Глина и керамика

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Предметы из глины относятся к одним из самых прочных археологических находок, но гончарное дело является сравнительно недавним открытием. С древнейших времен люди использовали шкуры животных, корзины из коры, скорлупу страусиных яиц и дикие тыквы для переноски грузов за пределы своих поселений. Такие простые приспособления идеально подходили для охотников-собирателей, постоянно находящихся в движении. Гончарное дело появилось не ранее 6000 лет до н. э. в древних земледельческих поселениях на юго-западе Азии, таких как Чатал-Хююк, Джармо и Иерихон (Мур — Moore, 1985). А в Японии гончарное дело появилось у охотников-собирателей около 10 000 лет до н. э (Аказава и Айкенс — Akazawa and Aikens, 1986). Обитатели равнины Теухакан в горах Мексики начали заниматься земледелием до того, как первые гончарные изделия появились в Северной Америке, приблизительно в 2500 году до н. э (Б. Смит — B. D. Smith, 1999).

Кажется, что изобретение керамики совпало с появлением более оседлых поселений. Вместилища из обожженной глины имели важное преимущество — долговечность. Можно предположить, что первые глиняные сосуды использовались в домашних целях — для приготовления и хранения пищи. Вскоре сосуды из глины применялись в более специализированных целях — изготовление соли, в церемониальных действиях (например, масляные лампы и погребальные урны). Их форма и стиль дали почву для тысяч археологических анализов (Оулин и Франклин — Olin and Franklin, 1982; Ортон и другие — Orton and others, 1993; Райс — Rice, 1987).

Технология гончарного дела

Современная гончарная индустрия выпускает посуду миллионами штук, используя методы массового производства и автоматические технологии. Доисторические гончары создавали свои творения единично, пользуясь самыми простыми технологиями, но достигая удивительного совершенства в придании форм своим сосудам и их украшении.

Глину для изготовления керамических изделий всегда выбирали очень тщательно; часто ее покупали далеко от дома. Консистенция глины играет решающую роль. Ее тщательно толкут, потом добавляют воду и добиваются полной однородности. Посредством перемешивания гончар добивается того, чтобы не было пузырьков воздуха, и делает глину максимально пластичной, это позволяет придавать сосуду форму. При обжиге глина теряет воду и может треснуть, поэтому гончар добавляет в нее специальное смягчающее вещество, уменьшающее возможность пересыхания. Хотя некоторые виды гончарной глины содержат нужные смягчители и в натуральном виде, гончары обычно добавляли многие другие материалы, такие как мелкий песок, размельченные раковины или даже слюду в качестве искусственных смягчителей.

Гончарное дело является искусством, требующем очень высоких навыков. Выделяют три основные метода.

1. Составление колец. Сосуд создается из длинных колец или клиньев глины, которые соединяются раствором глины (рис. 11.9). Иногда сосуд вылепливается из куска глины. Когда гончарное дело не являлось основным занятием и с его помощью удовлетворялись местные нужды, повсеместно были распространены ручные методы.

Рис. 11.9. Женщина индейского племени пуэбло изготавливает горшки методом составления колец

Рис. 11.9. Женщина индейского племени пуэбло изготавливает горшки методом составления колец

2. Формовка. Сосуд изготавливается из куска глины, который вдавливается в вогнутую форму либо помещается на поверхности выгнутой формы. Методы формовки использовались для изготовления большого количества сосудов одного размера и формы, а также статуэток, рыболовных грузил и блоков веретен. Иногда для изготовления различных частей сосуда применялось несколько форм.

3. Гончарный круг. Сосуды, изготовленные на гончарном круге, стали широко использоваться после изобретения гончарного круга в Месопотамии около 5000 лет назад. Сосуд формируется из куска глины, находящейся на вращающемся круге, приводимом в движение руками или ногами гончара. У этого метода есть преимущества — скорость и стандартизация, он использовался для массового производства тысяч одинаковых сосудов.

Обработка поверхности придает изделию нарядность и также увеличивает долговечность при повседневном использовании. Полировка и глянцевание внешних поверхностей делает их водонепроницаемыми или почти водонепроницаемыми. Гончары полировали поверхность мокрыми руками. Часто на ровную поверхность наносился тонкий раствор глины, известный как ангоб. Ангобы ярких цветов употреблялись часто и являлись украшением сосудов (рис. 11.10). Позднее в некоторых регионах вошла в употребление глазурь. Глазурь является видом ангоба, который превращается в стеклоподобное вещество при обжиге при высокой температуре. Если ангоб не применялся, то сосуду давали медленно высыхать, пока внешняя поверхность не становилась по текстуре почти кожаной. Многие практичные сосуды украшали высеченными или штампованными украшениями, для этого использовали раковины, гребни, клейма и другие инструменты. Некоторые ритуальные сосуды даже изображали людей (рис. 11.11) или им придавались украшения, имитирующие веревки, используемые для поддержания свешивающейся крышки с горшка.

Рис. 11.10. Раскрашенный сосуд племени зуни, приблизительно 1880 год. Высота 25 см

Рис. 11.10. Раскрашенный сосуд племени зуни, приблизительно 1880 год. Высота 25 см

Рис. 11.11. Бутыль с носиком, народ моче, Перу. Южная Америка, Северное побережье. Сосуд — портрет правителя. Керамика с пигментированным ангобом, 300–700 год до н. э., размер 35,6 на 24,1 см

Рис. 11.11. Бутыль с носиком, народ моче, Перу. Южная Америка, Северное побережье. Сосуд — портрет правителя. Керамика с пигментированным ангобом, 300–700 год до н. э., размер 35,6 на 24,1 см

Обжиг предметов требует контроля со стороны гончара. Большинство древней керамики обжигалось над открытыми очагами. Сосуды покрывали быстро сгорающей древесиной, зола которой покрывала сосуд равномерно, обжигали в течение нескольких часов. Для получения более высоких температур применяли специальные печи, так называемые печи-кильны, в них не только производился обжиг и придавалась глине твердость, но также устранялись углеродные и железные составные. Кильны использовались для обжига при высоких температурах, а также для глазировки, при которой требуется два обжига. После обжига сосудам давали медленно остыть, затем заделывали мелкие трещины, и после этого сосуды были готовы к употреблению.

Изготовление глиняных сосудов детерминировалось многими социальными и другими переменными (Эрнольд — P. Arnold, 1991). В археологической литературе имеется много описаний методик изготовления керамики многими народами по всему миру. Но, к сожалению, немногие из этих исследований выходят за рамки описаний технологий и процессов производства. В них может говориться о разделении труда при изготовлении керамики, но не много раскрывается о социальном статусе гончаров, об их художественных наклонностях или об изменениях в керамической моде. Во многих сообществах гончарное дело играло четко определенную экономическую роль, добротная подготовка гончаров занимала много времени. Анализ керамики в археологии должен полагаться на понимании культурных влияний, которые лежат за изменениями в керамике в археологическом материале (Райс — Rice, 1987).

Анализ керамики

Огромная энергия была потрачена в археологии на анализ керамики, список литературы охватывает весь спектр общих аналитических методов (Оулин и Франклин — Olin and Franklin, 1982; Райс — Rice, 1987; Шепард — Shepard, 1971).

Аналогия и опыты. Для получения данных о температуре обжига, свойствах добавок и методах глазировки проводились контролируемые опыты по воспроизведению доисторической керамики (Shepard, 1971). Продуктивным источником основной информации по керамике и методам изготовления явилась этнографическая аналогия (Крэмер — Kramer, 1985, 1997). Прямой исторический подход прослеживает современные стили керамики с доисторических эпох.

Анализ формы, функций и стиля. Когда мы осматриваем коллекцию сосудов, то две характеристики древней керамики очевидны сразу же: форма и украшение. Многие поколения археологов пользовались этнографической аналогией для того, чтобы отвести специфические функции сосудам различной формы. Миски обычно использовали для приготовления и приема пищи, шаровидные сосуды наиболее удобны для хранения жидкостей. Иногда комплексы глиняных сосудов с другими кухонными приспособления не оставляют сомнений в отношении их функции. Но такие случаи редки, и археологам обычно приходится полагаться на анализ формы сосуда, чтобы сделать заключение о его функции.

Анализ формы зависит от общепринятого предположения, что форма сосуда прямо отражает его функцию. Это предположение, основанное на этнографических аналогиях, может быть опасным, так как много неясного определяет форму сосуда. К этим неясным вещам относятся свойства использованной глины, доступные технологические средства и, что может быть самым важным, культурные ценности, которые сдерживают не только технологию, но также использование и моду на сосуды. Иногда изменение формы сосуда может отражать изменение в экономической деятельности, но экономические свидетельства этого должны быть полными, прежде чем можно сделать такой вывод. Функциональное различие между утилитарным (см. рис. 10.6) и ритуальным (см. рис. 11.11) сосудами весьма очевидно, но одно должно быть подтверждено формой сосуда и прямыми ассоциациями с другими артефактами.

Анализ формы основан на тщательной классификации кластеров различных форм сосудов. Эти формы могут быть получены на основании законченных сосудов или от черепков, на которых сохранились ободок и плечико. Можно реконструировать форму сосуда исходя из этих кусочков посредством предполагаемых диаметра и высоты сосуда. Такой анализ дает широкие категории формы сосуда, которые можно значительно сузить (Саблофф — Sabloff, 1975).

Стилистический анализ намного более обычен, так как сконцентрирован не на форме и функции сосуда, но на стилях украшения, использованных гончарами. Полагается, что они независимы от функциональных соображений и, таким образом, более точно отражают культурные предпочтения авторов. В таких областях, как американский юго-запад, гончарный стили использовались для прослеживания культурных вариаций, происходивших в течение тысяч лет.

Даже беглый взгляд на сообщения о керамике из разных частей мира скажет вам, что археологи использовали десятки стилистических классификаций для изучения своих черепков. Только в последние годы они попытались стандартизировать стилистические классификации, используя кластеры легко распознаваемых атрибутов для получения иерархических типов, рядов и видов. При таком подходе фиксируется небольшое количество отличительных атрибутов из разных гончарных коллекций. Эти атрибуты обычно появляются в комплексных (ассоциированных) совокупностях признаков, которые дают основу для создания типов и рядов гончарных стилей, которые, как считается, представляют социальную систему. Например, классическая греческая аттическая и коринфская керамики отражают стандартные стили, которые можно легко датировать, хотя ряд может представлять деятельность только одного семейства гончаров, а тип — работу нескольких селений или даже целой общины. Таким образом, аргумент гласит, что стандартные типы керамики отражают достаточно жесткую социальную систему, которая предписывает, какие стили использовать, а менее формальные дизайны характерны для более ограниченного сообщества. Однако можно ли действительно предположить, что стили керамики отражают социальную активность? Ответ следует подождать до того дня, когда появятся намного более стандартные типологии из различных частей мира.

Технологический анализ. Более совершенные, разработанные с помощью компьютеров классификации сегодняшнего дня показывают, что многие из краеугольных камней археологических классификаций, например такие, как добавки в глину, являются фактически предметами сложных поведенческих и природных факторов, а не простыми барометрами действий человека, как считалось прежде. Например, Мэриэн Сэффер обнаружил, что основой для классификаций, разработанных для керамики, найденной на побережье штата Джорджия, являются простые критерии, среди них добавки из песка, гравий и измельченные черепки. Казалось, что в течение двух тысяч лет вариаций в стиле и украшениях прибрежной керамики Джорджии было немного. Поэтому археологи использовали вариации в добавках как критерий для различения новых культур и фаз. Сэффер использовал образцы глины с островов и материка, а также многие декоративные и стилистические атрибуты, плюс сложные компьютерный анализ, для того чтобы показать, что вариации в добавках могут коррелировать с качеством различных гончарных глин. Таким образом, вариации добавок зависят не только от культурных факторов, но также и от условий окружающей среды (Райс — Rice, 1987).

Технологический анализ сфокусирован на материале и составе гончарных глин и относит керамические сосуды к локально доступным ресурсам. Он также обеспечивает полезные, статистически обоснованные критерии для интерпретации переменности различных керамических форм и для разработки более совершенных классификаций керамики. Более того, существующий ныне в регионах интерес к изучению доисторических культур, торговли и обмена дает толчок к развитию анализа глин как средства для поиска мест производства керамики. В течение всего позднего доисторического периода глиняные сосуды являлись главным объектом торговли, не только из-за своих собственных качеств, но еще и потому, что они являлись удобной тарой для таких продуктов, как оливковое масло, вина или соль.

Тель-эль-Амарна в Египте был основан фараоном-еретиком Эхнатоном в 1348 году до н. э. и исчез с лица Земли спустя 15 лет после смерти его создателя. Город известен замечательными произведениями искусства, среди них бессмертная головка царицы Нефертити, и знаменитой дипломатической перепиской. Египтолог Флиндерс Петри обнаружил более 1300 микенских глиняных черепков в мусорных кучах у дворца эл-Амарна и близлежащих дворцов знати. Большинство черепков были когда-то вместилищами для привозных ароматических масел, которые привозили из-за Эгейского моря и широко торговали в восточном Средиземноморье. Используя анализ с помощью нейтронной активации тридцати семи элементов, содержащихся в глинах, из которых были сделаны сосуды, и сравнивая их с образцами микенских сосудов, найденных в Греции, немецкие ученые точно указали основное место их производства — район Микены — Бербаты в Восточном Пелопоннесе в материковой Греции, что является замечательным примером детективно-археологической работы, которая в наши дни ширится по мере развития компьютерных баз данных.

Другие многочисленные методы, включая рентгеновскую дифракцию и петрологию керамики, дают ценную информацию. Эти методы можно использовать в комбинации для изучения того, что можно назвать керамической экологией, взаимодействия ресурсов, местных знаний и стиля, что в конечном счете приводит к законченному сосуду из глины (Стиммелль и другие — Stimmell and others, 1982). Например, керамика региона Миссисипи, изготовленная на юге и юго-востоке США в период между 800 и 1500 годами н. э., обжигалась при температуре от 800 до 900 °C. Гончары с берегов Миссисипи добавляли толченые раковины, с тем чтобы их изделия не остекловывались при этих температурах. Но это с ними все равно происходило, и фотографии, сделанные сканирующим электронным микроскопом, показали, что гончары, возможно, добавляли соль в сырьевую глину, вероятно, даже пробовали глину на вкус во время производства, для того чтобы убедиться, что смесь достаточно перемешана. Поселения здесь находились в низинах долин, и гончары пользовались глиной, богатой монтмориллонитом, поэтому они добавляли толченые раковины, для того чтобы было легче работать с глиной. При таком методе возникла другая проблема — плохой обжиг. Поэтому гончары добавляли соль для улучшения обжига. Однако соль имелась в немногих местах, поэтому здесь развилась сложная система торговли этим новым товаром.

Технологический анализ керамики дает возможность значительно дополнить информацию о производстве, полученную из археологических источников и посредством этнографической аналогии (Эрнольд — D. E. Arnold, 1985). Даже осадок, найденный внутри древнего сосуда, можно подвергнуть спектрографии и даже иногда идентифицировать, как это было в случае с сосудами для хранения вина, найденными в Иране и которые датировали 4000 годом до н. э. (Биэрс и МакГаверн — Biers and McGovern, 1990).

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 10:01
Яндекс.Метрика