Гуревич Ф.Д. Каменные идолы Себежского музея

К содержанию 54-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В Себежском краеведческом музее хранятся два каменных идола 1. Находки каменных изображений сравнительно редки, и эти экспонаты Себежского музея представляют безусловный интерес.

Один из идолов вывезен в 20-х годах из Идрицкого района Велико-лукской обл., где был найден в болоте. Идол представляет собой гранитную голову человека в шляпе. Высота головы 50 см, высота шляпы 17 см и диаметр 35 см. Шляпа с округлой, несколько стесанной справа тульей и прямыми полями 2. Из-под шляпы выступает широкий лоб высотой 6 см. Два глаза, 2 см длиной, выбиты в виде узких щелок; двумя продольными линиями изображен прямой, толстый, выступающий нос, 6 см длиной. Ниже носа высечена горизонтальная черта рта, 5 см длиной. Лицо идола, выделенное из всей массы камня в виде треугольника, завершалось удлиненным подбородком 3 (рис. 77—1).

На территории восточных славян каменные идолы с головными уборами представлены знаменитым Збручским идолом и идолом Новгородского музея 4. Первый представляет собой четырехликий обелиск с различными атрибутами, второй, крайне примитивный, во многом сходен с идолом Себежского музея. Оба высечены из гранита, сходство между ними — в типе лиц и надвинутых на лоб шляпах, некоторое различие — в форме головных уборов: у новгородского идола тулья шапки опоясана валиком, у себежского головной убор с довольно широкими прямыми полями.

Свидетельства о распространении антропоморфных языческих изображений на землях восточных славян сохранились в некоторых археологических и письменных источниках.

Наиболее многочисленны находки антропоморфных каменных фигур в Поднестровье. Кроме Збручского идола, сохранились известия о четыреугольном каменном столбе с изображениями человеческих голов и лошадей. В районе местечка Рогатин находился крест на подставке в виде двух пар человеческих ног. Возможно, что ноги — часть языческого идола, верхняя часть которого была впоследствии стесана. К территории Поднестровья относились также обнаруженные в 1950 г. стелообразные многоликие каменные идолы в с. Иванковцы Ново-Ушицкого района Каменец-Подольской обл. 5

Крупнейшим центром антропоморфных языческих божеств был Киев, о чем повествуют летописи и свидетельствуют остатки капища 6.

Данные о новгородских языческих идолах и раскопки капища на Перыни, обнаружившие место, где был водружен идол, указывают на третий крупный центр скопления антропоморфных языческих божеств 7. Антропоморфные божества, повидимому, почитались и в Ладоге, где в 1948 г. была найдена резная деревянная фигурка бородатого мужчины 8. Наряду с концентрацией антропоморфных божеств, связанной со значительным скоплением масс славянского населения, отдельные
„боги“ в виде человеческих изображений встречались и на окраинных территориях славянского мира. Новгородский идол найден на Шексне, к числу антропоморфных каменных изображений принадлежал псковский идол (рис. 78) 9. До нас дошло известие, что Авраамий сокрушил каменного идола Велеса в Ростове 10. Возможно, что к числу таких памятников язычества окраин восточнославянского мира принадлежал и себежский идол с головным убором.

Рис. 77. Каменные идолы: 1 — идол с головным убором; 2 — идол "Пестун".

Рис. 77. Каменные идолы: 1 — идол с головным убором; 2 — идол «Пестун».

Как сказано, идол Себежского музея найден в болоте. Места, откуда он вывезен, изобилуют озерами. Сопоставляя обстоятельства находки идола Себежского музея с условиями находок других антропоморфных изображений, убеждаемся, что почти все они обнаружены в воде. Збручский идол получил свое название по реке, где был найден; идол Новгородского музея обнаружен в 1893 г. во время работ по улучшению русла р. Шексны и Белозерского канала; в ручье найден также и Псковский идол. Вряд ли нахождение антропоморфных изображений в воде простая случайность. Это, несомненно, связано с принятием христианства, о чем сохранилось немало письменных свидетельств.

Рис. 78. Псковский идол.

Рис. 78. Псковский идол.

„Добрыня же идолы сокруши, древянии сожгоша, а камении изломав в реку ввергоша и бысть нечестивым печаль велика» 11. Об архиепископе Якиме говорилось, что в Новгороде он разорил требище, сломал Перуна и бросил в воду 12. После крещения Руси князь Владимир приказал часть кумиров изломать, другую предать огню. „Перуна же повеле привязати к коневи хвосту и влещи с горы по Боричеви на Ручаи.. . и привлекше и вринуша и в Днепр и пристави Володимер рек аще кде пристанет Вы то отревайте его от берега доньдеже порогы пройдет тогда охабитеся его» 13. Также был свержен в Почайну идол Волоса, стоявший на Подоле в Киеве 14.

Сравнивая обстоятельства находок идолов в воде с текстами летописей, можно рассматривать низвержение языческих идолов в воду как одновременный процесс после принятия христианства. Это была расправа со старыми языческими богами сразу после введения христианства на Руси (988 г.).

Для окраин славянской территории, к которой принадлежало место находки идола Себежского музея, низвержение языческого божества могло произойти и в начале XI в. Таким образом, антропоморфное изображение с головным убором из Себежского музея является, воз¬можно, воспроизведением местного языческого славянского божества,
потопленного в болоте или в бывшем тогда озере в связи с принятием христианства на грани X—XI вв.

Другой каменный идол вывезен из леса близ д. Каменец Себежского района. Это грубо обработанный гранит неправильной стелообразной формы; высота его 0,9 м, ширина 0,45 м, толщина 0,33 м. На камне схематично изображена женская грудь.

На одной стороне идола двумя полосами, 65 см длиной каждая, выступал более светлый и шероховатый гранит (рис. 77—2). Идол назывался у местного населения Пестуном. Население окрестных деревень приписывало этому камню целебную роль. Перед тем как пере¬вязать больное место руки или ноги, бинт клали на этот камень. Возле камня обычно оставляли деньги.

Камни и скалы как ограждение от болезней и мора почитались многими народами, в том числе и славянскими. На Ладожском озере, на острове Коневце под Святой горой, лежал конь-камень, которому еще в XV в. приносили в жертву коня. В б. Ефремовском уезде, на берегу Красивой Мечи, вокруг коня-камня до позднейшего времени совершалось опахивание, чтобы приостановить губительное действие скотского мора. В „Житии» Иринарха (XVII в.) рассказывалось, что в г. Переяславе лежал большой камень, которому поклонялись жители. Когда же Иринарх приказал этот камень зарыть, бес озлобился и наслал на него „трясовичную» болезнь.

Имеется указание, что у белорусов существовал обычай класть на камни деньги, холсты, пояса и другие приношения, которые потом поступали в пользу церкви. В Тамбовской губ. был почитаемый камень, охранявший от зубной боли; чтобы ее унять, камень грызли больными зубами 15.

К обожествленному камню обращались за излечением от болезней и приносили ему при этом жертвы. Любопытно и само наименование камня — Пестун, т. е. нянька. Слово это — сравнительно позднее, в летописи оно не встречается; это, повидимому, позднейшее осмысление древнего обожествленного камня. В свете приведенных фактов в идоле Себежского музея под названием Пестун можно видеть реликт древних языческих верований.

К содержанию 54-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Сведения об обстоятельствах находки идолов любезно представлены директором Себежского краеведческого музея Б. В. Сивицким и работником музея К. М. Громовым.
  2. Не исключена возможность, что голова — лишь часть фигуры человека. Нижняя часть головы могла быть причленена к другому камню.
  3. Черты лица идола обозначены неглубокими линиями, а видимо в позднейшее время с левой стороны острым железным орудием глубоко выбиты буквы Н, В, А.
  4. Н. Г. Порфиридов. Заметки о двух археологических памятниках Новгородского музея. Новгородский государственный музей. Материалы и исследования, в. I. Новгород, 1930, стр. 31—33.
  5. Археологическая карта Подольской губ. Труды XI АС, т. I, 1901, стр. 305; W. Antoniewicz. L’ badan archeologiczrych w gornem dorzeczu Dniestru. Wiado- mosci Arcbeologiczne, т. VI, стр. 98—100; В. И. Д о в ж е н о к. Древнеславянские языческие идолы из с. Иванковцы в Поднестровье. КСИИМК, в. XLVIII, 1952, стр. 136—142.
  6. ПСРЛ, т. II, СПб., 1908, стр. 67; В. В. Хвойка. Древние обитатели Среднего Поднепровья и их культура в доисторические времена. Киев, 1913, стр. 66.
  7. ПСРЛ, т. II, стр. 67; материалы раскопок Новгородской экспедиции ИИМК 1951—1952 гг.; В. В. Седов. Древнерусское языческое святилище в Перыни. КСИИМК, в. L, 1953, стр. 92—103.
  8. Г. П. Гроздилов. Раскопки в Старой Ладоге в 1948 г. СА, XIV, стр. 200, рис. 4, 5.
  9. Этот идол, найденный в ручье близ Пскова, представлял собой грубо изготовленную гранитную фигуру человека 0,7 м высотой, хранился в Псковском музее. Фото идола и сведения о нем получены от П. Н. Шульца.
  10. А. С. Фаминцын. Божества древних славян. СПб., 1884, стр. 33.
  11. В. Н. Татищев. История Российская с самых древнейших времен, кн. 1, ч. I, стр. 39.
  12. ПСРЛ, т. V, 1851, стр. 121.
  13. ПСРЛ, т. II, стр. 102.
  14. Новгородская летопись по синодальному харатейному списку. СПб., стр. 61.
  15. А. Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу, т. II, 1868, стр. 359—360.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика