Иванова И.К. Состояние вопроса геологической истории ископаемых людей и их предков

К содержанию 181-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Представление о времени и месте возникновения ископаемых гоминид претерпело, как известно, за последние десятилетия очень большие изменения. История ранних гоминид сильно удревнена. По-новому освещен вопрос об их прародине. Поступление новых материалов продолжается.

Сделанные открытия и детальные исследования, проведенные большими коллективами ученых, позволяют считать, что наиболее ранние стадии становления человечества связаны с восточной частью Африки. Эта часть пересекается в долготном направлении крупнейшей на наших континентах рифтовой системой, представляющей собой тектонически активную зону растяжения земной коры, имеющую общую длину около 6000 км Рифтовая зона состоит из цепи широких впадин осложненных поднятиями, ограниченных крутыми уступами глубиной от 1 до 3,5 км. Характерной особенностью этой зоны является обилие озер и широчайшее развитие молодого вулканизма. В плиоцене и четвертичном периоде здесь существовал весьма сложный рельеф, обусловивший создание многообразных мозаичных ландшафтных зон. Климат этого времени, при общей тенденции к похолоданию, был достаточно влажным и теплым, благоприятным для развития органического мира. Последний отличался исключительным богатством и разнообразием. В пределах рифтовой зоны шло накопление мощных толщ озерных, речных и континентальных отложений, часто затронутых складчатостью и вскрытых позже эрозионными процессами. Благодаря активной вулканической деятельности в этой толще образовались многочисленные прослои туфов, пеплов и лав, которые помогли консервации ископаемых остатков и дали материал для определения их «абсолютного» возраста калий-аргоновым и трековым методами.

В пределах рифтовой зоны известны богатейшие местонахождения фауны крупных млекопитающих, и в том числе наиболее древние в мире костные остатки ископаемых гоминид. Они обнаружены в пределах Кенийской рифтовой зоны, на ее продолжении к северу — в Эфиопской рифтовой зоне и во впадине Афар, близ Аденского залива (рис. 1).

Древнейшая находка остатков формы, которую большинство приматологов считает родоначальной для семейства гоминид — кениапитек, близкий к рамапитекам Индии, расположена у Форт Тернана на восточном берегу оз. Виктория. Она имеет достаточно надежно определенный К/Аг возраст около 14 млн. лет (сиваликские рамапитеки из предгорьев Гималаев имеют косвенную датировку в 8—9 млн. лет). В последние годы американский приматолог Д. Пилбим, обнаруживший в Пакистане остатки нескольких десятков особей рамапитеков, выражает сомнения в их прямой генетической связи с австралопитеками (и затем — человеком), считая, что эта связь не была непосредственной, а более сложной 1. Еще дальше идет приматолог Л. Гринфилд, ставящий вопрос о неправомочности выделения рамапитеков в качестве особой крупной таксономической единицы и включающий их в род сивапитеков. Вопрос этот, рассмотренный автором в другой работе 2, является в настоящее время дискуссионным.

Рис. 1. Схема расположения пунктов распространения ископаемых гоминид в Восточной Африке. I — грабены рифтовой зоны; II — развитие позднетретичных и раннечетвертичных отложений; III — вулканические области; IV — местонахождения ископаемых гоминид. 1 — Летолил; 2 — Олдувай; 3 — Форт Тернан; 4 — Баринго; 5 — Канапои; 6 — Лотегем; 7 — Кообв фора; 8 — Илерет; 9 — Омо, Шунгура; 10 — Омо, Усно; 11 — Мелка Кунтуре; 12 — Афар (Хадар). А — западная ветвь Кенийской рифтовой зоны, Б — восточная ветвь Кенийской рифтовой зоны, В — эфиопская рифтовая зона, Г — впадина Афар.

Рис. 1. Схема расположения пунктов распространения ископаемых гоминид в Восточной Африке. I — грабены рифтовой зоны; II — развитие позднетретичных и раннечетвертичных отложений; III — вулканические области; IV — местонахождения ископаемых гоминид. 1 — Летолил; 2 — Олдувай; 3 — Форт Тернан; 4 — Баринго; 5 — Канапои; 6 — Лотегем; 7 — Кообв фора; 8 — Илерет; 9 — Омо, Шунгура; 10 — Омо, Усно; 11 — Мелка Кунтуре; 12 — Афар (Хадар). А — западная ветвь Кенийской рифтовой зоны, Б — восточная ветвь Кенийской рифтовой зоны, В — эфиопская рифтовая зона, Г — впадина Афар.

В пределах указанной выше части рифтовой зоны широко распространены находки костных остатков австралопитеков (и близких к ним форм), которых насчитывается уже более тысячи 3. В Кении известны фрагментарные находки, являющиеся по времени промежуточными между кениапитеком из Форт Тернана и Собственно австралопитеками. Это — моляр примата, обнаруженный к северо-западу от оз. Баринго, в отложениях формации нгороро (11,5 млн. лет); часть верхней челюсти с 5-ю зубами, найденная недавно в районе холмов Самбуру (8 млн. лет); моляр примата из района Лукейно, также находящегося в бассейне оз. Баринго (6, 5 млн. лет).

Наиболее древние остатки гоминид, относимых большинством исследователей к австралопитековым, встречены в бассейне р. Керио на юго-западном берегу оз. Туркана. Это — Лотегем, где обнаружен обломок нижней челюсти и несколько фрагментов черепа гоминида в костеносных отложениях, датируемых по-разному — от 4,5 до 5,5 млн. лет, и Канапои (дистальная часть плечевой кости), с возрастом 4—4,5 млн. лет.

Основное количество костных остатков австралопитеков и более прогрессивных форм встречено в отложениях, относящихся к отрезку времени от 3,8 до 1,0 млн. лет. Это — местонахождение Летолол в южной части плато Серенгети; знаменитое Олдувайское ущелье; бассейн оз. Баринго (Шемерон, Чесованья); ряд местонахождений на восточном берегу оз. Туркана (Илерет, Кооби-Фора, Куби-Альги); низовья р. Омо (многочисленные находки в разных слоях формации шунгура); обильные остатки в пределах Афара (формация хадар в бассейне р. Аваш).

Среди австралопитеков выделяется наиболее ранняя форма, для которой предложено название Australopithecus afarensis (3,8—2,5 млн. лет); грацильные австралопитеки — A. africanus (3,0—1,6 млн. лет); A. boisei, в том числе известный зинджантроп из Олдувая (2,4—1,0 млн. лет); прогрессивная форма, получившая название Homo habilis (? 2,0—1,4 млн. лет). Далее следуют находки ряда остатков питекантропов — Homo егесtus (имеющие здесь наибольшую древность, предположительно от 1,4 до 0,5 млн. лет).

Особое значение имеют, сделанные также в пределах рифтовой зоны, древнейшие находки каменных предметов со следами искусственной обработки. Они представлены грубо оббитыми гальками, сколотыми с них отщепами, полиэдрами и ядрищами и часто встречаются в ассоциации с костями животных. Имеют название «галечной» или олдованской (олдувайской) индустрии. Самые древние находки каменных изделий зафиксированы работами большой международной экспедиции в Афаре. Имеются в виду местонахождения на реке Када Гона, левом притоке р. Аваш в Хадаре 4. Здесь в пункте Вест Гона обнаружен ряд базальтовых изделий, залегающих в речных отложениях, непосредственно выше прослоя вулканического туфа, датированного временем 2,7±0,2 млн. лет. Предполагается, что вмещающие отложения находятся стратиграфически ниже другого маркирующего горизонта туфов с датой 2,4± ±0,4 млн. лет. Отсюда определяется возраст индустрии в 2,5—2,6 млн. лет, и даже немного древнее.

Другое местонахождение, связанное со слоями формации шунгура, в низовьях р. Омо на северном берегу оз. Туркана датируется в 2,1—2,3 млн. лет. Местонахождение на восточном берегу озера, приуроченное к нижним слоям формации кооби-фора первоначально имело несколько более древнюю датировку, но в настоящее время «омоложено» до 1,8 млн. лет, в связи с переопределением возраста развитых здесь туфов, известных под названием KBS (отсюда и передатировка черепа гоминида 1470 с 2,9 до 2,0—2,2 млн. лет). Последним районом развития древнейшей каменной индустрии является Олдувайское ущелье, где в слое I, имеющем возраст 1,75—1,8 млн. лет, встречено 13 отдельных местонахождений, в том числе хорошо выраженная «жилая поверхность» (living floor), представляющая собой прообраз культурного слоя. Здесь выделен стратотип олдованской индустрии, а в вышележащем слое II более поздний ее вариант, «развитой олдувай», разделенный М. Лики на три фации — А, В, и С. На определенном этапе в комплексе галечной индустрии появляются ручные рубила. С увеличением их процентного содержания (согласно мнению упомянутой исследовательницы) происходит постепенный переход к ашелю.

Все описанные местонахождения древнейшей индустрии находятся во внутренней части рифтовой зоны. Интересно отметить, что два пункта в Эфиопии, расположенные недалеко, но за ее пределами, уже не имеют такой древности. Это — Мелка Кунтуре, много лет изучающаяся Ж. Шавайоном, и Гадеб. В последнем пункте артефакты имеют возраст от 1,48 до 0,7 млн. лет. Для Мелка Кунтуре нет калий-аргоновых дат, на нижний уровень находок каменных изделий, сопоставляемый с индустрией слоя I Олдувая, содержит гораздо более разнообразный их набор. Выше по разрезу уже в ашельских слоях с остатками питекантропа проходит палеомагнитная инверсия, сопоставляемая с границей Матуяма — Брюнес (около 0,7 млн. лет).

Нахождение изделий олдованского типа зафиксировано во многих районах Африки. Однако анализ опубликованных материалов приводит к выводу о том, что они либо собраны с поверхности, либо связаны с более молодыми отложениями (если это не доказывается К/Аг датами, то составом сопутствующей фауны млекопитающих). Трудно себе представить, что галечная индустрия возникла одновременно во всех частях Африки без всяких на то предпосылок. Можно с уверенностью считать, что рифтовая зона представляет собой своего рода экологическую нишу, с которой связаны первые стадии становления человечества. Отсюда вышли австралопитеки, а затем и более прогрессивные формы, получившие позже распространение в других районах Африки. На это потребовалось очень много времени. И вполне естественно, что индустрия олдованского типа имеет в разных частях континента разный геологический возраст.

Многие исследователи включают в «прародину» человека область развития австралопитеков Южной Африки. К сожалению, там отсутствует молодой вулканизм, следы которого столь успешно используются в Восточной Африке для установления возраста находок. Предложенные Т. Партриджем датировки африканских пещер т. н. геоморфологическим методом выраженным в абсолютных цифрах, не выдерживают критики. Здесь можно было бы говорить о времени заложения пещер, но отнюдь не о времени их заполнения. Однако, эти «абсолютные» даты используются некоторыми исследователями на ряду с калий-аргоновыми определениями. Древность фауны млекопитающих этой области оспаривается виднейшими палеонтологами (Б. Куртен, Г. Д. Кальке), считающими, что некоторые элементы древней фауны (как и флоры) задержались здесь в своем развитии благодаря существованию зоогеографического барьера в бассейне р. Замбези. В то же время, здесь же встречено много ныне живущих форм. Следы олдованской индустрии в ассоциации с южноафриканскими австралопитеками — сомнительны. Сами австралопитеки, по мнению некоторых исследователей (К. Брайн), могли и не быть обитателями пещер, а являлись добычей крупных хищников, которые затаскивали в пещеры плоды своей охоты. Существование «остеодонтокератической культуры» большинством ученых в настоящее время не признается. Палеомагнитные исследования пещерных отложений показали преобладание положительной намагниченности. Слои эти отнесены к древней эпохе Гаусс (3,23—2,43 млн. лет). Однако следует заметить, что палеомагнитные исследования сами по себе указывают только на характер намагниченности пород и лишь косвенным образом могут сопоставляться с выработанной магнитостратиграфической шкалой глобального значения. Без подкрепления радиологическими датировками или биостратиграфическими материалами правязка к общей шкале может быть неправильной (что по нашему представлению происходит и в данном случае).

Таким образом, хотя в настоящее время и имеется тенденция к удревнению южноафриканских австралопитеков, достоверность приводимых для этого доказательств может быть подвергнута сомнениям. Самое главное то, что в Южной Африке нет «корней» для автохтонного развития гоминид. На это указывает как природная обстановка существовавшая здесь ранее, так и отсутствие остатков антропоидов среди фауны, предшествующей фауне южноафриканских пещер. Можно предположить, что австралопитеки на каком-то этапе проникли на юг с северо-востока и в дальнейшем вели здесь изолированное существование.

За пределами Африки австралопитеки не обнаружены (только что появившееся в литературе указание на находку костных остатков австралопитека в Сицилии — требует серьезной проверки).

Вопрос о том, когда первые гоминиды пришли в Европу занимает широкие круги ученых. В 1982—1983 гг. в Музее человека в Париже была открыта большая выставка под руководством А. де Люмлея на тему «Первые обитатели Европы. 1500000 — 100000 лет». 5 В качестве древнейшего пункта на выставке фигурировал Шильяк в Оверни, где известно крупное местонахождение фауны млекопитающих, датируемое возрастом в 1,8 млн. лет. Пять примитивных каменных изделий обнаружено в этом районе, причем не в ассоциации с фауной, а в отложениях склона. Таким образом, стратиграфическое положение их не ясно, и связь с фауной может только предполагаться.

Много находок галечной индустрии приурочено к террасам рек Руссильона и Каталонии впадающих в Средиземное море. Древность находок ставится в прямую связь с высотой и возрастом террас (до 1,2 млн. лет для самой высокой). Однако такая трактовка с геологических позиций представляется спорной. Сборы с поверхности террасы или в ее покрове вполне могут быть моложе речных отложений.

Наиболее древним достоверно датированным является известное местонахождение Валлоне близ Ментоны. В первых публикациях А. де Люмлей изучавший грот Валлоне сравнивал найденные там каменные изделия с индустрией слоя 1 Олдувайского ущелья и механически приписывал им тот же возраст (1,8 млн. лет). При последующем комплексном изучении грота он пересмотрел эту датировку и предложил новую — 0,9—0,95 млн. лет. Такая дата недавно подтвердилась проведенным определением возраста сталагмитов, между которыми залегают отложения с находками артефактов и фауны. К тому же возрасту отнесены некоторые другие местонахождения галечной индустрии.

Около 700—650 тыс. л. н. в Европе появились первые бифасы и началось развитие ашельской культуры, получившей широкое географическое распространение. На этом этапе в Европе известны уже и костные остатки ископаемых гоминид-питекантропов.

Возвращаясь к вопросу о первом проникновении гоминид в Европу, следует отметить, что существуют указания и на более раннее их появление, чем это допущено на упомянутой выставке. Так, например, Е. Бонифе 6 выделяет на местонахождении фауны Рошеламбер в бассейне р. Пюи (Центральный массив), возраст которого определяется в 2 млн. лет, отдельные кости животных, имеющие по его мнению, следы искусственных срезов. Подобные прецеденты уже известны («граунчеанит», выделенный К. С. Николаеску-Плопшором в виллафранке Румынии; данные Н. К. Верещагина по фауне карьера Цимбал, связанной с таманским фаунистическим комплексом), но они, для отложений такой древности, не получили общего признания.

В литературе нередко появляются сообщения 7 о находках в Европе обработанных галек большой древности (до 2,5 млн. лет). Однако эти даты даются до известной степени произвольно и не могут не вызывать сомнений.

Интересны краткие сведения 8 об открытии летом 1983 г. в Испании (Вента Мицена в Гренаде) фрагмента темянной кости подростка в сопровождении фауны млекопитающих, возраст которой (по составу) предварительно оценивается в 1,4 млн. лет. Важно получить результаты полных исследований этой находки. Возможно, что здесь имеет место открытие древнейших остатков ископаемого гоминида в Европе.

Азия, как известно, также рассматривается некоторыми исследователями как вероятная прародина человека. Наиболее интересна в этом отношении Южная Азия. Здесь, в предгорьях Гималаев, в т. н. сиваликских отложениях, обнаружена обильная фауна позднетретичных млекопитающих, и в том числе различные виды антропоидов. Среди них наиболее прогрессивными являются рамапитеки, имеющие, однако, более молодой возраст, чем близкие к ним кениапитеки Африки 9. К концу плиоцена здесь изменились, бывшие до того благоприятными природные условия (поднятие Гималаев, аридизация климата) и процесс эволюции антропоидов замер. Остатков австралопитеков в Азии не найдено и генетической линии к человеку — не намечается.

Большой интерес представляют яванские питекантропы. История вопроса об их геологическом возрасте дала яркий пример неосторожного использования непроверенных данных. Как известно, находки остатков питекантропов связаны с двумя комплексами фаун млекопитающих: джетис и (более поздний) триниль. Около 20 лет тому назад их относили к нижнему плейстоцену. Для более молодых фигурировала дата в 0,55—0,6 млн. лет. Затем была получена единичная К/Аr датировка вулканического материала, якобы отвечающего ранним формам питекантропов — 1,9 млн. лет. Хотя такая цифра явно не соответствовала характеру фауны джетис, она была принята многими исследователями и широко использовалась в литературе. Для уточнения вопроса о геологическом возрасте питекантропов недавно была создана большая индонезийско-японская комплексная экспедиция, работавшая на Яве в течение четырех лет. Главным объектом исследований явился Сангиран, где одновременно обнаружены и древние слои с фауной джетис и более молодые — тринильские. Все известные находки питекантропов были привязаны к определенным частям разреза. Вулканические прослои, разделяющие толщу осадочных пород датировались калий-аргоновым и трековым методами. Получена четкая картина расположения находок. Все древнейшие формы питекантропов залегают выше туфа с возрастом 1,16 млн. лет 10. Питекантропы с тринильской фауной имеют преобладающий возраст 0,78—0,71 млн. лет. Лишь две формы (Р V и Р VI) моложе последней даты. Практически все яванские питекантропы не древнее 1 млн. лет и вводившая в заблуждение дата в 1,9 млн. лет, и ей подобные должны быть оставлены.

Находки ископаемых гоминид в Китае являются еще более молодыми. Местонахождения яванских питекантропов не сопровождаются каменными изделиями. На Азиатском континенте широко распространена галечная индустрия, часто имеющая большое сходство с олдованской. По возрасту она, однако, значительно моложе. Сохраняется в Азии, и в частности в Сибири, вплоть до голоцена, а в горных областях и позже — до конца каменного века 11. Время от времени делаются попытки сопоставления галечной индустрии Северной Азии с олдованской и по возрасту. Однако реальной основы они под собой не имеют.

Индустрия ручных рубил ашельского типа представлена в Азии (за исключением северной части) довольно широко. Время ее появления и завершения недостаточно ясно.

Как следует из всего изложенного, ашельская индустрия существовала в Старом свете весьма долго. Гоминиды, связанные с ней, представлены для раннего ашеля архантропами, для более позднего — переходными формами от питекантропов к палеантропам — неандертальцам и «пресапиенсам».

Остатки неандертальцев связаны в подавляющих случаях с мустьерской культурой. Время появления последней, широко распространенной в Европе, Северной Африке и Западной Азии, продолжает дискутироваться. Ф. Борд отводил для мустьерской культуры время от 65 до 35 тыс. лет, считая ее только вюрмской. Однако это не было общепринятым. Доподлинно известны мустьерские стоянки, относящиеся к рисс-вюрму (например, Гановцы в ЧССР), с возрастом не менее 100 тыс. лет. Имелись указания и на рисский возраст некоторых мустьерских пунктов в Европе, хотя большая их часть в настоящее время пере датирована: либо отложения признаны более молодыми, либо культура домустьерской. К риссу до сих пор относят некоторые стоянки среднего палеолита (включая мустье) в ФРГ 12.

При такой ситуации появились публикации, призывающие к пересмотру «хронологии муетье» 13. На чем это основано? Первое: как известно, в настоящее время предложена стратиграфическая шкала плейстоцена, базирующаяся на результатах бурения донных морских отложений западного полушария, с применением иных методов определения «абсолютного» возраста, чем радиоуглеродный. Начало вюрма по этим данным составляет около 115 тыс. лет, (по Си — 75—80 тыс. лет). Продолжительность рисс-вюрма сокращается с принятых для континентальных отложений 40—50 тыс лет до 10 тыс. лет (115—125 тыс. лет). «Удлинение» хронологии мустье связано с механическим перенесением морской схемы на стратиграфию континентальных отложений Европы, детально изученных на больших территориях. С нашей точки зрения, это является недопустимым, тем более, что глобальное значение морской стратиграфии верхнего плейстоцена признается далеко не всеми исследователями. Второе: Для некоторых мустьерских стоянок получены даты ураноториевым (230Th/234U) методом, составляющие 100—123 тыс. лет. Такие даты вполне допустимы, ничего не меняют и лишний раз подтверждают ошибочность мнения Ф. Борда о начале мустье. Однако представляется, что «абсолютные» значения возраста, полученные этим методом нельзя сопоставлять и включать в одну колонку с радиоуглеродными датами. Можно говорить о радиоуглеродном или урано-ториевом возрасте материала и не больше. К тому же при изотопных определениях обычно используется «косвенный» материал (например, в пещере Пеш д’Азе 14 определялся возраст травертинов, синхронизируемых с брекчией включающей мустье), а для Си применяются угли, кости или древесина, взятые непосредственно из культурного слоя. Эти данные никак нельзя сбрасывать со счетов.

В целом вывод может быть сделан такой. Стратиграфия мустье не меняется и не удревняется. Применение морской хронологии при изучении геологии палеолита вряд ли оправдано. Появление мустье в рисское время вызывает некоторые сомнения. В рисс-вюрме оно несомненно уже существовало, достигало расцвета в начале вюрма и закончилось в его середине, т. е. около 35 тыс. лет тому назад.

Переход от мустье к позднему палеолиту протекал сложно. Для финального мустье имеются даты от 40 до 35 тыс. лет. Ранние культуры позднего палеолита датируются временем 38—39 тыс. лет и древнее 15. Возможно, что время сосуществования среднего и позднего палеолита в разных регионах достигало нескольких тысячелетий.

В позднем палеолите люди осваивают высокие широты земного шара, проникают в Америку и Австралию. Происходит сильная дифференциация культур, связанная с усложнением техники изготовления изделий, увеличением их набора и т. д. В Западной Европе существует довольно четкая и дробная классификация позднего палеолита. В других регионах вопрос обстоит сложнее. В одних случаях под культурой понимаются типологически разные, но синхронные комплексы изделий, в других — комплексы сменяющие друг друга во времени. С поздним палеолитом связан уже человек современного типа, хотя и имеются отклонения: сапиентные формы в мустье и неандертальцы вместе с индустрией поздне¬го палеолита (конкретно, с шательперроном Франции).

Около 10 тыс. лет тому назад, т. е. в начале голоцена, осуществляет¬ся смена палеолита мезолитом. Переход от мезолита к неолиту происхо¬дил для разных регионов не синхронно, от 9 до 6 тыс. лет назад. Конец неолита также был скользящим во времени, в зависимости от климати¬ческих условий и природных ресурсов того или иного ландшафтно-географического пояса.

В передовых очагах около 5 тыс. лет назад появились бронзовые изделия. В период 3—2,5 тыс. лет произошел переход к эпохе железа.

Население земного шара последовательно росло, расширялись осваи¬ваемые территории, ускоренным темпом шел прогресс в культурно-бытовом укладе и социальном строе людей. И если на первых этапах развития гоминид природные условия играли главную роль, то с течением времени эта роль постепенно теряла свое значение.

К содержанию 181-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Pilbeam D. Rethinking human origins. Discovery, 1978, vol. 13, N 1, p. 2—10.
  2. Иванова И. К. Проблема рамапитеков.— В кн.: Проблемы геологии и истории четвертичного периода (антропогена). М., 1982, с. 104—112. В том же издании см. полный список литературы, использованной для данной статьи, с. 234—252. Последняя является докладом на V Всесоюзном Совещаний по изучению четвертичного периода в г. Уфа (1981 г.), переработанным в связи с учетом новых материалов.
  3. Coppens I. Les Hominides du Pliocene et du Pleistocene de la Rift Valley.— Bui. de la Soc. Geol. de France, 1979, 7 ser., t. XXI, N 3, p. 313.
  4. Харрис Дж. К., Иохансон Д. К. Археологические открытия в Афаре, Эфиопия: доисторическая стоянка Гона.— Тез. докл. XI Конгресса ИНКВА. М., 1982, т. III, с. 305.
  5. Les premiers habitants de l’Europe. 1 500 000 — 100 000 ans. Laboratoire de Prehistoire du Musee de l’Homme, 1982, Paris.
  6. Bonifay E. Les traces des premiers Ho¬minides en France.— La recherche, 1981, vol. 12, N 128, p. 1442—1444.
  7. Kervazo B., Tixier J. P. Decouverte en Aquitaine (France) d’un outil humain a ranger parmi les plus anciens d’Euro- pe.— C. r. Acad. Sci., Paris, 1983, ser. 2, 296, N 3, p. 201—205. Произвольные датировки характерны также для многих работ французского исследователя Ф. Бурдье.
  8. Le plus viel europeen estil Espagnol? La recherche.— Nouvelles internationa- les, 1983, N 147, p. 1100.
  9. Иванова И. К. Проблема рамапитеков.
  10. Итихара М., Кадар Д., Судийоно, Си- басаки Т., Кумаи X., Иосикава С. Отложения с остатками ископаемого человека на Яве.— Тез. докл. XI Конгр. ИНКВА, 1982, т. I, с. 107. Полный текст доклада печатается в СССР в материалах Конгресса.
  11. Ранов В. А. «Галечная техника» в культурах каменного века Сибири и Средней Азии.— В кн.: Сибирь и ее соседи в древности. Новосибирск, 1970.
  12. Bosinski G. Die jagerische Geschichte Rheinlandes. Jahrbuch Rom.— Germ. Zentralmuseum Mainz, 1983, p. 91. Отнесение начала мустье в этой статье, как и в других работах Г. Бозинского, к риссу основано главным образом на геологии стоянки Рейндален. Автору данной статьи, после личного ознакомления с этим пунктом, такой вывод представляется не бесспорным.
  13. Dennel R. A new chronology for the Mousterian.— Nature, 1983, vol. 301, N 5897, 199, 200.
  14. Schwarcz H. P., Blackwell B. Th230/U234 age of a Mousterian site in France. Na¬ture, 1983, vol. 301, N 5897, 236, 237.
  15. Например, индустрия на пластинах в Самуилице (Болгария) показала возраст 42780±1300 лет (GrN 5481).

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/ivanova-sostoyanie-voprosa-geologicheskoy-istorii-iskopaemyih-lyudey-i-ih-predkov/