Илюшин А.М., Ковалевский С.А. Ирменские памятники в долине реки Касьмы

Илюшин А.М., Ковалевский С.А. Ирменские памятники в долине реки Касьмы // Западная и Южная Сибирь в древности. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2005. – С. 77-80.

В настоящее время памятники ирменской культуры в долине р. Касьмы изучены достаточно полно. Усилиями Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции (ККАЭЭ) сформирован репрезентативный фонд археологических источников, позволяющий выйти на уровень отдельных реконструкций исторических процессов. Настоящая работа является попыткой анализа демографической ситуации на территории Касьминского археологического микрорайона (АМР) в начале I тыс. до н.э.

Ирменские памятники группируются двумя кустами — в нижнем и среднем течении Касьмы. В нижнем течении известны два ирменских памятника — поселение Красная Горка-1 и курганный могильник Сапогово-1. По нашему мнению, поселение и расположенный ниже по течению реки могильник можно рассматривать как синхронные комплексы, оставленные одной группой населения. Поселение Красная Горка-1 находится на левобережье Касьмы, в 1,2 км к северу-востоку от одноименного села на возвышенном естественном мысу (Илюшин А.М., 1994, с. 20-21; 1995, с. 62-63). В древности мыс омывался водами Касьмы, но в настоящее время река отступила к югу. К северо-западу от древнего поселения в Касьму впадает ручей, пересыхающий в летнее время. На поселении исследовано одно крупное жилище, являвшееся по конструкции полуземлянкой подчетырехугольной формы 16,25х 14,5 м, и межжилищное пространство (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., 1998, с. 110-112). По характеру жилища и насыщенности культурного слоя можно утверждать, что поселение носило долговременный характер. Анализ форм и орнаментации керамической посуды говорит о смешанности населения. Преобладает ирменская посуда, но встречена также андроновская, корчажкинская и синкретичная ирменско-корчажкинская керамика. Такое разнообразие позволяет предполагать, что до прихода на эту территорию «ирменцев» здесь находилось небольшое поселение андроновской, а позднее корчажкинской культуры. «Ирменцы» заняли территорию этого поселения и ассимилировали местное корчажкинское население. Хотя не исключены и этнокультурные контакты местных «ирменцев» с населением андроновской и корчажкинской культур, проживавших на других территориях.

В 1,5-2 км на северо-восток от поселения Красная Горка-1 на второй надпойменной террасе левого берега Касьмы, в 2 км на юго-запад от села Сапогово расположен могильник Сапогово-1 (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., Сулейменов М.Г., 1996). Это один из самых крупных ирменских могильников в данном археологическом микрорайоне. Из 19 раскопанных курганов этого могильника к ирменской культуре относятся 14 курганов, в которых было зафиксировано 65 могил, где насчитывалось 69 погребенных. Керамика и отдельные вещи из погребений Сапогово-1 имеют аналогии в материалах поселения Красная Горка-1. Кроме того, при исследовании насыпей двух «длинных» курганов №8 и 19 были зафиксированы фрагменты поселенческой андроновской и ирменской посуды, имеющие полные аналогии на поселении Красная Горка-1. Здесь мы имеем дело с пока не ясной для нас традицией, известной и в других ирменских некрополях Кузнецкой котловины, согласно которой «ирменцы» использовали для возведения надмогильных сооружений культурный слой из своего поселения. Часть сапоговской ирменской керамики, как и на поселении, свидетельствует о пережиточном влиянии корчажкинского компонента. Однако на погребальной ирменской керамике инокультурное влияние проявляется слабее, чем на поселенческой керамике, что можно объяснить традиционной консервативностью погребального обряда.

В среднем течении Касьмы ККАЭЭ были раскопаны комплекс поселений Торопово-4 и курганные могильники Шабаново-1 и Шабаново-4. Комплекс поселений Торопово-4 расположен в 0,7 км к северо-западу от с. Торопово. Объект находится на левом, более высоком берегу Касьмы, на естественной возвышенности нижней террасы, рядом с устьем сухого ручья. Исследования показали, что данная площадка была обитаема в различные исторические эпохи (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., Борисов В.А., 2001, с. 199-201). К ирменской культуре относятся разрушенные жилища за №2, 3, 4 и ямы за №1 и 7, а также значительное количество артефактов в раскопе №1, исследованном в 2001-2002 гг. (Илюшин А.М., 2002, 2003). Несмотря на обилие ирменской керамики, ирменские жилища были небольшими по площади и лишь незначительно углублялись в материк, что может говорить об их сезонном характере. Анализ ирменского керамического комплекса Торопово-4, проведенный нами в специальной работе, показал его относительную культурную однородность (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., 2004, с. 44-48). Наличие корчажкинского компонента (за единичным исключением) в ирменской керамике не прослеживается. Не зафиксировано на памятнике и собственно корчажкинской керамики.

К северо-востоку от поселения ниже по течению реки на возвышенной террасе левобережья Касьмы расположен курганный могильник Торопово, насчитывающий десять округлых сильно задернованных земляных насыпей. Этот памятник не раскапывался, однако по морфологическим признакам его предварительно датировали эпохой поздней бронзы (Илюшин А.М., Сулейменов М.Г., Ковалевский С.А., 1995, с. 10). Вероятно, он связан с близлежащим ирменским поселением Торопово-4.

Выше по течению Касьмы близ с. Шабаново находятся еще два ирменских могильника — Шабаново-1 и Шабаново-4. К сожалению, ирменских поселенческих комплексов, с которыми можно было бы связать данные могильники, пока обнаружить не удалось, хотя исследования береговых террас в районе с. Шабаново ведутся сотрудниками ККАЭЭ с 1988 г. Курганный могильник Шабаново-1 расположен на второй надпойменной террасе правого берега Касьмы, в 350 м на юго-восток от одноименного села, рядом с перекрестком двух дорог (Илюшин А.М., Ковтун И.В., 1992, с. 11). В могильнике было исследовано десять ирменских курганов. В них зафиксировано десять могил, в которых насчитывалось 12 погребенных. На левобережье Касьмы в 3,5 км на северо-запад от с. Шабаново, на высокой террасе, образованной выходами горных пород, расположен курганный могильник Шабаново-4 (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., 1998, с. 15-53). На этом памятнике было раскопано 11 курганов. В них было зафиксировано 19 могил, в которых насчитывалось 23 погребенных. Несмотря на значительное количество раскопанных курганов, погребенных здесь было зафиксировано совсем немного. Как правило, под одной насыпью здесь находились одна, реже две могилы, что отличает шабановские курганы от сапоговских, для которых более характерна «многомогильность». Вместе с тем трудозатраты на сооружение курганных насыпей были велики во всех исследованных могильниках. Немногочисленные материалы этих погребально-поминальных комплексов позволяют говорить о наличии здесь, как и в сапоговских памятниках, корчажкинского компонента. Так, в кургане №11 могильника Шабаново-4 керамика имеет смешанный ирменско-корчажкинский облик (Илюшин А.М., Ковалевский С.А., 1998, рис. 22.-1, 2; 23.-5, 6).

Сейчас специалистами общепризнано, что в начале I тыс. до н.э. территория Кузнецкой котловины была освоена населением ирменской культуры. С учетом того, что более ранние, по сравнению с изучаемыми нами, ирменские древности известны на территории Новосибирского Приобья, можно предполагать, что расселение «ирменцев» главным образом шло по долине Ини. Двигаясь снизу вверх по течению, различные ирменские коллективы, практиковавшие пастушеско-придомную форму скотоводства, осваивали долины притоков Ини (Ура, Касьмы, Тарсьмы и др.), ассимилируя немногочисленное местное постандроновское население. Для своих поселков «ирменцы» выбирали уже освоенные в предшествующие эпохи естественные возвышенности левобережья Касьмы, рядом с небольшими ручьями, служившими источниками чистой воды. Погребально-поминальные комплексы «ирменцы» сооружали обычно на возвышенности, ниже по течению реки, в 1-2 км от своих поселков. Это делалось, вероятно, как в ритуальных, так и в санитарно-гигиенических целях.

Имеющиеся материалы позволяют думать, что «ирменцы» Касьминского АМР устроили свою «ставку» в нижнем течении Касьмы, богатом заливными лугами и пастбищами для скота. Место было удобным потому, что находилось недалеко от впадения Касьмы в Иню, на перекрестке миграционных потоков. Это, с одной стороны, позволяло контролировать передвижения ирменского населения в долинах Касьмы и Ини, а с другой — осуществлять экономические и социально-политические контакты с другими этническими группами. Расположенный неподалеку ирменский некрополь Сапогово-1 можно отнести, по терминологии Ю.И. Михайлова (2001, с. 195), к категории «престижных». Там, как и в могильнике Журавлево-4, были погребены представители всех возрастных групп, а также социальные лидеры, возглавлявшие территориальные объединения. Памятники, расположенные в среднем течении Касьмы, видимо, были оставлены рядовыми ирменскими общинниками и к категории престижных не относятся.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1941 Погиб Джон Пендлбери — британский археолог, исследователь Крита. В годы Второй мировой войны работал на британскую разведку. Убит на Крите в 1941 году, во время проведения гитлеровскими войсками операции «Меркурий».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика