Кузьминых С.В. К 70-летию Евгения Николаевича Черных

К содержанию 219-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В декабре 2005 г. Евгению Николаевичу Черных — доктору исторических наук, профессору, заведующему лабораторией естественнонаучных методов Института археологии РАН — исполняется семьдесят лет.

В трудовой книжке Е.Н. Черных в графе “место работы” только одна запись — Институт археологии АН СССР/РАН, в котором он служит с 1958 г., после окончания кафедры археологии исторического факультета Московского университета. Попасть в Институт археологии в те годы даже на лаборантскую должность (а именно с нее и начал свою трудовую деятельность Евгений Николаевич) почиталось за счастье.

Евгений Николаевич Черных

Университет дал Черных немало: базовое археологическое образование (курсы вели ведущие ученые страны), методику полевой практической работы (прежде всего, в экспедициях О.Н. Бадера) и навыки инициативы и самостоятельности.

Первые годы работы Е.Н. Черных в Институте археологии связаны с камеральной лабораторией. Расширилась география его полевых исследований. Особенно важными явились раскопки городища Алтен-тау на Каме, Фофоновского могильника на Байкале и поселения близ хутора Веселого в Прикубанье.

Переломным в научной судьбе Черных стал 1960 г. В Институте археологии по инициативе Б.А. Колчина были сформированы и начали функционировать первые кабинеты (группы) естественнонаучного профиля. Без особого колебания Евгений Николаевич решился на новое дело. Но нужно было обладать завидной смелостью, чтобы шагнуть в неизведанное.

Лаборатория создавалась с нуля. Приборы и оборудование требовали отладки. Многое пришлось переделывать и адаптировать к имеющимся условиям. И если бы не мастеровые, действительно “золотые” руки Е.Н. Черных, кабинет вряд ли в том же 1960 г. приступил к аналитической работе. По ходу дела нужно было многому научиться. Свои вторые “университеты” Евгений Николаевич прошел в Институте стали и сплавов и в ряде лабораторий академических и технических институтов Москвы. Он познакомился с опытом работы химико-спектральной лаборатории ЛОИА и зарубежных исследовательских групп. С самого начала Черных ориентировался на историко-металлургические, а не только на прикладные исследования. Всего лишь за три года ему удалось провести обширные — и в территориальном, и в хронологическом отношении — сборы проб медных и бронзовых предметов эпохи раннего металла и изучить их химический состав. Доклад Е.Н. Черных о первых итогах работы кабинета спектрального анализа выносится Б.А. Рыбаковым на Ученый совет. Доклад произвел впечатление на Т.С. Пассек, Е.И. Крупнова и других “бронзовиков». Старших коллег привлекли не только полученные результаты, но, прежде всего, перспективы, которые открывал новый метод в изучении историко-металлургических проблем. Итоги этой работы были подведены в кандидатской диссертации (1963 г.) и в монографии “История древнейшей металлургии Восточной Европы”.

В первое десятилетие деятельность лаборатории спектрального анализа развивалась по двум исследовательским направлениям: 1) изучение древнейшей металлургии СССР (преимущественно восточноевропейской) и 2) цветная металлообработка Восточной Европы раннего железного века и раннего средневековья. Ведущим для Е.Н. Черных являлось, безусловно, первое направление, рассчитанное на перспективу. В рамках первого направления в 1970 г. Черных закончил исследование “История металлургии Восточной Европы в позднем бронзовом веке”, которая состояла из двух самостоятельных, но тесно взаимосвязанных тем: “Металлургия Урала, Поволжья и Дона” и “Металлообработка Юго-Запада СССР”, опубликованных затем в виде монографий. В рамках второй темы изучался металл черняховской культуры. Были выделены основные зоны металлообработки цветного металла Восточной Европы в I тыс. н.э. и определено место черняховского металла в системе производящих центров того времени. Итогом данного исследования стала коллективная монография “Металл черняховской культуры” (в соавторстве с Т.Б. Барцевой и Г.А. Вознесенской).

Важным этапом в творческой биографии Е.Н. Черных стала первая половина 1970-х годов, связанная, прежде всего, с работами Советско-Болгарской экспедиции на многослойном поселении раннего бронзового века Эзеро и разработкой плановой научной темы “Древнейшая металлургия Болгарии”.

Второе направление работ экспедиции — изучение историко-металлургических проблем эпохи меди и бронзы — увенчалось поразительными открытиями, которые резко изменили традиционные представления об истоках древнейшей металлургии и горного дела в Европе. Евгений Николаевич объехал большинство музеев Болгарии, сделал зарисовки основного массива древних орудий, оружия и украшений и собрал более 1200 проб металла. В 1971, 1972 и 1974 гг. специальный отряд экспедиции под руководством Е.Н. Черных провел масштабные обследования древних медных рудников в различных районах страны. В итоге удалось собрать сведения о 103 медных и полиметаллических месторождениях и рудопроявлениях со следами древних разработок. Среди выявленных рудников особенно важное значение имело открытие и раскопки Аи-бунара — одного из древнейших медных рудников Европы (V-IV тыс. до н.э., в системе калиброванных радиоуглеродных дат).

Итоги исследований в Болгарии Черных подвел в 1975 г. в монографии «Горное дело и металлургия в древнейшей Болгарии”, опубликованной в Софии. Эта книга стала событием в истории болгарской науки. Правительство НРБ наградило автора в 1981 г. орденом “Кирилла и Мефодия” 1 степени.

Во второй половине 1970-х — 1980-е годы основные научные исследования Е.Н. Черных посвящены истории древнейшей металлургии в северной половине Евразии. В 1984 г. он возглавил лабораторию естественнонаучных методов. В скором времени структура лаборатории приобрела свой настоящий вид с двумя наиболее перспективными в современных условиях научными направлениями — историко-металлургическим и археобиологическим (ко второму примыкают и дендрохронологические исследования). Характерной чертой работы лаборатории стала разработка крупных научных тем, выполняемых коллективами исследователей. В целом же в лаборатории сложилось генеральное научное направление, которое можно обозначить как “История производящей экономики в Евразии в V тыс. до н.э. — II тыс. н.э.”.

Экспедиционные исследования тех лет связаны с поисками древних рудников в Абхазии, Средней Азии, Монголии. На эти же годы приходится активное сотрудничество Черных с “Горной энциклопедией”, в которой вышли десятки его статей об истории освоения минеральных ресурсов в тех или иных странах, а также о наиболее выдающихся памятниках горного дела. В ряде университетов страны (Свердловск, Томск, Омск, Тбилиси и др.) им прочитан спецкурс “Эпоха раннего металла на территории СССР». Свидетельством высокого признания его научных трудов стало избрание Евгения Николаевича вице-президентом Комиссии по эпохе раннего металла Международного союза до- и протоисториков (1977-1980 гг.) и членом-корреспондентом Германского археологического института (с 1981 г.).

Именно в эти годы с особой силой проявился интерес Е.Н. Черных к теоретической археологии — и, конечно, он не был случайным. 70-80-е годы прошлого столетия в целом примечательны всплеском отечественных исследований в области теории и методологии археологии. Многим из нас памятна полемика, которую вели Ю.Н. Захарук, В.Ф. Генинг, Л.C. Клейн, В.Д. Викторова, Я.А. Шер и другие археологи о содержании и структуре археологической теории, о предмете, объекте, процедуре и методах археологического исследования. Для Черных “мостиком” к теоретическим разработкам стали историко-металлургические исследования. Изучение эпохи раннего металла с ее фундаментальными инновациями в различных областях технологии и социальной организации, кардинальными изменениями жизни и мировоззрения человека, нарастающей неравномерности развития древних сообществ потребовало осмысления ряда общих проблем данной эпохи.

В 1980 г. Е.Н. Черных начал разработку двух плановых тем: “Факторы социального развития и модель археологии” и “Отражение рационального и иррационального в археологической культуре”. В 1982 г. они дополняются новыми темами: “Нормативная система в структурах древних обществ» и “Общие закономерности в историческом развитии культур Евразии”. Рукопись последней составила основу коллективной монографии “Археология СССР в свете новейших открытий”, опубликованной издательством “Прогресс” (к сожалению, книга прошла мимо русскоязычного читателя, которому, прежде всего, и предназначалась). Эти и другие проблемы теоретического характера стали предметом полемики на ряде конференций и симпозиумов в СССР и за рубежом. Позднее, в 1990-е годы, Черных предпринял попытку синтеза своих теоретических и историко-металлургических разработок в курсе лекций “Исторический процесс: циклы развития мировых культур”, прочитанном в Российском Открытом университете. Многие из этих проблем (“На пороге несостоявшейся цивилизации”, “Гипотезы древней культуры”, “Символы древних культур”, “Изотопные часы исторического процесса” и др.) выносятся на суд широкой читающей публики благодаря журналам “Наука и жизнь”, “Знание — Сила”, “Природа”, “Das Altertum» и др.

В 1980-е годы Е.Н. Черных продолжил изучение ряда общих и конкретных историко-металлургических проблем. Первоначально он обратился к теме “Металлургия поздней бронзы и культуры валиковой керамики Евразии», а затем центр тяжести своих исследований перенес с финальной стадии позднего бронзового века на начальную, а именно: металлургию сейминско-турбинского типа. Ее итогом стала монография «Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен)” (в соавторстве с С.В. Кузьминых).

В середине 1980-х годов настала пора подвести итог четвертьвековой деятельности лаборатории спектрального анализа. Все эти годы основные усилия Е.Н. Черных, а затем и его учеников были направлены на изучение темы, связанной с историей развития древнейшей металлургии в северной половине Евразии. Итоги данного исследования опубликованы в 1992 г. в монографии “Древнейшая металлургия в СССР” в серии “New studies in archaeology».

Начало 1990-х и наступившая «эпоха перемен” внесли заметные изменения в стратегию научной деятельности Е.Н. Черных и возглавляемой им группы исследователей. В новых условиях сформировалось направление историко-металлургических исследований, связанное с созданием специализированных компьютерных баз данных по металлическим изделиям и литейным формам эпохи меди и бронзы. Созданные в лаборатории базы данных не имеют аналогов в мировой археологической науке по своему объему и информативности. В основном они охватили материалы двух крупнейших металлургических провинций — Циркумпонтийской и Евразийской. Эти базы явились основой комплексных исследований, выполненных на принципиально новом методическом уровне.

В ходе работы с базами данных металлических изделий потребовались уточнения абсолютные хронологические границы существования провинций, а также географические координаты памятников. Так отпочковалось два «ответвления”, тесно взаимосвязанных с основным направлением исследований. Первое — создание специализированных баз данных по радиоуглеродным датировкам комплексов той или иной археологической культуры и провинций в целом. Обработка массивов дат позволила уточнить абсолютные датировки основных хронологических периодов эпохи раннего металла, предложить хронологические схемы функционирования металлургических провинций в целом и выделить этапы в их развитии. Другое “ответвление” — выявление географических координат памятников, которые фигурируют во всех базах данных. Эта работа позволяет провести точную локализацию и создать масштабные карты памятников по самым различным признакам.

Второе — и не менее важное — направление историко-металлургических исследований связано с открытием и комплексным изучением Каргалинского меднорудного и горно-металлургического центра в Южном Приуралье, который активно эксплуатировался в эпоху раннего металла, а также в XVIII-XIX вв. Полевые работы 1990-1999, 2002 гг., обработка огромного массива разнообразных археологических источников и их подготовка к печати потребовали многих сил Каргалинской экспедиции. Возможно, наиболее красноречивым итогом этой работы являются четыре тома трудов экспедиции, вышедших под редакцией Е.Н. Черных, его научно-популярная книга “Каргалы: Забытый мир”, десятки статей в российских и зарубежных журналах и успешно проведенный в 2002 г. Международный полевой симпозиум.

Е.Н. Черных в археологии ровно полвека, если вести отсчет от памятной Новгородской экспедиции 1955 г. Минуют десятилетия, сменятся поколения археологов, “канут в Лету” прошлые труды и идеи. Многими это воспринимается остро. Но мне близок настрой Черных, который не только относится к этому философски, но сам ломает прежние взгляды, если они расходятся с его исследованиями сегодняшних дней. Евгений Николаевич, как и в юности, постоянно в поиске. Ему противопоказан покой. Пусть он не устанет в пути!

К содержанию 219-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика