К столетию со дня рождения А.А. Спицына (1858-1958)

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №3)

А.А. Спицын

В этом году исполняется сто лет со дня рождения крупнейшего русского ученого, историка и археолога, члена-корреспондента Академии наук СССР Александра Андреевича Спицына. Александр Андреевич родился 14 августа (ст. ст.) 1858 года в г. Яранске бывш. Вятской губ. Происходил из мещан. Свое детство он провел в г. Котельниче, а ученические годы — в Вятке. По окончании историко-филологического факультета Петербургского университета в 1882 г. Александр Андреевич возвратился на свою родину, в г. Вятку, где работал преподавателем истории в Вятской женской гимназии. К этому периоду относится начало научной деятельности Александра Андреевича, напечатавшего в «Вятских Губернских Ведомостях» (1880 г.) и в «Календаре Вятской губернии» ряд исследований по истории и археологии Вятского края. Одно из них, а именно «Каталог древностей Вятского края», было представлено в качестве кандидатской диссертации. В 1892 г. он был приглашен в Петербург и назначен членом Археологической Комиссии, а несколько позднее (в 1909 г.) начал читать курс лекций по русской археологии в Петербургском университете.

Акад. С. А. Жебелев пишет по этому поводу: «Вспоминаю, что когда Александр Андреевич вступал в число приват-доцентов Петербургского Университета, получить это звание можно было только после сдачи магистерских экзаменов и прочтения на историко-филологическом факультете двух пробных лекций, одной на тему по своему выбору, другой на тему, предложенную факультетом. Историко-филологический факультет во внимание к трудам и заслугам Александра Андреевича, освободил его и от экзаменов и от пробных лекций… В мою бытность членом факультета, — пишет далее акад. С. А. Жебелев, — подобного рода исключение из общепринятых правил было сделано только для А. А. Спицына» 1.

С 1914 г. Александр Андреевич, кроме общего курса по русской археологии, читал и лекции по исторической географии как в университете, так и в Петербургском Археологическом институте.

Великая Октябрьская социалистическая революция застала Александра Андреевича на посту члена Археологической Комиссии и профессора Петербургского университета. Со дня основания Государственной Академии истории материальной культуры (1918 г.) Александр Андреевич избирается ее действительным членом. В 1919 г. в ГАИМК он заведовал разрядом русских, финских и литовских древностей и одновременно организовал две комиссии — по изучению русской нумизматики и русской миниатюры. Особенно важна тогда была его работа по составлению указателя материалов русской старины, заключающихся в начальной русской летописи. В те же годы он ведет большую работу по истории русской одежды и по жилищу XVI—XVII вв., составляет обзор по русской археологии, пишет руководство по производству археологических раскопок.

Помимо курса лекций в Петербургском университете и в Археологическом институте, Александр Андреевич в 1919 и в 1920 гг. постоянно читал лекции на учительских курсах в Петербурге, Новгороде, на музейных курсах в Москве, доклады па научных заседаниях в ГАИМК и в Русском Археологическом Обществе. В 1929 г. Александр Андреевич был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

Научная деятельность Александра Андреевича Спицына в Петербурге была тесно связана с Археологической Комиссией, где сосредоточивались тогда все новые материалы по археологии. Составляя археологическую библиографию и указатели, систематически производя учет археологических памятников, он с увлечением подготавливал к изданию наиболее интересные и важные из них. «Я мог издавать столько, сколько успевал приготовить»,— пишет Александр Андреевич в статье «Мои научные работы» 2. «Постепенно получалась возможность сравнений и, наконец, хронологии и определения народностей, а еще позднее можно было приступить к общим обзорам отдельных тем в русских древностях и все сводилось к обработке общей схемы их, иначе говоря, руководства к русской археологии» 3.

А. А. Спицын подвергал обработке, как он пишет сам, «всякие темы, кроме классических и палеолита, для которых требовались и были особые специалисты». К этим годам относится и начало работы его над картотекой, которую он вел всю свою жизнь. Эта картотека — знаменитые «Спицынские корочки» — отразила то огромное количество памятников, которое становилось известным Александру Андреевичу. При своей жизни Александр Андреевич предоставлял широкую возможность всем желающим пользоваться его картотекой. После его смерти она поступила в архив ЛОИИМК и не утратила своего большого научного значения и в настоящее время.

Одной из ценнейших больших работ, начатых тогда же А. А. Спицыным, было составление и издание общих обзоров древностей почти по всем губерниям. С 1895 по 1899 г. им были напечатаны обзоры 26 губерний 4. Продолжая эту работу, в 1922 г. Александр Андреевич издал «Бежицкие древности», в 1924 и в 1926 гг.— древности Ивано-Вознесенской губ., в 1925 г.— Пензенской, в 1926 г.— Вологодской губ. и «Ржевские древности». Ряд работ Александра Андреевича обзорного и исследовательского характера печатался в «Известиях Археологической Комиссии» и в «Записках Русского Археологического Общества». Большое количество разнородного материала было им издано в ежегодных «Отчетах Археологической Комиссии», в составлении и редактировании которых он принимал самое активное участие.

Говоря о тематике своих научных работ, А. А. Спицын указывал, что, кроме палеолита и классических древностей, они касались самых разнообразных вопросов археологии России. Однако в 1915 г. он напечатал статью, в которой дал обзор известных к тому времени сведений и о палеолитических стоянках. По неолиту Севера им были изданы Бологовская и Балахнинская стоянки. Неолит южных районов затронут в небольшой статье в «Сборнике Д. И. Багалея» (1927 г.), где освещаются вопросы о микролитах и макролитах.

Много внимания Александр Андреевич уделял памятникам бронзового века. Еще в 1905 г. он подразделил его на старший, средний и младший, а позднее, уточнив эту периодизацию, выделил особо медный век (старший и младший) и бронзовый век (старший и младший).

Особенно занимали его трипольская и фатьяновская культуры. Издавая отчет о своих раскопках трипольских площадок в с. Колодистом, Александр Андреевич тщательно описал эти памятники и определил их как остатки жилых построек. Он первым подробно описал и издал также могильники фатьяновской культуры и выполнил большую работу по составлению первого общего обзора материалов по курганам со «скорченными костяками». В бронзе Поволжья Александр Андреевич выделил памятники хвалынского типа. Среди древностей медного и бронзового века Александр Андреевич издал такие памятники, как Галичский и Бородинский клады, Турбинские находки, клад из Сосновой Мазы и материалы из Кызыл-Ванкского могильника. Он изучал и публиковал материалы по гальштатским и латенским древностям, а также материалы из раскопок Н. И. Репникова крымских каменных ящиков.

Последним большим трудом Александра Андреевича дореволюционного времени была его работа «Курганы скифов-пахарей». К скифо-сарматским темам Александр Андреевич обращался неоднократно. Он издавал материалы из раскопок Ф. А. Брауна скифского кургана близ Екатеринослава, писал о фаларах Южной России.

Основной своей научной темой Александр Андреевич считал все же тему о русских древностях. В связи с ней он всесторонне изучал и древности литвы, финнов, поздних кочевников и татар. Он издал монографию «Люцинский могильник», литовские курганы VIII—IX вв., курганы VI—VIII вв. в Ковенской губ., опубликовал предметы , с выемчатой эмалью. Объехав все важнейшие музеи Прибалтики, он издал в Ковно в трудах Университета «Литовские древности» (1925 г.).

Большое внимание он уделил также городищам дьякова типа и Уралу, издав монографии «Гляденовское костище», «Древности Камской Чуди по коллекции Теплоуховых», «Шаманские изображения» и др.

Немало сделано Александром Андреевичем и по культурам поздних кочевников. Его привлекали и были им изданы «Курганы киевских кочевников» и «Половецкие погребения», а в 1927 г. в «Известиях Таврической Архивной Комиссии» (т. I) вышла его статья «Татарские курганы». В этой области им был написан ряд заметок и по более частным вопросам.

Среди своих исследований по древней Руси он особенно выделял две общие свои работы: «Расселение древнерусских племен» и подготовленную к изданию «Карту русских древностей». В обеих работах с большой глубиной осуществлена группировка памятников, которая совпала с летописными данными. Отдельные отчеты о различных раскопках славянских памятников были напечатаны Александром Андреевичем в «Записках Русского Археологического Общества» и в «Известиях Археологической Комиссии». В них он рассматривал материалы из курганов кривичей, вятичей, северян, радимичей, дреговичей и др. В 1899 г. он издал работу «Предполагаемые древности Черной Руси», а в 1927 г. печатает статью, посвященную предполагаемым древностям антов.

Александр Андреевич неоднократно обращался к чисто историческим темам. К подобным исследованиям должны быть отнесены такие его работы, как «Историко-археологические розыскания», «Торговые пути древней Руси», «Тмутараканский Камень», «Археология в темах начальной русской истории», «Русская историческая география» и др.

Свою статью «Мои научные работы», написанную в 1928 г., т. е. за три года до смерти, Александр Андреевич заканчивал словами, которые показывают, как до последних лет своей жизни он сохранял волю и способность к научной работе и какие большие задачи он ставил перед собой: «Пробегая список исполненных работ,— писал Александр Андреевич,— не могу не видеть, что количественно он значителен, но мне всегда искрение казалось, как кажется и в эту минуту, что прошлое — это так себе, а что настоящее дело меня ждет в будущем. Это желанное будущее, конечно, курс русской археологии, а за ним курс русской старины» 5.

Исполнить это Александру Андреевичу было уже не суждено. Он скончался 17 сентября 1931 г. в возрасте 73 лет. Похоронен Александр Андреевич Спицын в Ленинграде на Смоленском кладбище.

Всю свою жизнь Александр Андреевич отдал русской археологической науке. Образ ученого, беззаветно преданного этой науке, ученого огромных знаний и творческих способностей, необычайно скромного и простого человека, требовательного к себе и всегда благорасположенного к людям, энтузиаста в науке, на долгие годы сохранится в памяти советских археологов.

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА ОБ А. А. СПИЦЫНЕ

1. С. Платонов, И. Крачковский, С. Ольденбург. Записка об ученых трудах проф. А. А. Спицына. ИАН, VI, сер. № 18, 1927, стр. 1503—1517; Список ученых трудов А. А. Спицына. Там же.
2. А. А. Спицын. Мои научные работы. Seminarium Kondakovianuni, т. II, Prague, 1928; В. В. Саханев. А. А. Спицын. Там же.
3. В. И. Равдоникас. Памяти А. А. Спицына (1858—1931).Сообщ. ГАИМК, 1931, № 9/10.
4. С. А. Жебелев. Археолог-энтузиаст. (Памяти Спицына). СА, X, 1948; О. И. Бич. Архив А. А. Спицына. Там же; Список ученых трудов А. А. Спицына. Там же
5. БСЭ, т. 40, 1957, стр. 313

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №3)

Notes:

  1. Акад. С. А. Жебелев. Археолог-энтузиаст. (Памяти А. А. Спицына). СА, X. 1948, стр. 10.
  2. А. А. Спицын. Мои научные работы. Seminarium Kondakovianum. т. II, Prague 1928, стр. 332.
  3. Там же.
  4. Обзоры большинства остальных губерний хранятся неизданными в его архиве.
  5. А. А. Спицын. Ук. соч., стр. 342.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1913 Умер Джон Леббок — британский энциклопедист, банкир, политик, археолог, биолог, писатель-моралист. Ввёл в археологии понятия неолит и палеолит.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика