Характеристика ведущих форм вещей лужицкой культуры

С началом железного века в лужицких могилах эпизодически появляется оружие. С течением времени оружие численно умножалось, но только в южной части исторической области Великой Польши и Силезии могилы вооруженных воинов становятся достаточно обычными. Это совпадает как раз со временем распространения могильников кошубского типа. В VII — V вв. до н. э. бытуют мечи гальштатских типов из бронзы н железа. Затем появляются железные черешковые мечи раннелатенских форм. Копья встречаются изредка. Они преимущественно лавролистные или широколистовидные с ребром по перу, с VI в. до н. э. — исключительно железные. Топоры в основном двух образцов. Кельты были бронзовыми и железными. Они имели вытянутые пропорции, цилиндрическую втулку и являлись довольно обычными для всего времени лужицкой культуры. Такого типа бронзовые кельты имеют, как правило, одно ушко, довольно тяжелы и украшены на широких сторонах клинка, стянутого в талию, вертикальными бороздками, ребрышками или расходящимися дугами. Этот тип близок некоторым гальштатским кельтам. С начала VI в. до н. э. такие бронзовые кельты исчезают. Помимо кельтов, были распространены железные топоры с круглым проухом, с четырехугольным невысоким молоточком на обухе и клиновидным лезвием (рис. 59).

Рис. 60. Бронзовые наконечники стрел Лужицкой культуры

Рис. 60. Бронзовые наконечники стрел Лужицкой культуры

Рис. 61. Костяные наконечники стрел Лужицкой культуры

Рис. 61. Костяные наконечники стрел Лужицкой культуры

Наконечники стрел довольно редки. Следовательно, относительно редко и применение лука. Боевые наконечники стрел бронзовые, длинновтульчатые, с двумя шипами, продолжающими обе лопасти, или лавролистные. Лишь изредка такие двулопастные наконечники имеют черешок, заканчивающийся серповидно двумя шипами внизу. Известно немного скифских втульчатых наконечников. С Бискупинского городища происходят роговые и костяные черешковые наконечники стрел. Их жало чаще всего двушипное внизу, иногда узкое коническое, иногда лавролистных контуров (рис. 60 и 61).

Железные и более ранние бронзовые ножи иногда прямые, иногда имеют изогнутую спинку и такое же лезвие с приподнятым кверху концом, то есть идут от гальштатских. Деревянная или костяная ручка накладывалась обычно на узкий черешок, продолжающий линию спинки. Бывает пластинчатый черешок во всю ширину клинка. Он всегда короткий. Костяные или деревянные пластинки прикреплялись к нему при помощи медных или железных заклепок.

В противоположность соседним гальштатским воинам лужицкие почти не пользовались колесницами. Колесницы встречены только в чехословацких могильниках на юге ареала этой культуры. О существовании всадников свидетельствуют положенные при погребенных удила. Сначала удила бронзовые с неподвижными большими кольцами на концах. Позднее их делают из железа. При этом конечные кольца либо составляют единое целое с коромыслом, либо неподвижно зажаты в тесной петле, то есть сходны с латенскими. Псалии бронзовые и железные. Относящиеся к VIII — VII вв. до н. э. имеют 3 отверстия с выступами в виде муфточек. Это — псалии гальштатских типов. Есть еще псалии, у которых среднее отверстие заменено петлей; в нее продевались удила. Конец всех таких псалиев может быть загнут, он заканчивается большой шляпкой или полушарным утолщением. Весьма архаичны однопластинчатые роговые удила, на концах которых пробиты квадратные отверстия для привязывания псалиев (Бискупинское городище). Подобного рода удила есть и в украинской лесостепи. Они найдены на городищах чернолесской культуры, например на Субботовском. Один экземпляр таких удил происходит с селища на Тарасовой горе — самом раннем-поселении скифского времени на р. Тясмин. Вернее всего, что и на Бискупинском городище они не могут быть отнесены ко времени более позднему, чем рубеж VII — VI вв. до н. э. С того же городища происходят единичные роговые псалии, изогнутые в слабую дугу, с тремя сквозными круглыми отверстиями. Подобного рода псалии достаточно известны и в Скифии, где они есть еще в первой половине VI в. до н. э., например псалии из погребения с бронзовыми стремевидными удилами у с. Константиновка Мелитопольского района 1. Совершенно подобные псалии известны в лесных городищах на территории СССР (городецкая культура в Чувашии) и в позднейших могильниках кобанской культуры на Северном Кавказе. Вероятно, в лужицкой культуре употреблялись роговые псалии и других форм, так как псалии гальштатского типа с тремя отверстиями в муфточках, сделанные из рога, есть на предскифских поселениях чернолесской культуры (Субботовское городище), где они могут относиться к VIII — VII вв. до н. э. (рис. 62).

Рис. 62. Конская сбруя Лужицкой культуры: 1 — роговые удила, 2 — роговой псалий, 3 — костяная бляха, 4 — бронзовые удила, 5—железные удила и псалии

Рис. 62. Конская сбруя Лужицкой культуры: 1 — роговые удила, 2 — роговой псалий, 3 — костяная бляха, 4 — бронзовые удила, 5—железные удила и псалии

На Бискупинском городище было найдено колесо, составленное из двух ясеневых досок, с квадратным отверстием посередине. Такое колесо вращалось вместе с осью. С двух сторон от центрального отверстия сделано по большому полукруглому прорезу, вероятно, для облегчения колеса. Это колесо много примитивнее, чем гальштатские и латенские колеса со многими спицами, часто окованные медными или железными шинами и имевшие в более позднее время ступицу токарной работы. Конечно, такие сложные колеса применялись и лужичанами. На Бискупинском городище несколько раз были найдены глиняные игрушечные колеса с четырьмя спицами. Колеса иногда оковывались шинами, как в гальштате.

Принадлежностью одинаково и мужского и женского обихода служили булавки и фибулы, которыми закалывали запах одежды или плащ. Булавки из бронзы или из железа принадлежат нескольким типам, более или менее однообразно живущим все это время. Поскольку булавки встречаются при трупосожжениях, как сопровождаемых оружием, так и изобилующих украшениями, следует считать, что их употребляли оба пола. Едва ли не более всех преобладает булавка, у которой головка представляет собой односторонний завиток в один оборот из раскованной пластинки. Этот тип возник в Средней Европе и Приднепровье в конце эпохи бронзы и прожил затем до конца скифской эпохи в области распространения скифской культуры и ее вариантов. Второй тип — булавки с односторонней многовитковой большой плоской спиралью. Эти булавки также восходят к бронзовой эпохе и живут в лужицкой культуре до ее конца. На советской территории они известны в предскифское время в бассейне Днестра; в области культур скифского типа они не распространились, но привились в культурах лесной полосы вплоть до верхневолжских и верхнеокских городищ, где прожили почти до самого их конца. По крайней мере, головка одной такой булавки найдена на городище Березняки, одном из самых поздних городищ дьяковской культуры.

Третий тип — булавки с головкой из двух больших плоских спиралей, обращенных в разные стороны в одной плоскости. Эти обычно очень крупные булавки мало известны на территории СССР: они встречаются в ранних могилах зарубинецкой культуры в Белоруссии.

Рис. 63. Булавки Лужицкой культуры

Рис. 63. Булавки Лужицкой культуры

Четвертый и пятый типы — гвоздевидные булавки с небольшой конической или круглой плоской головкой. И тот и другой типы — основные для лесостепных культур скифского времени. Первый достаточно обычен для чернолесской культуры. Оба типа есть и в Европе. Они ведут свое происхождение от булавок эпохи бронзы на Западе. Есть также булавки с приплюснутой сфероидальной или острореберной головкой, порой усложненной сверху добавочной шляпкой меньшего размера, и булавки плавно, как лебединая шея, извивающиеся наверху и снабженные планкой или конической головкой. Последние два типа относятся к концу гальштата или к началу латена. На территории СССР они не привились. Булавки часто плавно согнуты в средней или нижней части иглы. Это, конечно, результат закалывания такими булавками одежды из толстых и довольно грубых тканей. Все без исключения перечисленные типы булавок есть не только в погребениях, но и на Бискупинском городище. Эта категория украшений в противоположность фибулам на территории СССР в лесных и лесостепных культурах появилась рано и широко распространилась (рис. 63). Булавки известны еще в предскифское время, особенно в чернолесской культуре. На этом примере можно хорошо проследить наличие здесь хотя и небольших сношений с племенами лужицкой культуры.

С началом гальштатской эпохи в лужицких могильниках Чехии и Силезии бытовали все основные формы гальштатских фибул. С наступлением латена их сменили фибулы ранней и средней латенских схем. Несколько иначе обстояло дело в Северной и Восточной Польше, где фибулы гальштатских форм малочисленны, но преобладают булавки. Впрочем, в эпоху среднего латена и здесь возросло число фибул среднелатенской схемы. Именно эти формы получили на нашей территории свое оригинальное развитие в могильниках ранней стадии зарубинецкой культуры.

Гривны бывают массивные или проволочные, иногда витые. Концы их мягко заострены или оформлены в виде завитков. Гривны сделаны из бронзы, железа, золота (рис. 64).

Рис. 64. Гривна (1) и фибула (2) Лужицкой культуры

Рис. 64. Гривна (1) и фибула (2) Лужицкой культуры

Браслеты различны. Они часто массивные литые и имеют гладкую поверхность. Концы их совершенно или почти замкнуты. Встречаются браслеты с далеко заходящими друг на друга концами. Очень типичны для Польши массивные браслеты, у которых почти сведены концы, а поверхность покрыта нарезками в виде косых и прямых поперечных линий (рис. 65). Такие браслеты еще в предскифское время проникают в Среднее Приднепровье, особенно на правый берег. Есть в лужицкой культуре и гальштатские типы с косыми реберчатыми насечками, с крупными выпуклостями. Единицами они проникают на территорию чернолесской культуры (Залевкинский клад) 2. Спиральные и простые проволочные кольца служили перстнями.

Рис. 65. Браслет Лужицкой культуры

Рис. 65. Браслет Лужицкой культуры

Много было в ходу подвесок: к фибулам, браслетам и кольцам. Здесь есть гальштатские трапециевидные подвески. Очень обычны подвески треугольной формы с большим кольцевидным ушком. Они гладкие или покрыты рельефным орнаментом в виде елочки, расходящейся от вершины. Есть прорезные треугольные, несколько напоминающие подгорцевские подвески. Некоторые из таких подвесок попадают в чернолесское время на правобережье Днепра.

Нашивные бляшки просты и многочисленны. Известны бляшки полушарные с двумя отверстиями и плоские из двух соединенных широкой перекладиной кружков. Как показала находка совершенно таких же бляшек в небольшом кладе Субботовского городища чернолесской культуры, они прикреплялись при помощи тесьмы за эту перекладину. Какие части одежды ими обшивали — неясно. Есть и другие бляшки более или менее сложных форм. Например, бляшки в виде низкого сегмента с коническим острием на середине.

Ожерелья составлялись из проволочных тугих спиралей-трубочек и простых трубочек из бронзы, из ластовых рубчатых пронизей, синих и красных с белыми и желтыми кружками и глазками. Есть глиняные, роговые и бронзовые приплюснуто-шаровидные и яйцевидные бусины. На Бискупинском городище найдено 76 бус, 55 из них синего стекла с разными узорами. Как и в Западной Европе, число бус, особенно импортных, растет к концу бытования культуры.

Рис. 66. Керамика Лужицкой культуры: 1 — горшок с острым ребром по тулову, 2 — сосуд-урна, 3 — подставка, 4 — баночный сосуд, 5, 7, 8, 9 — миски и чаши, 6, 10 — кринкообразные сосуды

Рис. 66. Керамика Лужицкой культуры: 1 — горшок с острым ребром по тулову, 2 — сосуд-урна, 3 — подставка, 4 — баночный сосуд, 5, 7, 8, 9 — миски и чаши, 6, 10 — кринкообразные сосуды

Среди домашних занятий было, конечно, изготовление глиняной посуды. Хотя районы культуры различаются археологами по отличиям в керамике, все же общие черты есть всюду. Керамика лужицкой культуры, относящаяся к железному веку, продолжает развитие форм предшествующего времени. Широко распространены горшки с острым ребром и конически суживающейся к устью верхней частью, иногда большей, чем низ сосуда. Они бурого цвета, то покрытые лощением, то просто сглаженные рукой. Они по большей части без ручек, но бывают с ушками. У некоторых из них ребро стало скругляться. Похожие на кринки сосуды, ведущие начало от «амфор» эпохи бронзы, утрачивают резкость перехода от тулова к шейке. На этом месте в ряде случаев сохраняются ручки-ушки. Эти сосуды тоже бывают покрыты лощением бурого или черного цвета. Обе группы сосудов часто исполняли роль погребальных урн. Орнаменты на обеих формах сходны. Под шейкой ниже одной-трех бороздок или горизонтальных каннелюр свисают полукруглые фестоны, выполненные каннелюрами же, или равнобедренные треугольники вершинами вниз, по-разному заштрихованные. У острореберных горшков под ребром бывают горизонтальные ручки-упоры. Очень распространены«баночные» сосуды. Они иногда подлощены, по большей части просто сглажены, иногда с комковатой поверхностью. В отличие от баночных сосудов срубной культуры лужицкие банки иногда имеют ручки-ушки почти под устьем. Очень много мисок, иногда лощеных, иногда просто сглаженных. Край их по большей части срезан прямо, лишь изредка он слабо отогнут или, наоборот, загнут внутрь. Дно мисок сравнительно широкое. Бока плавно поднимаются к краю, но бывают и острореберные. Многие миски имеют ушко под устьем, редко — два. Орнаменты немногочисленны и редки: выступы под ребром, резные линии с одним или двумя рядами треугольников. Замечательна одна простая миска с Бискупинского городища. На ней под двумя рядами геометрического орнамента резными линиями изображены схематически олени и всадник. Многочисленны кубки и так называемые черпаки. Они либо острореберны и напоминают горшки той же формы, либо подражают баночным сосудам, либо имитируют миски. В последнем именно случае польские и чешские археологи называют их черпаками. У всех черпаков одна общая черта — небольшая ленточная ручка. Она едва приподнимается выше края и одним концом прилеплена к нему, а другим — к середине тулова. Есть и другие сосуды разных, более редких форм. К их числу принадлежат, например, миска с круглыми отверстиями на дне — дуршлаг и плоские тарелки с вертикальным краем (рис. 66).

Довольно часто глину применяли для ткацких грузил и для пряслиц. Были и другие области их применения, например из глины делали игрушки. Среди них есть специально слепленные кружки до 4 см диаметром. Такие кружки известны в милоградской культуре и на Бельском городище скифского времени под Полтавой. Много погремушек, особенно в виде боченочков. Близкие к ним нередко встречаются на дьяковских городищах по Оке и Волге. Есть фигурки птичек. Некоторые из них служили тоже погремушками. Встречаются также статуэтки свинок, бычков и т. п. Все это хорошо представлено на Бискупинском городище. Именно там найдены обломки глиняных колесиков с четырьмя спицами. Впрочем, бывали и более интересные игрушки. К их числу можно отнести бронзовый серпик-миниатюрку с того же городища.

Кроме глиняной посуды известна и деревянная. Все в том же торфе Бискупинского городища были найдены овальные блюда из дерева с выступами вместо ручек по краю, ковши и т. п.

Встречаются, особенно в чешских вариантах культуры, бронзовые ситулы и цисты, бронзовые миски и кубки, часто с чеканным орнаментом, или даже золотые чаши, уже знакомые нам по кладам. Во многом они напоминают италийские образцы, а некоторые прямо привезены из Италии.

Notes:

  1. П. Д. Либеpов. Курганы у Константиновки. КСИИМК, вып. XXXVII. М., 1951, стр. 137—143, рис. 45, 6.
  2. П. Третьяков. Звіт про археологічні дослідження 1946 р. в басейні річок Росі і Тясмину. АП, т. І. Київ, 1949, стор. 230.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика