К юбилею Бориса Андреевича Шрамко

Скорый С. А., Алексеев А. Ю., Яблонский Л. Т. К юбилею Бориса Андреевича Шрамко // Российская археология. — 2011. — № 3. — С. 185—187.

В 2011 г. одному из выдающихся археологов Восточной Европы, патриарху украинской левобережной школы археологии, крупнейшему скифологу современности профессору Борису Андреевичу Шрамко исполнилось 90 лет!

Этот юбилей — знаменательное событие не только для украинских археологов: полевые работы Б.А. Шрамко, осуществленные на ряде эталонных археологических памятников, его многочисленные и разносторонние научные труды, касающиеся широкого культурного и хронологического диапазона древностей, приобрели заслуженную известность и популярность в кругу ученых Восточной Европы и многих стран мира, сделав его, по нашему глубокому убеждению, классиком археологической науки.

О Борисе Андреевиче Шрамко и его научных трудах написано немало, но все же позволим себе кратко остановиться на биографии ученого, основных научных достижениях, сосредоточившись на главном направлении его исследовательской работы, к каковому, на наш взгляд, относятся исследования в области археологии эпохи раннего железа.

Родился Б.А. Шрамко в Белоруссии (Гомель) 17 января 1921 г. Через несколько лет его семья переехала в Харьков, где Борис Шрамко окончил среднюю школу и в 1939 г. стал студентом исторического факультета Харьковского государственного университета (ХГУ). Уже на первом году обучения в вузе, в 18-летнем возрасте, он определился с выбором будущей профессии — археология. Немалую роль в этом сыграл первый научный наставник молодого человека, харьковский исследователь и музеевед И.М. Луцкевич. Именно он привил юноше интерес к изучению археологических древностей Харьковщины.

Начавшаяся Великая Отечественная война если не разрушила, то отодвинула исполнение планов Б.А. Шрамко. В 1941 г. он эвакуировался в Саратов, где обучался в Саратовском университете; с третьего курса (1942 г.) Б.А. Шрамко ушел на фронт. Был рядовым, телефонистом в составе 58-го гвардейского стрелкового полка, принимал участие в боях на Западном фронте. После окончания Смоленского артиллерийского училища лейтенант Шрамко был назначен командиром гаубичной батареи 830-го артиллерийского полка 305-й стрелковой дивизии. Он участвовал в кровопролитных сражениях Воронежского и Степного фронтов в период Курско-Белгородской битвы. В ожесточенных боях за освобождение родного Харькова, 9 августа 1943 г., Б.А. Шрамко получил тяжелое ранение, оставшееся горькой памятью о минувшей войне. Выписавшись из госпиталя, где лечился более года, Б.А. Шрамко с сентября 1944 г. в составе 2- и 3-го Украинских фронтов освобождал от фашизма Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. Службу в рядах Советской армии окончил в 1946 г. в звании старшего лейтенанта. За проявленные на фронтах Великой Отечественной войны мужество и героизм Б.А. Шрамко награжден двумя орденами «Красной Звезды» и медалью «За боевые заслуги».

В 1946 г. бывший боевой офицер вернулся в Харьков на родной исторический факультет. Несмотря на пятилетний перерыв в учебе (четыре года пришлись на военное лихолетье), Борис Андреевич настойчиво овладевал знаниями и в 1949 г. с отличием окончил университет.

С этого времени начинается становление Б.А. Шрамко как крупного ученого и преподавателя университета. В 1949 г. он поступил в аспирантуру при кафедре древней истории и археологии ХГУ, утвердив в качестве темы кандидатской диссертации «Древности скифского времени в бассейне Северского Донца». Руководителем его был назначен видный харьковский ученый профессор С.А. Семенов-Зусер. После его смерти (1951 г.) научным консультантом Б.А. Шрамко стал известный археолог, основатель московской школы скифо- и сарматоведения профессор Б.Н. Граков, с которым Б.А. Шрамко поддерживал теплые дружеские отношения и в дальнейшем. С конца 1940-х годов основным объектом археологических исследований Б.А. Шрамко становятся древности скифской эпохи.

В аспирантские годы Борис Андреевич принимал активное участие в восстановлении разрушенного войной археологического музея университета, проводил первые самостоятельные разведки и раскопки, прежде всего памятников эпохи бронзы и скифской поры на Харьковщине. Некоторые из полученных материалов вошли в кандидатскую диссертацию, которую Б.А. Шрамко успешно защитил в Институте истории материальной культуры (Москва) (в последующем — Институт археологии АН СССР) (Памятники скифского времени в бассейне Северского Донца: Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1953).

Остановимся на одном знаковом событии из жизни Б.А. Шрамко, случившемся в 1952 г. (до защиты кандидатской диссертации) на конференции ИИМК АН СССР, где он четко сформулировал свое концептуальное видение истории и культуры населения лесостепного региона Восточной Европы в скифскую эпоху. Наряду с такими учеными, как А.А. Иессен, И.И. Ляпушкин, Б.А. Шрамко поддержал основные положения доклада Б.Н. Гракова и А.И. Мелюковой, в котором разграничивались культуры Степи и Лесостепи Северного Причерноморья скифского времени. (В отличие от исследователей, отмечавших схожие детали вооружения, конского снаряжения, звериного стиля, а соответственно и наличие единой скифской культуры в указанных регионах.) При этом Б.А. Шрамко подчеркивал, что для «выделения культуры нужно брать за основание не отдельные формы инвентаря, а целый комплекс особенностей культуры: обряд погребения, керамику, устройство поселений и жилищ, хозяйственный уклад, особенности культа и т.п. С этой точки зрения единство культуры на территории Степи и Лесостепи установить нельзя» (Погребова Н.Н. Состояние проблем скифо-сарматской археологии к конференции ИИМК АН СССР 1952 г. // Вопросы скифо-сарматской археологии. М., 1954. C. 79).

Вывод о своеобразии культуры населения Лесостепи Б.А. Шрамко развивал впоследствии во многих своих работах, подкрепляя его новыми аргументами. К числу наиболее известных относится его основополагающая статья «К вопросу о значении культурно-хозяйственных особенностей степной и лесостепной Скифии» (Проблемы скифской археологии. М.,1971 (МИА; № 177)), в основу которой лег доклад, прочитанный на 2-й Всесоюзной конференции по вопросам скифо-сарматской археологии в Москве в 1967 г.

Будучи хорошим организатором и великолепным полевым исследователем, Б.А. Шрамко на протяжении трех десятилетий (с 1950-х годов) руководил Северско-Донецкой и Скифо-славянской экспедициями ХГУ. Территориальный охват и хронологический диапазон исследований огромен. Полевыми работами, помимо Харьковской, были охвачены Винницкая, Киевская, Черкасская, Черниговская, Сумская, Полтавская обл. Украины, Белгородская и Курская обл. России. Широкомасштабные работы осуществлялись на памятниках эпохи бронзы, предскифского и скифского времени, раннего средневековья и эпохи Киевской Руси.

Продолжившиеся и после защиты кандидатской диссертации исследования в бассейне Северского Донца в конечном итоге нашли отражение в монографии «Древности Северского Донца» (Харьков, 1962), обобщившей и проанализировавшей сведения обо всех памятниках этого региона — от палеолита до позднего средневековья включительно.

Бесспорно, особое место в полевых изысканиях Б.А. Шрамко занимали поселенческие и погребальные древности скифского времени. Чего стоят раскопки только двух городищ (и близлежащих могильников) — Люботинского (Харьковская обл., площадь более 40 га; работы начаты в 1951-1952 гг., стационарные раскопки — в 1960-1964 гг.) и крупнейшего укрепленного поселения раннего железного века не только в пределах украинской лесостепи, но и всей Европы — Бельского в бассейне Ворсклы (Полтавская и Сумская обл., площадь более 5 тыс. га)! Люботинское городище стало первым лесостепным укрепленным поселением, раскопанным широкими площадями (Шрамко Б.А. Люботинское городище // Люботинское городище. Харьков, 1998). Что же касается Бельского комплекса памятников, изучение которого осуществляется уже более 100 лет (Бшьське городище в контекста вивчення пам’яток раннього залiзного вжу Свропи. Полтава, 1996; Бшьське городище та його округа (до 100^ччя початку польових дослщжень). Кшв, 2006), то здесь экспедицией Б.А. Шрамко почти за четыре десятилетия исследований (1958-1995 гг.) открыта площадь до 50 тыс. м2. Практически целиком исследовано Восточное укрепление, существенные работы проведены на Западном и Куземинском укреплениях, раскопан ряд курганов, входящих в могильники вблизи Бельского городища, осуществлены разведки в окрестностях городища. В процессе работ Б.А. Шрамко на Бельском комплексе памятников получена колоссальная информация об устройстве оборонительных сооружений городищ, планировке укреплений, жилых, хозяйственных, культовых сооружениях, а также обширнейшая коллекция вещевого материала, дающая представления о различных сторонах жизни обитателей Бельского городища и его округи. Масштабы памятника, выделение различных по ряду признаков существенных элементов материальной культуры позволили Б.А. Шрамко поддержать и развить идею о соотнесении Бельского городища с городом Гелоном (о нем сообщает Геродот), в котором исследователь видел политический, экономический и культовый центр двух племенных объединений — будинов и гелонов, расположенный на пересечении важных торговых путей. Бельское городище, благодаря исследованиям Бориса Андреевича, приобрело широкую известность в археологии раннего железного века Европы. Основные итоги работ Б.А. Шрамко были подведены в фундаментальной монографии, посвященной этому памятнику (Бельское городище скифской эпохи (город Гелон). Киев, 1987).

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 17.01.2017 — 21:08

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика