Гипотеза северных аналогий

Своеобразие кавкасионского типа так велико, что проблема его места в антропологической классификации привлекает внимание многих исследователей, истолковывающих его по-разному. В связи с указанием на расширение лица у предков осетин в позднюю эпоху стоит гипотеза северного происхождения кавкасионского типа на Северном Кавказе, собственно говоря, даже не гипотеза, а мнение, так как оно высказано в нескольких фразах без особой аргументации 1. Коль скоро, однако, такое мнение существует, оно должно быть разобрано наряду с другими возможными гипотезами, и именно после обзора краниологических данных по осетинам, так как они важны в первую очередь для оценки этого мнения. Оно было поддержано Н. Н. Миклашевской в работах по палеоантропологии Дагестана. В качестве параллели кавкасионскому типу она указала на краниологические серии из сарматских могильников Западного Кавказа, Нижнего Поволжья и Украины 2. В пользу северного происхождения кавкасионского типа Г. Ф. Дебец приводил следующие аргументы: большая ширина лица, широко представленная у древнего населения Русской равнины, и относительно светлая пигментация, которая, по его мнению, ставит кавкасионские группы на промежуточное место между населением Закавказья и Восточной Европы. Позже он, как мы помним, отказался от первого аргумента, указав на возможность сравнительно позднего расширения лица у непосредственных предков осетин, а значит, и у ближайших предков других кавкасионских народов. Н. Н. Миклашевская усмотрела в его точке зрения на северное происхождение кавкасионского типа противоречие с высказанным в сводной работе по палеоантропологии СССР мнением о местном происхождении комбинации антропологических признаков, характерной для черепов из Харха, и об истоках ее в населении Северного Кавказа в эпоху раннего железа и даже бронзы. Противоречие это, однако, кажущееся, так как переселение (если считать именно его основным фактором в процессе формирования кавкасионского типа) с территории Русской равнины на Северный Кавказ могло иметь место в более раннее время — например, в конце неолита или в эпоху ранней бронзы. Выше было отмечено, что в нашем распоряжении нет достаточно веских фактических оснований полагать, что ширина лица у представителей кавкасионского типа представляет собой позднюю, а не древнюю особенность. Может быть, это действительно аргумент в пользу северного происхождения кавкасионского типа с относительно светлой пигментацией?

Аналогичные воззрения на происхождение и историю антропологических типов Северного Кавказа сформулировал В. В. Бунак в работе по краниологии осетин. Характерные особенности широколицего и брахикранного (читай кавкасионского у других авторов) типа наиболее четко выражены, с его точки зрения, в сериях из ущелья р. Армхи, т. е. ингушских. Морфологические аналогии ему находятся в составе древнего населения на севере, в южных, степных районах европейской части СССР, по Дону и нижнему течению Волги. Правда, В. В. Бунак считает, как уже было отмечено выше, что тип этот представлен у осетин лишь в виде примеси, довольно, однако, значительной, но это не меняет сути дела: принадлежность осетин к кавкасионскому типу демонстрируется всей совокупностью имеющихся морфологических данных, в этом мы уже убедились, и точка зрения В. В. Бунака стоит особняком.

Прежде всего несколько слов о значении цвета волос и глаз для установления северного происхождения населения Центрального Кавказа. Тот факт, что оно занимает промежуточное положение между пародами Закавказья и Восточной Европы (правда, ближе к первым), не вызывает сомнений, и, следовательно, известное основание утверждать, что в составе народов — представителей кавкасионского типа есть примесь северных элементов, как будто бы имеется. Но, с другой стороны, обращает на себя внимание то обстоятельство, что в пределах расселения самих кавкасионских народов пигментация не усиливается с северо-запада на юго-восток, что непременно имело бы место, если бы посветление волос и глаз было следствием примеси элементов северного происхождения: проживающие на западе кавкасионского ареала сваны и горные рачинцы отличаются как раз сравнительно темной пигментацией.

Этот факт нельзя объяснить с точки зрения северной гипотезы происхождения кавкасионского типа, но он легко объясняется в рамках гипотезы изоляции, защищаемой автором. В биологии и антропологии хорошо изучены процессы изменений признаков в условиях изоляции в результате случайных сдвигов,— процессы, получившие название генетико-автоматических. При случайных сдвигах в изменчивости резкие различия в отдельных признаках могут образоваться в пределах заведомо родственных групп, если эти группы живут в условиях изоляции. Примером тому (кстати сказать, чрезвычайно для нас важным, потому что он тоже относится к горной местности) служат резкие различия в соотношении групп крови системы АВО между жителями отдельных памирских селений 3. Такими генетико-автоматическими процессами в условиях изоляции и можно объяснить как посветление пигментации у представителей кавкасионского типа в целом, так и сохранение темной пигментации у сванов и горных рачинцев. При таком подходе, оправ- данном генетически, посветление волос и глаз теряет значение аргумента в пользу северного происхождения кавкасионского типа.

Антропологические типы древнейшего населения Восточно-Европейской равнины прошли в своем развитии через те же этапы, что и древнейшие представители европеоидной расы вообще: они отличались массивностью, широколицестью и сильным развитием черепного рельефа, т. е. теми признаками, которые характерны и для современного кавкасионского типа. Среди населения нескольких культур эпохи неолита и бронзы, физический тип которого известен по палеоантропологическому материалу (ямная, катакомбная, срубная, фатьяновская и абашевская культуры), практически только фатьяновская группа отличалась относительной узколицестью 4. Что же касается остальных четырех, то люди, оставившие эти культуры, концентрировали в своем физическом типе все перечисленные особенности и на первый взгляд могут считаться прототипом кавкасионского варианта. Такое сходство является как будто аргументом в пользу его северного происхождения,— тем аргументом, которым не смогла послужить пигментация. Правда, современные краниологические серии из центральных предгорий Главного Кавказского хребта несколько более узколицы и грацильны, чем серии эпохи энеолита и бронзы, а черепной указатель у них намного выше, но таковы вообще постоянные отличия более поздних черепов от более ранних — результат направленных процессов общих изменений антропологических признаков во времени. В скифскую эпоху массивный и широколицый европеоидный тип не прослеживается на территории Восточной Европы — скифы более узколицы и грацильны, а для характеристики других этнических групп в нашем распоряжении нет палеоантропологических материалов, но зато для сармат он является основным по всей территории их расселения 5. Если сравнить физические особенности сармат с краниологическими признаками народов, принадлежащих к кавкасионскому типу, то здесь трудно заметить даже те различия, которые были отмечены при сопоставлении кавкасионцев с населением эпохи бронзы. Сарматы были более грацильны, чем население эпохи неолита и бронзы, и отличались круглой формой черепной коробки, поэтому и сходство их с кавкасионцами большее. На это морфологическое сходство и опирались прежде всего перечисленные исследователи, формулируя гипотезу генетического родства древнего населения Восточной Европы и современного населения предгорий Центрального Кавказа.

И все же, несмотря на такое морфологическое сходство, гипотеза эта вызывает серьезные сомнения. Начать с того, что при сопоставлении с другими синхронными сериями из могильников степной полосы Евразии в составе сармат выявляется небольшая, но отчетливая монголоидная примесь, которой нет у народов Северного Кавказа, в том числе и у осетин. Поэтому, по-видимому, лицевой скелет на сарматских черепах более уплощен в нижней части, чем на черепах балкарцев, осетин, ингушей — народов кавкасионского типа. Но дело даже пе в этом — монголоидная примесь могла в конце концов раствориться за две тысячи лет от рубежа и. э. до современности, хотя такое предположение и противоречит общегенетическим соображениям, — а в отсутствии какой-либо специфики в отмеченном сходстве населения эпохи энеолита и бронзы и сармат с народами Центрального Кавказа. Это — сходство в пределах ветви матуризованных, очень массивных европеоидов, сходство скорее типологическое, чем генетическое. Опираясь на него, можно было бы с таким же успехом вести генезис кавкасионского типа от неолитического населения Украины, мезолитического населения Северной Африки и Франции и т. д. Кстати сказать, именно Г. Ф. Дебец, высказавшийся за северное происхождение кавкасионского типа, более, чем кто-либо другой, старался показать, что широколицесть и массивность — общие морфологические свойства всех древних вариантов европеоидной расы, что все современные европеоидные типы прошли через стадию, характеризовавшуюся такими признаками. Но в таком случае зачем вести происхождение населения Центрального Кавказа из Восточной Европы, не проще ли предположить, что предки современных кавказских народов отличались теми же протоморфными морфологическими чертами, что и предки народов восточноевропейских? Это было бы логичнее. И тогда неизбежен вывод об искусственности гипотезы северного происхождения кавкасионского типа и о правомерности, более строгой фактической и логической обоснованности гипотезы его местного происхождения. Так мы получаем возможность еще раз и с еще большим основанием высказаться в пользу автохтонного происхождения осетинского народа — носителя этого типа.

Notes:

  1. Он же. Антропологические исследования в Дагестане.
  2. Миклашевская Н. И. Новые палеоантропологические материалы с территории Дагестана // Материалы по археологии Дагестана. Махачкала, 1959. Т. 1; Она же. Антропологический состав населения Дагестана в алано-хазарское время // Вопр. антропологии. 1960. Вып. 5.
  3. Гинзбург В. В. Горные таджики: Материалы по антропологии Каратегина и Дарваза. М.; Л., 1937.
  4. Об этом свидетельствуют и новые материалы: Денисова Р. Я. Новые данные об антропологическом типе населения фатьяновской культуры // Сов. этнография. 1966. № 4; Она же. Антропология древних балтов. Рига, 1975.
  5. Кроме сводной работы Г. Ф. Дебеца по антропологии СССР, см.: Кондукторова Т. С. Материалы по палеоантропологии Украины // Антропологический сборник, I. М., 1956. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 33); Она же. Антропология древнего населения Украины (I тысячелетие’ до н. э.— середина I тысячелетия н. э.). М., 1972; Она же. Антропология населения Украины мезолита, неолита и эпохи бронзы. М., 1973.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 06:16

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика