К 70-летию Бориса Николаевича Гракова

К содержанию журнала «Советская археология» (1969, №4)

Борис Николаевич Граков

В 1969 г. исполняется 70 лет Борису Николаевичу Гракову — профессору Московского государственного университета, одному из лучших знатоков греческой эпиграфики, античной и скифо-сарматской археологии.

Борис Николаевич родился 1 (14) декабря 1899 г. в г. Онеге Архангельской губ. в семье лесничего. После смерти отца в 1906 г. мать с детьми переехала в Москву. В 1918 г. Б. Н. Граков окончил 7-ю Московскую гимназию, а в 1922 г.—историко-филологический факультет МГУ по отделению классической филологии.

Интерес к древней истории и классическим языкам сложился у него уже в гимназические годы. В университете под руков. М. М. Покровского Б. Н. Граков изучает греческую и римскую филологию, историю и литературу, сосредотачивая свое внимание на греческой эпиграфике и истории греко-римского быта. Это, в свою очередь, приводит его в археологию.

Еще будучи студентом (в 1919 г.) он работает в ГИМ, а после окончания МГУ до 1929 г. Борис Николаевич — научный сотрудник отдела археологии этого музея. В 1928 г. он закончил аспирантуру РАНИОН по специальности классическая археология, успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Древнегреческие клейма с именами астиномов», был зачислен научным сотрудником секции археологии РАНИОН, а с 1931 г.— Института археологии АН СССР.

В 1939 г. Б. Н. Граков защитил докторскую диссертацию на тему «Древнегреческая клейменая тара эпохи эллинизма, как источник для истории производства и торговли». В 1943—1947 гг. Борис Николаевич — зав. сектором вспомогательных дисциплин, с 1947 по 1953 гг, — зав. сектором скифо-сарматской археологии ИА АН СССР.

Параллельно с большой научной деятельностью Б. Н. Граков ведет и преподавательскую работу. С 1932 г. он преподавал древние языки, а с 1937 г. и археологию в ИФЛИ, с 1941 и по настоящее время он — профессор кафедры археологии истфака МГУ.

В 1925 г. Борис Николаевич начал археологические раскопки в Поволжье и Приуралье. С 1937 г. он ведет полевую работу на Украине.

Первая научная статья Б. Н. Гракова «Энглифические клейма на торлах некоторых эллинистических остродонных амфор» была опубликована еще в 1926 г. (Труды ГИМ, выл. I).

В 1928 г. вышли из печати две работы, основанные на археологических материалах. Одна из них посвящена наиболее яркому памятнику савроматской культуры Нижнего Поволжья и его связи с другими памятниками Поволжья и Южного Приуралья (Monuments de la culture scytni- que entre la Volga et les monts Oural. ESA, III, 1928). Во второй — «Древности Яблоновской курганной группы из собрания Д. Я. Самоквасова» (Труды РАНИОН, вып. II) — разработан вопрос о датировке раннескифских погребальных комплексов на основании местной керамики и вещей.

С тех пор греческая эпиграфика и проблемы скифо-сарматской археологии становятся двумя основными темами статей и книг Б. Н. Гракова, отражая главные направления его научной деятельности.

В греческой эпиграфике Б. Н. Гракова привлекает главным образом исследование керамических клейм и граффити. Лапидарной эпиграфикой он специально не занимается, но в этой области ему принадлежит чрезвычайно важная сводка «Материалы по истории Скифии в греческих надписях Балканского полуострова и Малой Азии», опубликованная в 1939 г. (ВДИ, № 3). Хотя сводка эта составлена по различным зарубежным эпиграфическим изданиям, осуществленные Б. Н. Граковым мастерские переводы греческих текстов и разносторонние комментарии к надписям филологического и историко-археологического характера делают эту работу значительной вехой на творческом пути Бориса Николаевича. Для всех исследователей Северного Причерноморья сводка эта является обязательной настольной книгой, наряду с «Inscriptiones…» и «Scythica et caucasica» В. В. Латышева.

В изучении керамической эпиграфики Б. Н. Гракову бесспорно принадлежит ведущая роль в мировой науке. Уже в первой своей печатной работе «Энглифические клейма» он выделил, классифицировал и определил хронологически одну очень интересную группу амфорных клейм, остававшуюся до того времени загадкой. Выдвинутое им предположение о принадлежности этой группы клейм Гераклее Понтийской было принято затем всеми исследователями античности. Вышедшая три года спустя монография Бориса Николаевича «Древне-греческие керамические клейма с именами астиномов» по существу заложила основы научного изучения античных керамических клейм вообще. И на этот раз предметом его исследования стала одна из групп амфорных и черепичных клейм, особенно богато представленная в находках из Северного Причерноморья и поэтому ранее определявшаяся как «южнорусская» или «понтийская». В результате всестороннего исследования Б. Н. Граков пришел к выводу о синопском происхождении этой группы клейм. Далеко не все ученые и не сразу согласились с этой атрибуцией астиномных клейм, но проведенные в начале 50-х годов раскопки в Синопе блестяще подтвердили предположение Б. Н. Гракова. За 40 лет, прошедшие после опубликования монографии Б. Н. Гракова, был накоплен огромный материал, появились совершенно новые методы и формы исследований, стали известны многие новые факты и взаимосвязи. Естественно, что некоторые уточнения приходится сейчас вносить и в классификацию и хронологию гераклейских и синопских амфорных клейм, но основы изучения этих клейм, заложенные тогда Борисом Николаевичем, остаются незыблемыми до сих пор, и именно с его трудов начинается всякое знакомство с этими керамическими материалами.

В монографии, посвященной синопским клеймам, Б. Н. Граков разобрал вкратце основные проблемы исследования керамических клейм вообще: методы хронологического определения, вопросы смысла и назначения клеймения амфор, техники и характера клеймения, значения клейменой тары для изучения экономической, социальной и культурной истории древнего мира. С гораздо большей полнотой и на более значительном материале эти проблемы были освещены в докторской диссертации Бориса Николаевича «Клейменая керамическая тара эпохи эллинизма, как источник для истории производства и торговли». В этом капитальном труде разбираются все группы эллинистических амфорных клейм и на основании их изучения даются весьма важные выводы об экономических связях, торговых путях, некоторых отраслях производства античного мира. Керамические клейма впервые выступают в работах Б. Н. Гракова как полноценный исторический источник. По существу Б. Н. Граков превратил керамическую эпиграфику в науку, определив круг ее задач в системе исторического исследования и разработав ее методику. Все последующие работы советских и зарубежных исследователей в этой области идут по пути, проложенному Борисом Николаевичем. Докторская диссертация Б. Н. Гракова осталась, к сожалению, неопубликованной, как и некоторые другие его работы, посвященные керамическим клеймам,, например рукопись о фасосских клеймах и торговле фасосским вином, написанная в 1938 г. Но основные положения диссертации широко используются всеми советскими учеными-антиковедами, считающими для себя обязательным знакомство с архивным экземпляром рукописи.

Настоящим научным подвигом Б. Н. Гракова было завершение им монументального III тома Inscriptiones огае septentrionalis Ponti Euxini, посвященного керамическим клеймам. Этот большой том был начат много десятилетий тому назад Е. М. Придиком, но большая часть его создана руками Б. Н. Гракова. Он включает описание более 30 тысяч керамических клейм, найденных в Северном Причерноморье, и представляет собой единственный в своем роде свод, значение которого не только для исследования специально эпиграфических вопросов, но и для всей экономической и историко-культурной истории древнего мира невозможно переоценить. Он является ныне одним из основных источников по истории Северного Причерноморья.

Огромно значение работ Б. Н. Гракова по скифской истории и археологии. Прекрасно владея письменными и археологическими источниками, обладая широкой эрудицией и исследовательским талантом, он создает труды, в которых раскрывается этническая, экономическая, социальная и политическая история скифов, их культура, торговые и этно-культурные взаимоотношения с соседними и более отдаленными племенами, а также с греческими городами.

В 1947 г. вышла из печати книга «Скифы» (на укр. яз.), написанная еще в предвоенные годы. Это был первый за советский период общий очерк о скифах, рассчитанный на широкий круг читателей. Не претендуя на полноту исследования сложных вопросов скифоведения, автор выразил в ней свою концепцию, отличную от концепции М. И. Ростовцева. Многие положения, высказанные в книге, получили развитие в ряде последующих статей. Решение проблемы этнической принадлежности и этногеографии скифов, предложенное в ней, в основных чертах совпадавшее с господствовавшим тогда представлением о распространении скифов в степи и лесостепи Северного Причерноморья, вскоре перестало удовлетворять исследователя. В 1952 г. он по-новому подошел к разрешению этой проблемы. В докладе на первой конференции ИИМК по вопросам скифосарматской археологии и затем в ряде статей Б. Н. Граков подверг критике точку зрения о скифах, как о термине собирательном и убедительно показал, что Геродот и некоторые другие древние авторы подразумевали под скифами этнически родственные племена, объединенные политически. Рассматривая Скифию, как союз родственных ираноязычных племен, он считает территорией этого союза лишь степную часть Северного Причерноморья.

Новую концепцию Б. Н. Гракова разделяют отнюдь не все специалисты. Показательно, однако что те скифологи, которые возражают против нее, придерживаются взглядов, высказанных в книге «Скифы».

Новые и интересные идеи внес Б. Н. Граков в разработку проблемы о происхождении скифов. В статье «Скифский Геракл» (КСИИМК, вып. XXXIV, 1950) и книге «Каменское городище на Нижнем Днепре» (МИА, № 36, 1954) он развивает положение о двойственности этногенетических легенд, переданных Геродотом, утверждающих, с одной стороны, местный, с другой, пришлый характер скифского населения. Эти легенды трактуются, как две разных версии одного и того же мифа, принятого кочевыми и оседлыми племенами и объединяющего всех скифов в одно целое.

В советской науке 30-х — 40-х годов большое внимание было уделено проблеме общественного строя скифов. Борис Николаевич сделал существенные дополнения к ее решению. Ему принадлежит вывод о возникновении государства у скифов еще в IV в. до н. э., в эпоху царя Атея, но наиболее важным вкладом является разработка вопроса о взаимоотношениях кочевого населения Скифии с земледельческим.

В 1938 г. Б. Н. Граков начал раскопки Каменского городища — самого крупного скифского городища в степной части Северного Причерноморья. Прерванные войной, раскопки продолжались после ее окончания до 1952 г. Материалы из этих раскопок легли в основу упомянутой выше монографии «Каменское городище на Нижнем Днепре» и позволили с достаточной полнотой восстановить историческую обстановку в Скифии времени существования памятника. Исследователь блестяще доказал, что Каменское городище в IV—III вв. до н. э. было ремесленным, торговым и, вероятно, политическим центром Скифии; осветил исторический процесс, предшествующий возникновению городища и те изменения, которые произошли в Скифии после прекращения жизни на большей его части. Сделанные выводы сыграли важную роль в развитии науки о скифах.

В 1937 г. и позднее параллельно с Каменским городищем под руководством Б. Н. Гракова производятся систематические раскопки курганов рядового скифского населения под Никополем. Результаты этих работ были освещены в ряде публикаций, обобщены в статье «Скифские погребения на Никопольском курганном поле» (МИА, № 115, 1962 г.) и использованы при написании другой большой статьи «Погребальные сооружения и ритуал рядовых общинников степной Скифии» (Археологический сборник ГЭ, вып. 6, 1964 г.). До настоящего времени эти работы являются единственными, на основании которых можно судить о погребениях рядовых скифских общинников, а тщательно разработанная классификация погребальных сооружений постоянно используется всеми археологами, имеющими дело со скифскими курганами.

Внимание Бориса Николаевича привлекают и лесостепные памятники. Совместно с А. И. Тереножкиным он производил исследование Субботовского городища чернолесской культуры, а вместе с Б. А. Шрамко — раскопки Бельского городища — одного из самых крупных в лесостепи городищ скифского периода.

Отличаясь тонкой наблюдательностью и умением выявлять факты, не замеченные ранее, Б. Н. Граков опубликовал много сравнительно небольших, но оригинальных статей, заставляющих по-новому воспринимать ряд явлений в истории и культуре скифских и соседних с ними племен. В качестве примера приведем лишь некоторые из статей: «Термин Sxvai и его производные в надписях Северного Причерноморья» (КСИИМК. вып. XVI, 1947), «Чи мала Ольвія торговельні зносини з Поволжям і Приураллям в архаічну та класичну епохи?» (Археологія, І, Київ, 1947), «Старейшие находки железных вещей в Европейской части СССР» (СА, 1958, № 4), «Греческое граффито из Немировского городища» (СА, 1959, № 1), «Бронзовая рукоять меча из-под Мурома» (СА, 1961, № 4).

Более 40 лет экспозицию Гос. Исторического музея украшают великолепные савроматские изделия из кости, выполненные в зверином стиле. Они происходят из знаменитого савроматского кургана Блюменфельд А-12, исследованного Б. Н. Граковым в 1925 г., в Заволжье. Именно в 20-е годы наряду с П. А. Рыковым и П. Д. Рау Борис Николаевич заложил основы изучения сарматской культуры в степях Евразии. Раскопки курганов в Поволжье и Южном Приуралье, проводившиеся под его руководством в 20-х — начале 30-х годов, дали большие новые материалы, чрезвычайно важные для изучения истории сарматских племен и их культуры. На основании этих материалов и используя все данные, полученные к тому времени другими исследователями, Б. Н. Граков создал работы, в которых первым оценил и показал огромное значение сарматов в древней истории нашей Родины, наметил пути их исторического развития на протяжении целого тысячелетия. Уже в 1928 г. им была дана общая характеристика культуры ранних кочевников Поволжья и Приуралья в VI — IV вв. до н. э. («Monument be la culture scytnique etre la Volga et les monts Oural». ESA, III, Helsinki, 1928). В работе «Deux tombeaux de Tepoque scythique айх environs de la ville d’Orenbourg» (ESA, IV, Helsinki, 1929) он отметил своеобразие приуральского варианта этой культуры, близкого к поволжскому, а в статье «Курганы в окрестностях нос. Нежинского Оренбургского уезда по раскопкам 1927 г.» (Труды секции РАНИОН, IV, М., 1928) представил основные хронологические эталоны для ранней сарматской (прохоровской) культуры IV — II вв. до н. э.

Борисом Николаевичем впервые была предложена и обоснована общая четырехчленная периодизация истории и культуры сарматских племен Поволжья и Приуралья: Кратко она изложена в «Материалах к Всесоюзному археологическому совещанию» (М., 1945 г.), гораздо полнее и подробнее в статье ruvaixoxpaTOopTjvoi (Пережитки матриархата у сарматов, ВДИ, 1947, № 3). По мере накопления новых материалов периодизация, созданная Б. Н. Граковым, уточняется, развивается и углубляется, но основы ее остаются непоколебимыми. Более того, лишь с небольшими коррективами, периодизация Б. Н. Гракова может быть применена и к другим территориям сарматского расселения, к таким, как Северный Кавказ и Северное Причерноморье.

В той же статье Б. Н. Граков осветил одну из особенностей сарматского общества на ранних ступенях его развития (савроматской и раннесарматской) — сохранение матриархальных явлений, зафиксированное в письменных источниках. В подтверждение письменных свидетельств он привел яркие и убедительные данные археологии. Отмеченные Борисом Николаевичем пережитки матриархата у савроматов блестяще подтвердились в дальнейших исследованиях его учеников.

Огромное значение имеет преподавательская деятельность Б. Н. Гракова. Щедро отдавая все свои богатейшие знания студентам, аспирантам и всем тем, кто обращается к нему за консультацией, Борис Николаевич больше, чем кто-либо другой, способствовал созданию кадров специалистов по скифо-сарматской археологии и греческой эпиграфике. Ученики и последователи Б. Н. Гракова работают в этих областях науки в различных городах нашей страны и за рубежом.

Забота о молодом поколении археологов сказывается, в частности, в том, что он готовит к изданию расширенный и дополненный курс своих лекций по раннему железному веку. Другой курс лекций в виде книги о скифах и соседних с нею племенах в скором времени должен выйти из печати. Он также работает над книгой «Сарматы». Эти монографии будут ценным пособием для студентов, вместе с тем они представляют собой научные исследования, интересные для всех тех, кто занимается изучением истории и археологии племен раннего железного века на территории СССР.

Поздравляя Бориса Николаевича с юбилеем, его ученики и друзья с благодарностью отмечают все сделанное им для исторической науки и желают ему здоровья, многих лет жизни и новых выдающихся успехов на поприще науки.

А. И. Мелюкова, К. Ф. Смирнов, Д. Б. Шелов

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1970 Умер Михаил Михайлович Герасимов — советский антрополог, археолог и скульптор, доктор исторических наук (1956). Автор методики восстановления внешнего облика человека на основе скелетных остатков — так называемого «метода Герасимова».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 18.01.2018 — 21:24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014