Каминский B.Н. О конструкции лука и стрел северокавказских аланов

К содержанию 170-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В 1976 г. Е. А. Милованов и А. А. Иерусалимская опубликовали материал о луке из известного могильника Мощевая балка, который давал представление о конструкции этого вида оружия у северокавказских аланов 1. Новые находки в Мошевой балке позволяют существенным образом уточнить и дополнить эти данные.

В 1978 г. мне сообщили о разграблении одного из погребений могильника. Выезд на место показал, что погребение находилось под скальным навесом, у основания которого расположен могильник, в его центральной части. При зачистке погребения выяснилось, что костяк и инвентарь в основном остались нетронутыми. Костяк был вытянут на спине, ориентировка юго-западная. В погребении найдены сероглиняный кувшин-чайник, деревянные ножны с ножом, пенал, рукояти секиры, тесла и плети, сложенный вдвое кожаный горит и находившиеся у левого бока умершего деревянный колчан со стрелами и лук в кожаном налучье 2. Найденный в этом погребении лук и многочисленные фрагменты из сборов предыдущих лет, хранящиеся в различных собраниях, дают возможность судить о конструкции сложносоставных аланских луков.

Как известно, в типологическом плане луки из могильника Мощевая балка делятся на. два типа: 1) с цельной деревянной основой и 2) сложносоставные, с деревянной основой из двух отдельных частей, соединенных в области рукояти. Луки первого типа хорошо освещены в литературе 3.

Луки второго типа изготовлялись из кизила, реже — из клена 4, усиливались сухожилиями, роговыми и костяными обкладками. Вырезанные отдельно две половины деревянной основы соединялись в области рукояти двумя способами. В некоторых случаях на одной половине деревянной основы вырезали прямоугольный шип, на другой — паз. После их соединения в боковой поверхности пробивали отверстие, в которое для прочности соединения вставляли деревянный штифт (рис., 4) 5. В других случаях концы плечей суживались до 10—12 мм и утончались. После этого их наклеивали друг на друга, а сверху добавляли упорную планку (рис., 5). В обоих случаях прочность соединения достигалась склеиванием деталей. Использовали клей темно-коричневого цвета, очевидно, приготовленный из рогов и копыт молодняка крупного рогатого скота. Из-за отсутствия точных хронологических данных пока нельзя сказать, одновременно или в разное время существовали эти два способа.

Плечи луков в сечении были сегментовидными. Для придания луку большей упругости и в связи с тем, что наибольшее напряжение при стрельбе возникает на спинке, ее укрепляли продольно расположенными сухожилиями от середины одного до середины другого рога. Сухожилия проклеивались по всей длине. В области рогов концы их заклеивались сверху полоской кожи, у основания рога кольцеобразно наносили второй кожаный слой (рис., 6). Полоска кожи проклеивалась поверх сухожилий и там, где они проходили через рукоять. Кожаное покрытие иногда окрашивали охрой. С внутренней стороны плечи усиливали роговыми обкладками, выполнявшими функцию пружины.

В центральной части луков находилась рукоять-перехват. Деревянная основа в области рукояти имеет прямоугольное сечение. С внешней стороны через рукоять проходили сухожилия, с внутренней — находилось соединение роговых обкладок, усиливавших плечи. С боковых сторон перехват усиливали костяными обкладками (рис., S), после чего всю рукоять обклеивали берестой. Рога аланских луков для жесткости и большей массивности, которая гасила вибрацию, что очень важно для рефлексирующих луков 6, имели треугольное сечение (рис., 6). С трех сторон их усиливали костяными обкладками (рис., 7, 9). На двух боковых сторонах делали вырезы для тетивы (рис., 7). Такие луки имели четыре работавших на излом узла, где возникало критическое напряжение при стрельбе. Поэтому их усиливали обмоткой из сухожилия 7.

Рис. Лук и стрелы из могильника Мощевая балка. 1 — лук в походном положении; 2 — рог лука; 3 — лук в боевом положении (тетива не изображена); 4, 5 — способы скрепления деталей сложносоставного лука; 6 — деревянная основа рога лука; 7—9 — костяные и роговая обкладка рога лука; 10, 11 — стрелы (реконструкция)

Рис. Лук и стрелы из могильника Мощевая балка. 1 — лук в походном положении; 2 — рог лука; 3 — лук в боевом положении (тетива не изображена); 4, 5 — способы скрепления деталей сложносоставного лука; 6 — деревянная основа рога лука; 7—9 — костяные и роговая обкладка рога лука; 10, 11 — стрелы (реконструкция)

При установке на лук тетивы он выгибался в обратную сторону и принимал фигурные очертания с четко выраженной рукоятью, круто изогнутыми плечами и расходящимися в стороны, слегка закругленными рогами (рис., 3). Такие очертания приобретают луки с пятичленным делением. Эта черта, а также некоторые детали конструкции роднят аланские луки с сасанидскими 8. Вероятно, они имели общее происхождение, а затем их развитие шло разными путями. Длина луков колебалась от 1,2 до 1,5 м. Обычно размеры лука определялись ростом и физической силой владельца. Важная особенность аланских луков заключается в том, что угол между рогом и плечом на одном конце на 10—15° больше угла на другом (рис., 1). Луки с разными углами между плечом и рогом найдены в Майкопском округе на Кубани 9 и в Мощевой балке. Это дает основание рассматривать такую особенность не как следствие деформации. Разность углов связана с тем, что при подготовке к стрельбе стрела устанавливалась в верхней части перехвата и, таким образом, смещалась от центра лука вверх. В результате пятка стрелы делила тетиву на два рычага, один из которых был длиннее другого. Большой рычаг сообщал большую силу, которая и смещала стрелу во время полета от оси прицеливания. Чтобы уравнять эти рычаги, верхний угол между плечом и рогом увеличивался.

Интересен вопрос о том, в каком положении носили аланские воины сложносоставные луки. Судя по изображениям в позднесасанидских памятниках, сложносоставные луки носили со спущенной тетивой в узких изогнутых кожаных налучьях 10.

Один из луков Мощевой балки, в уже упоминавшемся разграбленном погребении, найден со спущенной тетивой (рис., 1) именно в таком налучье. Здесь же находился сложенный вдвое колчан-горит. Эта находка подтверждает предположение, что в повседневной жизни луки носили со спущенной тетивой. Поэтому можно говорить о двух положениях ношения лука: походном, или повседневном, и боевом. В боевом положении луки носили в горитах. Гориты крепились ремнями за две кожаные или железные петли, одна из которых находилась в верхнем углу, другая — на месте изгиба горита по форме лука. С тыльной стороны горит имел клапан для хранения запасной тетивы. Гориты такого типа найдены в Мощевой балке 11 и катакомбах Рим-горы 12. Спуск тетивы в обычных условиях объясняется стремлением сохранить упругость лука, которая определяла боевые качества этого оружия.

Аланские стрелы наиболее полно представлены в материалах Змейского могильника 13 и Мощевой балки. В упоминавшемся погребении из Мощевой балки найден деревянный колчан с пятью прекрасно сохранившимися стрелами, изготовленными из березы и ясеня. Они имеют длину от 0,60 до 0,80 м и толщину от 0,8 до 1 см. Длина их зависела, вероятно, не столько от размеров луков, сколько от назначения стрел. Толстые короткие стрелы имели бронебойные наконечники и предназначались для стрельбы на близкие расстояния. Тонкие и длинные стрелы служили для поражения целей на больших дистанциях. Большинство стрел имело трехперое оперение, которое изготовлялось следующим образом. Перо расщеплялось так, чтобы у стержня оставалась вместе с опахалом. После этого опахало с таким стрежнем приклеивалось к древку. Концы стержней оперения дополнительно обматывали жилами или конским волосом. Иногда оперение спускалось до выреза для пальцев на пятке стрелы и слегка загибалось дугой влево. Это придавало стреле вращательное движение. Такое оперение характерно для коротких толстых стрел (рис., 10). В других случаях оперение было прямым и высоко поднятым над пяткой (рис., 11). Длина его колебалась от 10 до 15 см. Как показывают материалы по этнографии казахов, длина оперения зависела от размеров и веса наконечника стрелы 14.

Вырезы для пальцев на пятке стрелы и концы древка возле наконечника обматывались сухожилиями. Такая обмотка предохраняла пальцы от соскальзывания при стрельбе, а конец древка — от раскола при ударе в цель. Диаметр древка стрел возле наконечника определялся диаметром упора на наконечнике. Это уменьшало сопротивление воздуха и увеличивало скорость полета стрелы. На некоторых стрелах пятка окрашена в темно-синий цвет. А. Ф. Медведев и В. П. Курылев считают это своеобразной маркировкой, облегчавшей выбор нужной стрелы в колчане 15. Однако некоторые находки в Змейском могильнике и Мощевой балке показывают, что стрелы в колчанах хранились наконечниками вверх 16, что противоречит такому выводу. На одном фрагменте стрелы из Мощевой балки имеется вырезанный тамгообразный знак 17. По-видимому, в VII—X вв. на стрелах, как на личном оружии, начинают ставить клеймо.

Новые наблюдения над стрелковым оружием аланов позволяют полнее проследить технологию изготовления сложносоставных луков, их конструктивные особенности, подчеркивают продуманность конструкции каждой детали, где все подчинялось одной цели — сделать лук и стрелы надежными, точными, удобными. Как уже отмечалось, луки изготовляли из кизила и клена, древки стрел — из березы и ясеня. Кизил — одна из самых твердых пород дерева; к твердым породам относятся береза, ясень и клен. Выбор материала также был подчинен достижению прочности и надежности оружия. Все это позволяет сделать вывод, что стрелковое оружие северокавказских аланов не уступало по своим боевым качествам однотипному оружию других народов в тот же исторический период.

К содержанию 170-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Милованов Е. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой балки.— СГЭ, 1976, XLI.
  2. Материал хранится в Краснодарском государственном историко-археологическом музее-заповеднике, инв. № 5241.
  3. Милованов Е. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой балки.
  4. Определения пород дерева проведены сотрудником Государственного Эрмитажа А. И. Семеновым, за что выражаю ему глубокую благодарность.
  5. Все рисунки деталей даны для «походного» положения луков.
  6. Литвинский Б. А. Сложносоставной лук в древней Средней Азии.— СА, 1966, № 4, с. 66.
  7. Милованов Е. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой балки, с. 41; Медведев А. Ф. Ручное метательное оружие.— САИ, 1966, вып. Е1-36, с. 12.
  8. Литвинский Б. А. Сложносоставной лук…, с. 61, 69.
  9. Zakharov A., Arendt V. Studia Zevediса. Archaeologischer Beitrag zur Geschichte der Altungarn in IX Jh.— Archaeologia Hungarica, 1934, p. 61, fig. 25.
  10. Орбели И. А., Тревер К. В. Сасанид- ский металл. М.; Л., 1935, табл. 3, 20.
  11. Милованов Е. А., Иерусалимская А. А. Лук из Мощевой балки, с. 43.
  12. Рунич А. П. Катакомбы Рим-горы.— СА, 1970, № 2, с. 206.
  13. Кузнецов В. А. Змейский катакомбный могильник (по раскопкам 1975 г.).—МАДИСО, 1961, I, с. 86, 87.
  14. Курылев В. П. Оружие казахов.— Сборник МАЭ, 1978, XXXIV, с. 19.
  15. Медведев А. Ф. Ручное метательное оружие, с. 20; Курылев В. П. Оружие казахов, с. 19.
  16. Кузнецов В. А. Змейский катакомбный могильник…, с. 86, 87. Соответствующие материалы могильника в Мощевой балке не опубликованы.
  17. Фонды Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника, инв. № 4978.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/kaminskiy-o-konstruktsii-luka-i-strel-severokavkazskih-alanov/