Гурина Н.Н. Неолитические поселения на северо-восточном берегу Онежского озера

К содержанию 7-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

На территории Карелии за последние годы был проведен ряд археологических исследований. Район же к северо-востоку от Онежского озера оставался совершенно не изученным.

Исследование северо-восточной части Карелии в геологическом и археологическом отношениях было начато лишь в 1933 г. Б. Ф. Земляковым и проводилось им в течение ряда лет. 1 В результате были подвергнуты частичным раскопкам несколько поселений, давших большой материал эпохи неолита.

Основываясь на данных геологии, с учетом археологических фактов, Б. Ф. Земляков построил схему датировки стоянок, исходя из высотных отметок их размещения над современным уровнем Онежского озера. Однако уже сейчас, располагая материалом более чем 10—12 стоянок, можно наметить их хронологическое взаимоотношение не только на основании геологических наблюдений, но также и по многочисленным вещественным остаткам, собранным на стоянках. Такую предварительную попытку мы и надеемся осуществить в настоящей работе.

Первая группа стоянок, небольшая по численности, располагается на вершинах оз, покрытых лесами, вдали от современного берега Онежского озера.

К этим стоянкам относится стоянка № 2 в Медвежьей Горе, раскопанная в 1933—1934 гг. Б. Ф. Земляковым, и стоянка у Пушного совхоза, в 5 км от пос. Повенец, раскопанная в 1938 г.

Стоянка у Пушного совхоза расположена в 3 км от современного берега Онежского озера на вершине озы, имеющей обычное для этого района юго-восточное направление. В юго-западной части оза обрывается к низкому заливному лугу. В северо-восточном направлении склон плавно спускается к болоту, близ которого были обнаружены еще две другие неолитические стоянки с типичной ямочно-гребенчатой керамикой.

Культурный слой стоянки у Пушного совхоза интенсивно окрашен в красный цвет, повидимому, вследствие обжига кострами; он залегал непосредственно под дерновым слоем и содержал значительное количество крупных и мелких камней, которые и слагают озу. Мощность слоя 20—40 см. Подстилающим слоем является желтый материковый песок с крупными и мелкими камнями. Стоянка располагалась вдоль озы.

В процессе раскопок стоянки были расчищены округлые в плане темнокрасные, со включением мелких угольков, пятна, углубленные в грунт на 10—15 см. Диаметр пятен достигает 1.5 м. Судя по размерам, окраске и углистым включениям, вероятнее всего считать их остатками очагов.

Инвентарь стоянки состоит из многочисленных шлифованных орудий из сланца в виде топоров, тесел, долот и мелких орудий из кварца, а также роговика.

Собрано большое количество керамики с орнаментом, резко отличающимся от всех известных стоянок с ямочно-гребенчатой керамикой в Карелии (рис. 6 а—в).

Составными элементами орнамента являются: отпечатки перевитого шнура, располагающегося по сосуду в виде горизонтальных линий, мелкого штампа также в виде горизонтальных линий и штампа в виде римских цифр I, тесно поставленных друг к другу и покрывающих всю поверхность сосуда, наконец, особого штампа, слегка напоминающего мелкую косую клетку. Ямки на сосудах крайне редки и имеют неправильные очертания.

Рис. 6. а-в — керамика первой группы стоянок; г—д - керамика второй группы стоянок; е—ж — керамика третьей группы стоянок.

Рис. 6. а-в — керамика первой группы стоянок; г—д — керамика второй группы стоянок; е—ж — керамика
третьей группы стоянок.

Форма сосудов, судя по найденным днищам, остродонна. Размер в основном крупный, достигающий иногда 50 см в диаметре.

Весь комплекс инвентаря, как то: наличие крупных орудий, многочисленность керамики, указывают на то, что это поселение стационарного типа, а не место, посещаемое лишь на сезон охоты или рыболовства. О занятии рыболовством говорит наличие большого количества грузил, обнаруженных на поселении. Найден также и якорь в виде плоской: плиты, в форме усеченного треугольника, размером в 65 см, с пробитым отверстием в середине. Эта находка убеждает нас в том, что жителям этих мест были уже знакомы лодки, на которых они предпринимали, путешествия на ближайшие пункты побережья Онежского озера прежде всего в поисках удобных мест для рыбной ловли. О таких посещениях свидетельствуют единичные находки керамики, типичной для стоянки у Пушного совхоза, сделанные на вершинах оз Вой-Наволока и Воров-Наволока.

Вторая группа поселений, располагающихся на склонах оз, характеризуется керамикой, украшенной типичным ямочно-гребенчатым орнаментом (рис. 6 г—д). Последний располагается по сосуду строго зонально. К этой группе относится больше десятка поселений, которые в свою очередь несколько отличаются друг от друга.

К числу наиболее исследованных поселений, относящихся ко второй группе, принадлежит стоянка Вой-Наволок 9. Она находится на расстоя¬нии 1 км от пос. Повенец, на мысу, значительно вдающемся в Онежское озеро.

Стоянка Вой-Наволок, как и многие другие, была обнаружена работниками Беломорско-Балтийского канала и частично раскопана Б. Ф. Земляковым в 1933—1934 гг. В 1938 и 1939 гг. раскопки были продолжены нами.

В свете этих раскопок поселение рисуется нам в следующем виде. Оно располагалось на покатом, песчаном склоне Онежского озера, ныне значительно отступившего, и было вытянуто с северо-запада на юго-восток. В юго-западной его части группировался ряд небольших зимних жилищ-полуземлянок, на ряду с которыми, можно предполагать, существовали и жилища летнего типа.

Раскопками 1938 г. было вскрыто одно жилище, размером 4X3 м, в плане удлиненно-овальных очертаний, врезанное в грунт на глубину 80 см в северной части и на 1 м 30 см — в южной. Контуры этого углубления отчетливо прослеживались в сильно сцементированном желтом песке типа оркштейна.

В северной части жилой ямы оказался очаг, сложенный из двух больших и нескольких мелких камней с интенсивным зольным пятном. В южной части углубление имело округлую форму и было заполнено наполовину белым мельчайшим песком, тогда как оставшаяся часть ямы была занята обычным красноватым культурным слоем. Находки встречались на всей глубине и состояли из очень большого количества керамики и отщепов.

Имеющиеся данные позволяют реконструировать это жилище в виде полуземлянки в плане удлиненно-овальных очертаний. Вход в землянку находился в северной, менее покатой стороне ямы с очагом из камней, тогда как противоположная часть имела крутой, почти отвесный склон.

На краю землянки в северо-восточной ее части было обнаружено значительное количество керамики в крупных фрагментах, лежащих грудой, среди которых находился раздавленный и склеенный теперь сосуд значительных размеров. Черепки лежали на мелких камнях, служивших, вероятно, упором для округлых днищ сосудов.

Следов от упоров перекрытий не сохранилось. Пользуясь нашими наблюдениями над конструктивными особенностями самой ямы и характером залегания в ней культурного слоя, а также на основании этнографических материалов, можно реконструировать неолитическое жилище на стоянке Вой-Наволок. Североамериканские индейцы и эскимосы, живущие в аналогичных условиях, имеют землянки с шалашеобразным перекрытием, утепленным сверху шкурами и дерном. Наблюдавшаяся засыпь песка в верхнем горизонте жилой ямы на стоянке Вой-Наволок 9 служила, вероятно, в качестве присыпки на крышу землянки для утепления последней, так как светлый песок заполнял половину площади ямы и по своей окраске и консистенции отличался от материкового песка.

Судя по разрезу землянки, очень вероятно предположить наличие в северной, менее углубленной ее части небольших сеней, что также часто можно наблюдать у северных народов.

В поисках прямых аналогий к нашей землянке укажем на близкие черты сходства ее с неолитическими землянками, известными в той же лесной полосе к юго-востоку от Онежского озера по исследованиям П. Н. Третьякова на р. Яне 2 и Б. С. Жукова у Балахны. 3

Характер данного жилища указывает нам, кроме того, на то, что жители поселения вели в значительной мере оседлый образ жизни; это находится в тесной связи с формой их хозяйства — рыболовством, о котором можно судить с достаточной полнотой на основании найденного инвентаря.

На ряду с жилищами зимнего типа, к которым мы причисляем только что описанное, на летнее время года на неолитических поселениях сооружались и летние жилища, повидимому, в форме легких шалашей, требующих для своего устройства очень незначительной затраты времени.

Остатки, напоминающие такой тип жилищ на нашем поселении, были обнаружены нами при раскопках в 1939 г. Они представляли в плане два неправильно-овальных зольных пятна, размер одного из которых равнялся 5 X 1.80 м, другого 4.20 X 2 м.

Вблизи одного из пятен был расчищен открытый очаг менее 1 м в диаметре, состоящий из нескольких камней.

Кроме вышеописанных жилищ, на поселении вблизи землянки были вскрыты две ямы, в плане имеющие округлые очертания (диаметр их до 90 см). Эти ямы заполнены красным культурным слоем, содержащим значительное количество керамики. Вероятнее всего, что они имели хозяйственное назначение. Подобные ямы были встречены на неолитическом поселении у Питкоярви, где они располагались, как и у нас, по бокам жилища и были также заполнены многочисленными остатками керамики. На площади раскопа вблизи землянки было расчищено темное пятно неправильно овальных очертаний. Размер его 2 м по длинной оси.

В пределах пятна найдены три опрокинутых вверх днищами сосуда и значительное количество мелких камней, которые служили, повидимому, для упора днищ. Здесь мы, вероятно, видим следы хозяйственного хранилища, в котором находились глиняные сосуды с пищей.

Инвентарь, добытый в результате раскопок стоянки Вой-Наволок 9, очень велик и достаточно разнообразен. На ряду с крупными шлифованными орудиями, среди которых встречаются толстообушные топоры так наз. русско-карельского типа, тесла и долота, имеется большое количество шлифованных камней (кварца и песчаника), пилок, грузил и много обломков глиняных сосудов очень крупных размеров, позволяющих проследить технику их изготовления.

Керамический материал в основном однороден. Это в большинстве своем обломки больших толстостенных сосудов с коническим дном.

Преобладающим элементом орнамента на сосудах являются овальные, реже ромбообразные ямки, располагающиеся зонально и чередующиеся с горизонтальными линиями из косо поставленной гребенки. Лишь в исключительных случаях последняя образует узор в виде елочки или клетки. На всей орнаментированной поверхности ямки явно преобладают.

Примесью к глине служил крупнозернистый песок и мелкотолченый кварц. Обжиг очень хороший. В одной части раскопа встречены единичные находки керамики с примесью асбеста.

Совершенно особый орнамент имеет один фрагмент сосуда на стоянке Вой-Наволок 9 из раскопок Б. Ф. Землякова (рис. 7 а). Имеющиеся фрагменты сосуда позволяют восстановить его следующим образом: край сосуда орнаментирован коническими ямками, ниже которых располагаются крупные зигзагообразные линии, написанные округлым, с маленькой пяткой, штампом, оттиснутым по 4 в ряд. Между зигзагами находится наиболее важная часть орнамента, выполненная тем же чеканом — изображение водоплавающей птицы (рис. 7 б). Сравнивая это изображение с изображением лебедя на петроглифах, а также на фрагменте сосуда, найденного близ Архангельска, мы видим, что туловище лебедя трактуется в виде полукруга, тогда как на нашем изображении туловище птицы приближается к четырехугольнику и напоминает изображения утки на петроглифах. Следовательно и в птице на нашем сосуде мы должны видеть утку (рис. 7 в—д). Зигзагообразный орнамент сосуда может быть определен как схематическое изображение воды.

Одним из моментов, резко выделяющим стоянку Вой-Наволок 9 из большинства известных неолитических стоянок Карелии, является прежде всего материал, из которого сделаны мелкие орудия. Так, из 70 орудий и 375 штук отщепов из раскопок 1939 г. имеется лишь 4 кремневых орудия и 3 отщепа кремня. Все мелкие орудия (скребки и пр.) сделаны исключительно из кварца и роговика. Это обстоятельство является характерной чертой для всего района северо-восточного побережья Онежского озера и вызвано отсутствием месторождения кремня в ближайших районах.

Второй характерной особенностью стоянки можно считать почти полное отсутствие таких широко распространенных в неолитических стоянках предметов, как наконечники стрел и копий. На весь большой материал, собранный в 1939 г., приходится лишь по одному экземпляру наконечника стрелы и копья. Оба они изготовлены из роговика.

Многочисленными являются грузила, главным образом в виде плоских галек с просверленным или пробитым отверстием, а иногда просто с выемками по краям.

Такое обилие грузил должно указывать на широко применявшееся рыболовство и, может быть, его главенствующее значение при сопровождающей его, однако, охоте.

Наличие большого количества грузил указывает на развитые способы рыболовства — ловлю рыбы сетями, что подтверждается ясными отпечатками рыболовных сетей на внутренней стороне некоторых фрагментов сосудов.

Из найденных вещей особый интерес представляют сверла из роговика и кварца с сильно выраженными следами употребления. 4

Кроме грузил, на стоянке обнаружены плоские сланцевые орудия ромбической формы с заостренными концами и с высверленным отверстием в середине. Подобные орудия встречаются в большом количестве в стоянках Финляндии и, как редкое исключение, в Карелии. Во всех случаях эти предметы встречались или в поэдненеолитических стоянках или в стоянках, содержащих медь.

Рис. 7. а — фрагмент сосуда из стоянки Вой-Наволок 9 (раскопки Б. Ф. Землякова); б — реконструкция орнамента на сосуде из стоянки Вой-Наволок 9; в — изображение лебедя из наскальных рисунков на побережье Онежссого озера; г — изображение лебедя на сосуде, найденном близ г. Архангельска; д — изображение утки из петроглифов Онежского озера.

Рис. 7. а — фрагмент сосуда из стоянки Вой-Наволок 9 (раскопки Б. Ф. Землякова); б — реконструкция орнамента на сосуде из стоянки Вой-Наволок 9; в — изображение лебедя из наскальных рисунков на побережье Онежссого озера; г — изображение лебедя на сосуде, найденном близ г. Архангельска; д — изображение утки из петроглифов Онежского озера.

Разведка, проведенная на одном из ближайших мысов берега Онежского озера, обнаружила еще одну стоянку с керамикой типа Вой-Наволок. Она возвышается на 12 м над современным берегом Онежского озера и расположена на отчетливо выступающей 4-й террасе. Находки, сделанные здесь, состоят из большого количества фрагментов керамики, встречающейся скоплениями. Особое значение стоянки заключается, однако, в том, что среди обнаруженных там вещей были встречены два обломка металлических предметов. Произведенный анализ показал, что сделаны они из меди без примеси олова. Следует подчеркнуть, что обломки медных предметов были найдены под скоплением керамики, что исключает возможность проникновения их с поверхности.

Третья группа стоянок располагается на более низких высотных отметках, ближе к современному уровню Онежского озера, и характеризуется наличием керамики со значительной примесью асбеста. Наиболее характерным поселением этого типа в рассматриваемом нами районе является стоянка № 7 на том же мысу Вой-Наволок. Она раскапывалась Б. Ф. Земляковым и дала интересный материал. Все крупные орудия здесь сделаны из сланца, а мелкие из кварца и роговика. Среди кварцевых орудий должны быть отмечены скребки с выемкой и сработанностью по одному краю. Сланцевые орудия не отличаются тщательностью обработки.

Количество керамики очень велико, а характер ее орнаментации и способ изготовления сильно отличаются от керамики первой и второй групп. Глина здесь с очень сильной примесью асбеста, вдоль волокон которого легко расслаивается черепок. Размер сосудов разнообразен. На ряду с очень крупными сосудами до 60 см в диаметре мы имеем значительное количество мелких до 8—10 см в диаметре. Форму крупных сосудов установить трудно. Все мелкие сосуды совершенно плоскодонны. На крупных сосудах часто можно встретить очень сильно нависающий над внутренней частью сосуда край.

Орнамент очень однороден, — это всегда мелкий, гребенчатый штамп, образующий в большинстве случаев зигзагообразный, иногда елочный узор. Изредка гребенка заменяется неглубокими линейными вдавлениями, образующими те же композиции (рис. 6е, ж).

Поверхность сосуда никогда не орнаментируется ямками, что стоит в тесной связи с характером примеси к глине, не позволяющей вследствие своей волокнистости применять глубокие вдавления.

Стоянка подобного типа обнаружена также у с. Челмужи, но не раскопана.

Керамика с асбестом и орнаментацией гребенкой, как известно, не является характерной только для данного района, а наблюдается в неолитических поселениях других частей Карелии, в северной части Ленинградской области и Финляндии. Однако этими районами она и ограничивается, не распространяясь на восток и юг лесной полосы.

На стоянке Вой-Наволок 7 в раскопках 1934 г. были обнаружены остатки жилища, представляющие легкое углубление в песке, контуры которого приближались к вытянутому прямоугольнику.

В свете имеющегося сейчас далеко неполного и еще слабо изученного археологического материала вопросы датировок неолитических стоянок Прионежья представляют большие затруднения, но в качестве предварительных наблюдений нам рисуется хронологическая последовательность известных стоянок Прионежья в следующем виде.

Если на самых вершинах высоких террас этого района располагаются наиболее ранние стоянки бескерамического неолита, характеризующиеся наличием мелких отщепов кварца и очень редко кремня при полном отсутствии какой-либо керамики, то наиболее ранней группой поселений, имеющих керамику, является первая рассмотренная нами группа с орнаментом, нанесенным особой формы мелким чеканом (рис. 6 а — в). Стоянки этой группы занимают наиболее высокие места озы, возвышаясь над стоянками с ямочно-гребенчатой керамикой. Ни в одном случае находки этой группы не были сделаны на низких террасах. Необходимо также заметить, что если данная керамика и встречается с ямочно-гребенчатой, то последняя бывает в очень незначительном количестве и имеет явно подчиненное значение. Основываясь на схеме Б. Ф. Землякова, считающего, что наиболее ранние стоянки занимают наибольшие высотные отметки, эту группу стоянок мы должны будем считать по времени предшествующей появлению стоянок с типичным ямочно-гребенчатым орнаментом. Повидимому, ямочно-гребенчатая керамика развилась из керамики со специфическим мелким штампом, которая впоследствии была вытеснена совершенно. Связано ли это явление лишь со строго ограниченной территорией северо-восточного побережья Онежского озера или имеет более широкое распространение, пока сказать трудно.

О раннем возрасте первой группы стоянок свидетельствуют, кроме геологических данных, также характер инвентаря и, в частности, крупные, слегка изогнутые кирки из сланца, специфичные для ранних неолитических стоянок Карелии.

Подобное утверждение, что орнамент на керамике первой группы принадлежит к наиболее раннему типу для неолитических стоянок северо-восточного побережья Онежского озера, а может быть и Карелии в целом, идет в разрез с общепризнанной схемой развития неолитической керамики, из числа которой ямочная считается древнейшей.

Однако сумма упомянутых выше фактов подтверждает правильность нашего вывода. Кроме того, мы можем напомнить здесь и ряд других случаев, когда материал из неолитических стоянок более южной полосы также не вполне укладывается в эту схему. Укажем здесь на многослойные стоянки — Языковскую 1 5 и стоянку Никола-перевоз, 6 давшие в нижних слоях под ямочно-гребенчатой керамикой керамику со специфически прочерченным орнаментом. Наконец, напомним, что нижний слой Бологовской стоянки также не имел керамики ямочного типа.

Следующей хронологической группой являются стоянки, имеющие керамику, орнаментированную ямками с различным сочетанием гребенки (рис. 6 г, д). Внутри этой группы также можно наметить более раннюю, где орнамент состоит из круглых конических ямок, лишь изредка перемежающихся с горизонтальной полосой гребенчатого штампа.

Более поздними в этой группе являются стоянки с керамикой типа Вой-Наволок 9, которую мы считаем правильнее Отнести не к середине, как полагают исследователи, а к самому концу неолита. Об этом свидетельствуют следующие факты.

На поселении Вой-Наволок 9 были встречены специфические орудия со сверлением, которые имеются лишь на поздних неолитических стоянках Финляндии и чаще всего на стоянках, содержащих медь. Эти орудия настолько характерны, что могут являться прекрасным датирующим материалом. На позднюю же дату стоянки Вой-Наволок 9 с несомненностью указывают и найденные на ней остатки бронзы. Напомним, что остатки меди были обнаружены и на стоянке Воров-Наволок, давшей точно такую же керамику.

Третий тип стоянок содержит керамику с примесью асбеста. Характер орнамента сосудов и форма сосудов (совершенно плоскодонная) указывают на принадлежность ее к эпохе бронзы. Факт же отсутствия изделий из металла на поселениях данной группы не является еще доказательством принадлежности ее к неолиту. Известно, что все ранние поселения эпохи бронзы, как правило, не имеют остатков бронзовых предметов.

Любопытными находками, подтверждающими нашу мысль, являются раскопки Брюсова близ Петрозаводска на урочище Томице, где была обнаружена древняя бронзоволитейная мастерская. На ряду с обломками льячек, тиглей и бронзовых слитков там была найдена керамика с примесью асбеста. По типу она имеет значительное сходство с нашей керамикой третьей группы.

Резюмируя все сказанное выше, мы приходим к следующему выводу: поселения, керамика которых относилась к первой группе, могут быть датированы неолитической культурой; поселения второй группы, вероятнее всего, должны быть отнесены к концу неолита и, наконец, поселения третьей группы могут быть отнесены к эпохе бронзы.

Чем же объяснить, что весь облик археологических материалов со стоянок второй и третьей групп носит на себе необычайно яркий отпечаток предшествующей неолитической культуры? Почему неолитические элементы в них выражены несоизмеримо ярче, чем элементы бронзы?

На наш взгляд, объяснение можно найти в хозяйственной обстановке, сложившейся на территории северо-западной части Онежского озера. На протяжении весьма длительного периода, начиная от неолитической эпохи и вплоть до эпохи бронзы, хозяйство древнего человека не претерпевало существенных перемен.

Рыболовство занимало в хозяйстве ведущее положение, охота имела соподчиненное значение. Процесс развития технических приемов лова рыбы, так же как и, вероятно, охоты, безусловно развивался; однако в целом хозяйство оставалось рыболовческим.

Поскольку основная хозяйственная база человеческих коллективов оставалась в главных чертах своих прежней, постольку не было достаточных факторов для коренного переоформления как самой организации общества, так и его хозяйства.

В этом запоздалом процессе исторического развития имела значение и некоторая изолированность территории от развитых в культурном отношении областей Восточной Европы.

К содержанию 7-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Б. Ф. Земляков. Отчет о работе на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Археологические работы Академии на новостройки в 1932—1933 гг.,, т. 1.
  2. Неопубликованные материалы.
  3. Б. С. Жуков. Неолитическая стоянка близ г.- Балахны. Русск. антрополог, журнал, т. XII, вып. 1—2 .
  4. Подробное описание и способ их употребления см. в моей заметке в „Кратких сообщениях о докладах и полевых исследованиях ИИМК“ (вып. V).
  5. Б. С. Жуков. Теория хронологических и территориальных модификаций некоторых неолитических культур Восточной Европы по данным изучения керамики. Этнография, т. I, 1929.
  6. Неопубликованный материал.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика