Градостроительство

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

Города как экономические, административно-политические и культурные центры появились в Северном Причерноморье с проникновением сюда греческих переселенцев в конце VII — первой половине VI вв. до н. э. При строительстве городов греческие переселенцы использовали многие достижения градостроительного искусства Эллады. Выбирая конкретное место для основания нового поселения, греки по сведениям древних авторов, исходили из многофункционального характера своих городов. Основными требованиями к местности, в которой создавался город, являлись: защищенное в оборонительном отношении местонахождение; береговая линия, позволявшая создание удобных гаваней; наличие источников питьевой воды. Немаловажную роль играло расположение города на торговых путях, наличие пригодной для занятий сельским хозяйством территории и благоприятные для жителей климатические условия. Развитие греческого градостроительства в Северном Причерноморье можно разделить на три основных этапа: возникновение и становление городов (с конца VII — первой половины VI в., до н. э. по V в. до н. э.); расцвет городской жизни (IV—II вв. до н. э.); постепенный упадок градостроительства (с I в. до н. э. по IV в. н. э.).

Мы располагаем очень небольшим количеством данных об устройстве первых греческих апойкий. Скорее всего, они представляли собой небольшие поселки. Так площадь Пантикапея в VI в. до н. э. составляла около 7,5 га с населением не более 2—3 тыс. человек (Блаватский В. Д., 1964 в, с. 25), а территория Ольвии первой половины VI в. до н. э. была не более 6 га (Крыжицкий С. Д., 1977, с. 39, 40). Все древнейшие греческие поселения возникали на берегах моря и лиманов. На первом этапе важное значение имела обороноспособность городов, вследствие чего застройка Ольвии, Пантикапея, Нимфея начинается с возвышенных участков. Жилое строительство начиналось иногда с сооружения землянок или полуземлянок, как это мы видим на Березани, в Ольвии и в Никонии. Раскопки Пантикапея дают другой тип ранних домов в виде наземных сооружений, сложенных из сырцовых кирпичей на каменных цоколях и нередко заглубленных в материк. Чаще всего древнейшие жилища представляли собой однокамерные — реже двухкамерные постройки, но встречаются дома, состоящие их трех или более помещений. В одних случаях принадлежащая домам хозяйственная территория не имела четкого ограждения, в других — были внешние ограды. В целом расположение построек отличалось разбросанностью. Первоначальная застройка большинства поселений хотя и осуществлялась стихийно, но по-видимому, подчинялась некоторой общей регламентации, на что указывает единая для большинства жилищ ориентация и стремление к размещению их рядами. Одновременно с возникновением поселений начинается формирование улиц, достигавших ширины от 1,5 до 3 м (Березань, Пантикапей). Общественно-административные центры, по-видимому, представляли собой просто открытые площади, где проходили народные собрания, культовые церемонии и производилась торговля. Ранние культовые сооружения, как показывают остатки святилища Деметры в Нимфее, имели примитивное устройство (Худяк М. М., 1962, с. 36—42, табл. 30), или же мало чем отличались от жилых построек, как мы видим на примере хтонического святилища в Ольвии (Козуб Ю. И., 1975, с. 139 сл.).

Вероятно, в первые годы своего существования города имели недолговечные фортификационные сооружения в виде земляных валов либо деревянных оград или сырцовых стен, которые позднее были уничтожены при расширении городских территорий. Одной из разновидностей первых укреплений являлись стены, соединявшие торцовые фасады крайних домов поселений, как это прослежено в Тиритаке.

Лучше известно градостроительство во второй половине VI—V вв. до н. э. С рубежа VI—V вв. до н. э. основным видом сооружений являются наземные сырцовые постройки, либо возведенные из сырцовых кирпичей на каменном цоколе. Сырцовые дома наиболее характерны для бедного камнем азиатского Боспора. Полуземляночное строительство в пределах городской черты прекращается. В V в. до н. э. оно известно уже только за пределами крупных городов, как например, в ольвийском предместье. Дома группируются в кварталы и имеют общие стены. Более отчетливо прослеживается стремление к использованию элементов прямоугольной системы планировки, например, на Березанском поселении (Копейкина Л. В., 1976, с. 340). Застройка Фанагории, по-видимому, с самого начала проводилась на основе единого регулярного плана (Блаватский В. Д., 1950 г, с. 35). Б. В. Фармаковский предположил, что такая планировка в эллинском мире появилась в результате колонизационной деятельности греков (Фармаковский Б. В., 1929, с. 40). С самого начала, как можно предполагать, имел регулярный план, отвечавший принципам так называемой гипподамовой системы планировки, и Херсонес.

В жилых кварталах размещались и различные ремесленные мастерские. Начинается выделение главных и второстепенных улиц. Главные артерии города достигали ширины 6 м, как например, в Ольвии (Русяева А. С., и др., 1977, с. 366), а второстепенные улицы и переулки — 1,5—3,5 м. Улицы покрываются каменными (Пантикапей, Фанагория), черепяными (Ольвия) и галечно-черепяными (Никоний) вымостками. Вдоль улиц проходили водосточные каналы, выложенные из каменных плит.

Водоснабжение городов осуществлялось за счет источников и общественных колодцев. Со второй половины VI в. до н. э. начинается застройка общественных центров. Таким центром в греческом градостроительстве являлась центральная площадь города — агора. Она служила местом проведения народных собраний, различных культовых церемоний, центром проведения розничной и оптовой торговли, встреч и отдыха граждан, там же находились городские и государственные органы управления. Такой многофункциональный характер агоры нашел свое отражение и в ее застройке. Вокруг нее группировались здания, где размещались коллегии должностных лиц, лавки торговцев, суды, гимнасии, храмы, стой — постройки открытого типа с колоннадой вместо одной из стен. На площади ставили каменные плиты с высеченными на них постановлениями и скульптуры. Общественно-административные центры обычно размещались в центральной части города на пересечении главных уличных магистралей (Ольвия). В городах, где ведущее место в экономике занимала морская торговля, агора устраивалась вблизи порта (Фанагория). Иногда, как например, в Ольвии, имелись две площади — одна, более парадная в верхнем городе, другая — рыбный рынок — около порта в нижнем городе (IPE, I, 32). Для размещения храмов и святилищ отводились специальные священные участки — теменосы. На них возводились храмы, алтари, посвященные различным божествам. В пределах теменосов устанавливались посвятительные дары, здесь были водоемы, священные деревья или небольшие рощи. Теменосы окружали стенами, вдоль которых располагались различные служебные постройки, в том числе мастерские по изготовлению культовых предметов. Греческие храмы являлись местом хранения государственной казны. Отдельные храмовые и общественные сооружения размещались и среди жилой застройки (Березань). Святилища существовали также и за пределами городской территории как возле городов (предместье Ольвии, Фанагории), так и в отдалении от них (святилище на о. Левка, Ахиллов бег и др.). Остатки наиболее ранних построек в районе общественного центра зафиксированы в Ольвии. Так, на территории теменоса найдены остатки алтаря, квадратного в плане сооружения, каменная дорожка и священная роща. Первые постройки на восточной стороне агоры и наиболее ранние остатки вымостки площади относятся к концу VI в. до н. э. В V в. до н. э. территория теменоса окружается стенами, возводится небольшой антовый сырцово-деревянный храм Аполлона Дельфинин и другие сооружения, на агоре появляются здания и вдоль западной границы площади, а сама поверхность ее покрывается новой вымосткой. Появляются святилища и на Боспоре, в частности в Нимфее. В Пантикапее во второй половине VI в. до н. э. строится большой периптеральный храм. В V в. до н. э. количество культовых и общественных сооружений увеличивается. В это время территория городов значительно расширяется. К северо-западу от Ольвии возникает предместье. Возможно, именно здесь скифский царь Скил оставлял свою свиту, отправляясь в город, как об этом сообщает Геродот (IV, 78). Города окружаются крепостными стенами (Ольвия, Пантикапей, Фанагория, Тиритака), сложенными из сырцовых кирпичей на каменных фундаментах и достигавших толщины 2—3 м. Стены и городские ворота усиливались прямоугольными башнями. В Фанагории найден каменный порог городских ворот с выбитыми колеями от проезда повозок (Кобылина М. М., 1963а, с. 133 сл., рис. 6). Уже в раннее время начинается проникновение в города аборигенного населения.

Наивысшего расцвета градостроительное искусство Северного Причерноморья достигает в IV—II вв. до н. э. В это время основывается ряд новых поселений и городов (Китей, Горгиппия, Танаис, Порфмий и др.). Увеличиваются размеры городов, площади которых достигают 30—50 га, а количество жителей 12—20 тысяч человек. Такими были — Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Гермонаса, Фанагория (Белов Г. Д., 1948а, с. 42 сл., рис. 7; Блаватский В. Д., 1961а, с. 17 сл., рис. 8; Кобылина М. М., 1956, с. 24; Крыжицкий С. Д., 1977, с. 39 сл.). Наряду с крупными городскими центрами существовали города средних размеров, площади которых колебались в пределах от нескольких до полутора десятков гектар, а население исчислялось 2—5 тысячами (Керкинитида, Прекрасная Гавань, Мирмекий, Тиритака, Кепы и др.). Рост городской территории привел к тому, что в топографическом отношении многие города, например, Ольвия, Пантикапей, Фанагория, Кепы, подобно большинству эллипских городов, состояли из двух (верхней и нижней) или трех частей — верхней, нижней и террасной, представлявшей собой застроенные склоны, соединившие две первые. Другие города, как например, Гермонасса, располагались на относительно ровной территории. Особенности исторического развития отразились в градостроительстве Пантикапея, где акрополь представлял собой мощную крепость. В IV—III вв. до н. э. проводятся большие градостроительные работы в Ольвии, Херсонесе, Пантикапее, Фанагории, выразившиеся в коренных перестройках целых районов.

В градостроительном аспекте среди северопричерпоморских городов можно выделить три основных типа. Первый тип составляют города со стихийно сложившейся ирригулярной планировкой (Тиритака, Мирмекий, Нимфей). Разнообразные по размерам и конфигурации кварталы располагались там вдоль кривых улиц и переулков. К этому же типу, но несколько отличаясь от него, принадлежит планировка Пантикапея, в которой характер рельефа местности определил использование радиально-кольцевых элементов. В Пантикапее в IV—III вв. до н. э. на месте старых городских кварталов, лепившихся по склонам, возводятся возвышающиеся друг над другом на 1,5—2 м террасы, поддерживаемые мощными подпорными стенами. Террасы кольцами охватывали вершину горы. Улицы, соединявшие соседние террасы, круто поднимались вверх, а местами представляли собой лестницы.

Ко второму типу, наиболее распространенному, относятся города, где отсутствовал единый регулярный план, но использовались элементы прямоугольной системы в рамках отдельных районов, как например, в Ольвии. Продольная улица Нижнего города здесь несколько изгибалась, следуя рельефу склона. Меняла направление и главная продольная улица Верхнего города, а улицы, отходившие от агоры, были взаимно не параллельны. Здесь прослеживаются отдельные элементы, характерные для радиальной системы планировки. Жилые кварталы города имели форму четырехугольников, обычно нестандартных размеров. Их величина колебалась чаще всего в пределах 19—22X35—37 м, 26—40Х 40—50 м. В среднем каждый квартал состоял из двух—четырех домов. Но известен пятиугольный квартал площадью около 3000 м2, где было более 10 домов.

К третьему типу принадлежат города с единой регулярной прямоугольной планировкой, основанной на сети пересекающихся под прямыми углами улиц, как в Херсонесе, Порфмии и, возможно, в Фанагории и Горгиппии. Основу градостроительного плана Херсонеса составляла сетка прямоугольных кварталов, значительная часть которых в длину достигала 50—52 м при ширине, примерно, в два раза меньшей, с 4—6 домами в квартале. Встречающиеся иногда узкие проходы между двумя рядами домов могут свидетельствовать, что первоначально жилища были сгруппированы в блоки, разделенные узкими переулками, по которым проходили водосточные каналы. Вдоль береговой полосы находились кварталы меньших размеров 25X16 м; 20X12— 16 м; 27X24 м, состоящие из одного-двух домов; дома в них стояли в один ряд.

В жилой застройке, особенно в период эллинизма, отчетливо прослеживается районирование по социально-экономическим признакам, что говорит о далеко зашедшем процессе социальной дифференциации населения. Центральные части городов застраивались большими богато украшенными домами состоятельных граждан, тогда как жилища бедноты и дома ремесленников размещались по окраинам городов (Ольвия, Фанагория). Керамические мастерские в противопожарных целях выносят за городскую черту, где они образуют целые производственные кварталы (Херсонес, Фанагория). В городах усиливается скученность застройки и возрастает число представителей туземного населения. В Танаисе, где с самого его основания значительное количество его жителей составляли варвары, появляются два самостоятельных района, отчетливо различающихся по характеру застройки и окруженных самостоятельными укреплениями. В восточной части города все дома, тщательно сложенные из плоских подтесанных и подогнанных камней, имели одинаковую ориентацию и относительно прямоугольную планировку, в западном районе наблюдается хаотичное расположение домов с острыми и тупыми углами, с изогнутыми в плане стенами из необработанных камней, вдоль узких извилистых проходов. Аналогичную картину дают и наблюдения за техникой и принципами организации обороны этих двух частей города.

В IV—III вв. до н. э. окончательно формируются городские магистрали. Ширина центральных улиц достигала 9—11 м (Ольвия), 6—8 м (Херсонес, Фанагория, Горгиппия), ширина второстепенных улиц 3—4 м. Были и более узкие улочки и переулки шириной всего 1—1,5 м. В некоторых местах (на крутых склонах) улицы превращались в лестницы (Ольвия, Пантикапей). Поверхности их мостились битой керамикой и мелкими камнями, а иногда покрывались каменными плитами. Под вымостками улиц проходили закрытые водопроводные и водосточные каналы, сложенные из каменных плит. Водосточные каналы выходили за городскую черту или оканчивались водопоглощающими колодцами. Мусор вывозился на городские свалки, расположенные за городскими стенами (Нимфей, Пантикапей, Фанагория). На территории жилых домов устраивались выгребные ямы, которые по мере наполнения засыпались (Блаватский В. Д., 1957а, с. 43). Водоснабжение осуществлялось главным образом за счет общественных колодцев, расположенных на улицах. Кроме того, вода от источников подводилась к общественным водоразборным фонтанам посредством устройства специальных гидросистем или самотеком, обычно по керамическим трубам, либо каменным каналам (Карасев А. Н., 1941, с. 129 сл.; Леви Е. И., 1956, с. 46 сл.). В отдельных районах нижнего города Ольвии вода из городских водопроводов поступала к каждому дому. Известно также устройство индивидуальных колодцев и цистерн.

В рассматриваемое время ведутся интенсивные работы по архитектурному оформлению общественных центров городов, созданию ансамблей культовых и общественных построек. Наиболее изучен общественный центр Ольвии, состоящий из примыкавших друг к другу агоры и теменоса. Агора представляла собой открытую прямоугольную площадь размерами свыше 2000 м 2, вымощенную обломками керамики и щебнем. На северной стороне находилась большая стоя, вдоль западной и восточной сторон стояли два узких вытянутых здания, состоявших из ряда смежных помещений с подвалами, предназначенных для хранения товаров и торговли. Севернее и южнее западного торгового здания размещались здания суда и городских властей. Вдоль южной стороны площади находилось здание для другой группы городских коллегий и гимнасий. Поблизости располагались дома зажиточных граждан, в том числе и жреца Агрота. К северу от агоры, за стоей, находился теменос с храмами Зевса и Аполлона Дельфиния с алтарями, постаментами для посвятительных надписей, государственных декретов, скульптур и с водоемами. Находившаяся ранее на теменосе роща в это время была уничтожена. Многочисленные святилища и общественные здания обнаружены в большей части северопричерноморских городов. В Херсонесе найдены остатки театра или одейона. Письменные источники свидетельствуют о существовании театров в Ольвии и Пантикапее.

Значительный размах получило строительство фортификационных сооружений. Во многих городах реконструируются или заново создаются мощные оборонительные стены, усиленные прямоугольными или круглыми башнями (Ольвия, Тира, Херсонес, Нимфей, Мирмекий, Пантикапей, Танаис, Фанагория и т. д.), окружающие теперь гораздо большую территорию. Крепостные сооружения строго согласовывались с рельефом местности. В некоторых случаях, перед стенами проходил ров (Никоний, Танаис). Стены снабжались воротами и вылазными калитками. В самой верхней части Пантикапея строится сильно укрепленный акрополь при обороне которого, вероятно, использовались метательные орудия (Толстиков В. П., 1977, с. 156 сл.). У Аппиана (108) и Орозия (VI, 5, 2) имеются сведения о наличии крепости в Фанагории.

В конце II — первой половине I в. до н. э. многие города подверглись разрушениям, в результате военных действий или землетрясения 63 г. до н. э., но вскоре они восстанавливаются. Причем площади ряда городов, в первую очередь боспорских, продолжают увеличиваться. Так, территория Пантикапея достигает 100—120 га (Блаватский В. Д., 1951а, с. 16 сл.), а Фанагории — 50га (Кобылина М. М., 1956, с. 67). Размеры других городов, как например, Ольвии резко уменьшаются. Ее площадь после гетского разгрома сократилась в три раза. В городах продолжаются большие строительные работы, которые велись главным образом на основе уже сложившихся уличных сетей. В I в. до н. э.— I в. н. э. в Пантикапее проводится частичная перепланировка и сооружение новых террас (Блаватский В. Д., 1957а, с. 47, 49). В Херсонесе иногда вместо небольших домов строятся богатые занимающие целый квартал. В Фанагории, Горгиппии вместо старых богатых построек возводятся новые, более простые по убранству здания. Эти работы, судя по надписям из Танаиса, Горгиппии и других мест, проводились под руководством профессиональных архитекторов. Вместе с тем, в некоторых частях городских территорий, на месте ранее существовавших общественных и культовых сооружений эллинистического периода, возникают пустыри (Пантикапей, Фанагория). Среди городского населения значительное количество составляли представители местных племен.

Характерной чертой градостроительства этого времени является развитие среди жилых кварталов больших производственных комплексов ремесленных мастерских, виноделен, рыбозасолочных сооружений. Однако традиции создания керамических мастерских за пределами городских кварталов сохраняются, например, в Ольвии и в Фанагории (Ветштейн Р. I., 1958; Цветаева Г. А., 1966а). Продолжаются работы по благоустройству городов — сооружаются сточные каналы, мусор вывозят на городские свалки. Неизменными остаются принципы городского водоснабжения. Некоторые колодцы имели архитектурное оформление, как например, колодец на западной окраине Фанагории (Блаватский В. Д., 1941б, с. 28 сл., рис. 16—19). В первые века нашей эры в городах прослеживается влияние римских градостроительных традиций, выразившееся в основном в строительстве цитаделей, терм и других сооружений. Возведение цитаделей было связано с размещением в городах римских гарнизонов (Тира, Ольвия, Херсонес). Их строительство велось без учета традиционных сформировавшихся городских ансамблей и градостроительных схем. Цитадели доминировали в городском пейзаже.

На Боспоре продолжается строительство небольших, хорошо укрепленных поселений типа Семеновки, застройка которых велась на основе единого плана, со слабо выраженными чертами регулярности. Возникает укрепленный городок Илурат, в планировке которого чувствуются римские традиции создания населенного пункта на основе военного лагеря. Вся площадь его, приближающаяся по своей конфигурации к прямоугольнику, была застроена кварталами жилых домов, разделявшихся неширокими прямыми улицами. На азиатской стороне Боспора создается сеть военно-хозяйственных поселений, основным архитектурным ядром которых явились крепости или цитадели, построенные из сырцовых кирпичей (Сокольский Н. И., 1963в). Вокруг них располагались неукрепленные поселения. Основную массу их населения, вероятно, составляли выходцы из местных племен. Оборонительные сооружения в виде валов вокруг резиденции Хрисалиска, по-видимому, можно рассматривать как влияние местной традиции (Сокольский Н. Я., 1976а, с. 89). Каменные стены или валы в сочетании с рвами сооружаются и на поселениях ольвийской округи (Козырка I, Петуховка II, Ст. Богдановка, и др.). Почти во всех без исключения городах строятся новые укрепления, восстанавливаются и реконструируются старые, в Херсонесе возводится протейхизма (АО 1970 г., с. 271).

В позднеантичное время (III—IV вв. н. э.) размах строительных работ резко падает. Работы по реставрации оборонительных сооружений городов продолжаются только в отдельных центрах, например, в Херсонесе, в Танаисе. Многие города сокращаются в своих размерах и только некоторые, как например, Пантикапей и Фанагория, сохраняются в прежних границах. В ряде городов возрастает скученность застройки (Мирмекий, Тиритака, Танаис). В городах увеличивается количество производственных сооружений (Тиритака, Мирмекий). Керамические обжигательные печи появляются и в черте города на месте образовавшихся пустырей (Фанагория). Особенно отчетливо виден упадок городов в строительном деле. Снижается качество работ, падает благоустройство — прекращается вывоз мусора на городские свалки, о чем свидетельствует большое количество мусорных ям на территории самих городов. Резко проявляется рустификация городов. Значительную массу городского населения в это время составляют скифо-сарматы и варваризованные греки. Во второй половине IV в. н. э. почти все сохранившиеся до этого времени греческие города, за исключением Херсонеса, погибают под натиском кочевников-гуннов.

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика