Иваньев Л.Н. Раковинные кучи Приморского края

К содержанию 47-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Приморский край по разнообразию и количеству археологических памятников занимает одно из первых мест в Советском Союзе.

Хотя в крае пока не обнаружено следов древнекаменного века (палеолита), однако в большом количестве встречаются остатки деятельности человека новокаменного периода (неолита).

Остатки этой культуры, одной из древнейших культур человека в Приморье, обычно находятся в отложениях, называемых раковинными (или кухонными) кучами.

Они представляют собой груды битых раковин и костей животных, среди которых находятся очаги из камней, каменные и костяные орудия и разбитая глиняная посуда. Такие раковинные кучи прикрыты сверху незначительными наслоениями земли, отложившимися в более поздние времена.

Раковинные кучи встречаются в Приморье по всей береговой полосе, начиная от границ с Хабаровским краем, доходя до р. Тумень-Ула, являющейся границей с Кореей.

Особенно много куч найдено около бухт, входящих в состав Посьетского, Уссурийского и Амурского заливов. Иногда они расположены на перешейках, соединяющих полуострова и мысы с материковой частью. Здесь раковинные скопления обнаруживаются легко, так как морские штормы, разрушая верхние слои земли, обнажают слои раковин и остатки деятельности первобытного человека. Раковинный слой обычно лежит на слое древнего прибрежного песка или гальки (рис. 52).

Впервые этими археологическими памятниками, найденными на полуострове Сидеми в Приморье, заинтересовался и предварительно их обследовал в 80-х годах прошлого века один из местных краеведов М. И. Янковский 1. Позже раскопки там же произвел директор Владивостокского музея В. П. Маргаритов 2, а затем Ф. Ф. Буссе 3.

 Рис. 52. Вертикальный разрез раковинной кучи. 1 - современные отложения; 2 — слой раковин с культурными остатками; 3 — глина с песком; 4 — галька с песком


Рис. 52. Вертикальный разрез раковинной кучи. 1 — современные отложения; 2 — слой раковин с культурными остатками; 3 — глина с песком; 4 — галька с песком

В течение 1924—1926 гг. А. И. Разиным 4 на побережье Уссурийского и Амурского заливов выявлено свыше 30 местонахождений раковинных куч и извлечено большое количество орудий, керамики и др. Одновременно с ним небольшие раскопки на тех же местах произвел известный исследователь Приморья В. К. Арсеньев. Позже, в 1931 —1941 гг., Владивостокским музеем, под руководством автора настоящей статьи, были проведены археологические разведочные работы, во время которых обнаружены и исследованы раковинные кучи в окрестностях Владивостока и на побережье полуострова Муравьева-Амурского.

Автором настоящей статьи в 1936 г. в бухте Амбабоза, в Уссурийском заливе, из 1—1,5 м3 выкопанной земли удалось извлечь до 600 предметов: каменных и костяных орудий, глиняной посуды, остатков фауны.

Разрезанная вертикально раковинная куча состояла из нескольких слоев отложений. Сверху был слой земли, прикрывающий раковины, мощностью от 15 до 25 см. Это большей частью рыхлая супесь, слегка укрепленная корнями трав.

Непосредственно под верхним слоем обнаружены разбитые раковины, большей частью представляющие плотно слежавшуюся массу, иногда превратившуюся в известь.

Мощность раковинного слоя в отдельных случаях достигает 2 м, но в среднем равна 0,5—1 м.

В результате изучения раковинных куч установлено, что они содержат те же виды моллюсков, которые водятся и в настоящее время в водах Японского моря; к ним прежде всего нужно отнести японский гребешок (Pectert jes. sp.), пателлу (Patella sp.), устрицу (Ostrea edulis sp.), рапану (Rapana sp.) и др.

Среди этих большей частью разбитых раковин встречается множество остатков ихтиофауны, из которых определены следующие виды: треска (Cadus morhua эр. sp.), камбала (Limanda sp. sp.), минтай (Theragua chalcogramma), крупный бычок (Myoxocephalus эр.), морской ерш (Ssbasto- des sp.), тунец (Thunnus sp.), японский морской судак (Lateolabrax japonicus), а также некоторые виды скумбриевых и сельдевых пород 5. Подобные виды рыб также водятся в настоящее время в водоемах края. Реже встречаются кости: лисиц (Vulpes sp.), мелких хищников, оленя (Cervus sp.), крупных птиц, в большом количестве — кости кабана (Sits scrota sp.). Все кости расколоты человеком, достававшим из них мозг.

Найдены также каменные и костяные орудия и изделия из глины в виде пряслиц, светильников и сосудов (рис. 53 — 1—9).

Наконечники копий и стрел, шилья, ножи для чистки рыб, скребки для отделки кож животных и рыб большей частью полированы. Из каменных и костяных орудий чаще встречаются скребки, долота, топоры, наконечники копий и стрел, рыболовные крючки, грузила, сделанные из морской гальки. Костяные орудия обычно также шлифованы. Изделия из глины хорошо обожжены, поверхность наружных стенок лощеная. Преобладает так называемая ленточная орнаментика в виде спиралей, меандров, шнуров, полос и т. п.

Сосуды имеют плоское дно, которое иногда украшено отпечатками листьев растений.

В раковинных кучах и в окрестностях их пока еще не найдено древних погребений, но на мысе Виноградском и на полуострове Сидеми обнаружены черепные крышки со следами трепанации. О внешнем облике первобытного человека Приморья периода образования раковинных куч пока не представляется возможным сказать что-либо определенное.

Раковинные кучи, как отбросы пищи, несомненно, образовались вокруг поселений, принадлежавших людям, для которых рыболовство служило основным занятием, охота же имела подсобное значение. Правда, первые исследователи памятников древности Приморья (М. Н. Янковский и В. П. Маргаритов) считали, что основным занятием первобытных жителей края была охота, но они еще не располагали достаточным материалом и поэтому ошибались в выводах.

Рис. 53. Орудия и керамика из раковинных куч. 1 — наконечник копья; 2 — долото; 3 — скребок; 4 — рыболовное грузило из гальки; 5 — просверленная бабка; б — обломок рыболове ого крючка; 7 — наконечник стрелы; 8 — часть донышка сосуда с рисунком листа; 9 — черепок с ленточным орнаментом (1— 4 — камень; 5—7 — кость; 8—9— глина)

Рис. 53. Орудия и керамика из раковинных куч. 1 — наконечник копья; 2 — долото; 3 — скребок; 4 — рыболовное грузило из гальки; 5 — просверленная бабка; б — обломок рыболове ого крючка; 7 — наконечник стрелы; 8 — часть донышка сосуда с рисунком листа; 9 — черепок с ленточным орнаментом (1— 4 — камень; 5—7 — кость; 8—9— глина)

А. П. Окладников 6 относит ранний этап Амурско-Приморского неолита к концу III — началу II тысячелетия до н. э. Эта культура, как он указывает, развивалась своим особенным путем. Для нее характерно рыболовство, а не охота. Ее носители оставили после себя поселки оседлых рыболовов, живших в больших землянках. Об оседлом образе жизни говорит и плоскодонная посуда.

Культура неолитических оседлых рыболовов развивалась на территории нашего Дальнего Востока продолжительное время. Отмеченные нами памятники, повидимому, можно отнести к различным периодам. Уточнение датировки — ближайшая задача советских археологов на Дальнем Востоке.

К содержанию 47-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. М. Янковский. Кухонные остатки и каченные орудия, найденные на берегу Амурского залива. «Изв. ВСОРГО». Иркутск, 1881, т. XII, № 2—3, стр. 92.
  2. В. П. Маргаритов. Кухонные остатки, найденные на берегу Амурского залива близ р. Сидеми. Владивосток, 1887.
  3. Ф. Ф. Буссе. Остатки древностей в долинах рек Лефу, Даубихэ и Улахэ. «Зап. Об-ва изучения Амурского края», т. I. Владивосток, 1888, стр. 1—28.
  4. А. И. Разин. Стоянки каменного века на берегу Уссурийского залива. «Советское Приморье», Владивосток, 1926, № 3—4, стр. 55—69.
  5. А. И. Разин. Указ. соч.
  6. А. П. Окладников. Неолитические памятники как источники по этногонии Сибири и Дальнего Востока. КСИИМК АН СССР, вып. IX, стр. 5—14.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика