Ермолова Н.М. Охотничья деятельность человека

К содержанию 181-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В эпоху палеолита на территории Сибири, судя по многочисленным костным остаткам животных из стоянок этого возраста, расположенных, в основном, в долинах таких крупных рек как Енисей и Ангара, древние охотники добывали мамонтов (Mammuthus primigenius), шерстистых носорогов (Coelodonta antiquitatis), лошадей (Equus caballus), куланов (Equus hemionus), ослов (Equus hidruntinus), северных и благородных оленей (Rangifer tarandus, Cervus elaphus), лосей (Alces alces), зубров (Bison priscus), байкальских яков (Bos (Poephagus) baicalensis), аргали (Ovis ammon), сибирских козерогов (Capra sibirica), сайгаков (Saiga tatarica), зайцев (Lepus timidus, Lepus tolai). Добычей человека были также песцы (Alopex lagopus), лисицы (Vulpes vulpes), волки (Canis lupus), росомахи (Gulo gulo), пещерные гиены (Crocuta spelaea), пещерные львы (Pantera spelaea), пещерные медведи (Ursus cf. spelaeus) и бурые медведи (Ursus arctos).

Охотничья деятельность человека находилась в прямой зависимости от экологической среды в месте его поселения 1

В различные периоды позднего плейстоцена в одном и том же регионе объектами охоты были разные виды животных. Так, в начале верхнего плейстоцена в долине Среднего Енисея основной охотничьей добычей были непарнопалые (Perissodactyla), находившие оптимальные условия для своего существования на степных просторах этой территории в конце каргинского межледниковья 2. Добывались шерстистый носорог, лощадь, кулан, осел, аргали, зубр, байкальский як, благородный олень, сайгак, пещерная гиена, пещерный лев и пещерный медведь. Мамонт и северный олень в то время в долине Енисея были так редки, что практически не добывались 3.

В ранних палеолитических стоянках основой существования человека становятся мамонт и северный олень, хотя и шерстистый носорог играет еще важную роль в жизни человека как в долине Енисея, так и, особенно, в Приангарье. Количество лошадиных уменьшается, исчезает осел, як.

С развитием перигляциальных ландшафтов и увеличением снегового покрова в сартанское похолодание исчезает и перестает быть объектом охоты человека шерстистый носорог.

Мамонт продолжает быть одной из главных охотничьих добыч до середины сартанского похолодания, но, как правило, доминирующую роль в охоте начинает занимать северный олень.

К позднесартанскому времени остатков мамонта на верхнепалеолитических стоянках юга Сибири уже не встречается. Главной добычей становится северный олень и, местами, лошадь. Большое значение имеет охота на аргали, по размеру не уступающему северному оленю, но не водящемуся такими большими стадами. Охотятся на зубра, благородного оленя, кулана и лося. В горных районах одним из основных объектов охоты становится сибирский козерог.

На верхнепалеолитических стоянках конца плейстоцена, расположенных в Присаянье, нет остатков северного оленя, что можно объяснить лишь тем, что этот вид, являющийся основной охотничьей добычей в верхнем палеолите долины Енисея, не находил уже в то время благоприятных условий для своего существования на этой территории. Основной добычей здесь становится благородный олень 4.

С развитием лесных ландшафтов в голоцене, в эпоху неолита, основными объектами охоты становятся лось, благородный олень и бурый медведь, а в лесостепных ассоциациях юга Сибири большое значение в жизни неолитического населения имела охота на массовый вид этой территории — косулю (Capreolus capreolus pygargus). Стал объектом охоты и кабан (Sus scrofa). В эпоху неолита появляется охота на таких пушных зверей, как бобр и соболь, которая позднее, в эпоху бронзы, развивается в специализированный промысел.

В каменном веке специализации охоты не существовало. В основном добывался всегда наиболее многочисленный в районе стоянки вид, дающий большее количество мяса или являющийся наиболее легкой добычей (получить больше мяса, затратив меньше труда). Одновременно добывались и другие животные. Преобладание разных видов животных на близкорасположенных одновозрастных стоянках или в разных слоях одной стоянки объясняется незначительными изменениями климатических факторов, которые могут быть крайне существенными для жизни отдельных видов. Разнообразие состава объектов охоты и численности добываемых видов на палеолитических стоянках долины Енисея также подтверждают отсутствие специализации охоты в то время 5.

На мелких животных в эпоху палеолита практически не охотились. Исключение составляет заяц-беляк в периоды его массовой численности и, видимо, в отдельные годы, в зимнее время — песец, который в пищу не употреблялся, но использовалась его шкурка.

Охота на птиц носила случайный характер. Кости их в стоянках эпохи палеолита единичны и представлены в основном белой куропаткой (зимний период) и водоплавающими (летний).

Рыба в палеолите Сибири не имела значения как источник питания. В неолите добывают, в основном, крупную рыбу — осетра и тайменя.

Поселения охотников в палеолите Сибири имеют как относительно оседлый так и временный или сезонный характер. Наиболее оседлыми были племена ранней стадии верхнего палеолита, основными объектами охоты которых являлись крупные животные — мамонты и шерстистые носороги, позволяющие долгое время существовать поблизости от района обитания этих животных, добыча которых на долгое время обеспечивала людей мясом.

Временный или сезонный характер поселений верхнего палеолита зависел от обеспеченности того или иного региона стадными животными, пасущимися относительно постоянно на определенной территории или имеющими сезонные перемещения. Так называемых «бродячих охотников» в палеолите Сибири не было, они могли перемещаться лишь из района обитания одной популяции основного объекта охоты в район другой популяции.

Как правило с берегами рек Сибири были связаны стоянки более теплого времени года (время открытой воды), что в свою очередь связано с охотой на водопоях животных и с продвижением животных вдоль рек. В зимнее время стоянки могли располагаться на высоких террасах и водоразделах вдали от берега реки. О временном пребывании стоянок на берегах рек свидетельствуют и стерильные прослойки аллювия между культурными слоями.

В эпоху неолита древние охотники Сибири вели более подвижный образ жизни, так как лесные животные не образуют крупных стад и приходится чаще менять места охоты. Появление морского промысла и рыболовства к концу неолита способствовало развитию оседлости.

О непосредственной близости поселений каменного века к месту самой охоты свидетельствуют расположенные в анатомическом порядке в слоях поселений несъедобные части туши убитых животных, которые должны были быть оставлены на месте их добычи.

Различная степень использования человеком в пищу добытого животного зафиксирована на разных поселениях и зависит от насыщенности района стоянки объектами добычи. В наиболее благоприятном положении находились охотники на крупных животных (мамонтов, носорогов). Здесь обычно мало разбитых костей. В отдельные времена верхнего палеолита ощущался голод, о чем свидетельствуют даже разбитые II фаланги парнокопытных.

В неолите кости разбивались уже очень мелко, и I и II фаланги парнокопытных почти на всех стоянках разбиты (высасывался мозг). С развитием скотоводства утилизация костей уменьшается, начинают опять встречаться неразбитые кости.

Начиная с эпохи мустье в Сибири наблюдается использование костей животных в качестве орудий, но это еще не специально сделанные орудия, а лишь специально подобранные для той или иной цели обломки костей.

В верхнем палеолите костяная индустрия уже хорошо представлена и в виде орудий и как украшения, а в неолите и к началу бронзы использование костей в быту достигает своего апогея, так, например, в погребении окуневской культуры на обуви были нашиты по типу бисера зубы более 300 соболей 6.

Таким образом, охота в каменном веке Сибири развивается от добычи более крупных стадных животных в начале верхнего палеолита к более мелким стадным в поздней стадии верхнего палеолита и к лесным нестадным животным в неолите.

К содержанию 181-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Ермолова Н. М. Фрагменты экологии человека каменного века Сибири.— В кн.: Соотношение древних культур тихоокеанского бассейна. Новосибирск, 1975.
  2. Абрамова 3. А., Ермолова Н. М. Грот Двуглазка — жилище неандертальца.— Природа, 1976, № 12.
  3. Абрамова 3. А., Ермолова Н. М., Ерицян Б. Г. Новый мустьерский памятник Южной Сибири.— Археологические открытия 1975 года. М., 1976; Абрамова 3. А., Ермолова Н. М., Лисицын Н. Ф. Раскопки грота Двуглазка в Хакасии.— Археологические открытия 1978 года. М., 1979.
  4. Ермолова Н. М. Териофауна долины Ангары в позднем антропогене. Новосибирск, 1978; Ермолова Н. М. Особенности формирования териофауны палеолита Енисея.— В кн.: Проблемы археологии и этнографии Сибири. Иркутск, 1982.
  5. Ермолова Н. М. Охота и природа Южной Сибири в каменном веке.— В кн.: Палеоэкология древнего человека. М., 1977.
  6. Комарова М. Н. Своеобразная группа энеолитических памятников на Енисее.— В кн.: Проблемы западносибирской археологии. Эпоха камня и бронзы. Новосибирск, 1981.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1816 Родился Лудольф Эдуардович Стефани — российский филолог и археолог, хранитель Отделения классических древностей Эрмитажа.
  • 1904 Родился Евгений Игнатьевич Крупнов — советский археолог, доктор исторических наук, профессор, создатель московской археологической школы кавказоведения.
  • Дни смерти
  • 1870 Умер Поль-Эмиль Ботта — французский дипломат, археолог, натуралист, путешественник, один из первых исследователей Ниневии, Вавилона.
  • 1970 Умер Валерий Николаевич Чернецов - — советский этнограф и археолог, специалист по угорским народам.
  • 2001 Умер Хельге Маркус Ингстад — норвежский путешественник, археолог и писатель. Известен открытием в 1960-х годах поселения викингов в Л'Анс-о-Медоузе, в Ньюфаундленде, датированного XI веком, что доказывало посещение европейцами Америки за четыре века до Христофора Колумба.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика