Формозов А.А. Неолитическая керамика Нижнего Подонья

К содержанию 53-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

При строительстве Волго-Донского канала по инициативе главного геолога Г. И. Горецкого был широко поставлен сбор археологических материалов. Создалась большая коллекция древностей, представляющая особенный интерес для первобытной археологии. Уже опубликованы некоторые находки из этого собрания 1. Настоящая заметка посвящена описанию части этой коллекции — группе лепной керамики из Нижнего Подонья, до сих пор совершенно нам незнакомой.

Материалы собраны в двух пунктах на левом берегу Дона, напротив станицы Цимлянской: из отвалов гидромеханизации близ станицы Каргальской и из большого котлована в хут. Соленовском и в одном пункте близ хут. Малой Лучки у станицы Наганской, также на левом берегу Дона. В двух первых случаях находки залегали в пойменном аллювии, будучи, повидимому, связаны с остатками небольших временных стоянок рыболовов у берега Дона, впоследствии размытых рекой. Близ Малой Лучки керамика собрана на береговой отмели, где был также найден крупный односторонний костяной гарпун с клювовидными зубцами и зубчатым уступом для насада на тыльном конце 2. Обломок тыльного конца гарпуна с таким же насадом известен из хут. Криванского на Нижнем Дону 3. Неолитический возраст таких гарпунов устанавливается по аналогиям в Прибалтике 4.

Керамика из всех трех пунктов вполне аналогична и может быть рассмотрена вместе. Она характеризуется прежде всего огромным количеством толченых раковин unio, примешанных в тесто сосудов и делающих их поверхность пестрой и как бы скользкой. Примесь раковины в керамическое тесто для степных культур бронзового века исключительно редкое явление. Так, из серии донецких сосудов времени существования ямной культуры, описанных А. А. Потаповым, ни один не имел примесей в тесте 5. Иногда примесь ракушки можно заметить в глине, из которой делались курганные горшки бронзового века, но она очень незначительна и не бросается в глаза. Цвет курганных горшков ямного, катакомбного и срубного типов обычно охристо-желтый, коричневый или почти черный. Описываемая керамика серого цвета с графитным оттенком (чем также отличается от других степных групп керамики), обжиг ее хороший, глина плотная, некрошащаяся. Толщина стенок сосудов 0,5—1 см; фрагменты имеют гладкую ровно заглаженную поверхность, и только на одном из трех десятков обломков на внутренней поверхности видны следы заглаживания гребенчатым инструментом, характерные для всей ямной и катакомбной керамики.

Рис. 60. Фрагменты керамики из отвалов гидромеханизации у станицы Каргальской и из карьера в хут. Соленовском (1—4, 6—9 — Каргальская, 5 — Соленовский).

Рис. 60. Фрагменты керамики из отвалов гидромеханизации у станицы Каргальской и из карьера в хут. Соленовском
(1—4, 6—9 — Каргальская, 5 — Соленовский).

Фрагменты нижнедонской керамики принадлежат крупным сосудам с венчиками диаметром от 25 до 30 см. В коллекции шесть венчиков двух типов сосудов. Четыре из них (три из ст. Каргальской и один из Лучки) совершенно прямые без всяких признаков выделения плечиков. На основании анализа фрагментов стенок примерно от двух десятков сосудов также можно говорить о том, что большинство сосудов не имело сложной профилировки. Все четыре венчика имеют «воротнички», шириной в 2 см, косо срезанные с внутренней стороны и прямые с уступом к стенке с внешней стороны (рис. 60—1, 2; рис. 61—1). Два венчика (из Малой Лучки и из Соленовского) принадлежат сосудам другой формы, имеющим цилиндрическое горло, с резким изломом переходящее к выпуклым плечам (рис. 61—2). Форма сосудов этого типа должна быть близка к формам среднеднепровской и фатьяновской керамики. Из Малой Лучки происходит обломок плоского орнаментированного днища. Эта находка указывает на то, что часть нижнедонской керамики, скорее всего сосуды первого типа, была плоскодонной.

Рис. 61. Фрагменты керамики, найденные на береговой отмели у хут. Малой Лучки.

Рис. 61. Фрагменты керамики, найденные на береговой отмели у хут. Малой Лучки.

Совершенно необычны для археологических материалов из донецких степей техника нанесения и мотивы орнаментации керамики. Орнамент нанесен прочерчиванием или штамповкой мелким гребенчатым штампом или обоими приемами одновременно. На венчике из Соленовского (рис. 60—5) мы видим только прочерченный орнамент в виде зоны, разделенной на смыкающиеся сторонами треугольники, в верхнем ряду спускающиеся вершинами к днищу, в нижнем поднимающиеся вершинами к венчику. Треугольники заштрихованы так, что штриховка одного ряда идет под прямым углом к штриховке другого. Прочерченная орнаментация отмечена на двух фрагментах стенок сосудов из Каргальской: на одном это три параллельные углубленные линии, на другом — зона из смыкающихся сторонами треугольников, заштрихованных в одном направлении (рис. 60—6, 7). На прочих фрагментах керамики прочерченная орнаментация сочетается со штампованной. На двух венчиках сосудов из Каргальской и на одном из Лучки воротнички покрыты штриховкой, в двух случаях наклонной, в третьем дающей ту же композицию из заштрихованных под разными углами треугольников. Ниже воротничков — орнамент гребенчатый (рис. 60—2, 8; рис. 61—1). На третьем венчике из Каргальской (рис. 60—1) по воротничку прочерчен горизонтальный зигзаг, пересекающий зону штампованного орнамента. Зоны, заполненные штампом, расположенные на стенках, также нередко обрамлены прочерченными линиями. Штамп отличается от обычного гребенчатого штампа ямной и катакомбной керамики, так как зубцы его дают очень узкие и длинные отпечатки. Участки поверхности сосуда, заполненные гребенчатыми отпечатками, перемежаются с пустыми полями. На четырех фрагментах сосудов из Каргальской мы видим ленты орнамента, выполненного гребенчатым штампом; ленты изгибаются под прямым углом (рис. 60—3, 9). Пустые поля между ними подходят или к самому воротничку сосуда или высоко поднимаются на венчик. На описанном выше венчике из Каргальской (рис. 60—7) видно, что в сплошную зону гребенчатого орнамента треугольниками врезается неорнаментированная часть сосуда. На фрагменте стенки из Каргальской (рис. 60—9) пояса гребенчатого орнамента перемежаются с неорнаментированными полями.

На днище сосуда из Лучки (рис. 61—3) в центре знакомая нам уже композиция из смыкающихся сторонами треугольников, заштрихованных в разных направлениях. По краям днища идет круговая лента коротких отпечатков гребенчатого штампа, а между этими двумя орнаментальными зонами заключена зона с орнаментом из прочерченных трехчленных зигзагов, в которых обычно видят схематические изображения «уточек». Другой венчик из Лучки (рис. 61—2) имеет только гребенчатую орнаментацию из вертикальных зигзагов. Орнамент нанесен по прямому горлу и не заходит на выпуклые плечи. Наконец, другой фрагмент из Лучки, единственный из всей серии, имеет ямочный орнамент из неглубоких семечковидных вдавлений, образующих вертикальную и горизонтальную ленты, встречающиеся под прямым углом (рис. 61—4). Таким образом, наметились две характерные орнаментальные схемы — заштрихованные смыкающиеся треугольники и ленты орнамента, изгибающиеся под прямым углом.

Описанная керамика без сомнения весьма древняя. Минимально она может относиться к эпохе раннего металла. Благодаря многолетним работам экспедиций А. А. Миллера и М. И. Артамонова в районах, ближайших к местам залегания приведенных нами находок, материал эпохи раннего металла данной территории хорошо известен. Типичная ямная керамика с черной, заглаженной гребенчатым штампом поверхностью найдена в нижнем слое стоянки Красный Яр. Катакомбную керамику дали курганы у хут. Попова. Срубная керамика хорошо представлена в Потайновском и в верхнем слое Красного Яра. Таким образом, на Нижнем Дону шло нормальное развитие степных культур эпохи бронзы, такое же как и в других районах. Керамика, аналогичная описанной, не встречена ни в одном из упомянутых памятников. Следовательно, ее нельзя считать местной керамикой эпохи бронзы и приходится относить к более раннему — неолитическому времени.

Во многом близкая к ней керамика известна на стоянках Днепровских порогов, относимых украинскими археологами к неолиту. Там также встречаются сосуды с примесью раковин в тесте, с гребенчатым и прочерченным орнаментом, сосуды с воротничками и прямыми стенками и сосуды с прямым горлом и круглым туловом. Встречается там и керамика с лентами орнамента, изгибающимися под прямыми углами. Совершенно недостаточная и во многом неудачная публикация материалов Порожских стоянок 6 вызвала несколько недоверчивое отношение к ним ряда археологов. Так, О. А. Гракова не раз высказывала мнение о ямно-катакомбном возрасте Порожских стоянок. В этой связи находка керамики, аналогичной порожской, в другом районе представляет большой интерес.

Так как Нижний Дон не пограничный район с территорией распространения ямной и катакомбной культур, как район Днепровских порогов, можно определенно говорить, что описанная керамика не синхронна материалам из ямных и катакомбных курганов, а древнее их. Так как для данного района нельзя говорить о влияниях среднеднепровской культуры, приходится считать форму сосудов с прямым горлом и круглым туловом самостоятельно возникшей и не связанной с среднеднепровской керамикой. Следовательно, попытку А. Я. Брюсова удревнить возраст среднеднепровской культуры и считать ее распространившейся из Порожских стоянок, на основании находок на них двух сосудов с прямым горлом и круглым туловом 7, надо признать неудачной.

Но самое существенное то, что мы теперь в какой-то мере можем представить облик степной неолитической керамики, до сих пор нам совершенно неизвестной.

То, что в СССР лучше всего изучен северный неолит с ямочно-гребенчатой керамикой, привело к представлению о том, что и на юге для неолита, предшествовавшего курганам эпохи раннего металла, также характерна ямочная керамика 8. Между тем ямочно-гребенчатая керамика Севера синхронна материалу из ранних курганов юга, а облик керамики старше III тысячелетия до н. э. неизвестен нам ни на юге, ни на севере. Рассмотрев нижнедонскую керамику доямного типа, мы должны признать, что она не имеет ничего общего с северной ямочно-гребенчатой керамикой. Орнамент ее обнаруживает скорее некоторые общие черты с линейно-ленточной керамикой, где также встречается орнаментация лентами, изгибающимися под прямым углом. Если это сопоставление верно, то мы получаем подтверждение датировки описанной керамики временем, предшествующим распространению ямной культуры.

Небольшая коллекция с Волго-Дона сигнализирует о необходимости найти и исследовать стоянки эпохи неолита на юге, до сих пор совершенно неизвестные. Только изучив их, мы поймем генезис южных культур эпохи бронзы, подойдем к решению вопроса о возникновении земледелия и скотоводства и другим не менее важным проблемам древнейшей истории.

К содержанию 53-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Г. И. Горецкий. Следы палеолита и мезолита в Нижнем Подонье. СА, XVI, 1952; Его же. Новые стоянки конца неолита и эпохи бронзы на террасах Нижнего Дона и Маныча как геологические документы. Изв. Всес. геогр. об-ва, № 5, 1948.
  2. См. Г. И. Горецкий. Следы палеолита и мезолита…, рис. 5.
  3. Коллекция Музея антропологии МГУ, № 58.
  4. См., например, W. Gаегtе. Urgeschichte Ostpreusens. Konigsberg, 1929, abb. 5, 1, 6
  5. О. Потапов. Опуклодонцевий посуд брондзовон доби сточища р. Донця. Зап Всеукр. археол. комитету, т. І, Київ, 1932.
  6. См., например, А. Добровольский. Звіт за археологічні досліди на теопиторіі Дніпрельстану. Збірник Днепропетр. історічно-археол. музею, Днепропетровск, 1929.
  7. А. Я. Брюсов. Очерки по истории племен европейской части СССР в неолитическую эпоху. М.— Л., 1952, стр. 218.
  8. Так, П. И. Борисковский в своей книге «Людина кам’яного віку на Украіні» (Киев, 1940, стр. 110) показывает, как образцы неолитической керамики, ямочную керамику северного типа.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика