Источники и история исследования

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Особенностью античных государств Северного Причерноморья (как и всех вообще античных государств) по сравнению с обществами с господством первобытно-общинного строя является возможность использования для их характеристики не только археологических материалов, но и иных категорий источников: нарративных, эпиграфических, нумизматических. Нарративные источники — это сообщения древнегреческих и латинских авторов, в той или иной связи касавшихся событий, происходивших на территории этих государств и соседних «варварских» народов. К сожалению, до нас практически не дошли сочинения тех историков, которые жили и творили здесь, хотя одна из херсонесских надписей, например, упоминает о местном историке Сириске (IPE, I2, № 344).

Северное Причерноморье (и греческие государства, и особенно местные народы) привлекало внимание многих античных авторов: историков, философов, географов, поэтов и т. д. В. В. Латышев (с рядом сотрудников) собрал в виде единого свода практически все сведения о Северном Причерноморье, содержащиеся в античной литературе («Scythica et Caucasica». Известия древних писателей, греческих и латинских о Скифии и Кавказе — в дальнейшем — SC). Только незначительная часть сообщений античных авторов основывается на личном знакомстве их с городами Северного Причерноморья. (О развитии античной литературной традиции о Северном Причерноморье см.: Ростовцев М. И., 1925). Так, в Ольвии бывал «отец истории» Геродот. Однако в центре внимания его была Скифия (подробнее см.: Рыбаков Б. А., 1979), и он дает только некоторые сведения об этом городе (в связи с историей скифов), а о Херсонесе и Боспоре даже не упоминает. Бывал в Ольвии на рубеже I—II вв. и известный ритор Дион Хрисостом, в «Борисфенитской речи» которого содержатся ценные сведения о городе того времени. Однако большинство сообщений о Северном Причерноморье, имеющихся в античной литературе, основано не на личном знании автора, а на книжной традиции. В результате этого, например, в сообщениях авторов римского времени часто появляются сведения, восходящие еще к периоду первого знакомства греков с этими странами.

Иногда в одном и том же произведении соседствуют свидетельства разного времени: современные автору и более ранние. Источниковедческий анализ этих сообщений почти всегда чрезвычайно затруднен как отрывочностью сведений, так и отсутствием многих посредствующих звеньев в развитии античной письменной традиции. Исключением из этого правила являются только места, касающиеся Боспорского царства, в речах афинских ораторов IV в. до н. э. Исократа, Эсхина и Демосфена, поскольку они одновременны описываемым в них событиям и порождены конкретными обстоятельствами, не имеющими никакой связи с литературной традицией.

Мы не будем подробно анализировать античную традицию, поскольку во всех разделах первой части данного тома содержится сводка сведений античных авторов относительно каждого из центров Северного Причерноморья. Отметим только, что эта традиция весьма многообразна по своему составу. Она включает произведения различного жанра. О Северном Причерноморье писали и историки (помимо Геродота необходимо упомянуть Полибия, Диодора, Помпея Трога, Аппиана, Плутарха, Тацита, Диона Кассия, авторов Scriptores Historiae Augustae, Аммиана Марцелина и др.), географы (Эратосфен, Страбон, Клавдий Помпоний Мела, Клавдий Птолемей и др.), авторы более практических географических руководств по плаванию в этих местах — «периплов» (Псевдо-Скилак, Псевдо-Скимн, Арриан и др.). Не прошел мимо Северного Причерноморья и энциклопедист Плиний Старший в своем замечательном произведении «Естественная история» (Скржинская М. В., 1977). Чрезвычайно интересные сведения содержатся и в некоторых специальных произведениях, таких как «О воздухе, водах и местностях» Псевдо-Гиппократа или «Военные хитрости» Полнена. Отрывочные сообщения о городах на северных берегах Понта содержатся еще у очень многих авторов (Ростовцев М. И., 1925).

Второй важной категорией источников являются эпиграфические, т. е. надписи, вырезанные на каменных плитах, находимые в различных местах Северного Причерноморья. Первый полный свод надписей был опубликован В. В. Латышевым (IPE, т. I, 1885, 1916 (2-ое издание); т. II, 1890; т. IV, 1901) 1. Основная масса надписей — на греческом языке, небольшая часть — на латинском. В отличие от данных письменной традиции, эти источники, как правило, одновременны с отраженными в них событиями и исходят от непосредственных их участников. По своему содержанию надписи могут быть разделены на три основных типа: 1 — государственные декреты; 2 — посвятительные надписи; 3 — надгробные надписи. Особое значение для изучения политической (а иногда и экономической) истории имеют надписи первого типа; вторая категория наиболее важна для изучения истории религиозных воззрений. В этих надписях основное место занимают посвящения божествам. Однако они интересны и для политической истории, поскольку делались не только индивидуально, но и магистратами (или их коллегиями). Надгробные надписи дают значительный просопографический материал и позволяют изучать, например, этнический состав населения и его динамику. Необходимо также упомянуть еще строительные надписи (содержащие сведения о строительстве или ремонте общественных сооружений или городских стен), различные надписи религиозных союзов (фиасов), списки победителей спортивных состязаний, документы об отпуске рабов на волю (манумиссии) и т. д. В большинстве случаев надписи сообщают о таких событиях, которые не нашли отражения в сочинениях историков, что особенно повышает их значение. Сложность анализа этой категории источников определяется тем, что часто не известны события, породившие, например, тот или иной декрет, многие надписи к тому же фрагментарны. На территории Средиземноморья были обнаружены надписи, связанные своим содержанием с греческими городами Северного Причерноморья. Большую часть их собрал, перевел и прокомментировал Б. Н. Граков (Граков Б. Н., 1939б).

Важное значение для истории экономики, особенно внешней торговли государств Северного Причерноморья имеют клейма на амфорах и черепицах (Придик Е. М., 1917; 1941; Граков Б. П., 1929; Шелов Д. Б., 19566; 19666; 1975; Брашинский И. Б., 1961а; 19616; 1963в; 1964; 1965а; 1976а; Brashinsky J. В., 1973). Для истории культуры важны граффити — надписи, процарапанные на различных предметах домашнего обихода (Толстой И. И., 1953; ГАХ) и дипинти — надписи, нанесенные краской (Шелов Д. Б., 1978).

Чрезвычайно важным источником по политической, экономической н культурной истории всех государств Северного Причерноморья являются монеты, как чеканенные на месте, так и поступившие сюда из других античных центров (Бурачков П. О., 1884; Зограф А. Н., 1951; 1957; Шелов Д. Б., 1956а; Анохин В. А., 1977; Frolova N. А., 1979) 2.

История археологического изучения каждого из отдельных центров Северного Причерноморья, подробно освещается в соответствующих разделах данного тома. В силу этого здесь мы отметим только самые основные факты, характеризующие развитие археологических исследований в Северном Причерноморье в целом. Изучение античных древностей Причерноморья началось в конце XVIII в. после присоединения Крыма. Первый этап исследований характеризуется общим знакомством с нумизматикой, сбором имеющихся на поверхности земли древних предметов, составлением планов городищ, попытками идентификации их с древними городами, известными по письменным источникам (Паллас П. С., 1795; Сумароков П., 1800; 1803; Муравьев-Апостол И. М., 1823; Koehler Н.К.Е., 1805; Коерреп Р., 1823; Dubois de Montpereux F., 1843; см. также Герц К. К., 1876; Бузескул В. П., 1924, 1927).

Хотя эпизодические раскопки производились уже в конце XVIII в., первые сколько-нибудь серьезные (по своей методике) археологические исследования начались в XIX в. Они производились П. Дюбрюксом, И. А. Стемпковским, И. П. Бларамбергом (Стемпковский И. А., 1826; 1827; Бларамберг И. П., 1848; 1889). В это же время были созданы первые на юге музеи: в Феодосии (1811 г.), Одессе (1825 г.), Керчи (1826). Основным объектом раскопок в это время являлись курганы. Своего рода итогом первых этапов изучения археологии античного Северного Причерноморья были сводные монографии, посвященные Боспору: «Древности Босфора Киммерийского, хранящиеся в музее Эрмитажа» (ДБК) и монография А. Б. Ашика, проводившего в течение ряда лет раскопки на Керченском и Таманском полуострове, к сожалению, часто без должной фиксации (Ашик А. Б., 1845; 1848; 1851). Важное значение имело создание в 1859 г. Императорской Археологической комиссии, на которую было возложено руководство всеми раскопками на территории России.

Следующий значительный этап в изучении античных центров Северного Причерноморья приходится на конец XIX — начало XX в. Он в первую очередь связан с именами крупнейших русских ученых В. В. Латышева (1855—1921) и Б. В. Фармаковского (1870—1928). В. В. Латышев был крупнейшим эпиграфистом своего времени, первым издателем свода надписей Причерноморья, создателем ряда замечательных трудов по истории Херсонеса, Ольвии, Боспорского царства (Латышев В. В., 1884; 1887; 1893; 1909), написанных в первую очередь на базе эпиграфических источников и не утративших своего значения до сего времени. Б. В. Фармаковский создал научную методику раскопок античного города и методику использования археологических материалов как исторического источника. Хотя раскопки Херсонеса велись уже с 1888 г. (руководитель К. К. Косцюшко-Валюжинич), а в Пантикапее в 90-х годах в течение трех сезонов также исследовались городские слои (по инициативе К. Е. Думберга), только после того как Б. В. Фармаковский с 1900 г. стал осуществлять систематические раскопки Ольвии можно говорить о начале подлинного изучения города Северного Причерноморья античной эпохи. Большое значение имели труды и ряда других русских ученых того времени, в первую очередь М. И. Ростовцева, Е. М. Придика, П. О. Бурачкова, А. В. Орешникова и др.

Великая Октябрьская социалистическая революция стала важнейшим рубежом в истории человечества. Она означала также начало нового этапа в развитии всех общественных наук, в том числе и археологии. Уже в 1919 г. по декрету, подписанному В. И. Лениным, была упразднена Археологическая комиссия и создана Российская (позднее — Государственная) Академия истории материальной культуры, входившая в состав Наркомпроса. В 1937 г. она была преобразована в Институт истории материальной культуры (с 1960 — Институт археологии АН СССР). Особенно важной была задача овладения учеными марксистским исследовательским методом.

Важнейшими центрами формирования марксистской исторической методологии в применении к исследованию древних обществ являлись Государственная Академия истории материальной культуры (ГАИМК) и Российская Ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН). Важнейшими особенностями этих двух учреждений было сотрудничество в них молодых историков марксистов и археологов с учеными старшего поколения, стремившимися освоить марксистское мировоззрение. Второй особенностью было тесное сотрудничество в рамках единого исследовательского организма археологов и историков, что помогало археологам преодолевать традиции буржуазной археологии с ее преимущественно вещеведческим подходом. Для рождающейся советской археологии важнейшей задачей была разработка методики социологической интерпретации археологических материалов с тем, чтобы использовать их для создания подлинной истории, как истории трудящихся масс, истории развития производительных сил и производственных отношений, истории общества в целом.

Прошедшие в начале 30-х годов дискуссии привели к окончательному решению вопроса о формационном определении античного общества; оно стало рассматриваться как рабовладельческое. Значительную роль в создании марксистского антиковедения сыграли С. А. Жебелев и, особенно, А. И. Тюменев. В методике полевых работ, разработанной Б. В. Фармаковским, имелся уже готовый инструмент исторической интерпретации археологических материалов. Однако необходимо было разработать другие стороны археологической методики: анализ массового материала, изучение технической базы античного общества по материальным остаткам, выявление возможностей археологических источников для понимания социальной истории античного общества и т. д. Практическое воплощение это находило в преимущественном интересе к исследованию городов и сельских поселений и стремлении в первую очередь выявить следы производственной деятельности, разработать общие схемы экономического развития, попытаться определить характер социальной структуры и т. д.

Именно в это время были созданы первые работы, посвященные анализу отдельных видов ремесла в античных городах Северного Причерноморья и предприняты первые попытки археологического исследования сельских поселений, что было порождено стремлением изучить характер сельского хозяйства — основной отрасли экономики античного общества. Были сделаны первые попытки охарактеризовать в целом экономику отдельных государств Северного Причерноморья, в частности Боспора (Жебелев С. А., 1953, с. 82 сл.).

Особенно активно развивалась античная археология после окончания Великой Отечественной войны, на время прервавшей исследования античных памятников Северного Причерноморья. Большое значение имела организация сектора античной археологии (1944), руководителем которого с момента основания до 1970 г. был выдающийся советский исследователь античности В. Д. Блаватский (организационным центром археологов-антиковедов Ленинграда является группа античной археологии ЛОИА). Важнейшей особенностью этого периода является постоянно растущий размах археологических исследований, в которых, помимо Института археологии АН СССР, активное участие принимает Институт археологии АН УССР, ряд музеев (в том числе крупнейшие — Государственный Эрмитаж, ГМИИ, ГИМ), большое число университетов и т. д.

Второй важнейшей особенностью этого периода является активное изучение всех видов памятников: городов, сельских поселений различных типов, могильников и т. д. Особо активно исследуются сельские поселения, ранее почти не изучавшиеся. Значительное внимание уделяется изучению экономики. В ряде монографических работ (В. Д. Блаватский, В. Ф. Гайдукевич, И. Т. Кругликова, С. Ф. Стржелецкий, Е. Г. Суров, В. И. Цалкин) исследовалось как сельское хозяйство в целом, так и отдельные его отрасли. Не меньше внимания уделяется и изучению ремесленного производства. (Т. М. Арсеньева, Г. Д. Белов, В. Д. Блаватский, Т. Н. Высотская, И. Б. Зеест, В. И. Кадеев, Е. Г. Кастанаяп, М. М. Кобылина, И. Т. Кругликова, И. Д. Марченко, Н. И. Сокольский, Н. П. Сорокина и др.),а также характеру экономических связей центров Северного Причерноморья, как со Средиземноморьем, так и с местными племенами (Т. В. Блаватская, И. Б. Брашинский, И. Б. Зеест, Н. А. Онайко, Д. Б. Шелов, И. Г. Шургая и др.). Несмотря на недостаток источников, исследуются проблемы социальной структуры общества (В. Д. Блаватский, В. Ф. Гайдукевич, В. И. Кадеев и др.). Чрезвычайно активно изучается культура античных центров Северного Причерноморья, особенно в связи с проблемами взаимоотношения с культурой местного населения, как находившегося в составе античных государств, так и независимого от них.

Большими успехами характеризуется и исследование монетного чекана и денежного обращения (А. Н. Зограф, П. О. Карышковский, Д. Б. Шелов, В. А. Анохин, Н. А. Фролова, К. В. Голенко и др.), активно изучаются как вновь открытые надписи, так и ранее уже известные (А. И. Болтунова, Т. В. Блаватская, Т. Н. Книпович, Э. И. Соломоник и др.), много внимания уделяется исследованиям в области керамической эпиграфики (И. Б. Брашинский, Б. Н. Граков, В. И. Цехмистренко, Д. Б. Шелов и др.).

Важную роль в развитии античной археологии сыграли, проведенные в послевоенные годы научные конференции, на которых обсуждались наиболее сложные и дискуссионные проблемы истории и археологии античного Причерноморья (1956 г.— «Процесс исторического развития античных государств Северного Причерноморья»; 1960 г.—«Античный город», 1977 г.— «Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья»; 1979 — «Демографическая ситуация в Причерноморье в период Великой греческой колонизации»).

Подъем археологических исследований, расширение базы, источников, углубленное изучение ряда частных проблем позволили перейти к созданию ряда обобщающих трудов, посвящённых как истории отдельных государств или городских центров Причерноморья (Г. Д. Белов, В. Д. Блаватский, В. Ф. Гайдукевич, М. М. Кобылина, Д. Б. Шелов), так и всего региона в целом (в первую очередь ряд монографий В. Д. Блаватского).

Проблема периодизации истории Северного Причерноморья еще не нашла общепринятого решения.

Периодизация С. А. Жебелева (Жебелев С. А., 1953, с. 358) почти полностью скалькирована с периодизации материковой Греции с одним только отличием: I в. до н. э. он выделяет в особый период, называя его понтийским. Периодизация, предложенная В. Д. Блаватским (Блаватский В. Д., 19596), основывается, в первую очередь, на характере исторического развития Боспорского царства. Исследователи Ольвии и Херсонеса предлагают для этих центров свою периодизацию.

Методы естественных и технических наук в античной археологии. В полевой практике чаще других используются различные методы геофизической разведки. Электроразведка впервые была применена по инициативе И. Т. Кругликовой в 1957 г. при исследовании сельских поселений Боспора (Франтов Г. С., Пинкевич А. А., 1966, с. 63), затем в 60-х гг. в северо-западном Крыму (Шилик К. К., 1975, 1967; Щеглов А. Н., Шилик К. К., 1965; Дудкин В. П., 1971). Хорошие результаты электроразведка дает главным образом на однослойных памятниках, позволяя получать планы строительных остатков до начала раскопок (Щеглов А. II., 1977). Также применялась магниторазведка, позволяющая обнаружить и картировать те места на памятниках, где происходил сильный нагрев: производственные печи, домашние очаги, следы пожаров.

Геоакустическая разведка применялась при исследовании затопленных памятников, например, в Ольвии (Шилик К. К., Федоров Б. Г., 1968). Для развития подводных исследований много сделал В. Д. Блаватский, возглавлявший подводно-археологическую экспедицию (Блаватский В. Д., 1961а,б; 1962а,б; 1964; 1965; Блаватский В. Д., Кузищин В. П., 1959, 1961; Блаватский В. Д., Кошеленко Г. А., 1963; Блаватский В. Д., Петерс Б. Г., 1967; 1969а,б; Петерс Б. Г., 1963, 1965; ПетерсБ.Г., Смирнов И. В., 1961). Позднее подводные исследования проводились в Херсонесе и Ольвии (Кадеев В. II., 1965, 1969в; Вишневский В. И. и др., 1969). Для реконструкции древней топографии, древнего уровня моря и водоснабжения применяются с середины 60-х годов геолого-геоморфологические методы исследования.

При камеральной обработке материалов применяются методы палеонтологические, палеозоологические и палеоботанические. Широко применяется определение состава дикой и домашней териофауны (Пидопличко И. Г., 1940; Топачевский В. А., 1956; Ei6iKOBa В. I., 1958; Цалкин В. И., 1960), а также орнитофауны (Вошственсъки М. А., 1958, 1967) по костным остаткам. Столь же широко изучается ихтиофауна (Тихий М. II., 1917; Марти В. Ю., 1941а,б; Цалкин В. П., 1960, 1969; Бурдак В. Д., Щеглов А. Н., 1966; Щеглов А. II., 1969а; Житнева Л. Д., 1967). Имеются работы о фауне моллюсков (Книпович Н. М., 1922; Линдголъм В. А., 1927). Определение состава растительности ведется по макроостаткам (древесина, уголь), по пыльце и по остаткам семяп (Щеглов А. Н., 1961г; Янушевич 3. В., 1970; Левковская Г. М., 1970; Маслов С. П., Филин В. О., 1976). Изучение состава фауны и флоры, а также результаты геолого-геоморфологических исследований в поле позволяют делать выводы палеогеографического характера (Левковская Г. М., 1970; Маслов С. П., Филин В. О., 1976).

Широко применяется петрография. С ее помощью изучаются камень и керамика, глины, строительные растворы, руды и шлаки (Значко-Яворский И. Л. и др., 1959; Петрунь В. Ф., 1964, 1965а,б, 1966, 1967; Круг О. Ю., Четвериков С. Д., 1961; Богданова-Березовская И. В. и др., 1964; Круг О. Ю., 1965; Кадеев В. П., Шумейко С. П., 1967). Химико-технологические методы исследования керамики дают возможность определять источники сырья и уточнять технологию производства (Кулъская О. А., 1940), рентгенография, спектральные анализы применяются при изучении состава древнего металла (Кадеев В. И. и др., 1963; Богданова-Березовская И. В., 1969).

В последние годы начинают внедряться математические методы обработки массового археологического материала (Каменецкий И. С., 1965, 1970; Алексеева Е. М., 1970а,б; Деопик Д. В., Карапетъянц А. М., 1970).

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Notes:

  1. Более поздиие находки публиковались в ИАК, ВДИ, СА, НЭ, НО, НЭПХ, КБН и др. изданиях.
  2. Библиографические указатели советской литературы по нумизматике см.: Н. Э., т. II, М., 1960; т. III, М., 1962; т. X, М., 1971.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика