Джапаридзе К 100-летию со дня рождения академика Б.А. Куфтина

Джапаридзе О. М. К 100-летию со дня рождения академика Б. А. Куфтина // «Российская археология», 1993, № 3. С. 246-249.

Борис Алексеевич Куфтин

Исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося ученого, действительного члена Академии наук Грузии, профессора Бориса Алексеевича Куфтина.

Переехав на постоянное местожительство в Грузию, он последние два десятилетия своей жизни почти целиком посвятил изучению далекого прошлого Грузии и Кавказа в целом. Б. А. Куфтин по-новому осветил ряд кардинальных вопросов древнейшей истории Закавказья и в своих работах неоднократно указывал на определенную роль Кавказа в системе древнейших культур Древнего Востока. Он с поразительной прозорливостью указывал на близкие связи Кавказа с переднеазиатским миром, которые в дальнейшем почти полностью нашли подтверждение в новейших археологических открытиях на Ближнем Востоке.

В своих фундаментальных исследованиях Б. А. Куфтин неоднократно подчеркивал огромную роль Кавказа в древнейшей истории Старого Света. Своим неутомимым трудом, неиссякаемой энергией за сравнительно короткое время он внес значительный вклад в исследование далекого прошлого Кавказа.

До приезда в Грузию Б. А. Куфтин был более известен как этнограф, этнолог, однако именно здесь кардинально меняются его научные интересы — он целиком переключается на археологическое изучение Грузии.

Б. А. Куфтин родился в 1892 г. в Самаре. Отец его был военным, имел чин капитана, мать — педагог. В 1909 г. он окончил реальное училище в Оренбурге. Высшее образование получил в Московском государственном университете по естественному отделению физико-математического факультета. В 1910—1911 гг. за участие в студенческом революционном движении был исключен из университета, выслан из Москвы и эмигрировал за границу (Франция, Швейцария, Италия). По 300-летней амнистии вернулся в Московский университет и окончил его сначала по специальности ботаника, затем по циклу антропология, археология, география. В 1916/17 г. был оставлен проф. Д. И. Анучиным для подготовки к «профессорскому званию».

В 1913—1914 гг. Б. А. Куфтин работал в качестве ассистента-преподавателя на кафедре ботаники в Московском сельскохозяйственном институте. В 1919 г. он был зачислен в доценты Московского университета с поручением читать обязательные курсы по истории первобытной культуры. Параллельно Б. А. Куфтин работал также в Институте антропологии Московского университета им. Д. Н. Анучина, где с 1923 г. ему было поручено руководство циклом «Народоведение» при кафедре антропологии.

Наряду с университетом научная деятельность Б. А. Куфтина протекала в Академии истории материальной культуры, где он с 1919 г. являлся старшим научным сотрудником этнологического отделения. С 1924 по 1930 г. Б. А. Куфтин заведовал отделением Средней Азии и Сибири в Центральном музее народоведения. Тоща же состоял непременным членом Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

В 1927 г. за совокупность научных трудов по этнографии ему была присуждена Всесоюзным географическим обществом малая золотая медаль.

В 1928 г. Б. А. Куфтин был утвержден в звании профессора и действительного члена Института народов и культуры Востока СССР.

В своей научной работе Б. А. Куфтин значительное время отдавал полевым экспедиционным исследованиям по антропологии, этнографии, археологии. Им изучены археологические памятники в бассейнах рек Оки, Клязьмы, Таманского полуострова. Его научные труды ранних лет преимущественно посвящены этнографии, этнологии.

В 1929—1930 гг. после разгона профессуры Московского университета Б. А. Куфтин был вынужден покинуть Москву и переехать в Вологду. Это были наиболее тяжелые годы в его жизни. В 1933 г. при содействии проф. Г. К. Ниорадзе, с которым его связывала совместная работа в Институте антропологии Московского университета у проф. Д. Н. Анучина, Б. А. Куфтин переезжает в Тбилиси и назначается ученым консультантом по археологии в Государственном музее Грузии. Здесь в это время шли подготовительные работы по устройству археологической выставки, и Б. А. Куфтин сразу же принял в них деятельное участие.

В Грузии интересы Б. А. Куфтина в области археологии чрезвычайно широки. В 1934 г. он участвовал в работе Абхазской археологической экспедиции, которой руководил акад. Мещанинов. Он исследовал главным образом памятники бронзового века, дольменную культуру. Затем были археологические экспедиции в Сачхере, Даблагоми. Но особо следует отметить триалетскую археологическую экспедицию, результаты которой принесли Б. А. Куфтину всемирную известность. С 1936 по 1940 г. в высокогорной части Триалети, на Цалкском плато, под руководством Б. А. Куфтина были проведены систематические археологические работы крупного для того времени масштаба. Велика в этом заслуга акад. И. А. Джавахишвили, по предложению которого руководство Триалетской археологической экспедицией было возложено на Б. А. Куфтина. Он сразу же ощутил научный потенциал Б. А. Куфтина, и чутье не подвело его. Результаты археологических раскопок в Триалети коренным образом изменили наши представления о далеком прошлом Грузии и Кавказа в целом.

В Триалети на Цалкском плато Б. А. Куфтиным были исследованы памятники разновременных эпох начиная с каменного века и вплоть до раннего средневековья. Они положили начало принципиально новому этапу в изучении древнейшей истории Грузии. Б. А. Куфтиным на основании интерпретации накопленных в результате раскопок в Триалети материалов впервые была создана научно обоснованная периодизация, значительно изменившая существовавшие до того представления о древнейших этапах исторического прошлого Грузии. Значительно раздвинув хронологические рамки вглубь, он воссоздал яркую картину развития культуры тех времен, которые предшествовали эпохе поздней бронзы. Ему удалось выделить совершенно до тех пор не известные культуры: куро-аракскую и триалетскую. Предложенное Б. А. Куфтиным хронологическое построение в дальнейшем сыграло решающую роль в изучении бронзового века Грузии и всего Закавказья и не претерпело существенных изменений до настоящего времени. Нельзя особо не отметить поразительную энергию, работоспособность, эрудицию Б. А. Куфтина, благодаря чему на пятый год после начала работы Триалетской экспедиции ему удалось опубликовать свою блестящую книгу «Археологические раскопки в Триалети. Опыт периодизации памятников», которую он посвятил светлой памяти акад. И. А. Джавахишвили. Эта работа впервые среди археологов была удостоена в 1942 г. Государственной премии. В 1944 г. Б. А. Куфтин избирается членом-корреспондетом, а в 1946 г.— действительным членом АН Грузии.

На основании триалетских находок и сопоставления их с музейными коллекциями Б. А. Куфтин впервые выделил на Южном Кавказе своеобразную культуру, которая сохранила удивительную однородность на обширной территории своего распространения. Он отнес эту культуру к III тыс. до н. э. и выделил ряд ее «руководящих» признаков. В дальнейшем Б. А. Куфтин продолжил исследования этой проблемы и посвятил ей специальную работу. Исходя из охватываемой ею основной территории, он назвал эту культуру «куро-аракской культурой». Он неоднократно подчеркивал ее независимый характер, резко отличающийся от всех синхронных культур древневосточного мира.

Б. А. Куфтин с большим вниманием приступил к изучению богатого археологического фонда Музея Грузии. В бывшем Кавказском музее собраны были материалы со всего Кавказа, и можно сказать, что никто до него не делал эту богатейшую коллекцию предметом широкого изучения. Из старых музейных коллекций Б. А. Куфтин выделил материалы из Сачхере. В дальнейшем, также неоднократно, им предпринимались раскопки курганных могильников в верховьях Квирильского бассейна. Именно в результате работы в фондах родилась одна из замечательных его работ — «К вопросу о древнейших корнях грузинской культуры на Кавказе по данным археологии», специально посвященная изучению бронзового века Грузии. Систематизировав и изучив все известные к тому времени археологические материалы, Б. А. Куфтин воссоздал картину развития бронзовой культуры на территории Грузии и сделал принципиально правильное заключение, что «прекрасная родина грузинского народа должна рассматриваться и как прародина его культуры». Б. А. Куфтин выделяет руководящие формы металлических вещей, дает глубокий анализ всех ведущих предметов и, исходя из этого, указывает на существовавшие в эпоху бронзы довольно близкие связи с переднеазиатским миром.

Триалетской археологической экспедицией впервые была открыта курганная культура. Старшую группу курганов Триалети Б. А. Куфтин отнес к началу бронзового века. Он вполне обоснованно отмечал наличие генетической связи куро-аракской и курганной культур. Младшую группу триалетских курганов Б. А. Куфтин отнес к эпохе крупных государственных образований в Малой Азии и Мессопотамии в середине II тыс. до н. э. Эти курганы «цветущей поры» триалетской культуры эпохи средней бронзы отличаются богатством погребального инвентаря. Развитие ювелирного искусства было обусловлено усилением этно-культурных контактов с древневосточным миром, хотя Б. А. Куфтин отмечал и самобытные черты драгоценных предметов триалетских курганов.

В 1945 г. Б. А. Куфтин осуществил маршрутную экспедицию в Юго-Осетию и Имеретию, которой посвятил отдельную книгу. В 1947 г. он возобновил работу в Триалети на Цалкском плато, результаты работ опубликованы отдельной книгой.

Велика заслуга Б. А. Куфтина в археологическом изучении Западной Грузии. Древностям Колхиды он посвятил замечательное двухтомное исследование. Им была установлена хронологическая последовательность жилых холмов Колхидской низменности. Он же впервые дал научно обоснованную датировку дольменов, отметив их раннее появление на Черноморском побережье Абхазии. Велика роль ученого в деле изучения колхидской культуры.

Таким образом, заслуга акад. Б. А. Куфтина в изучении бронзовой культуры Южного Кавказа, и Грузии в частности, исключительно большая. Им с самого же начала была воссоздана в основном правильная картина культурно-исторического развития и сделан вполне обоснованный вывод, что древнейшие корни истории грузинского народа следует искать в далеком прошлом, в культуре эпохи бронзы. Дальнейшие исследования, давшие огромный фактический материал, еще более уточнили и утвердили выдвинутые им положения о ранних стадиях истории Грузии.

С конца 40-х годов Б. А. Куфтин участвовал в работе Южно-Туркменской археологической экспедиции, где им раскапывалось многослойное поселение Намазга-Тепе. Проработав всего несколько сезонов на этом памятнике, он за короткий срок разработал периодизацию, не потерявшую значение до сих пор.

Летом 1953 г. слепой трагический случай в Прибалтике унес жизнь этого выдающегося ученого-археолога. Б. А. Куфтин завещал похоронить его на грузинской земле. Прах его покоится в Пантеоне общественных деятелей в Тбилиси.

Тбилисский университет

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1983 Умер Павел Николаевич Шульц — советский археолог, специалист по археологии Крыма, исследователь Неаполя Скифского.
  • 2013 Умер Герман Мюллер-Карпе — немецкий историк, специалист по доисторической археологии. Получил известность как автор фундаментального многотомного иллюстрированного труда «Руководство по древнейшей истории».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика