Ильин М.А. Русское зодчество XVI столетия

К содержанию 13-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

(Тезисы кандидатской диссертации, защищенной на заседании Ученого совета филологического факультета МГУ 6 мая 1943 г.)

1. Основную идею, характеризующую русскую архитектуру XVI в., выражают слова инока Филофея, обращенные к Василию III: «вся христианская царства снидошася в твое едино, убо два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти». Общенациональные, государственные интересы и в области архитектуры поглощали местные, областные. Лаконичные летописные известия о строительстве в XIV—XV вв. сменились подробными описаниями и рассказами о сооружениях Москвы XVI в. Роль зодчего возрастает. Имя его не только упоминают источники, но он выступает с собственными взглядами по поводу того или иного решения (как, например, это было при постройке храма Василия Блаженного).

На основе сложившихся традиционных взглядов особое значение приобретает вопрос о новых архитектурных решениях. Национальный, государственный и религиозный идеал подготовлял и даже требовал нового в зодчестве. Но это новое должно было быть своим, а не чужим, заимствованным. Все иноземное было, казалось, противным древней Руси. На основе такого отношения к действительности свободное формотворчество в архитектуре черпало свое вдохновение в уже сложившихся типах и образцах, изменяя и перерабатывая их в связи с новыми задачами.

Изучение сохранившихся источников и изобразительных материалов позволяет утверждать наличие чертежа в русском зодчестве XVI в. и развитого применения пропорциональных построений, определявших не только художественный образ здания, но и его конструктивную сторону.

Естественно, что в силу сложившихся условий русской государственной жизни особое внимание уделяется зодчим разработке задач внешней архитектуры. Превалирование внешней архитектуры над внутренней отвечало не только задачам меморативного характера, что часто имело место в XVI в., но и подкрепляло религиозные воззрения того времени. Красота причудливо украшенного храма уводила человека в умозрительный мир духовных радостей.

Наряду со значительными зданиями разрабатывается и тип небольшого посадского и усадебного храма, отвечавшего как практическим нуждам прихода и вотчинника, так и интимным религиозным потребностям человека.

2. Огромное значение в развитии всего русского зодчества в целом имело градостроительство. Объединение всех русских земель под главенством Москвы потребовало единой, можно даже сказать «плановой» постройки оборонительных сооружений в городах и монастырях. В конце XV в., повидимому, впервые ставится вопрос «регулярного» градостроительства. Постройка оборонительных сооружений, определявших планировку города, подчиняется геометрическому построению (Иван-город, 1492). В XVI в. подобное построение городов получает не только распространение, но и ряд оригинальных решений. План Тулы сделан на основе древнего пропорционального построения и соотношения стороны квадрата к его диагонали. Во время Грозного на западной границе строится ряд городов (Ситна, Туровля, Красная, Сокол и др.), в основе плана которых лежат различные геометрические фигуры.

В постройке монастырей можно проследить те же тенденции. Соловецкий и Кирилло-Белозерский монастыри спланированы в виде более или менее правильных пятигранников. Изучение архитектурных и композиционных особенностей оборонительных сооружений Симонова и Пафнутьева-Боровского монастырей позволяет высказать предположение о том, что они принадлежат творчеству знаменитого горододельца Федора Коня.

Архитектурно-планировочный центр города и монастыря, состоящий из собора, сторожевой башни-колокольни, примыкающих церквей и зданий княжеского или воеводского и епископского дворов, восходит к более древним прототипам. В XVI в. он мало изменяется. Основное внимание зодчих сосредоточено на его максимальной разработке.

3. Архитектура отдельного здания в начале XVI в. приобретает несколько иной характер. Большое внимание к пропорциям и введение отдельных элементов ордерности (от италианских построек московского Кремля) определило большую архитектоничность в противовес телесной, органической массивности архитектуры предшествующего времени. Высотная композиция и силуэтность достигают значительной выразительности. К «царской школе» в большинстве случаев относятся монастырские и городские соборы. В селе и посаде разрабатывается тип небольшого храма. Как в тех, так и особенно в последних нарушаются привычные каноны византийской архитектурной традиции. В посадских храмах разрабатывается новая система крещатого свода, дающего единое внутреннее пространство (первый пример — церковь с. Юркина до 1504 г.). Отличие местных архитектурных школ почти исчезает, что можно проследить и в Новгороде.

В ряде монастырских и городских соборов появляются своеобразные завершения, во многом подготовляющие сложные завершения шатровых храмов середины XVI в. (соборы Рождественского и Старицкого монастырей 1501 и 1530 гг. и др.). Значительное влияние оказывает Архангельский собор, порождая целую группу произведений, в которых ярко сказалось воздействие его убранства.

Особое значение приобретают монастырские трапезные — полугражданские сооружения. Отсутствие алтарей у большинства церквей, находящихся при них, и наличие шатрового или купольно-сферического покрытия (Новгород) заставляет видеть в них отзвуки более древних, не дошедших до нас зданий.

4. Особенный интерес вызывают шатровые храмы — наиболее блестящие произведения русской архитектурной мысли XVI в. Проблема возникновения каменного шатра в русских храмах теперь бесспорно решается на основе текста, открытого М. Н. Тихомировым («Князь великий Василий постави церковь камену Вознесения Господа нашего Иисуса Христа вверх на древянное дело в своем селе в Коломенском»). Но изучение фактов литературного и архитектурного порядка заставляет внести в теорию Забелина о происхождении каменного шатра от деревянного существенную поправку: каменный церковный шатер действительно произошел от деревянного, но не от церковного, а от гражданского. Но несмотря на происхождение от дерева, каменный шатер XVI в. по приему его воспроизведения стал принципиально новой формой — каменной, а не деревянной.

Большое градостроительство в первой половине XVI в., глубокая идейность основных сооружений Москвы — таких, как церковь в Коломенском, Дьякове, Василий Блаженный и т. д., объясняет введение в архитектуру храма формы шатра и высотности крепостной башни. Поэтому-то в XVII в., при Никоне, шатер как форма не церковная был запрещен. Получив в XVI в. «освящение» митрополита всея Руси в царской постройке, шатер как в камне, так и в дереве быстро распространился, тем более, что многие предыдущие постройки, как, например, храмы «иже под колоколы» и др., несомненно подготовили появление этой формы.

Храм Василия Блаженного занимает первенствующее положение в русском зодчестве XVI в., соединив в себе многие архитектурные приемы, прослеживаемые, например, в храмах Дьякова и Коломенского. В храме Василия Блаженного эти приемы не только усложнены и развиты, но и приобрели совершенно новое звучание. Это подчеркнуло то. бесспорное значение, которое получил храм Василия Блаженного благодаря своему положению в центре каменного города Москвы XVI в. (включая Китай-город).

Композиционное своеобразие архитектурного решения Василия Блаженного таит в себе большой идейный смысл. Оно преследовало задачи градостроительного порядка. Василий Блаженный как бы объединил архитектурно всю тогдашнюю Москву и служил ее новым центром.

В остальных столпообразных шатровых храмах (в Коломенском, Дьякове, соборе в Старице и т. д.) прослеживаются те же черты. В шатровых храмах намечается та ярусность, которая получила дальнейшее развитие в архитектуре XVII в.

5. Необычные формы шатровых многопридельных храмов, получивших распространение в XVI в., оказали влияние и на прочие здания, строившиеся в конце XVI в. В это время общие консервативные политические и религиозные тенденции в сфере архитектурной сказались в возврате к формам начала столетия. Но, несмотря на это, острота силуэта, оригинальность покрытия и композиция храма попрежнему являются характерной чертой русского зодчества.

Тип небольшого храма с многоярусным покрытием кокошниками и с боковыми приделами — так называемый «годуновский» — становится ведущим.

В конце XVI в. появляется двухстолпный тип храма. Рождение это¬го типа было обусловлено тем практицизмом, который исстари был свойственен русскому человеку. Он не покидал его даже при постройках, далеких от утилитарных жизненных требований. Иконостас, закрывавший два восточных столба, сделал их излишним.

В архитектуре XVI в. значительную роль играет цвет. То немногое, что сохранили нам источники и сами здания, позволяет высоко оценить применение зодчими цвета в архитектуре. Окраска здания в целом, выделение его деталей особым, обычно белым цветом и введение много¬цветности в отдельных наиболее важных местах было рассчитано как на отдаленную, так и на близкую точку зрения. Кроме того, окраска здания производилась с расчетом на природное окружение с целью выделить здание или целый ансамбль на фоне окружающих построек.

Архитектура XVI в. определила основные решения и типы зданий XVII в. Основное же ее значение заключается в том, что в ней соединяются и глубокий лиризм, и величественный эпос, и жизнерадостность, и исключительное ощущение красоты природы. Широкое привлечение народных художественных форм и непосредственность архитектурного чувства позволили русским мастерам создать произведения исключи¬тельные по оригинальности и мастерству художественного воплощения. Они полноправно входят в мировую сокровищницу искусства.

К содержанию 13-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика