Этнические периоды

Развитию человечества от самых низших ступеней. — Оно иллюстрируется изобретениями, открытиями и учреждениями. — Две основные формы управления: одна — родовая и социальная, образующая общество (socletas), другая — политическая, образующая государство (clvltas). — Первая основывается на личностях и родовом начале, последняя — на территории и собственности. — Первая является формой управления древнего общества, вторая — современного или цивилизованного общества. — Единообразие человеческого опыта. — Намечаемые этнические периоды: I. Низшая ступень дикости; II. Средняя ступень дикости; III. Высшая ступень дикости; IV. Низшая ступень варварства; V. Средняя ступень варварства; VI. Высшая ступень варварства; VII. Ступень цивилизации.

Новейшие исследования раннего состояния человеческой расы приводят к заключению, что человечество начало свое поприще с самой низкой ступени развитая и проложило себе дорогу из состояния дикости к цивилизации благодаря медленному накоплению опыта.

Посколько несомненно, что одни части человеческой семьи находились в состоянии дикости, другие — в состоянии варварства и, наконец, третьи — в состоянии цивилизации, очевидно и то, что эти три различных состояния связаны между собою естественной и необходимой прогрессивной последовательностью. Более того, эта последовательность является историческим фактом для всей человеческой семьи вплоть до той ступени развития, которая была достигнута каждой ветвью в отдельности. Это вытекает из тех условий, при которых совершается всякий прогресс, а также из развития многих ветвей человеческой семьи, как известно, прошедших через два или более из указанных состояний.

В последующем изложении будет сделана попытка представить дальнейшие доказательства примитивности начального состояния человечества, постепенной эволюции его умственных и нравственных сил путем накопления опыта и его продолжительной борьбы с препятствиями на пути к достижению цивилизации. Эти доказательства будут взяты частично из длинного ряда изобретений и открытий, который тянется по всему пути человеческого прогресса, но главным образом мы будем черпать их в домашних учреждениях, выражающих развитие известных идей и стремлений.

Если мы, восходя вдоль различных линий прогресса к начальным векам существования человечества, разграничим одно от другого в том порядке, в каком они появлялись, изобретения и открытия, с одной стороны, и учреждения — с другой, то мы найдем, что первые стоят друг к другу в отношениях прогресса, последние — в отношениях развертывания. Тогда как явления первой группы имеют друг с другом более или менее прямую связь, явления последней развились из немногих первоначальных зародышей мысли. Современные учреждения имеют свои корни в периоде варварства, куда их отпрыски проникли из предшествующего периода дикости. Они переходили по наследству по прямой линии через все прежние периоды, с одной стороны, передаваясь от поколения поколению, с другой — имея собственное логическое развитие.

Таким образом наше внимание привлекают две самостоятельные линии исследования. Одна охватывает изобретения и открытия, другая — первобытные учреждения. Исследовав те и другие, мы можем надеяться определить главнейшие стадии человеческого развития. Соответствующие доводы будут заимствоваться главным образом из домашних учреждений, тогда как ссылки на достижения чисто интеллектуального порядка будут иметь скорее общее и подчиненное значение.

Факты указывают на постепенное образование и последующее развитие определенных идей, побуждений и стремлений. Самые выдающиеся из них могут быть поняты как продукт роста отдельных идей, с которыми они связаны. Помимо изобретений и открытий, они состоят в следующем:

I. Средства существования
II. Управление
III. Язык
IV. Семья
V. Религия
VI. Домашняя жизнь и архитектура
VII. Собственность.

Первое. Средства существования умножались и совершенствовались на основе целого ряда производств, вводимых последовательно в течение больших промежутков времени и более или менее прямо связанных с изобретениями и открытиями.

Второе. Зародыш управления должен быть найден в родовой организации дикого состояния и прослежен через последовательно развивающиеся формы этого учреждения вплоть до установления политического общества.

Третье. Человеческая речь, повидимому, развилась из самых грубых и простых форм выражения чувств. Язык жестов или знаков, как указывал уже Лукреций 1, должен был предшествовать членораздельному языку, как мышление предшествовало речи. Односложные слова предшествовали многосложным, как эти последние — слитным словам. Человеческий интеллект бессознательно, путем использования звуков голоса, развил членораздельную речь. Этот обширный предмет, составляющий сам по себе особую область знания, выходит за пределы настоящего исследования.

Четвертое. Что касается семьи, то стадии ее развития воплощены в системах родства и свойства, а также в порядках, относящихся к браку; на основе этих данных, вместе взятых, мы можем определенным образом установить развитие семьи через различные последовательные ее формы.

Пятое. Развитие религиозных идей является столь сложным процессом, что может навсегда остаться без вполне удовлетворительного объяснения. Религия в столь широкой мере связана с воображением и эмоциональной природой человека, следовательно, столь неопределенными элементами знания, что все примитивные религии оказываются странными и, до известной степени непонятными. Этот предмет точно так же выходит за пределы плана настоящего труда, разве бы соответствующие данные в отдельных случаях могли нам дать некоторые дополнительные указания.

Шестое. Жилищная архитектура, связанная с формой семьи и строем домашней жизни, дает почти полную картину прогресса от дикости до цивилизации. Ее развитие может быть прослежено от шалаша дикаря, через общинные дома варваров, вплоть до дома индивидуальной семьи цивилизованных наций, со всеми промежуточными звеньями, связывающими крайние формы. На этом вопросе мы будем останавливаться только мимоходом.

Наконец, идея собственности складывалась в человеческом уме только очень медленно и в течение огромных периодов времени оставалась в зародыше и слабо развитой. Она возникла в периоде дикости, и нужен был вековой опыт этого периода и следующего периода варварства, чтобы этот зародыш развился и чтобы человеческий ум подготовился принять ее ограничивающее действие. Ее господство как страсти над всеми другими страстями знаменует начало цивилизации. Она привела человечество не только к преодолению всех препятствий, задерживавших наступление цивилизации, но и к учреждению политического общества на основе территории и собственности. Критическое исследование эволюции идеи собственности составляла бы в некотором смысле важнейшую часть истории умственного развития человечества.

Моя задача будет заключаться в том, чтобы представить некоторые доказательства человеческого прогресса в этих различных областях в течение последовательных этнических периодов, как это раскрывается в изобретениях и открытиях, а также в развитии идей управления, семьи и собственности.

Здесь можно наперед указать, что все формы управления сводятся к двум основным планам, при чем слово план принимается в его научном смысле. Оба они совершенно различны в своих основаниях. Первый по времени основывается на личности и чисто личных отношениях и может быть назван обществом (societas). Род является единицей этой организации, давая в архаическом периоде, в качестве последовательных стадий развития, род, фратрию, племя и конфедерацию племен, образующую народ или нацию (populus). В более поздний период на смену конфедерации племен, занимающих независимые территории, явилось слияние племен на общей территории в одну нацию. Таковой в течение долгих веков после возникновения рода была эта фактически всеобщая организация древнего общества; она сохранилась у греков и римлян и после наступления цивилизации. Второй план основывается на территории и частной собственности и может быть назван государством (civitas). Городская община или округ, в ее пределах и границах, с находящейся здесь собственностью, составляет основу или единицу государства, а политическое общество — его выражение. Политическое общество организовано на территориальных началах, и его отношение к собственности и личности определяется территориальными отношениями. Последовательные стадии интеграции этой формы следующие: городская община или округ в качестве основной единицы этой организации; кантон или провинция, представляющая собой соединение городских общин или округов, и национальная область или территория, представляющая собой соединение кантонов или провинций, при чем население всех этих единиц организовано в одно политическое целое. Потребовалось крайнее напряжение всех способностей греков и римлян, по достижении ими цивилизации, чтобы изобрести дем или городскую общину и городской округ и таким образом учредить второй основной план управления, сохранившийся у цивилизованных наций до настоящего времени. В древнем обществе этот территориальный план был неизвестен. Появление его составляет пограничную линию между древним и современным обществом.

Далее следует отметить, что домашние учреждения варварских и даже диких предков человечества еще и поныне встречаются у отдельных ветвей человеческой семьи с такой полнотой, что, за исключением наиболее примитивного периода, различные стадии соответствующего развития сохранились довольно хорошо. Они еще и теперь наблюдаются в организации общества на основе различия полов, далее — на основе родства и, наконец — на территориальном основании; их можно проследить по последовательным формам брака и семьи вместе с созданными этими последними системами кровного родства, по домашней жизни и архитектуре и по развитию порядков, относящихся к владению и наследованию имущества.

Теория вырождения человечества, объясняющая существование дикарей и варваров, должна быть оставлена. Она возникла в качестве вывода из космогонии Моисея и была принята из мнимой необходимости, ныне не существующей. Как теория она не только не способна объяснить существование дикарей, но и не находит себе подтверждения в данных человеческого опыта.

Надо думать, что отдаленные предки арийских наций прошли через стадию, аналогичную той, на которой находятся ныне существующие варварские и, дикие племена. В то время как опыт этих наций содержит все необходимые данные для иллюстрации древнего и современного периодов цивилизации, равно как и части последнего периода варварства, их более ранний опыт должен быть выведен главным образом из раскрываемой связи между элементами их ныне существующих учреждений и изобретений и подобными же элементами, доныне сохранившимися у диких и варварских племен.

Следует заметить, наконец, что развитие человечества шло повсюду почти одинаковыми путями, что человеческие потребности при аналогичных условиях были по существу одинаковы и что проявления умственной деятельности, в силу видовой тождественности мозга всех человеческих рас, были однородны. Это, однако, только частичное объяснение однородности результатов. Зародыши главнейших учреждений и производств развились в то время, когда человек был еще дикарем. Опыт последующих периодов варварства и цивилизации был в весьма значительной мере направлен на дальнейшее развитие этих начальных идей. Всюду, где на различных континентах может быть установлена связь между современным учреждением и его общим зародышем, можно вывести заключение о происхождении самих народов от общего начального ствола.

Исследование этих различных категорий фактов будет облегчено установлением известного числа этнических периодов, каждый из которых представляет собой определенное состояние общества и отличается свойственным этому периоду образом жизни. Введенные датскими археологами термины: «каменный век», «бронзовый» и «железный» были очень полезны для известных целей и останутся таковыми для классификации предметов древнего производства; но развитие науки вызвало необходимость иного подразделения. Каменные орудия не были полностью вытеснены изобретением железных и бронзовых орудий. Изобретение плавления железной руды создало этническую эпоху, но мы вряд ли могли бы датировать новую эпоху начиная с производства бронзы. Кроме того, посколько период каменных орудий перекрывает периоды бронзы и железа, а период бронзы точно так же перекрывает период железа, эти периоды не могут быть разграничены так, чтобы оставаться каждый независимым и отличным от другого.

Надо думать, что различные виды средств существования, возникших последовательно в течение долгих промежутков времени, дадут наконец, в силу большого влияния, которое они должны были оказывать на состояние человечества, самое удовлетворительное основание для такого деления. Однако исследования не ушли еще достаточно далеко в этом направлении, чтобы дать нам необходимые сведения. При наших современных знаниях наилучший результат может быть достигнут путем отбора таких изобретений и открытий, которые дали бы показатели прогресса, достаточные для установления начала последовательных этнических периодов. Будучи приняты хотя бы условно, эти периоды окажутся все же пригодными и полезными. Каждый из таких намечаемых периодов охватит определенную культуру и представит особый образ жизни.

Период дикости, о самой начальной части которого известно очень мало, можно разделить условно на три подпериода. Они могут быть названы древнейшим, средним и позднейшим периодами дикости, и состояние общества в каждом из них соответственно можно различать как низшую, среднюю и высшую ступени дикости.

Подобным же образом период варварства естественно распадается на три подпериода, которые могут быть также обозначены как древнейший, средний и позднейший периоды варварства, при чем состояние общества в каждом из них соответственно будет обозначаться как низшая, средняя и высшая ступени варварства.

Трудно, если не невозможно, найти такие показатели прогресса для установления начала этих различных периодов, которые бы оказались абсолютными и не допускали бы исключений на всех континентах. Но для нашей настоящей цели нет необходимости, чтобы такие исключения совсем не существовали. Достаточно будет, если окажется возможным классифицировать главнейшие племена человечества в соответствии со степенью их относительного прогресса по таким состояниям, которые были бы существенно различны.

I. Низшая ступень дикости

Этот период начался с младенчества человеческой расы и, можно считать, окончился с введением в употребление рыбной пищи и умением пользоваться огнем. Человечество жило тогда в своем первоначальном ограниченном месте обитания, питаясь плодами и орехами. Начало членораздельной речи принадлежит к этому периоду. Ни одного образца человеческого племени, находящегося в этом состоянии, не сохранилось до исторического периода.

II. Средняя ступень дикости

Она началась с употребления в пищу рыбы и умения пользоваться огнем и окончилась с изобретением лука и стрелы. В этом состоянии человечество из мест своего первоначального обитания распространилось по большей части земной поверхности. Из существующих еще племен на, средней ступени дикости остаются, например, австралийцы и большая часть полинезийцев эпохи их открытия. Достаточно будет привести одну или несколько иллюстраций каждой из этих двух ступеней.

III. Высшая ступень дикости

Она началась с изобретения лука и стрелы и окончилась с изобретением гончарного производства. На высшей ступени дикости находились племена атапасков с Гудсонова залива, племена долины Колумбии и некоторые прибрежные племена Северной и Южной Америки, все это, однако, в эпоху их открытия. Этим заканчивается период дикости.

IV. Низшая ступень варварства

Изобретение или применение гончарного производства представляет собой, вероятно, по сравнению со всеми другими элементами, наиболее действительный и убедительный признак, который можно избрать для установления пограничной линии, по необходимости произвольной, между дикостью и варварством. Различение этих двух состояний было уже давно признано, но до сих пор не было установлено никакого критерия прогресса от одного состояния к другому. Таким образом все племена, еще не дошедшие до гончарного производства, будут отнесены к дикарям, тогда как племена, обладающие этим производством, но не дошедшие до фонетического алфавита и применения письма, будут отнесены к варварам.

Первый подпериод варварства начался с изготовления гончарной посуды либо путем самостоятельного изобретения, либо путем заимствования. При попытке определить его конец и начало его средней ступени мы наталкиваемся на трудность, заключающуюся в различии природных богатств обоих полушарий, каковое обстоятельство начинает влиять на условия жизни человека по прошествии периода дикости. Однако мы можем преодолеть это затруднение, принимая для сравнения эквивалентные признаки. В восточном полушарии — приручение животных, а в западном — возделывание маиса и овощей посредством орошения, а равно употребление необожженного кирпича и камня для постройки домов, были избраны нами в качестве достаточных свидетельств прогресса для установления перехода от низшей к средней ступени варварства. При таких условиях на низшей ступени остаются, например, индейские племена Соединенных Штатов к востоку от реки Миссури и те племена Европы и Азии, которые знали гончарное производство, но не имели домашних животных.

V. Средняя ступень варварства

Она началась, как сказано, в восточном полушарии с приручения животных, а в западном — с возделывания растений посредством орошения и употребления в строительстве необожженного кирпича и камня. Ее концом можно считать изобретение плавления железной руды. Это помещает на среднюю ступень, например, оседлых индейцев Новой Мексики, Мексики, Центральной Америки и Перу, а равно те племена восточного полушария, которые имели домашних животных, но не знали железа. Древние бритты, хотя и знакомые с употреблением железа, безусловно относятся к этому состоянию. Близость более развитых племен материка содействовала развитию их производств в большей мере, чем это соответствовало развитию их домашних учреждений.

VI. Высшая ступень варварства

Она началась с обработки железа и окончилась с изобретением фонетического алфавита и применением письма в литературных произведениях. Здесь начинается цивилизация. При таких условиях на высшей ступени остаются, например, греческие племена гомеровской эпохи, итальянские племена незадолго до основания Рима и германские племена времен Цезаря.

VII. Ступень цивилизации

Она началась, как уже сказано, с применения фонетического алфавита и создания литературных памятников и распадается на древнюю и современную. В качестве эквивалента фонетического письма можно принять иероглифическое письмо на камне.

Каждый из этих периодов имеет особую культуру и представляет строй жизни, более или менее особенный и только ему одному присущий. Это разграничение этнических периодов дает возможность рассматривать каждое отдельное общество соответственно его состоянию относительного развития и сделать его предметом самостоятельного изучения и исследования. Полученный результат в своей основе не пострадает оттого, что различные племена и нации одного и того же континента и даже одной и той же лингвистической семьи находятся в различных состояниях в одно и то же время, ибо для нашей цели лишь состояние каждого племени представляет собой факт существенного порядка, тогда как время — несущественно.

Посколько употребление гончарной посуды имеет меньшее значение, чем разведение домашних животных, применение железа или фонетического алфавита для установления начала следующих друг за другом этнических периодов, мы приведем основания для принятия этого признака. Изготовление гончарной посуды предполагает оседлую жизнь и значительное развитие простых производств 2. Кремневые и каменные орудия древнее гончарной посуды, посколько остатки первых были найдены в древних хранилищах во многих случаях без следов последней. Ряд изобретений, отвечающих более настоятельным потребностям и соответствующих более низкому состоянию, должен был появиться прежде, чем испытали надобность в гончарной посуде. Начало оседлой жизни вместе с известной степенью господства над средствами существования, деревянная посуда и утварь, ручное ткачество из волокон древесной коры, плетение корзин, лук и стрела — все это предшествовало гончарному производству. Оседлые индейцы, находившиеся на средней ступени варварства, например, цуньи, ацтеки, чолула, изготовляли в большом количестве и разнообразной формы гончарную посуду высокого качества; полуоседлые индейцы Соединенных Штатов, находившиеся на низшей ступени варварства, например, ирокезы, чокта и чироки, изготовляли гончарную посуду в меньшем количестве и в ограниченном числе форм; индейцы же, находившиеся на ступени дикости и не занимавшиеся огородничеством, например, атапаски, племена Калифорнии и долины Колумбии, не знали ее употребления 3. В «Доисторических временах» Леббока, в «Начальной истории человечества» Тэйлора и в «Человеческих расах» Пешеля подробности, касающиеся этого производства и пределов его распространения, собраны с замечательной исследовательской широтой. Гончарное производство было неизвестно в Полинезии (за исключением островов Тонга и Фиджи), в Австралии, в Калифорнии, и на территории Гудсонова залива. Тэйлор замечает, что «ткачество было неизвестно на большей части островов, расположенных в отдалении от азиатского материка», и что «на большей части островов Тихого океана не знали гончарного производства» 4. Лоример Файсон, английский миссионер в Австралии, сообщил автору в ответ на его запрос, что «австралийцы не имели ни ткацких, ни гончарных изделий и не знали лука и стрел». Последнее правильно также вообще в отношении полинезийцев. Введение керамического искусства создало новую эпоху человеческого прогресса в смысле улучшения жизненных условий и умножения домашних удобств. Тогда как кремневые и каменные орудия, — появившиеся раньше и потребовавшие долгого времени для развития всех форм своего применения, — дали человеку челн, деревянную утварь и орудие и, наконец, бревна и доски для постройки жилищ 5, гончарное производство дало прочную посуду для варки пищи, производившейся до того примитивным способом, в обмазанных глиной корзинах и в ямах, обложенных шкурами, при, чем варка осуществлялась при помощи горячих камней 6.

Возник вопрос, закаливались ли туземные гончарные изделия на огне или же подвергались простой сушке. Профессор Э. Т. Кокс из Индианополиса, путем сравнения анализов древних гончарных изделий и гидравлического цемента, показал, что «по своему химическому составу они (гончарные изделия) вполне сходны с гидравлическим известняком». Он говорит далее: «все виденные мной гончарные изделия, относящиеся к эпохе строителей насыпей, состоят из аллювиальной глины и песка или из смеси первой с толчеными пресноводными раковинами. Глина, сделанная из такой смеси, обладает в высокой степени свой¬ствами гидравлического пуццуоланского и портландского цемента, так что изготовленная из нее посуда затвердевает без обжига, практикуемого в современном гончарном производстве. Размельченные раковины служили вместо гравия или кусочков камня, употребляемых в настоящее время в соединении с гидравлической известью для производства искусственного камня». Сходный с гидравлическим цементом состав индейских гончарных изделий говорит о трудностях на пути изобретения этого производства и служит объяснением позднего появления его в ходе развития человеческого опыта. Несмотря на остроумное предположение проф. Кокса, весьма вероятно все же, что глиняная посуда закаливалась искусственным образом. В некоторых случаях этот факт прямо устанавливается. Так, Эдер, говоря о племенах Мексиканского залива, замечает, что «они делают глиняные горшки весьма различных размеров, вмещающие от двух до десяти галлонов, большие кувшины для воды, чаши, блюда, тарелки, миски и необычайное множество других сосудов такой странной формы, что описывать их было бы утомительно, да и невозможно найти подходящие названия. Их способ глазировки состоит в том, что глиняная посуда ставится на большой огонь из смолистого елового дерева, что делает ее гладкой, черной и твердой» 7 8History of the American Indians. Lond. ed., 1775, p. 424. Ирокезы утверждают, что их предки в древние времена сушили глиняную посуду на огне..

Другое преимущество установления определенных этнических периодов заключается в том, что оно ведет к специальному изучению тех племен и наций, которые дают наилучшую иллюстрацию каждой ступени, представляя каждую из них типично и наглядно. Некоторые племена и семьи остались в географической изолированности и должны были разрешать проблемы прогресса самостоятельными усилиями ума; они, следовательно, сохранили свои производства и учреждения в чистом и цельном виде, тогда как у других племен и наций они были искажены внешними влияниями. Таким образом, тогда как Африка представляла и представляет этническое смешение дикости и варварства, Австралия и Полинезия оставались в подлинной и совершенной дикости, обладая принадлежащими этому состоянию производствами и учреждениями. Подобным же образом индейская семья Америки, в отличие от всех других существующих семей, представляла состояние человечества в трех последовательных этнических периодах. Непотревоженные в своем обладании громадным континентом, будучи едины по происхождению, имея однородные учреждения, они представляли в эпоху их открытия каждое из этих состояний, в особенности низшую и среднюю ступени варварства, точнее и полнее, чем какая-либо другая часть человечества. Индейцы крайнего севера и некоторые прибрежные племена Северной и Южной Америки находились на высшей ступени дикости, полуоседлые индейцы, жившие к востоку от Миссисипи — на низшей ступени варварства и оседлые индейцы Северной и Южной Америки — на средней ступени. Такой благоприятной возможности получить полные и детальные сведения о ходе человеческого опыта и прогресса в развитии производств и учреждений на протяжении этих последовательных состояний не встречалось за время всего исторического периода. Надо добавить, что это было весьма неважно использовано. Наиболее крупные наши пробелы относятся к последнему из названных периодов.

Различия в культуре одного и того же периода в восточном и западном полушариях несомненно существовали вследствие неодинаковых природных богатств обоих континентов; но состояние общества на одинаковой ступени должно было быть в главных чертах по существу сходным.

Предки греческих, римских и германских племен прошли все указанные нами стадии, но свет истории упал на них только в середине последней стадии. Их выделение из недифференцированной массы варваров произошло, вероятно, не раньше начала среднего периода варварства. Опыт этих племен был утрачен, за исключением того, что представлено учреждениями, открытиями и изобретениями, которые они принесли с собой и которыми обладали тогда, когда впервые стали объектом исторического наблюдения. Греческие и латинские племена времен Гомера и Ромула дают превосходнейшую иллюстрацию высшей ступени варварства. Их учреждения были так же свободны от примеси и самобытны, как и индейские, и их опыт непосредственно примыкает к высшим достижениям цивилизации.

Если мы таким образом начнем с австралийцев и полинезийцев, перейдем: затем к индейским племенам Америки и окончим римлянами и греками, то, посколько все они дают превосходнейшую иллюстрацию шести великих стадий человеческого прогресса, мы сможем принять, что сумма их общего опыта прекрасно представляет прогресс человеческой семьи от средней ступени дикости до конца древней цивилизации. В результате арийские нации найдут у австралийцев и полинезийцев прообраз состояния своих отдаленных предков в периоде дикости, у полуоседлых индейцев Америки — их состояния на низшей ступени варварства, и у оседлых индейцев — на средней ступени, к которой непосредственно примыкает их собственная история на высшей ступени варварства. Производства, учреждения и образ жизни на одинаковых ступенях столь тождественны по существу на всех континентах, что архаическую форму главнейших домашних учреждений греков и римлян можно даже сейчас найти в соответствующих учреждениях американских туземцев, как это будет показано в настоящем исследовании. Этот факт составляет часть накапливающихся? свидетельств, ведущих к доказательству того, что главнейшие учреждения человечества развились из нескольких начальных зародышей мысли и что ход. и образ их развития был предопределен, а вместе с тем и ограничен узкими пределами в силу естественной логики человеческого ума и необходимой ограниченности его сил. Прогресс оказывается по существу одинаковым в своем содержании у племен и наций, живших на различных и даже разобщенных континентах и находившихся на одной и той же ступени; отступления от этого единообразия в отдельных случаях были вызваны особыми причинами. Развитие этого положения приводит к установлению единства происхождения человечества.

Исследуя состояние племен и наций в этих различных этнических периодах, мы имеем дело по существу с древней историей и былым состоянием наших собственных отдаленных предков.

Notes:

  1. Et pueros commendarunt mulierbreque saeclum
    Vocibus, et gestu, cum balbe significarent,
    Imbecillorum esse aequm miserier omnium.
    De Rerum Natura, lib. V, 1020.
    {и поручали друг другу детей и женщин, и бормоча, возгласами и жестами
    Давали понять, что следует всем иметь сострадание к слабым].
  2. Эдуард Б. Тэйлор замечает, что Гоге был первым высказавшим в прошлом столетии; мысль, что изготовление гончарной посуды началось с того, что стали обмазывать глиной подверженную сгоранию посуду для защиты ее от огня, пока не обнаружилось, что глина и одна отвечает этой цели; таким образом возникло гончарное произвоство (Early History of Mankind, p. 273).- Гоге сообщает, что капитан Гоннвиль, посетивший в 1903 г. юго-восточный берег Южной Америки, нашел, что их домашняя утварь и даже их кухонные горшки были из дерева, но покрыты особого рода глиной, толщиной в добрый палец, предохранявшей их от действия огня (lb., р. 273).
  3. Глиняные изделия были найдены в туземных курганах в Орегоне несколько лет тому назад.—Foster’s Pre-Historic Races of the United States, I, p. 152. Первые глиняные сосуды туземцев Соединенных Штатов были сделаны, повидимому, из камышовых или ивовых корзин, служивших формами, которые сгорали после того, как сосуды затвердевали.—Jones’s Antiquities of theSoutherr» Indians, p. 461. Статья проф. Poo: Pottery в Smithsonian Report, 1866, p. 352.
  4. Early History of Mankind, p. 181; Pre-Historic Times, pp. 437, 441, 462, 477, 533, 542.
  5. Лыоис и Кларк (1805) нашли употребление досок в жилищах у племен реки Колумбии.— Travels, Longman’s Ed., 1814, p. 503. Джон Кист Лорд нашел кедровые доски, вырубленные из большого дерева каменным долотом и топором* в индейских хижинах на острове Ванкувера.— Naturalist in British Columbia, I, p. 169.
    2 Tylor’s Early History of Mankind, p. 265 et seq.
  6. Geological Survey of Indiana, 1873, p. 119. Он дает следующий анализ: Древние гончарные изделия, .Bone Bank*, Posey Co., Indiana.
    Воды при 212° F 1,00
    Кремния 36,00
    Углекислого кальция 25,50
    Углекислого магния • 3,02
    Глинозема 5,00
    Перекиси железа 5,50
    Серной кислоты 0,20
    Органических веществ (щелочей и потерь). 23,60
    Щоо

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 11.03.2017 — 21:28

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика