Характеристика ведущих форм вещей латенской культуры

Мы уже знакомы с формами мечей и кинжалов и с их сменой во времени. Впрочем, к этому следует добавить, что иногда на окраинах латенской культуры, например в Пиренеях и на родине гальштата, на Дунае, вплоть до среднего латена встречались у мечей рогатые рукоятки позднегальштатского образца. Мечи из-за слабой закалки железа отличались мягкостью и легко гнулись и тупились. Плутарх в биографии Фурия Камилла рассказывает, как от ударов о железные шлемы и обод щита легионеров лезвия длинных галльских мечей ломались или получали глубокие зазубрины 1. Другие авторы сообщают, что меч приходилось после нескольких ударов бросать на землю и расправлять ногой 2; при сильном взмахе он мог выскочить из рукояти, а в тесном рукопашном бою с плотными рядами римлян был неудобен, так как требовал много места для размаха и т. п. Слабость железа мечей получает археологическое подтверждение во многих местах распространения латенской культуры, а именно: существовало обыкновение класть в могилу меч с лезвием либо свернутым в спираль, либо согнутым на манер восьмерки, чтобы он был так же мертв, как и его хозяин. Как на местную особенность следует, пожалуй, обратить внимание на металлические ножны британских мечей второго и третьего этапов, которые богато украшали растительным орнаментом из побегов и лоз и часто заканчивали схематической головкой змеи. В археологических памятниках СССР известен один меч второго латена в мавзолее крымского Неаполя 3.

Рис. 31. Оружие Латенской культуры: 1, 2—мечи І латена, 3, 4 — мечи II латена, 5, б, 7 — мечи III латена (5-с антропоморфной рукоятью), 8, 10 — наконечники копий, 9 — наконечник стрелы, 11, 12 — топоры

Рис. 31. Оружие Латенской культуры: 1, 2—мечи І латена, 3, 4 — мечи II латена, 5, б, 7 — мечи III латена (5-с антропоморфной рукоятью), 8, 10 — наконечники копий, 9 — наконечник стрелы, 11, 12 — топоры

Особенно разнообразны и употребительны копья. Листовидные в раннее время, часто с ребром посередине пера, они приобретают много разных форм к концу латенской культуры. Цезарь знает около десятка специальных кельтских терминов для обозначения разных их видов. Они имели перо то лавролистное, то листовидное, то широкое яйцевидное с ребром. Иногда бывали копья с прорезами у ребра, с вырезами по краям лезвий, извивающихся, как длинный язык пламени свечи. От этих последних раны получались рваными, вызывавшими смертельную потерю крови (рис. 31). Наконечники копий имели до 40 — 50 см длины. Более короткие и легкие (от 10 до 12 см) служили дротиками. Древко внизу оковывалось цилиндрическим или коническим подтоком. Нередки особые подтоки в виде черешка, вводившегося внутрь древка и заканчивавшегося острым упором конической или цилиндрической формы, который можно было использовать для втыкания в землю, а при случае поразить им противника. Один такой черешковый подток, к тому же изготовленный в местной кузнице, был найден на Каменском скифском городище близ Никополя на Днепре 4. Может быть, латенского происхождения единичные находки копий в зарубинецкой культуре, имеющие коротенькое плоское листовидное перо и узкую, переходящую кверху в стержень втулку, в 4 — 5 раз превышающую длину пера. Этот тип из Галлии дошел до зарубинецких городищ Белоруссии. По всему Иберийскому полуострову он известен со среднего латена.

Цельножелезные дротики, у которых тонкое железное древко заканчивалось пирамидальным или коническим острием, назывались по-латыни soliferrea или по-гречески holosidera. Такие holosidera при положении в могилы искусственно изгибали, как это делали с мечами. Известны случаи, когда такие дротики обвивали кольцом вокруг урны с трупосожжением.

Ручным оружием служил топор то с выгнутым широким лезвием, то с узким и длинным. Кроме проушных топоров есть и железные пальштабы-кельты, у которых глаголеобразная ручка заклинивалась между верхом лезвия и двумя загнутыми крыльями или вставлялась внутрь четырехгранной втулки.

Сравнительно малочисленны наконечники стрел. Они имели плоское перо с двумя шипами на нижних концах жала и длинную втулку. Их длина 8 — 15 см (рис. 31). Иногда вместо втулки у них черешок. Страшное средневековое романское оружие — самострел — появилось у галлов, но когда, сказать трудно. Свидетельств о нем нет, но из Южной Галлии известно несколько каменных надгробий кельтских воинов I в. н. э. с изображением самострелов.

Доспехи не слишком распространены. Конические шлемы имели в раннем латене довольно высокий шишак. Тулья нередко украшалась причудливыми многоколенными меандрами. Шлемы эти пришли к галлам из Италии. Их материалом служила бронза, а иногда железо. В среднем латене шлемы употреблялись мало, но снова распространились в последнем периоде. Они полушарные, иногда с большими полыми рогами, иногда с козырьком и назатыльником (рис. 34). Обычно они из железа. Порой наверху шлема делали железный столбик с украшением сверху в виде круга кроваво-красной эмали. Панцири малочисленны. О них упоминают писатели, современники Цезаря — Диодор Сицилийский и Варрон. От эпохи раннего латена щитов не сохранилось. Зато их много в среднем и позднем периодах. Щиты деревянные, наиболее обычная их форма близка к овалу с обрезанными краями. Такой щит от земли приходился по грудь воина (рис. 34). Две железные полукруглые ручки находились с внутренней стороны. Кулак захватывал ручку у самой середины щита, защищенной снаружи железным умбоном. Умбон сначала делали в виде широкой поперечной ленты, середина которой была яйцевидной формы, позднее он приобрел вид полушара с плоским ободком, прибитым гвоздями к доскам щита. Умбоны происходят из многих могил. Ранняя форма сохраняется до рубежа эр. Сами деревянные щиты известны с Латенского городища. В Темзе однажды был выловлен бронзовый щит, орнаментированный растительными завитками и эмалевыми вставками. На римских рельефах известны знамена с изображениями кабанов и боевые бронзовые трубы, у которых раструб оформлен в виде пасти животного или головы орла.

Аристократия недаром носила название всадников. В эпоху раннего и среднего латена она часто сражалась на колесницах, запряженных парой коней. Впрочем, в годы завоевания Галлии Юлий Цезарь встретил колесничников в Британии. Их тактика подчас затрудняла ветеранов Цезаря. «И благодаря ежедневному опыту и упражнению британцы достигают умения даже на крутых обрывах останавливать лошадей на всем скаку, быстро их задерживать и поворачивать, вскакивать на дышло, становиться на ярмо и с него быстро спрыгнуть в колесницу» 5, — повествует покоритель Галлии. В Латенском городище было найдено деревянное резное ярмо. В болотном городище Гластонбери оказалось колесо о 13 спицах, вставленных в точеную на станке ступицу. Там же, впрочем, было найдено сплошное, сделанное из одной дубовой доски колесо с круглым отверстием для оси.

Рис. 40. Удила (1, 2) и шпоры (3, 4) Латенской эпохи

Рис. 40. Удила (1, 2) и шпоры (3, 4) Латенской эпохи

Удила имели сначала старую форму с двумя неподвижными кольцами, строго центрированными по оси стержней. На третьем этапе появились круглые подвижные кольца на концах удил (рис. 40). Наборная сбруя украшалась круглыми или фигурных очертаний бляхами. Бляхи покрыты либо сложным меандровым узором, либо растительными завитками и листьями. И то и другое было украшено красной эмалью. Одна подобная наборная узда была обнаружена при раскопках мавзолея в скифской столице Неаполь близ Симферополя 6. С самого начала лошадьми пользовались и под верх, в частности в бою. При этом впервые, еще с раннего латена, пошли в ход шпоры, то бронзовые, то железные. Они есть всюду, куда проникли латенские бытовые формы, но лишь крайне редко встречаются у сарматов. Шпоры носили по одной, даже в богатом воинском обиходе. В Латенском городище их найдено всего-навсего две: они употреблялись очень мало. Их шип имел коническую или пирамидальную форму (рис. 40). Еще в предримское время в Северной Галлии и Южной Англии появились первые железные подковы с характерным волнистым наружным слоем. Судя по их распространению, подковы возникли где-то в провинциях, так как в Италии они не были в ходу. Седло в латенской культуре в ход не пошло, несмотря на то, что его знали скифы. Цезарь упоминает что-то вроде чепрака, под греческим названием «эфиппион», то есть буквально «наконник».

Кельты носили вышитые рубахи и длинные брюки из полотняной шерстяной материи. Короткий плащ застегивался фибулами. Об этом виде украшений подробно говорилось в связи с хронологией.

Ранние латенские фибулы на территории СССР появляются единицами в степных краях. Лишь во II в. до н. э. у степных скифов, может быть, проникнув с Дуная через Ольвию, появляется основная форма фибул среднего латенского этапа. В окрестностях Ольвии в I в. до н. э. известны фибулы простейшей схемы с перевитой ножкой. Вероятно, был прав немецкий профессор М. Эберт 7. Он считал, что такой тип выработался из простейшей схемы среднелатенских фибул. Эта новая схема широко распространилась и получила свое дальнейшее развитие у сарматов. Приблизительно в то же время, в начале I в. до н. э., фибулы среднелатенской схемы распространились у племен зарубинецкой культуры. В этой культуре у них вырабатывается новая форма.

Рис. 41. Украшения и предметы туалета Латенской культуры: 1, 2, 3 — браслеты, 4, 5 — бритвы, 6 — пояс, 7, 8, 9 — гривны

Рис. 41. Украшения и предметы туалета Латенской культуры: 1, 2, 3 — браслеты, 4, 5 — бритвы, 6 — пояс, 7, 8, 9 — гривны

Мужской костюм в позднем латене подпоясывался поясом с крючком, иногда из драгоценного металла. Крючок то изображал двух грифонов, то состоял из прорезных пальметок и побегов. Нередко пояса украшались эмалевыми гвоздиками. В среднем латене появились женские пояса из оригинальных цепей (рис. 41).

Гривны сначала были специфически женской принадлежностью. Во втором латене они обычно отсутствуют, может быть, став только принадлежностью аристократов и военачальников. На последнем этапе латена гривны — общемужское украшение. Круглые, иногда витые, с крючком и ушком гривны раннего латена просты. Они усложняются позднее: украшаются пирамидками из шариков, прорезными выступами из трех кружков по внешнему краю, иногда двумя людскими головками на концах, сходящимися верхом плоских беретов. Один из концов серебряной гривны последнего типа есть среди вещей скифского степного кургана — Чмыревой могилы. Гривны бывали золотые, серебряные, медные и железные (рис. 41).

Рис. 42. Орудия Латенской культуры: 1, 3 — мотыги, 3, 4 — сошники, 5 —лемех, 6, 7 — жернова, 8 —мельница, 9, 10 — косы, 11— ножницы

Рис. 42. Орудия Латенской культуры: 1, 3 — мотыги, 3, 4 — сошники, 5 —лемех, 6, 7 — жернова, 8 —мельница, 9, 10 — косы, 11— ножницы

Стеклянные бусы — средиземноморского происхождения. Они имеют цилиндрическую и кольцевидную форму, цвет синий, красный и желтый, украшены глазками и волнами тех же цветов. Бусы численно растут от первого ко второму латену. Их носили целыми ожерельями. В конце второго этапа полный набор средиземноморских бус широко распространился по всей Кельтике. Своеобразны стеклянные полихромные кольца-подвески. Янтарные ожерелья имеют иногда очень сложное устройство.

Серьги есть в течение всего латена, но они немногочисленны. Вначале серьги ладьевидные, затем в виде колец с напускными бусами и подвесками. Встречаются весьма сложные сережки средиземноморской работы.

Браслеты сначала были только женским украшением. На первых порах они сходны с гальштатскими. Особенно много их на втором этапе латена. Браслеты в большинстве незамкнуты, полукруглы в сечении и покрыты снаружи то сплошными ребристыми поперечными выступам«, то такими же выступами, расположенными с промежутками. Бывают ряды конических шишечек и полушариков. Встречаются змеевидные браслеты. На третьем этапе распространяются общесредиземноморские формы. Материалом служат те же металлы, что для фибул и гривен (рис. 41).

Перстни сначала бытуют у богатых воинов. Они имеют вид простого кольца со спиральным щитком. Потом сам перстень приобретает форму цилиндрической спирали. Позже, под воздействием греков и италиков, появляется все больше перстней с резными камнями, порой, может быть, игравших роль личных печатей. Первые, собственно кельтские, образцы перстней единицами встречаются у степных скифов.

В кельтских странах было распространено бритье. Отсюда множество железных бритв, сначала сегментовидных (рис. 41). В начале эллинистического периода в Средиземноморье вошли в употребление пружинные ножницы. Отсюда они быстро и широко распространились у кельтов, но совсем не попали к скифам (рис. 42).

Гребни, костяные и бронзовые, с треугольной или круглой спинкой, имели наверху круглое ушко или отверстие для подвешивания. К концу существования культуры из Средиземноморья довольно широко распространились мелкие туалетные принадлежности из бронзы, которые иногда носили на специальном кольце. Это были ложечки для мазей, ногтечистки, копоушки, пинцетики для выдергивания волос. Туалетные ложечки без ушка имели иногда овальную форму и очень короткую плоскую ручку.

Зеркала (бронзовый диск с боковой ручкой разных форм) были очень редки вплоть до конца латенской культуры, когда их число сразу заметно возрастает. Часть из них, несомненно, античный импорт, часть — местные, хотя и той же средиземноморской формы. На их неполированной стороне изображались местные орнаментальные мотивы, в частности круги, разделенные на два-три загибающихся друг на друга концами завитка (рис. 43).

Рис. 43. Зеркало с гравированным орнаментом

Рис. 43. Зеркало с гравированным орнаментом

Красная эмаль украшала некоторые из предметов костюма и туалета, в частности фибулы, ложечки, зеркала.

Рис. 44. Латенская бронзовая посуда: 1 — котелок, 2 — таз, 3 — ведро-циста

Рис. 44. Латенская бронзовая посуда: 1 — котелок, 2 — таз, 3 — ведро-циста

Еще в гальштатское время развилось, особенно в аристократических слоях, применение как импортной, так и местной бронзовой посуды. Первая нередко оказывала воздействие на форму и орнаментику второй. Эпохой с длинным носиком в VI — IV вв. до н. э. широко распространились вплоть до страны белгов. Круглодонные котлы с кольцами для подвешивания, тазы с почти вертикальной стенкой и с краем, отогнутым наружу, ведра цилиндрические, полуяйцевидные и яйцевидные то местной, то импортной работы — все это достаточно обычно в кельтское время (рис. 33 и 44). Пальметки, завитки, бегущая волна, побеги приобретают очень большое распространение именно в украшении металлической посуды. Эти орнаменты нередко чередуются с человеческими головками. Интересны деревянные ведра, окованные чеканными бронзовыми обручами, изготовлявшиеся в позднейшем латене и особенно известные вБритании. Обручи украшали разнообразными комбинациями кругов, волн и завитков, фигурами коней с плавными изгибами тел, шей, грив, хвостов, человеческими лицами и т. п. Железные подставки для вертелов делали с головками быков, коней или баранов на концах. Рога или уши животных служили для установки вертела (рис. 45). Остроконечные вертела с кольцом-ручкой на одном конце изготовляли из нескольких железных четырехгранных прутьев, связанных кольцами в пучки. Весьма разнообразные вилки, иногда в виде витого стержня с несколькими крючками на концах, применяли при варке и извлечении мяса из котлов. Все это разнообразие кухонного инвентаря служило на аристократических пирах и при общественных жертвоприношениях. Вертела и подставки для них из железа начали употреблять еще в переходное от гальштата время; они происходят от ранних этрусков и италиков. Подставки для вертела делали не только из железа. Известны глиняные подставки, помещавшиеся у очага. Они заканчивались бараньими, реже конскими головками; такие подставки широко применяли во всех латенских землях. Головки нередко украшены схематическими гирляндами, тениями (лентами), как у жертвенных животных, что указывает на их связь с культом очага (рис. 45). Примечательно, что глиняные подставки с бараньими и конскими головками появляются и в позднейших скифских городищах II в. до н. э. на Нижнем Днепре и в Крыму 8, по-видимому, с Дуная, где они также известны в латенское время.

Рис. 45. Подставки для вертела (латенская культура): 1 — металлическая, 2 — глиняная

Рис. 45. Подставки для вертела (латенская культура): 1 — металлическая, 2 — глиняная

Керамика латенских областей в течение первых двух этапов имеет в каждой местности много локальных черт. Постепенно на основной территории, занятой латенской культурой, распространился гончарный круг. Иногда лепные сосуды повторяли античные образцы, уже начиная с бронзовых эпохой VI — V вв. до н. э.

Рис. 46. Керамика Латенской культуры: 1—острореберный сосуд с высоким горлом, 2—острореберная миска, 3, 4, 5, 6—яйцевидные кувшины без ручек

Рис. 46. Керамика Латенской культуры: 1—острореберный сосуд с высоким горлом, 2—острореберная миска, 3, 4, 5, 6—яйцевидные кувшины без ручек

С самого начала существования латенской культуры широкое распространение получили некоторые типы сосудов, хотя и варьирующие в разных местностях, но все же в известной степени сходные. Это острореберные закрытые сосуды с высоким горлом, реберчатые миски и яйцевидные кувшины без ручек. Первичный меандровый, весьма сложный орнамент раннего латена заменяется красочными гирляндами, волнами, простыми и бегущими, завитками, кругами, исполненными кистью, резцом и пунктиром. Фигуры животных, встречающиеся не очень часто, также имеют плавные изогнутые очертания шей, грив, спины и рогов. Все это близко узорам на металлических изделиях. В позднюю эпоху латена продолжают жить особенно яйцевидные сосуды и миски, часто с сильно профилированными острореберными контурами (рис. 46).

Notes:

  1. Плутарх. Сравнительные жизнеописания, в трех томах, т. I. Камилл. Пер. С. П. Маркиша. М., 1961, XLI, стр. 194.
  2. Polybe, II, 33.
  3. П. H. Шульц. Мавзолей Неаполя скифского. М., 1953, табл. VII; Н.Н. Погpебова. Погребения в мавзолее Неаполя скифского. МИА, № 96. М., 1961, стр. 114, рис. 11, 4. В дополнение можно привести основную литературу о распространении латенских вещей на территории СССР. Впервые на них обратил внимание А. А. Спицын (Памятники латенской культуры в России. ИАК, вып. 12. СПб., 1904, стр. 78—86); см. также Ю. В. Кухapeнко. Распространение латенских вещей на территории Восточной Европы. СА, 1959, № 1, стр. 32—51; А. В. Бодянский. Скифское погребение с латенским мечом в Среднем Поднепровье. СА, 1961, № 2, стр. 272—275, рис. 1, 1; В. I. Бiдзiля. Поселения Галiш-Ловачка. «Археологiя», т. XVII. Киiв, 1964, стр. 92—143. О распространении италийских шлемов, также связанных с кельтской культурой, см. И. И. Гущина. Случайная находка в Воронежской области. СА, 1961, № 2, стр. 241—246.
  4. Б.Н. Граков. Каменское городище на Днепре. МИА, № 36. М., 1954, стр. 126, 128, табл. XVII, 2.
  5. Юлий Цезарь. Галльская война, IV, 33.
  6. П. Н. Шульц. Ук. соч., табл. XIII, 6; Н. Н. Погребова. Ук. соч., стр. 130, рис. 11, 2.
  7. M. Ebert. Zur Geschichte der Fibel mit ungeschlagenen Fuss. PZ, Bd III, Hf. 3/4. Leipzig-Berlin, 1911, SS. 232 — 237; А. І. Фурманська. Фібули з розкопок Ольвіі. «Археологія», т. VIII. Київ, 1953, стор. 76 — 94.
  8. Н. Н. Погребова. Позднескифские городища на Нижнем Днепре. МИА, № 64. М., 1958, стр. 229— 232, рис. 49; М. І. Вязьмітіна. Золота Балка. Київ, 1962, стор. 208—213, рис. 86.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика