундамента столба церкви XIX в.

К содержанию 5-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. М. К. Каргер. Дофеодальный период истории Киева по археологическим данным. Краткие сообщения…, вып. I, Лгр., 1939, стр. 9—10.
  2. Это обстоятельство, повидимому, и вводило в смущение старых археологов. Еще А. А. Спицын не раз указывал, что трупоположение становится нормальным типом погребений на Руси только в XI в. Именно поэтому А. А. Спицын датировал почти все погребения, найденные в Киеве, временем после XI в. Ошибочность этого мнения ныне не вызывает сомнений.
  3. За исключением той части сруба, которая попала под фундамент столба новой церкви.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика