Хозеров И.М. Археологическое изучение памятников зодчества древнего Смоленска

К содержанию 11-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Смоленск исключительно богат памятниками материальной культуры XII—XIII вв., однако изучение их в дореволюционное время почти совершенно не производилось или было чрезвычайно поверхностным, случайным и далеко не научным. Интерес к памятникам зодчества Смоленска проявился еще в работах местных ученых XIX в. (С. П. Писарев, В. И. Грачев, И. И. Орловский и др.). Фиксация памятников была крайне примитивной: таков, например, совершенно непригодный план развалин церкви на Чурилке, снятый Писаревым. Раскопавший в 1867—1868 гг. развалины ц. Екатерины на Круполище (XIII в.) Полесский-Шепилло составил план здания с неправильным расположением столбов, тогда как в действительности они расположены по правильному прямоугольнику. Исключение в этом отношении составили лишь раскопки развалин соборной церкви Борисоглебского монастыря на Смядыни (заложенной в 1145 г.), произведенные осенью 1908 г. архитектором-археологом Д. В. Милеевым по поручению Археологической комиссии.

Систематическое изучение памятников зодчества Смоленска началось с 1923 г. (реставрационные и археологические работы П. Д. Барановского, И. М. Хозерова, С. Д. Ширяева). Значительный интерес представили также наблюдения за земляными коммунальными работами, позволившие установить (место и характер ранее неизвестных развалин древних зданий.

Ниже следует обзор наиболее важных открытий в области древнего зодчества Смоленска.

1. Изучение Петропавловской церкви, заложенной в 1146 г., принесло ряд новых фактов большого значения.

Обследование первой пары круглых пилонов установило их первоначальную крестообразную форму. Фундамент здания заложен в траншеях, вырытых в серо-зеленоватой дилювиальной глине материка; кладка фундамента — из булыжного камня с заполнением пустот этой же глиной путем трамбования. Удалось установить уровень древнего пола, а также характер первоначального западного портала, который был по-романски многообломным. На чердаке храма обнаружены остатки древнего барабана, оказавшегося двенадцатигранным. На северном фасаде открыта часть полуколонны на промежуточной пилястре, срубленной, повидимому, при капитальных переделках 1753 и 1757 гг. (рис. 18). В толще западной стены был найден тайник, устроенный, повидимому, в польский период истории Смоленска, а на откосе вскрытого древнего окна орнаментальная фреска XII в.

Позднее П. Д. Барановским были открыты фрески и <на хорах (голова святого), а также ряд граффити, часть которых, несомненна, относится к XII—XIII вв. Реставрационные работы, начатые в 1926 г., до сих пор не закончены. 2. Иоанно-Богословская церковь, построенная смоленским князем Романом Ростиславичем в 1173 г., была обследована И. М. Хозерзвым и С. Д. Ширяевым (1924 г.). Раскопки установили факт значительной присыпки здания церкви в XIII в.; уровень XII в. был ниже современного на 1.92 м. Поэтому аркосолии оказались ниже существующего пола, что послужило поездом к неправильному заключению С. П. Писарева о подцерковьи с погребениями. У восточных углов храма были открыты развалины бесстолпных приделов, сложенных из такого же кирпича, как и здание самой церкви. О существовании южного придела до этого не бы¬о никаких данных, а остатки северного были разобраны в 1827 г. Кладка приделов сделана в притык, а не в перевязь со стенами церкви, что позволяет предположительно относить их постройку к концу XII или началу XIII в. Фасады церкви были обработаны плоскими пилястрами по углам и промежуточными — с полуколоннами, аналогично Спасскому храму в Полоцке. В южном приделе на глубине 1.57 м была обнаружена древняя гробница, примыкающая к наружной стене здания церкви. Ее стенки сложены из плинф на цемянке с примесью древесной золы; сверху гробница была прикрыта цельной плитой, тесаной из крупно-зернистого розовато-фиолетового песчаника (1.78 X 0.84 X 0,10 м). В гробнице оказался женский костяк среднего роста (1.42 м) со сложенными на груди руками; положение костяка головой на запад. У тазовых костей сохранились части золототканного пояса, низанного жемчугом. Южный придел служил, повидимому, усыпальницей. Боковые апсиды придела устроены в толще стены. Вскрытие заложенных древних окон в алтаре и диаконнике обнаружило наличие на их откосах фресок; раскрыт также второй ярус окон, заложенных на апсидах. [caption id="attachment_12628" align="aligncenter" width="810"]Рис. 18. Смоленск. Петропавловская ц. 1146 г. Часть полуколонны пилястры Рис. 18. Смоленск. Петропавловская ц. 1146 г. Часть полуколонны пилястры[/caption]

3. Фундамент Свирской церкви (1190—1194 гг.), как показало обследование, был целиком сложен из гранитных камней средней величины (10—15 см в диаметре) насухо; фундамент лежит в траншеях, вырытых в дюнном песке. Это обстоятельство представляет исключительный интерес, так как указывает на определенное знакомство строителей со свойством песчаного грунта равномерно распределять давление и не задерживать в себе влагу, весьма опасную при условии заложения фундамента выше линии промерзания, в особенности в глинистом грунте. 1

Фундамент имел уширение как внутрь здания, так и наружу (на 25 см); обрезы фундамента были прикрыты сверху кладкой в два ряда кирпича.

При обмерах здания (1927 г.) были обнаружены следы уничтоженных пучковых полуколонок на пилястрах фасадов. Эта деталь очень существенна и указывает на ярко выраженное влияние романского искусства на характер обработки фасадов Свирской церкви, отражающей помимо этого еще и влияние архитектуры Кавказа, о чем свидетельствует наличие притворов. На чердаке церкви обнаружены интересные подробности оформления постамента, произведенные кладкой из брускового кирпича во второй половине XVII в.

Поиски древних фресок в Свирской церкви пока не увенчались успехом, так как первоначальная штукатурка, как показал зондаж, сбита целиком до кирпича, и стены внутри церкви были вновь оштукатурены, повидимому, в XVIII в.

4. В 1926 г. автором были произведены разведки Воскресенского холма, скрывавшего развалины древнего храма. Он оказался сложенным из плинф, причем обнаруженные детали позволяют датировать памятник XII в. Раскопками была обнаружена наружная часть южной стены церкви от портала до угловой к востоку лопатки. Особый интерес представляет сочетание двух типов пилястр: 1) пилястра, имеющая два прямоугольных облома, завершаемая небольшим прямоугольным выступом в виде «полуколонии» (такая форма впервые встречается в памятниках смоленского древнего зодчества и неизвестно вообще в истории русского искусства домонгольского периода), и 2) пилястра обычной для смоленского зодчества формы (с полуколонной). Сочетание пилястр этих форм в одном памятнике и в близком решении нам известно по церкви Эошхванк в Грузии. Это, быть может, позволяет видеть здесь влияние архитектуры Кавказа. Храм был трехапсидным, причем сопряжение апсид между собой имеет прямоугольный выступ.

Южный портал церкви (рис. 19) характеризуется романскими многообломными откосами в виде прямоугольных выступов с полукруглой колонкой после первого облома. Портал сохранил фресковую раскраску по древней штукатурке — факт для русского зодчества домонгольского периода очень редкий; раскраска представляла ряд вертикальных полос — темнокрасного (мумия?), охряного, белого и темносинего цветов; сверх темносиней окраски сделан набрызгом ряд точек белой и киноварной краской — прием, повидимому, чисто византийский. 2 При разведке в земле, перемешанной с обломками плинф, найдено много отдельных фрагментов фресковой живописи, указывающей, что данная церковь имела внутри также фресковую роспись. 3 Были встречены части разбитых голосников, кусочек свинца с фальцем от кровли и зарегистрировано много различных знаков на боковых сторонах кирпича. Строительный материал и анализ знаков на кирпичах позволяет сделать некоторые предположения о времени сооружения данной церкви. Так, некоторые знаки на боковых сторонах кирпича оказались совершенно одинакового размера и формы со знаками на кирпичах из развалин Спасского монастыря в Смоленске, построенного в 1141 г., и самый кирпич из обоих зданий, заключающий большое содержание мергеля, сближает их. Следовательно, мы вправе отнести время постройки храма на Воскресенском холме к первой половине XII в.

5. В сентябре 1927 г. в Смоленске, на берегу речки Рачевки, вблизи Окопной улицы, во время производства земляных работ обнаружены остатки южной стены неизвестной церкви из кирпича XII— XIII вв. Следы кладки северной стены были замечены в русле той же речки, пересекающей эти развалины с юга на север. Сведения о развалинах в этом месте встречаются еще у Полесского-Щепилло («Памятная книжка Смоленской губ.» за 1870 г.), однако позднее смоленские историки С. П. Писарев и И. И. Орловский совершенно не упоминают об этих развалинах. Обследование показало, что в данном памятнике мы имеем первый для Смоленска случай романского характера пилястр усложненной формы (восьмиобломный выступ завершается посередине узенькой полуколонной, выложенной из лекального кирпича с полукруглым точком (рис. 20). Это заставляет вспомнить народное предание, что в древности район, представляющий теперешнюю Рачевку, был немецкой торгово-ремесленной слободой. 4 Возможно, что эти развалины являются остатками немецкой божницы, о которой упоминается в Смоленском договоре 1229 г. Замеченные на кирпиче рельефные знаки орнаментального характера аналогичны таким же знакам, найденным на кирпиче Свирской церкви в Смоленске, что дает основание относить сооружение даннного памятника к концу XII или началу XIII в.

Рис. 19. Смоленск. Деталь портала церкви XII в. на Воскресенском холме.

Рис. 19. Смоленск. Деталь портала церкви XII в. на Воскресенском холме.

6. В 1933 г. автором были произведены раскопки развалин неизвестной церкви XII в. на территории Окопокого кладбища также в Рачевской слободе. Развалины, скрытые под большим холмом щебня и земли, заключают в себе сравнительно небольшую часть остатков стен и пилонов, разобранных, очевидно, в XIX в. для строительных нужд; кроме того, внутри и вокруг этих развалин имеются недавние захоронения; все это не позволило выяснить план здания. Его кладка характерна для смоленского домонгольского зодчества. Раскопки обнаружили деталь, наблюдаемую у архитектурных памятников Смоленска впервые: фундамент стен оказался заложенным на глубине всего лишь 0.57 м, а фундамент пилонов — на 0.70 м при наличии плотного глинистого грунта. Этот технический недочет, повидимому, и обусловил разрушение здания в результате пагубного действия мороза, вызвавшего выпучивание фундамента и образование трещин в здании, повлекших, в свою очередь, и разрушение сводов церкви.

Рис. 20. Смоленск. Пилястры церкви XII — XIII вв. на р. Рачевке.

Рис. 20. Смоленск. Пилястры церкви XII — XIII вв. на р. Рачевке.

7. В 1939 г. при производстве земляных работ обнаружены развалины неизвестной церкви XII в. на Спасском холме, обследованные автором. Развалины были скрыты под большим холмом насыпной земли и кирпичного щебня, смешанного с землей. Кладка — типичная для памятников смоленского зодчества XII—XIII вв. Рабочими был выброшен из траншеи лекальный кирпич в виде сектора, какими выкладывались полуколонны; это позволяет предполагать, что и в этом безымянном памятнике были характерные для смоленской архитектуры пилястры с полуколоннами. Если исходить из сходства клейма на одном найденном здесь кирпиче с клеймом из развалин собора Борисоглебского монастыря на Смядыни (1145 г.), то церковь, развалины которой были обнаружены на Спасском холме, следует отнести к середине XII в. Интересно, что под развалинами прослежены культурные напластования поселения, относимого по керамике, аналогичной по технике керамике Гнездовских курганов, к IX—XI вв. Это указывает, что Смоленское городище развивалось одновременно с Гнездовым; сопоставление ряда археологических наблюдений позволяет думать о более обширном, нежели Гнездово, заселении Смоленска в это время.

8. Необходимо кратко упомянуть о развалинах Мономахова собора, обнаруженных в ноябре 1939 г. во время земляных работ по прокладке канализационных труб. Мономахов собор или, по летописи, «Богородица на горе», был первой каменной постройкой в Смоленске. Заложенный Владимиром Мономахом в 1101 г., он окончен был в 1142 г. при смоленском князе Ростиславе Мстиславиче. 3 июня 1611 г., когда поляки ворвались в Смоленск, собор был разрушен взрывом пороховых запасов, хранившихся в подвалах собора. Есть предположение, что порох зажгли сами смоляне, укрывшиеся в соборе и не пожелавшие сдаться врагам. Еще в 1892 г., при прокладке водопровода на соборной горе, на территории сквера были обнаружены остатки южной стены собора. Обнаруженные в 1939 г. части развалин являются остатком его северной стены и свидетельствуют о довольно значительных размерах здания: ширина собора составляет около 23 м.

Наиболее хорошо сохранились стены профезиса, высотой до 1.65 м; здесь поверхность соборной горы XII в. лежит на глубине 2.17 метра от дневной поверхности. Стены собора сложены из обычного для XII в. строительного материала — тонкого кирпича прекрасного обжига (размер 20X18 см; 21X17; 23X17.5 и даже 35X24 см; толщина 4.8 см). Толщина швов кирпичной кладки в среднем 3—3.5 см. Известковый раствор также обычного состава для смоленских памятников XII—XIII вв. Фундамент собора сложен из гранитных валунов и кусков известняка; глубина заложения фундамента около 1.5 м. Собор, несомненно, был многоглавым, о чем свидетельствует перспективный план Смоленска на Сигизмундовой медали с изображением взрыва собора в 1611 г. при взятии города поляками. Открытые развалины бесспорно представляют исключительный интерес для истории не только смоленского зодчества, но и древнерусского искусства вообще.

Холм, на котором был построен Мономахов собор, также заслуживает археологического изучения: в 1926 г. у его северного края были обнаружены предметы раннего славянского поселения, относящегося к VI—VIII вв. Керамика X—XI вв., обнаруженная при обследовании фундаментов собора, свидетельствует о существовании на соборной горе поселения и в это время; по наблюдениям Н. П. Милонова, культурный слой городища X—XI вв., мощностью ок. 0.5 м, залегает на глубине от 2.5 до 3 м.

Таковы новые факты, значительно обогатившие наши представления о смоленском зодчестве. Они прежде всего свидетельствуют о широком развитии строительного дела в Смоленске в XII—XIII вв., уступающем по размаху лишь Новгороду и Холму. Смоленское зодчество выступает со своим своеобразным техническим и художественным лицом, основные черты которого, частью определившиеся и раньше, теперь закрепляются более прочно. К ним прежде всего относится явное восприятие смоленскими мастерами опыта романских зодчих: это — сближающаяся с романской техника кирпичной кладки, применение декоративной аркатуры с порёбриком; намечается сближение единичных знаков на кирпиче со знаками романских строителей; несмотря на черты кавказского влияния в Свирской церкви, мы имеем здесь романские пучкообразные пилястры.

Все эти черты свидетельствуют, что владимиро-суздальское зодчество с его ярко выраженным романским обликом было не одиноко. Едва ли случайна и близость рецепта известкового раствора (известковое тесто с цемянкой и древесной золой, иногда с большим включением кварцевого песка, например в Петропавловской церкви). С другой стороны, смоленское зодчество сближается с полоцким и черниговским (сочетание лопаток и пилястр с полуколоннами).

Особого внимания заслуживает производство кирпича для многочисленных церквей Смоленска XII—XII зв. Все они сложены из плиточного кирпича разнообразной величины, более или менее вытянутой прямоугольной формы. 5 Глина, служившая материалом для изготовления кирпичей, всегда употреблялась красная, причем в некоторых случаях в глину прибавлялась известь, повидимому для понижения температуры обжига. Кирпич с примесью извести применен в соборной церкви Спасского монастыря (1141 г.); в Борисоглебской на Смядыни, Петропавловской, Иоанно-Богословской и других более поздних зданиях мы его не встречаем. Кирпич, повидимому, выделывался здесь же в Смоленске, о чем, между прочим, могут свидетельствовать обнаруженные автором и П. А. Ефимовым остатки древней напольной печи XII—XIII в. для обжига кирпичей — на Рачевке, на взгорье (в районе улицы Верхний Волок, недалеко от ручья Малая Рачевка). Кирпич смоленских церквей XII—XIII вв. отличается прекрасным качеством, глина тщательно промешана и отмучена; обжиг хороший; кирпич при ударе звенит, его излом раковистый, поверхность в изломе гладкая, а не шероховатая. В огромном большинстве этот кирпич соответствует по своим техническим качествам так называемому темнокрасному кирпичу, но во много раз превосходит современный кирпич. Характерно, что в кладке вовсе не встречается алый кирпич и железняк, хотя последний, например, был найден в упомянутой напольной печи на Рачевке.

Упомянем еще о производстве керамических плиток для настила полов церквей XII—XIII вв. Плитки эти разнообразной величины (17X18X2; 16X16X2.5; 11X11X2.3; 8Х8Х1-5 см) и формы (обычно квадратные, но встречаются и в виде равностороннего треугольника со стороной в 6 см при толщине 1.5 см), полива белого, черного, темнозеленого, желтого, желтовато-зеленого цветов.

В заключение необходимо сказать, что детальное изучение смоленских архитектурных памятников XII—XIII вв. должно стать задачей ближайших лет как для Академии Наук СССР, так и для Всесоюзной Академии архитектуры. Оно даст, как показывает наш краткий обзор, исключительного значения научный материал по истории древнерусского искусства и культуры.

К содержанию 11-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Разрушение некоторых каменных церквей XII в. в Смоленске как раз явилось следствием заложения фундаментов в глинистом грунте выше линии промерзания.
  2. Н. Покровский. К иконографии богоматери, Светильник, 1914, № 1, стр. 5 и табл. 1 (см. Роспись стенки церкви на вводной миниатюре).
  3. Раскопки не коснулись внутренних стен развалин, так как внутри этих развалин находится здание Воскресенской церкви, построенной в 1765 г.
  4. Рачевка издавна и до последнего времени была населена ремесленниками различных специальностей, в особенности печниками, кузнецами и столярами.
  5. Имеется в виду так называемый строительный кирпич, а не лекальный. Чаще всего встречаются следующие размеры: 16x28X4; 18X30X3.5-4.0; 15X27X4; 16Х Х22ХЗ; 17X28X3. 2; 15X27X5 см и т. д.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика