Энеолит скотоводов степной Евразии

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

Степи Евразии, протянувшиеся на тысячи километров от Днепра и северных берегов Черного моря далеко на восток, в эпоху энеолита стали зоной распространения скотоводства. Земледелие здесь было возможно только в речных поймах.

Особенность ландшафтов во многом определила специфику хозяйства и культуры в степном поясе Евразии. Степи способствовали перемещениям людей, быстрому распространению хозяйственных и культурных достижений человечества. Начиная с энеолита здесь складывается иная, чем в предшествующие эпохи, направленность культурных и хозяйственных связей. Это обстоятельство в свою очередь было связано с распространением новых средств передвижения — повозок с использованием тягловой силы животных. В неолите средством передвижения служила лодка, и связи часто определялись речной системой, ее направленностью. Но эти связи в энеолите не могли играть сколько-нибудь значительной роли, поскольку все основные реки степного региона пересекают его поперек.

Энеолитическая эпоха в степях и прилегающих лесостепях развивалась на иной хозяйственной основе и в своеобразных природных условиях. И как результат — появление археологических культур со своими признаками.

В энеолите в евразийских степях впервые появляются курганные захоронения, которые совершались в грунтовых могильных ямах, а сверху устраивалось возвышение — курган из земли, дерна, камней. С этого периода и на протяжении всей палеометаллической эпохи, раннего железного века и средневековья курганы становятся характерной особенностью степных, лесостепных и горнодолинных ландшафтов Евразии.
В погребениях обнаружены скорченные останки с подогнутыми ногами и руками. Перед захоронением тело окрашивали или посыпали умершего охрой, в связи с этим в археологии имеет место термин «крашеные костяки». Позже, в раннем железном веке, скорченное положение умершего и охра в обряде исчезают.

На западе степного региона, на территории от Урала до устья Днепра в III тысячелетии до н. э. сложилась древнеямная культурно-историческая общность с несколькими вариантами: волжско-уральский, предкавказский, донской, приазовский, крымский, нижнеднепровский, северо-западный и юго-западный.

Собственно древнеямная культура изучена в основном по курганным могильникам Калиновка, Быково, Бережновка в Поволжье, курганам в долине Илека, отдельным памятникам в Южном Приуралье. Под насыпями курганов расположены неглубокие овальные ямы, в которых находятся скелеты погребенных с подогнутыми ногами, в скорченном положении на спине головой на восток и северо-восток. Встречаются также скелеты скорченные на боку и вытянутые на спине. Ранние погребения густо посыпаны охрой.

Типичными для этой культуры являются сосуды с полусферическим туловом и широким горлом без выделенной шейки и сосуды с яйцевидным туловом, выделенной шейкой и цилиндрическим горлом, украшенные ногтевыми и ямочными вдавлениями, шнуровым орнаментом, а также резным орнаментом горизонтальной елочкой. Встречаются кованые медные шилья и ножи с листовидным клинком, костяные трубки-пронизки, булавки с молоточковидным навершием. Большая часть орудий изготавливалась из камня — песты, терочные плиты, кремневые ножи и резцы.

В древнеямных могильниках и на поселениях обнаружены кости домашней овцы, быка, иногда лошади и диких животных: сайгака, пушных зверей и птиц. Животноводство, прежде всего овцеводство, было главным занятием. Некоторые группы населения в Нижнем Поднепровье занимались и земледелием. На поселениях открыты жилые и хозяйственные постройки, сложные оборонительные сооружения. Скотоводческие племена кочевали на степных просторах, используя тягловых животных и колесные повозки, остатки которых найдены в Поднепровье, Приазовье и Приуралье.

Новые материалы получены по энеолиту Южного Урала, Северо-Западного Казахстана и Волжско-Уральского междуречья. В главе по неолиту было сказано о раннем возникновении производящих форм хозяйства в Южном Приуралье и его связи с Южным Прикаспием. Наиболее ранней здесь является недавно открытая ботайская археологическая культура (IV — середина III тысячелетия до н. э.), названная по Поселению Ботай в Казахстанском Приишимье (Кокчетавская область). Поселение занимало площадь 15 га. Археологами вскрыто более 6 тыс. кв. м площади поселения, исследованы остатки более 50 жилищ площадью от 20 до 70 кв. м. Жилища представляют собой полуземлянки многоугольной или округлой формы. Набор археологического

Энеолит Южного Урала. Археологический комплекс Давлеканово (по Г. Матюшину): 1-5 — сосуды; 6-8 — изделия из камня

Энеолит Южного Урала. Археологический комплекс Давлеканово (по Г. Матюшину):
1-5 — сосуды; 6-8 — изделия из камня

инвентаря составляют керамика, скребки, ножи, отбойники, наконечники из кремня и костяные иглы, проколки, штампы, гарпуны. Люди ботайской культуры вели комплексное хозяйство, основанное на коневодстве и, возможно, земледелии. Были развиты обработка дерева, плетение циновок, выделка шкур, изготовление керамики и тканей. В пределах поселения открыты погребения в виде одиночных и коллективных захоронений. Зафиксирован обычай трепанации черепов и изготовления посмертных масок.

Энеолит скотоводов степной Евразии.  Афанасьевская культура (по Э.Б. Вадецкой)

Энеолит скотоводов степной Евразии. Афанасьевская культура (по Э.Б. Вадецкой)

Важные процессы происходили в энеолите в лесостепной зоне. Данные последних лет подтверждают возникновение здесь производящих форм хозяйства. В середине IV тысячелетия до н. э. к востоку от северопричерноморского очага земледелия, в Поднепровье, между Никополем и Черкассами, по Осколу, Северскому Донцу до Дона сложилась среднестоговская энеолитическая культура лесостепи. Среди ее памятников поселения Стог II, Стрильча Скеля, Константиновка. Территориальные варианты культуры представлены днепровским, осколо-донецким и нижнедонским. На поселениях открыты остатки наземных или немного углубленных в землю жилищ, хозяйственных построек, очагов. В хозяйстве явно преобладало скотоводство, о чем свидетельствуют остеологические материалы. Доминировало, по всей видимости, коневодство, разводили крупный и мелкий рогатый скот. Считается, что коневодство не было привнесено в этот район, а возникло на месте. Земледелие играло явно второстепенную роль, что подтверждают немногочисленность находок зернотерок, роговых мотыг, вкладышевых серпов.

Известны небольшие грунтовые могильники — одиночные ямы и каменные гробницы с одиночными или парными погребениями на спине с подогнутыми ногами. Единство культуры подчеркивается распространением роговых и костяных изделий, предметов из меди и украшений, глиняной посуды близких форм: высокогорлые остродонные горшки, своеобразные тюльпановидные сосуды, украшенные узорами гребенчатого, прочерченного и шнурового орнамента, связанного с местными неолитическими традициями.

В Южном Приуралье энеолит известен по поселениям Муллино II, Давлеканово II, Усть-Юрюзань, а к востоку от лесостепной части Южного Урала — по поселениям на оз. Суртанды. На их основе выделена суртандинская энеолитическая культура. Памятники ее встречаются в степной зоне Северо-Западного Казахстана, а на севере влияние этой культуры прослеживается по керамике в лесном Зауралье на стоянках Андреевского озера под Тюменью.

На поселениях Суртанды обнаружены углубления от жилищ: зимних землянок с полом, выложенным каменными плитами, и летних наземных прямоугольных домов. Культурные слои изобилуют предметами из кремня, фрагментами круглодонных сосудов с немного отогнутым венчиком. Они сплошь украшены гребенчатыми оттисками геометрического орнамента. Об энеолите свидетельствуют изделия из меди. На основании остеологического материала можно говорить о разведении лошадей, крупного рогатого скота, овец при значительной еще роли рыболовства и охоты (преобладают кости косули, оленя и лося).

Еще один очаг производящего хозяйства сложился в III тысячелетии до н. э. в степях Южной Сибири. К ранней поре металла, к энеолиту, относится афанасьевская культура, получившая название по могильнику на берегу Енисея. Много афанасьевских могильников III тысячелетия до н. э. в верховьях Енисея, Хакасско-Минусинской котловине: около сел Тесь, Сыда, Карасук III, Черновая VI и др. Могильники и поселения этой культуры открыты на Алтае — Усть-Кокса, Усть-Куюм. Хозяйство афанасьевской культуры характеризуется развитием скотоводства и началом металлургии меди.

Афанасьевские родовые кладбища окружены каменными оградками. В центре ограды одна-две прямоугольные грунтовые ямы. Они устраивались на равнинах недалеко от реки. Известны как одиночные, так и групповые погребения. Скелеты лежат в скорченном положении на боку или на спине. Детей хоронили обычно отдельно. В могилах в ногах или у головы погребенного ставили глиняные сосуды, клали куски мяса домашних или диких животных, орудия труда, одежду украшали нашивками и амулетами из костей и клыков животных. Во время похорон устраивался поминальный костер, приносились жертвы.

Энеолит Верхнего Приобья (по Ю.Ф. Кирюшину): 1 - керамический сосуд; 2, 4 - каменная скульптура и жезл; 3, 5 - металлическое копье и топор; 6 - каменное тесло; 7-9 - каменные наконечники стрел и ножевидные пластины-вкладыши

Энеолит Верхнего Приобья (по Ю.Ф. Кирюшину): 1 — керамический сосуд; 2, 4 — каменная скульптура и жезл; 3, 5 — металлическое копье и топор; 6 — каменное тесло; 7-9 — каменные наконечники стрел и ножевидные пластины-вкладыши

Основной инвентарь афанасьевских погребений — это глиняные сосуды яйцевидной и шаровидной формы с выпуклым и острым дном, покрытые орнаментом в виде елочки или зигзагов. Встречаются и большие корчаги, сосуды с ручками и курильницы с поддоном. Они сделаны ручным способом и украшены обычно елочным орнаментом, прочерченным по сырой глине, или оттисками гребенчатого штампа. Орудий труда в могилах мало. Это каменные песты, терочки, поделки из рога и кости, наконечники стрел, вкладышевые ножи, грузила. В качестве украшений использовались зубы животных, раковины, кость и даже чешуя рыбы. Присутствуют немногочисленные металлические предметы — самые ранние на этой территории: небольшие медные ножи, проволочные колечки, медные кинжалы и игольники в виде трубочек, серьги, браслеты, подвески.

Афанасьевские поселения изучены слабо. Одно из них располагается у горы Тепсей на берегу Енисея. Собранная там керамика аналогична полученной из могильников. Обнаружены кострища и очаги в виде круглых углублений.
С изучением афанасьевской культуры связано несколько проблем. Наиболее важные из них происхождение населения и самой культуры. Афанасьевцы принадлежали к европейской расе. Антропологический тип и инвентарь афанасьевской культуры не имеют связи с местной неолитической культурой. И наоборот, наблюдается удивительное сходство керамики, антропологического типа и обряда погребения с древнеямной культурой Восточной Европы. Отмечается наличие одиночных и групповых погребений, сходство элементов орнамента, нанесенного мелкозубчатым штампом,— резных линий, образующих елочку. До афанасьевской культуры в Сибири не наблюдалось признаков животноводства, а в афанасьевской культуре оно появляется сразу в развитой форме. Предпочтительно выглядит миграционное происхождение этой культуры. Сейчас установлено, что афанасьевские погребения на Алтае несколько древнее енисейских. Небольшие находки у Караганды и на Тоболе позволяют высказать предположение о продвижении индоевропейцев-скотоводов по степям на восток, на Алтай и в верховья Енисея.

К энеолитической эпохе относится еще одна яркая и своеобразная культура Южной Сибири — окуневская, выделенная позже других. Окуневская культура изучена по раскопанным могильникам Черновая VIII, Сыда, Малые Копены III, Окунев Улус, Тас-Хаза, по каменным изваяниям и писаницам. Могильники представляют собой каменные ограды квадратной формы. Внутри ограды располагалось несколько могил — каменных ящиков, покрытых сверху каменными плитами. Хоронили на спине с согнутыми ногами. В окуневских могилах встречаются одиночные или парные погребения мужчин и женщин. Инвентаря в могилах немного, в основном это глиняные сосуды двух типов: банки с расходящимися вверху прямыми стенками и широким плоским дном и горшки со слегка суживающейся горловиной. Сосуды украшены оттисками зубчатого штампа или палочки. В могилах, кроме керамики, встречаются медные ножи и шилья, трубчатые игольники с костяными иглами, вкладышевые на костяной основе ножи, иглы для вязания сетей, роговые гарпуны, украшения из зубов животных, каменные топоры с расширенным лезвием, листовидные наконечники стрел и копий и каменные шары. Особенностью женских и детских погребений является наличие сделанных из камня женских головок, костяных пластин с выгравированными на них женскими лицами и мелких скульптурных изображений животных и фантастических птицеобразных антропоморфных изображений с фигурой человека, головой птицы и птичьими конечностями. Обязательной принадлежностью были височные кольца и серьги, которые надевали на ухо, нанизывая одно на другое по нескольку штук. Окуневцы были скотоводами, разводили овец, крупный рогатый скот, лошадей, что подтверждают многочисленные находки костей в погребениях, в культовых ямах на поселениях. Окуневцам были известны двух- и четырехколесные повозки. Вместе с тем значительное место в хозяйстве занимала охота на диких животных и рыболовство.

Окуневская культура: 1, 2 — скорченные погребения в каменных могилах; 3 — каменное тесло; 4 — гарпун; 5— шило; 6, 7— медное кольцо и крючок; 8 — керамическое пряслице; 9— каменная статуэтка; 10 — сосуд; 11 — бронзовые бусы

Окуневская культура: 1, 2 — скорченные погребения в каменных могилах; 3 — каменное тесло; 4 — гарпун; 5— шило; 6, 7— медное кольцо и крючок; 8 — керамическое пряслице; 9— каменная статуэтка; 10 — сосуд; 11 — бронзовые бусы

Уникальными археологическими памятниками являются окуневские плиты с нанесенными на них изображениями. Они передают сложную картину мировоззрения людей окуневской культуры, их культовые представления. Выделяется несколько стилистических и смысловых групп: реалистические человеческие лица, трехглазые личины со сложными головными уборами — «коронами» и двуглазые личины с поперечной полосой на лице и лучами на голове. Известны изображения быков и птиц. На одной из плит нарисован огромный полосатый зверь с оскаленной пастью, длинным хвостом и птичьими ногами. Личины и быки изображены на петроглифах окуневского времени. Однако наибольший интерес вызывают стелы с фантастическими изображениями, передающими в виде расчлененной личины трехъярусную структуру мира (верхний, средний и нижний). На стелах имеется солярная символика в виде лучей солнца, кругов, так называемых глаз. Изображения содержат и растительную символику, идею возрождения жизни, круговорота в природе: это прорастающие зерна, молодые ростки, кустистые всходы. Связанные с могильниками стелы были символами плодородия, они являлись центральными атрибутами окуневских природных святилищ древних скотоводов и земледельцев приенисейских котловин.

Генетически окуневская культура не связана с афанасьевской, и ее население относилось к другому антропологическому типу (с некоторой монголоидной примесью). Однако в ряде случаев между этими культурами прослеживается сходство в керамике и обряде погребения, правда, только частичное. Окуневская культура возникла на местной неолитической основе и имела некоторые общие черты с другими культурами лесной зоны Сибири: с глазковскими материалами Прибайкалья, с самусьской западносибирской культурой ростовкинскими и кротовскими материалами. Существует мнение, что эти культуры, включая окуневскую, принадлежат к протосамодийскому населению Сибири.

Литература

Агаков С.А. и др. Хвалынский энеолитический могильник. Саратов, 1990.
Богданов ЕЛ. Происхождение домашних животных. М., 1937.
Зайберт В.Ф. Энеолит Урало-Иртышского междуречья. Петропавловск, 1993.
Круц В.А. Позднетрипольские памятники Среднего Приднепровья. Киев, 1977.
Матюшин Г.Н. Энеолит Южного Урала. М., 1982.
Проблемы эпохи энеолита степной и лесостепной полосы Восточной Европы. Оренбург 1980.
Мерперт Н.Я. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. М., 1974.
Молодин В.И. Памятник Сопка 2 на реке Оми: Культурно-хронологический анализ погребальных комплексов эпохи неолита и раннего металла. Новосибирск, 2001.
Моргунова Н.Л., Кравцов А.Ю. Памятники древнеямной культуры на Илеке. Екатеринбург, 1994.
Неолит и энеолит юга европейской части СССР // МИА. М., 1962. № 102.
Становление производства в эпоху энеолита и бронзы. М., 1981.
Формозов А.А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М., 1965.
Цалкин В.И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М., 1970.
Энеолит и бронзовый век Украины. Киев, 1976.
Энеолит и бронзовый век Урало-Иртышского междуречья. Челябинск, 1985.

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика