К юбилею Валентины Ивановны Козенковой

К содержанию журнала «Российская археология» (2006, №4)

Валентина Ивановна Козенкова

Более 40 лет связывает авторов с юбиляром крепкая творческая дружба и любовь к кавказской археологии. Пройдя, как говорится, “с младых ногтей” в кавказоведении “класс” Валентины Ивановны Козенковой, от всей души хочется выразить ей через журнал, которому она отдала десяток лет своей научной жизни, глубокую признательность и пожелать еще долгие годы быть “в строю”.

Валентина Ивановна Козенкова, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела скифо-сарматской археологии ИА РАН, член Ученого совета Государственного музея Востока, родилась 17 ноября 1931 г. в Смоленской (ныне Калужской) области в крестьянской семье, но с двух лет ее жизнь — это жизнь на рабочей окраине Москвы между Донгауэровской слободой и Лефортово рядом со знаменитым Владимировским трактом (ныне Шоссе Энтузиастов).

Как вспоминает Валентина Ивановна, интерес и необыкновенная тяга к древней истории выросли из любви к чтению, а еще ей повезло со школьными учителями, преподавателями истории, М.К. Савостиной и Н.Ф. Елисеевым. Ведь “Песнь о Роланде”, речитативы немецких местерзингеров, пламенную “Теруань де Мерикур” и “Песнь о купце Калашникове и опричнике Кирибеевиче” она знала до окончания школы. В 1951 г. ею без колебаний был выбран исторический факультет Московского государственного университета. Сразу после первого курса, еще до начала узкой специализации, Валентина Ивановна приняла участие в археологической экспедиции академика А.П. Окладникова, работая в отряде Н.Н. Дикова по исследованию неолитических поселений на островах Лесной и Сосновый на Ангаре, в зоне затопления в связи со строительством Иркутской ГЭС.

Валентина Ивановна — ученица профессора Л.Р. Кызласова. Именно ему и великолепной плеяде археологов, которые вели курсы на кафедре археологии в то время (А.В. Арциховский, С.В. Киселев, Б.Н. Граков, С П. Толстов и др.), а также атмосфере научного товарищества, которая культивировалась на кафедре, она обязана решением посвятить свое будущее археологии. В 1953 и 1954 гг. Валентина Ивановна приняла участие в работах Киргизской экспедиции под руководством Л.Р. Кызласова. В Чуйской долине на раскопках древнего Баласагуна (Ак-Бешим) она постигала азы работы с сырцовыми кладками буддийского и несторианского храмов раннего средневековья, а на берегах озера Иссык-куль, под руководством Л.П. Зяблина, — методику раскопок средневековых курганов. В 1955 г., закончив университет как специалист по средневековой археологии Средней Азии, она (несмотря на рекомендацию в аспирантуру) уехала по распределению на работу в краеведческий музей города Андижан в Ферганской долине. Проведенные там четыре года оказались полезной школой самостоятельного применения полученных знаний и навыков московской выучки. В музее был создан научно обоснованный отдел археологии и этнографии, проведены разведки и картографирование местных археологических памятников, полностью раскопана крепость-храм кушанского периода Гайрат-тепе и ряд могильников. Об уникальной Гайрат-тепе написана одна из первых статей В.И. Козенковой. Она, а также другие статьи по среднеазиатской тематике были опубликованы во вновь организованном периодическом журнале “Советская археология”. Андижан стал гостеприимной базой для приезжающих сюда археологов А.П. Окладникова, Ю.А. Заднепровского, Г.А. Брыкиной, Н.Г. Горбуновой, Б.З. Гамбурга и др.

В 1959 г., после возвращения в Москву, в силу ряда жизненных обстоятельств Валентина Ивановна была вынуждена сменить научную тематику. Летом 1960 г. в составе отряда P.M. Мунчаева она уехала в Чечню на раскопки древнего поселения близ с. Сержень-Юрт, одного из основных объектов работы Северокавказской археологической экспедиции (СКАЭ) под руководством Е.И. Крупнова. С этого времени Валентина Ивановна стала постоянным сотрудником Института археологии, началось ее становление как кавказоведа. И по сей день вся творческая научная жизнь юбиляра посвящена северокавказской археологии. За прошедшие 45 лет ею опубликовано более сотни статей, десять монографий, многие из которых постоянно востребованы коллегами.

Хотя формально Е.И. Крупнов не был руководителем Валентины Ивановны, она тем не менее считает себя его ученицей, так как опыт, полученный при работе с ученым, оказался бесценным. А ее собственный археологический опыт и такие черты характера, как методичность, самоотверженное служение делу, скрупулезность в подходе к полученным материалам, организационные способности пригодились новому коллективу. Уже в 1963 г. Валентина Ивановна возглавила Предгорный отряд СКАЭ и руководила им до 1975 г., полностью закончив исследование первоклассного археологического комплекса: поселения-убежища и могильника кобанской культуры у с. Сержень-юрт.

Ведя работы на своих основных объектах, Валентина Ивановна стремилась перенять полевой опыт коллег по экспедиции. Она параллельно принимала участие в исследованиях отряда P.M. Мунчаева у селений Бамут и Гвардейское. Во второй половине 1960-х годов в отряде В.И. Марковина участвовала в раскопках Курчалоевского поселения-зольника, а также в разведках и раскопках в Северной Осетии и в Краснодарском крае (исследования и обмеры дольменов). В составе отряда О.В. Милорадович В.И. Козенкова принимала участие в раскопках курганов близ станицы Афипской на Кубани. Пригодился опыт Валентины Ивановны как квалифицированного “полевика” и при выполнении экстренных заданий Полевого комитета Института археологии при доследовании объектов, попадавших в зону разрушения при хозяйственных работах. В 1970-х годах такими важными объектами оказались курганы у станицы Ново-Титаровская Краснодарского края, где были раскрыты ранние погребения, послужившие в дальнейшем отправной точкой для выделения А.Н. Геем новотитаровской археологической культуры ранней бронзы. А еще было участие в работах на Ставрополье при прокладке Большого Ставропольского канала: в 1974 г. — в составе Краснознаменского отряда (начальник В.Г. Петренко), Чограйского отряда (начальник В.А. Кореняко). В 1976-1977 гг. в связи с начавшейся работой над Сводом источников по кобанской культуре были проведены небольшие исследования в Ингушетии и Северной Осетии (могильник у с. Карца). Но особо следует отметить изыскания Валентины Ивановны Козенковой в 1977 и 1978 гг. в Карачаево-Черкесии, где совместно с В.Б. Ковалевской ею велись раскопки поселения и могильника Уллубаганалы кобанской культуры. Безусловно, выдающимся открытием было доследование в 1978 г. могильника у с. Терезе. Последний оказался знаменательной вехой в обобщении данных о наличии обряда кремации в кобанской культуре, что является заслугой именно Валентины Ивановны в кавказоведении.

Огромный опыт полевой работы лежит в основе всех обобщающих научных трудов В.И. Козенковой. В 1969 г. на
Ученом совете Института археологии ею была защищена в качестве кандидатской диссертации рукопись “Кобанская культура на территории Чечено-Ингушетии”. Материалы и основные выводы этой работы вошли в 1975 и 1982 гг. в первые две монографии начатой ею серии Сводов археологических источников СССР (главный редактор — академик Б.А. Рыбаков). Это большое, требующее скрупулезной точности и выверенности данных издание было продолжено в дальнейшем в выпущенных в 1989, 1995 и 1998 гг. еще трех томах Свода источников, посвященных западному варианту кобанской культуры. Первый опыт систематизации и классификации такого объемного материала не мог обойтись без ряда недочетов, тем не менее эти книги остаются по-прежнему необходимыми тем, кто желает познакомиться с оригинальными изделиями древних мастеров и получить научно обоснованную справку по многим памятникам Северного Кавказа. Особенно это важно нам, университетским преподавателям.

Системное теоретическое обобщение данных по кобанской культуре легло и в основу научного доклада Валентины Ивановны Козенковой “Большой Кавказ в XIV-IV вв. до н.э. (кобанская культура: модель тысячелетия развития)”, за который ей была в 1990 г. членами Ученого совета ИА РАН единогласно присуждена степень доктора исторических наук. Основополагающие выводы доклада в развернутом виде вошли в опубликованную в 1995 г. монографию “Культурно-исторические процессы на Северном Кавказе в эпоху поздней бронзы и в раннем железном веке (узловые проблемы происхождения и развития кобанской культуры)”. Важной частью этого труда является долгими годами вынашивавшаяся концепция о переходной так называемой протокобанской группе, содержащая совершенно новый взгляд на формирование кобанской культуры. Проблема датирования кобанских древностей — второй ключевой момент проделанной работы. Проанализировав все подходы предшественников к данному вопросу, Валентина Ивановна не только предложила собственную упорядоченную периодизацию кобанской культуры, но и убедительно показала, какое место занимают эти древности в системе культур эпохи поздней бронзы — раннего железа Кавказа, Закавказья, Восточной и Центральной Европы. Хочется привести слова из предоставленного Валентиной Ивановной отзыва на ее диссертацию доктора исторических наук К.Х. Кушнаревой: “Я высоко ценю тот вклад, который внесла В.И. Козенкова в кавказоведение. Ее фундаментальные труды отличаются глубиной исследования, отличным знанием источников, большой эрудицией в области кавказской и европейской литературы, разработкой широких проблем, постоянным поиском научной истины”. И действительно, научные труды Валентины Ивановны отличают особая обстоятельность и отсутствие торопливости в заключениях. Иногда от тезисного изложения темы полноценную статью отделяет не один год, пока автор еще раз взвесит и дополнит то или иное предположение или вывод. Эти качества работ Валентины Ивановны не прошли мимо внимания зарубежных коллег. В Англии, Болгарнии, Венгрии были опубликованы некоторые ее статьи. Интерес к работам В.И. Козенковой проявили немецкие коллеги, предложив полную публикацию в Германии материалов Сержень-юртовского могильника. Рукопись ушла за границу в 1987 г., а в 1992 г. вышла в виде добротно изданной книги. Только в 2002 г. ее доработанное и дополненное переиздание появилось на русском языке, как раз под пару вышедшему перед этим в 2001 г. монографическому исследованию Сержень-юртовского поселения. Тщательностью отличается и новая, опубликованная в 2005 г. книга Валентины Ивановны, посвященная уникальному по погребальному обряду и атрибуции сопровождающих вещей могильнику близ аула Терезе в Карачаево-Черкесии. Сложный памятник потребовал от автора всеобщего качественного сравнительно-исторического анализа материальных признаков этого неординарного объекта кобанской культуры. В результате была приоткрыта еще одна неизвестная страница в северокавказских древностях конца II — начала I тысячелетия до н.э.

Институт археологии для Валентины Ивановны всегда был и остается родным домом. И, наверно, поэтому многие не имеющие прямого отношения к научной работе поручения руководства исполнялись ею неукоснительно, будь то наведение порядка в подвальных хранилищах экспедиционных коллекций, рутинные обязанности ученого секретаря отдела скифо-сарматской археологии (1979-1980 гг.) или напряженная работа в должности ответственного секретаря журнала “Советская археология” (1981-1991 гг.). Об этом десятилетнем периоде в жизни Валентины Ивановны стоит сказать особо. Получив в 1981 г. портфель редакции далеко не в надлежащем порядке (не было даже пишущих машинок, неоднократно менялись заведующие, назначенные издательством, и т.п.), Валентина Ивановна постаралась сделать все, чтобы деятельность редколлегии и повседневная работа сотрудников редакции проходила в комфортной и доброжелательной обстановке. Был четко организован порядок поступления материалов. Не было ни одной статьи, которая первоначально не просматривалась бы ею лично, а все встречи с авторами завершались обоюдным взаимопониманием.

Не обойти вниманием еще одну из сторон научно-организационной деятельности Валентины Ивановны. В 1970 г. скончался Е.И. Крупнов. Его ученики и соратники учредили научную конференцию его памяти — Крупновские чтения. На добровольной основе был создан Постоянный оргкомитет по организации и проведению этих конференций, одним из членов которого является Валентина Ивановна, автор почти всех опубликованных за прошедшие годы хроник работы Крупновских чтений. Не менее важной была разборка вместе с вдовой ученого, Валентиной Михайловной Подгорновой, архива Е.И. Крупнова.

На Кавказе, в среде коллег, Валентина Ивановна Козенкова пользуется заслуженным уважением и авторитетом за самоотверженное служение науке, глубокое знание и уважение обычаев горских народов, за отсутствие даже тени чванства по отношению к любому местному человеку, за скромность и отзывчивость на любую беду. Участникам работ в отряде В.И. Козенковой вспоминается ее исключительная собранность и спокойствие в “поле” даже в экстремальных условиях нахождения в горах, что передавалось всему коллективу.

В настоящее время Валентина Ивановна плодотворно участвует в работе Ученого совета Государственного музея Востока, рецензирует труды коллег, консультирует молодых начинающих археологов. От всего сердца желаем нашему соратнику и старшему другу творческого долголетия и сил на выбранном пути.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ В.И. КОЗЕНКОВОЙ

1. Гончарная печь из Хилля // СА. 1958. № 3.
2. К вопросу о хумах с захоронениями костей на территории Средней Азии // СА. 1961. № 3.
3. Древние поселения у с. Сержень-юрт // КСИА. 1963. Вып. 94 (в соавт. с А.А. Иерусалимской и Е.И. Крупновым).
4. Гайрат-тепе (к истории поселений Ферганы первой поло¬вины I тыс. н.э.) // СА. 1964. № 3.
5. Исследование Сержень-юртовского поселения в 1962 г. // КСИА. 1964. Вып. 98 (в соавт. с Е.И. Крупновым).
6. Исследование Сержень-юртовского поселения в 1963 г. // КСИА. 1965. Вып. 103 (в соавт. с Е.И. Крупновым).
7. Антропоморфные статуэтки из Сержень-юрта // КСИА. 1966. Вып. 108.
8. Древний Сержень-юртовский поселок в ЧИАССР (по рас-копкам 1964 г.) // КСИА. 1966. Вып. 106 (в соавт. с Е.И. Крупновым).
9. Погребальные памятники Ферганы первых веков н.э. // СА. 1966. № 1.
10. Исследование памятников раннего железного века у с. Сержень-юрт // КСИА. 1967. Вып. 112.
11. Новый источник для изучения связей Византии и Средней Азии // СА. 1967. № 1.
12. Металлообработка у племен эпохи раннего железа на территории Чечено-Ингушетии // АЭС. Т. 2. Грозный, 1968.
13. Кобанская культура на территории Чечено-Ингушетии. Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1969.
14. Погребение военачальника из Сержень-юртовского могильника//КСИА. 1969. Вып. 123.
15. Раннекобанский могильник у с. Сержень-юрт // СА. 1969. №4.
16. Об одном типе кобанских булавок // КСИА. 1970. Вып. 132.
17. К вопросу о хронологии памятников восточного варианта кобанской культуры в свете новых археологических раскопок в Чечено-Ингушетии // Тез. докл., посвящ. итогам полевых работ в 1970 г. в СССР (археологические секции). Тбилиси, 1971.
18. Рец.: Материалы по археологии и древней истории Се¬верной Осетии. Т. П. Орджоникидзе, 1969 // СА. 1971. № 2.
19. К проблеме локальных вариантов кобанской культуры // Тез. докл. и сообщ. III Крупновских чтений. Грозный, 1973.
20. Новые материалы по бронзовому веку в западном Предкавказье // КСИА. 1973. Вып. 134.
21. Предметы из Цаведено (Чечено-Ингушетия) середины I тыс. до н.э. // Кавказ и Восточная Европа в древности. М., 1973.
22. III Всесоюзная конференция по скифо-сарматской археологии // СА. 1974. № 4.
23. Кинжал из окрестностей станицы Змейской (Северная Осетия) // Тез. докл. IV Крупновских чтений по археологии Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1974.
24. Рец.: В.Б. Виноградов. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время. Грозный, 1972 // СА. 1974. № 2.
25. Сым-тепе — поселение в Фергане // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Вып. 16. JI., 1974 (в соавт. с Н.Г. Горбуновой).
26. К вопросу о ранней дате некоторых кинжалов так называемого кабардино-пятигорского типа // Studia Thracica. Т. 1. София, 1975.
27. Связи Северного Кавказа с Карпато-Дунайским миром (некоторые археологические параллели) // Скифский мир. Киев, 1975.
28. Вопросы хронологии восточного варианта кобанской культуры в свете новых раскопок в Чечено-Ингушетии // Древние памятники Северо-Восточного Кавказа. Махачкала, 1977.
29. Кобанская культура (восточный вариант) // САИ. 1977. Вып. В2-5.
30. VI Крупновские чтения. Краснодар, 1976 // СА. 1978. № 1.
31. Бронзовые бляхи из Галайтинского могильника // Вопросы древней и средневековой археологии Северного Кавказа. М., 1978 (в соавт. с М.Х. Багаевым).
32. Восточный вариант кобанской культуры в свете послед¬них археологических исследований // Памятники эпохи бронзы и раннего железа в Дагестане. Махачкала, 1978.
33. Некоторые археологические критерии в этногенетических исследованиях (на материалах кобанской культуры) // Тез. докл. VIII Крупновских чтений. Нальчик, 1978.
34. О южной границе восточной группы кобанской культуры // СА. 1978. № 3.
35. Новейшие раскопки поселений поздней бронзы и раннего железа Уллубаганалы-2 в Карачаево-Черкессии // Тез. докл. IХ Крупновских чтений. Элиста, 1979 (в соавт. с В.Б. Ковалевской).
36. О работах Мало-Карачаевского отряда // АО-1978. 1979 (в совт. с В.Б. Ковалевской).
37. Об обряде трупосожжения в кобанской культуре // Тез. докл. IХ Крупновских чтений. Элиста, 1979.
38. VII Крупновские чтения // СА. 1980. № 2.
39. Кобанский могильник близ станицы Исправной (Ставропольский край) // СА. 1980. № 1 (в соавт. с А.В. Найденко).
40. Комплексы сарматского времени из станицы Ново-Титаровской (Краснодарский край) // Северный Кавказ в древ¬ности и в средние века. М., 1980.
41. Контакты населения Карпато-дунайского мира и Северного Кавказа в эпоху поздней бронзы — раннего железа // Античная балканистика-4. Этногенез народов Балкан и Северного Причерноморья. Тез. докл. М., 1980.
42. Предметы кобанской культуры из с. Терезе (Карачаево-Черкессия) // СА. 1980. № 3 (в соавт. с Х.Х. Биджиевым).
43. Находки позднекобанской культуры в верховьях Кубани // СА. 1981. № 4 (в соавт. с М.Н. Ложкиным).
44. Некоторые археологические критерии в этногенетических исследованиях (по материалам кобанской культуры) // Памятники эпохи раннего железа и средневековья Чечено-Ингушетии. Грозный, 1981.
45. О границах западного варианта кобанской культуры // СА. 1981. №3.
46. О неизвестных погребальных комплексах предскифского периода из окрестностей Кисловодска // СА. 1981. № 2 (в соавт. с Г.Е. Афанасьевым).
47. X Крупновские чтения в Москве // СА. 1982. № 4.
48. К вопросу о выделении древнейшего этапа кобанской культуры на Северном Кавказе // Конф. по археологии Северного Кавказа. ХП Крупновские чтения. Тез. докл. М., 1982.
49. О работе сектора скифо-сарматской археологии за 5 лет (1975-1979 гг.)//КСИА. 1982. Вып. 170.
50. Обряд кремации в кобанской культуре Кавказа // СА. 1982. № 3.
51. Синкретизм материальных форм как проявление культурного прогресса (на примерах кобанской культуры) // Культурный прогресс в эпоху бронзы и раннего железа. Тез. докл. Ереван, 1982.
52. Типология и хронологическая классификация предметов кобанской культуры (восточный вариант) // САИ. 1982. Вып. В2-5.
53. XI Крупновские чтения. Новороссийск, 1981 // СА. 1983. № 1.
54. ХП Крупновские чтения. Геленджик, 1982//СА. 1983. №3.
55. Конференция, посвященная 80-летию со дня рождения Евгения Игнатьевича Крупнова // СА. 1984. № 4.
56. О сюжетных сценах на керамике кобанской культуры // СА. 1984. № 1 (в соавт. с Т.Н. Мишиной).
57. Погребения сарматского времени в ущелье р. Карца в Северной Осетии // Древности Евразии в скифо-сарматское время. М., 1984.
58. Средняя Европа и Северный Кавказ: контакты и хронологические соответствия в эпоху поздней бронзы — раннего железа // ХIII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тез. докл. Майкоп, 1984.
59. Rite de Г incineration des cadavres chez les Kovans du Caucase // Savaria. № 9-10. Szombathely, 1984.
60. Клад эпохи поздней бронзы из станицы Упорной // СА. 1986. № 3 (в соавт. с А.З. Аптекаревым).
61. Комплекс начала I тыс. до н.э. из урочища Клин-яр (Кис- ловодская котловина) // СА. 1986. № 1 (в соавт. с М.В. Андреевой).
62. Пседахский могильник кобанской культуры // Новое в археологии Северного Кавказа. М., 1986.
63. XIV Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа // СА. 1987. № 4.
64. Хронология кобанской культуры в трудах А.А. Иессена // КСИА. 1987. Вып. 192.
65. О бронзовых т.н. “рабочих” топорах кобанской культуры // Медные рудники Западного Кавказа III-I тыс. до н.э. и их роль в горно-металлургическом производстве древнего населения. Тез. докл. Башкапсарского полевого археологического семинара. Сухуми, 1988.
66. Большой Кавказ в XTV-IV вв. до н.э. (кобанская культура: модель тысячелетия развития). Науч. докл. по дис. … докт. ист. наук. М., 1989.
67. Инновации и процесс формотворчества в кобанской культуре (на примере зооморфных браслетов) // СА. 1989. № 3.
68. Кобанская культура Кавказа // Степи Евразии в скифское время. Археология СССР. Т. IX. М., 1989.
69. Кобанская культура. Западный вариант // САИ. 1989. Вып. В2-5. Т. 3.
70. Кобанская культура: субстрат и инновации в период формирования (последняя четверть II тыс. до н.э.) // Междисциплинарные исследования культурогенеза и этногенеза Армянского нагорья и сопредельных областей. Ереван, 1990.
71. Традиционные направления, характер и формы межзональных коммуникаций носителей кобанской культуры в конце II — первой половине I тыс. до н.э. // XVI Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тез. докл. Ставрополь, 1990.
72. Хронология кобанской культуры: достижения, опыт, уточнения, нерешенные проблемы // СА. 1990. № з.
73. Воинская атрибутика у племен позднекобанской культуры // СА. 1991. № 4 (в соавт. с М.Х. Багаевым).
74. Восточно-кобанские древности как проявление фенотипа в этногенезе вайнахов // Проблема происхождения нахских народов. Тез. докл. Грозный; Шатой, 1991.
75. Serzen-Yurt. Ein Friedhof der spaten Bronze- und friihen Eisen- zeit im Nordkaukasus // KAVA. AVA-Materialien. Bd. 48. Mainz am Rhein, 1992.
76. Евгений Игнатьевич Крупнов (к 90-летию со дня рождения) // РА. 1994. № 1.
77. Antropomorphic figures from the north Caukasus // Antiquity. V. 68. № 258. March. Oxford, 1994.
78. Кобанская культура Кавказа: генетические корни и условия формирования (третья четверть П тыс. до н.э.) // Ис¬торико-археологический сборник. Т. 2. Армавир; М., 1995 (в соавт. с А.П. Мошинским).
79. Оружие, воинское и конское снаряжение племен кобанской культуры. Западный вариант (систематизация и хронология) // САИ. 1995. Вып. В2-5.
80. Восточно-кобанские древности как проявление фенотипа в этногенезе вайнахов // Проблемы происхождения нахских народов. Махачкала, 1996.
81. Двадцать пять лет Крупновских чтений по археологии Северного Кавказа // РА. 1996. № 1 (в соавт. с В.А. Кузнецовым и И.М. Чеченовым).
82. Культурно-исторические процессы на Северном Кавказе в эпоху поздней бронзы и в раннем железном веке (узло¬вые проблемы происхождения и развития кобанской культуры). М., 1996.
83. К вопросу о межлокальных контактах в кобанской культуре (курган у с. Садового в Северной Осетии) // Памятни¬ки предскифского и скифского времени на юге Восточной Европы. Вып. 1. М., 1997 (в соавт. с Р.С. Сосрановым и Э.Л. Чарджиевым).
84. К интерпретации малоизвестной коллекции кобанских древностей из Берлинского музея древней истории // Эрмитажные чтения памяти Б.Б. Пиотровского. Тез. докл. СПб., 1998.
85. Материальная основа быта кобанских племен. Западный вариант // САИ. 1998. Вып. В2-5. Т.5.
86. Восточнокобанские древности как проявление фенотипа в этногенезе вайнахов // Евразийские древности. 100 лет Б.Н. Гракову: архивные материалы, публикации, статьи. М., 1999.
87. XX юбилейные Международные Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа (Железноводск) // РА. 1999. № 3 (в соавт. с P.P. Рудницким).
88. Рец.: Motzenbacker J. Sammlung Kossnierska. Der digorische Formenkreis der kaukasischen Bronzezeit. Bestandskatalogue. Bd. 3. Berlin, 1996 // PA. 1999. № 2.
89. Кобанская культура: вехи в столетнем исследовании (XX век) // Тез. докл. XXI Крупновских чтений по архео¬логии Северного Кавказа. Кисловодск, 2000.
90. XXI Крупновские чтения в Кисловодске // РА. 2001. № 2 (в соавт. с С.Н. Савенко).
91. Поселок-убежище кобанской и культуры у аула Сержень-юрт в Чечне как исторический источник (Северный Кавказ). М., 2001.
92. Древние основы культурного наследия нахского этноса: К истокам горского менталитета // Культура Чечни: история и современные проблемы. М., 2002.
93. У истоков горского менталитета (могильник кобанской культуры у аула Сержень-юрт. Чечня) // Матер, по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. III. М., 2002.
94. Биритуализм в погребальном обряде древних “кобанцев”. Могильник Терезе конца ХП-УШ в. до н.э. // Матер, по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. V. М., 2004.
95. XXII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Ессентуки, Кисловодск, 2002 // РА. 2004. № 1.
96. Древности новочеркасского типа: фазы межкультурных контактов кобанской культуры // Археологические памятники раннего железного века юга России. М., 2004.
97. Памяти М.П. Абрамовой // РА. 2004. № 4 (в соавт. с М.Х. Багаевым).
98. Серебряный голос верности. К 100-летию Е.И. Крупнова // РА. 2004. №1.
99. XXIII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказ. Москва, 2004 // РА. 2005. № 3.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1778 Родился Жак-Жозеф Шампольон — французский библиотекарь, профессор палеографии и археолог, старший брат Жан-Франсуа Шампольона.
  • 1898 Родился Михаил Илларионович Артамонов — советский археолог и историк. Основатель советской школы хазароведения, директор Государственного Эрмитажа.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика