Н.Н. Гурина — Результаты археологического обследования южного побережья Кольского полуострова

К содержанию 21-го выпуска Кратких сообщений ИИМК

В июле 1946 г. ЛОИИМК АН СССР была произведена под руководством автора археологическая экспедиция на южное побережье Кольского полуострова.

Экспедиция совершила маршрут от гор. Кандалакши до с. Умба, пройдя в общей сложности около 300 км. На протяжении указанного пути были обследованы побережье Белого моря и системы наиболее крупных рек — Лувенги, Колвицы, Умбы — в их нижнем течении.

Экспедицией было обнаружено 15 пунктов с остатками мест поселений древнейшего человека, которые могут быть разделены на две группы:

а) стоянки и поселения, б) лабиринты.

Для обнаруженных стоянок и поселений характерен ряд общих черт, позволяющих высказать предположение об их относительной хронологической близости. Эти главнейшие черты следующие: 1) одинаковая высота залегания над современным уровнем моря, колеблющаяся в среднем между 10—13 м; 2) незначительная глубина расположения находок от поверхности; 3) ограниченная площадь, занятая находками; 4) отсутствие хорошо выраженного культурного слоя; 5) абсолютное преобладание кварца в качестве материала для изготовления мелких орудий, при почти полном отсутствии кремня; 6) особый характер керамики в виде тонкостенных сосудов из глины с примесью асбеста; 7) расположение стоянок в местах современных рыболовецких тоней.

Стоянки можно разделить на три группы, расположенные близ устьев рек Нивы, Колвицы и Умбы. Наиболее многочисленная из них Кандалакшская, насчитывающая 6 местонахождений. Все стоянки расположены на древних морских террасах, в среднем на 10—13 м выше современного уровня моря. Выбранный под поселение участок представляет собой преимущественно ровную площадку, лежащую между отступившими от берега горами и морем. Число таких площадок на побережье крайне невелико. Они сложены из морских отложений в виде крупнозернистого песка и гальки. Поверхность участков слабо залесена и затянута ягелем. Общая площадь стоянки редко превышает 200 м2. Культурный слой не имеет отчетливо выраженной окрашенности и в большинстве случаев ничем не отличается от окружающего грунта.

Орудия труда на всех поселениях изготовлялись преимущественно из местных пород камня: мелкие — из кварца и кварцита, крупные — из сланца и песчаника. Кремень употреблялся очень редко, кремневые орудия и отщепы насчитываются единицами. Особенно многочисленны кварцевые скребки различной величины и формы, высокой техники изготовления. Многие из них обработаны тонкой отжимной ретушью и имеют правильную округлую форму. Наконечников найдено немного. Некоторая часть их изготовлена из кремня, имеет удлиненно-листовидную форму; другие — из сланца и обработаны с помощью шлифования, имеют листовидную форму и хорошо выраженный черешок.

Крупные орудия сделаны из сланца и песчаника, среди них: топоры, молоты, мотыгообразные орудия, шлифовальные плиты и точила. Особого внимания заслуживает керамика. Количество ее на поселениях невелико, но однообразие ее дает в целом достаточно точное представление о типе.

Собранные фрагменты представляют собою обломки тонкостенных сосудов, изготовленных из хорошо отмученной глины серого или желтоватого цвета. Примесью к ней служит толченый асбест. Внешняя поверхность — в преобладающем большинстве гладкая. Имеющаяся орнаментация — несложная: она состоит из отпечатков гребенчатого штампа и узких горизонтальных углублений, расположенных параллельно друг другу.

Несколько иной тип представляет керамика стоянок, расположенных в устье р. Колвицы и на берегу Колвицкого озера. Асбест здесь в качестве примеси не встречается совершенно.

Анализируя все местонахождения данной группы, можно сделать предварительный вывод, что большинство их представляет не постоянные поселения с длительным пребыванием здесь человека, а скорее посещаемые лишь на сезон рыбной ловли. Весьма возможно, что более длительные поселения следует искать несколько отступя от берега. С этой точки зрения особого интереса заслуживает поселение № 10, расположенное на распаханном поле, на расстоянии одного километра от устья р. Нивы, близ гор. Кандалакши.

Стоянка расположена на склоне третьей террасы, 13 м над современным уровнем реки. Площадь поселения приблизительно 600 м.

В результате сборов и заложенных шурфов было обнаружено большое число крупных орудий, среди которых преобладающими являются топоры. Они изготовлены из глинистого сланца и обработаны с помощью шлифования. Кварцевые скребки, в отличие от всех упомянутых стоянок, немногочисленны, но разнообразны по форме. Из единичных находок следует упомянуть листовидный наконечник из сланца, с хорошо выраженным черешком, и зубчатый штамп для керамики.
Особого интереса заслуживают три углубления с интенсивной окрашенностью культурного слоя, являющиеся, по-видимому, остатками от древних жилищ; размер указанных углублений 5X3 м. Кроме того, на распаханном участке поля прослеживаются четыре углубления достаточно правильной четырехугольной формы. Два из них почти сливаются друг с другом, образуя вид прямоугольника, длинные стороны которого имеют около 8 м. Два других (4X4 м) соединены узкой канавой в 0.5 м ширины. Глубина всех впадин не превышает 40 см.

Кроме данного пункта, расположенного вблизи Кандалакши, значительного интереса заслуживают поселения № 1 и 4, обнаруженные в непосредственной близости от лабиринта и рыболовецкой тони. Общая протяженность стоянки не превышает 400 м. Культурный слой находится на глубине 15—20 см от дневной поверхности и отличается от современного грунта лишь красноватой окраской и наличием находок.

Находки состоят исключительно из тщательно обработанных кварцевых скребков и фрагментов сосудов из глины с примесью асбеста и слюды. В большинстве случаев внешняя поверхность сосудов не орнаментирована вовсе, реже она украшена отпечатками крупного гребенчатого штампа или мелкой волнистой линией. Расположение стоянок по соседству с лабиринтом и наличие связи их друг с другом имеет существенное значение в вопросе установления датировки каменных беломорских лабиринтов.

Последние исследования в этой области дали мне известное право связать беломорские каменные лабиринты с магическими обрядовыми действиями древних рыбаков. Каменные лабиринты Белого моря, Лапландии и Скандинавии, о которых мы имеем достаточно подробные сведения, расположены на островках и полуостровах, в непосредственной близости от моря. Места расположения лабиринтов обычно совпадают с участками морского берега, особенно богатыми рыбой.

При изучении конструкции данных памятников невольно обращает на себя внимание их сходство с древнейшими рыболовными приспособлениями, применяемыми в Беломорье и называемыми «убегами». В некоторых случаях каменные лабиринты по конструкции совершенно сходны с ними в плане: а) вход в лабиринт во всех известных случаях обращен в сторону материка, как и у «убегов» или ловушек; б) в некоторых случаях лабиринты сопровождаются каменными кладками в виде гряд, отгораживающих полуостров с лабиринтом или соединяющих два лабиринта; они напоминают стены частокола или забора, перегораживающего реку, между которыми вставляются ловушки; в) помимо каменных кладок, сопровождающих лабиринты, в непосредственном соседстве с ними расположена фигура, поражающая своим сходством с рыболовной ловушкой «вентарь»; г) сама форма полуострова, на котором расположены лабиринты, напоминает рыболовные снаряды. Таким образом, неразрывная связь лабиринтов с берегом моря и тонями, с одной стороны, и их сходство с рыболовными орудиями — с другой, дают основание видеть в лабиринтах символы этих последних и объяснять создание подобных памятников стремлением рыбаков обеспечить себе успех промысла.

Однако отнесение лабиринтов к определенному хронологическому периоду не может пока быть доказанным, хотя сходство лабиринтов с фигурами, изображенными на бронзовых вещах, а также глубина почвенного слоя, образовавшегося между камнями лабиринта в результате длительного времени его существования, указывает на их древний возраст. Каменные лабиринты можно датировать периодом раннего металла—бронзой и началом железа.

Обнаруженный экспедицией новый лабиринт близ селения Умба своей конструкцией и характером расположения может служить лишним доказательством правильности сделанного заключения о магическом значении данных памятников в обрядах древних рыбаков.

В заключение следует отметить, что уже по этим первым найденным нами памятникам мы можем видеть отчетливо выраженное единство поселений на южном побережье Кольского полуострова. В этом плане особого интереса заслуживают стоянки, обнаруженные разведками А В. Шмидта на р. Варзуге, близ селения Кузомень, изучение которых приводит к выводу о сходстве открытых поселений со стоянками близ Кузомени.

При сравнении этих памятников с памятниками соседних областей Карело-Финской ССР, южного побережья Белого моря и Скандинавии можно сделать вывод о родстве стоянок южного побережья Кольского полуострова с карельскими и скандинавскими стоянками; никаких элементов сходства со стоянками южного побережья Белого моря не прослеживается. Можно утверждать также, что высказываемая в последнее время мысль о тесной связи древнего населения Кольского полуострова с Восточной Сибирью не находит подтверждения.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика